О совершенствовании противотанковой обороны

ВМ_№5_2000

О совершенствовании противотанковой обороны

Полковник А. С.ЗАЙЦЕВ, кандидат военных наук

Полковник О.Г.БУЛАТОВ, кандидат военных наук

Подполковник А.В.ЛЕБЕДЕВ, кандидат технических наук

В НАЧАЛЕ XX века в средствах вооруженной борьбы произошли поистине революционные изменения: впервые на поле боя появились танки. И хотя 15 сентября 1916 года в бою у деревни Флер (Франция) приняло участие всего 18 английских бронированных машин, можно констатировать, что с этого исторического дня у артиллерии появилась новая задача - борьба с танками противника.

Первый опыт боевого применения танковых войск дал толчок их стремительному развитию. Танковые формирования стали составлять основу ударных группировок сухопутных войск всех индустриально развитых государств. Готовясь к нападению на Советский Союз, фашистская Германия сосредоточила у его границ около 4300 танков и штурмовых орудий.

В Красной Армии к 1941 году противотанковая артиллерия была включена в состав всех общевойсковых подразделений, частей, соединений и объединений. Это позволило уже в первых боях Великой Отечественной войны нанести противнику ощутимый урон. Так, 22-24 июня 1941 года 9 иптабр РГК в районе г. Шяуляй уничтожила около 70 танков и штурмовых орудий. Столь же успешно действовали и противотанкисты 1 иптабр, особенно отличившиеся в боях с 23 июня по 19 июля 1941 года в полосе обороны 5-й армии, а затем и на подступах к Москве. Надо отметить, что во всех сражениях Великой Отечественной войны воины противотанковой артиллерии (ПТА) действовали мужественно и стойко, проявляя высокое боевое мастерство, чем заслужили особое уважение в войсках. Приобретенный боевой опыт способствовал дальнейшему совершенствованию тактики противотанковых формирований (ПТФ). Подразделения, части и соединения ПТА сражались в основном в составе противотанковых резервов (ПТРез) общевойсковых частей, соединений и объединений. Часто они обороняли тот последний рубеж, прорыв которого давал возможность противнику, его ударным «бронированным клиньям» выйти на открытый оперативный простор. Понимая это, противотанкисты стояли насмерть.

Другой новой формой боевого применения ПТФ явились действия в боевых порядках общевойсковых подразделений (как в обороне, так и в наступлении) по их непосредственной поддержке «огнем и колесами». Эта форма взаимодействия была характерна для звена «рота-батальон». Иногда так действовали и истребительно-противотанковые подразделения общевойсковых полков и бригад.

Одновременно с развитием тактики изменялась и организационно-штатная структура ПТФ. Уже к середине 1943 года, в частности в ходе сражений на Курской дуге, армейские ПТРез имели в своем составе от одного до шести противотанковых полков, а фронтовые - до двух-трех бригад и двух-трех полков. Наличие в общевойсковых объединениях таких мощных противотанковых резервов, их умелое эшелонирование по глубине и четко спланированный маневр в ходе операции создавали предпосылки для решительного наращивания плотностей противотанковых средств на угрожаемых направлениях и разгрома мощных бронетанковых группировок противника. В этот период в составе ПТРез армий и фронтов было сосредоточено от 70 до 90% всей истребительно-противотанковой артиллерии. При подготовке крупнейших операций Великой Отечественной войны сильные ПТРез создавались во всех стрелковых дивизиях и даже в некоторых стрелковых полках.

В современных условиях задачи борьбы с ударными бронетанковыми группировками противника значительно усложнились. Это в первую очередь вызвано совершенствованием бронированной техники. Танковый парк таких государств, как США и Германия, за последние годы обновился дважды. В настоящее время он включает машины второго послевоенного поколения типа М60АЗ, «Леопард-1А4» и третьего поколения типа Ml, M1A1, «Лео-пард-2», «Челленджер-2», а также их модификации. С 1992 года в войска НАТО стали поступать американские танки четвертого поколения М1А2.

Танки третьего поколения имеют значительно улучшенные тактико-технические характеристики, а следовательно, и боевые возможности. Совершенствование их броневой защиты позволило увеличить эквивалент по стойкости лобовой брони от кумулятивных боеприпасов почти в пять раз, а от бронебойных подкалиберных - в три раза. Еще выше защищенность М1А2. В частности, по сравнению с танками второго и третьего поколений защита его верхней полусферы от «ударного ядра» увеличилась в 2,5 раза, а от кумулятивных боеприпасов - более чем в 10 раз. Значительно повысились скорострельность, точность и досягаемость действительного огня вооружения современных танков. Они стали оснащаться тепловизионными прицелами, навигационным, в том числе космическим, оборудованием, автоматизированными системами управления, что позволяет им эффективно действовать не только днем, но и ночью, при наличии мощных пыледымовых помех, в других условиях ограниченной видимости. В целом дальнейшее совершенствование танков, а также боевых машин пехоты, бронетранспортеров и другой бронированной техники позволило НАТО за последние 15 лет увеличить боевой потенциал основных общевойсковых соединений почти вдвое.

Все это свидетельствует о том, что командование НАТО, декларируя разведывательно-огневой характер современных операций (при котором поражение противостоящих группировок войск предполагается осуществлять в основном на дальних подступах), важнейшую роль в них продолжает отводить бронетанковым группировкам. Так, при подготовке военной акции против Ирака в 1991 году командование многонациональных сил, основу которых составляли войска стран НАТО, создало мощную группировку, в состав которой вошли: 7-й армейский корпус США (1 и 3 бртд, 1 и 2 мд, 1 пд), 1 бртд Великобритании, 6 бртд Франции, танковые соединения других государств. Всего в своем составе группировка насчитывала около 4 тыс. танков, а также большое количество других бронированных боевых машин.

В современных операциях для успешной борьбы с бронетанковыми группировками противника необходимы новые, «дальнозоркие» средства разведки и дальнобойные высокоточные средства огневого поражения, сопрягаемые в единые разведывательно-огневые системы. Их основой должен стать новый многозарядный оперативно-тактический ракетный комплекс, оснащенный высокоточными кассетными боевыми частями с самонаводящимися элементами для поражения бронированных объектов. Он должен обеспечивать своевременную разведку и поражение бронетанковых группировок во всей полосе обороны фронта и в глубину не менее 150-200 км, уничтожение групповой цели типа «танковая рота» одной ракетой.

Для повышения боевой эффективности наземной артиллерии необходимо создать средства разведки, обеспечивающие вскрытие в глубине оперативного построения противника объектов, не наблюдаемых с наземных пунктов управления, а также разработать высокоточные (с пассивными головками самонаведения) и кассетные (с кумулятивно-осколочными боевыми элементами) снаряды. Особое внимание следует уделить воздушным беспилотным средствам, основанным на сейсмозвукотепловых эффектах, их непосредственной интеграции со средствами огневого поражения с помощью современных быстродействующих систем автоматизации и связи. Сегодня РВиА должны получать от производителей вооружений целиком весь комплект вооружения и военной техники (артиллерийский комплекс), как это делается, например, в Ракетных войсках стратегического назначения. Прежде всего следует создать высокоточные дивизионно-армейские самоходные артиллерийские комплексы: ствольный и реактивный пакетного заряжания.

Необходимо также дальнейшее совершенствование артиллерийского противотанкового вооружения. По нашим оценкам, даже если все ракетные и артиллерийские формирования оснастить новейшими комплексами оружия, то на долю противотанковых средств фронта может приходиться в оборонительной операции начального периода войны до 20 % объема задач по борьбе с танками и другими бронированными объектами. Приоритетным должно стать создание качественно новых автоматизированных средств управления противотанковыми формированиями, а также унификация противотанкового вооружения. В настоящее время по необъяснимым причинам для высших войсковых звеньев противотанковое вооружение делается значительно мощнее, чем для звена «полк - батальон», хотя, как известно, устойчивость обороны зависит от удержания первой позиции. В новой системе противотанкового вооружения достаточно иметь всего два унифицированных противотанковых ракетных комплекса: переносной -для оснащения звена «рота-батальон», самоходный-для всех артиллерийские противотанковых формирований полка-фронта. В целях повышения эффективности артиллерийских противотанковых формирований будет также целесообразно разработать мощный самоходный противотанковый пушечный комплекс.

Однако, только оснастив войска новым ракетным и артиллерийским вооружением, в полном объеме проблему борьбы с бронетанковыми группировками решить, не удастся. Необходимо дальнейшее совершенствование структуры и тактики действий артиллерийских противотанковых формирований.

Как свидетельствует печальный опыт боевых действий армии Ирака против коалиционных сил (1991), без надежного прикрытия войск силами и средствами ПВО успеха в современных операциях достичь невозможно. У нас же только общевойсковые подразделения, части и соединения имеют в своем составе штатные подразделения войск ПВО, в противотанковых формированиях они практически отсутствуют. А ведь именно противотанкисты будут прикрывать либо незанятые войсками участки местности, либо вести бой там, где обороняющиеся общевойсковые подразделения (части, соединения), а следовательно, и системы их ПВО будут иметь большие потери или дезорганизованы.

Очевидно, что в такой обстановке нельзя надеяться на надежность прикрытия противотанковых формирований в рамках общей системы ПВО. Более того, расчеты показывают, что, например, противотанковый резерв армии в оборонительной операции на западном стратегическом направлении еще при выдвижении на рубеж развертывания (2-3 часа) может потерять от трети до половины своего боевого состава, прежде всего от ударов авиации противника. Если же учесть, что в образовавшийся прорыв обороны наряду с танковыми и механизированными частями и подразделениями противника устремится большое количество боевых вертолетов, то противотанковые резервы еще до вступления в бой могут быть ими уничтожены.

Отсюда вывод - артиллерийские противотанковые подразделения и части должны иметь свои штатные подразделения войсковой ПВО. Нам, правда, могут возразить, что эта проблема сегодня решается введением в состав подразделений (расчетов) самоходных орудий и самоходных ПТРК нештатных стрелков-зенитчиков, вооруженных ПЗРК. На наш взгляд, это полумера, поскольку такие специалисты выполняют, прежде всего, свои прямые функциональные обязанности оператора, заряжающего, механика-водителя, а в качестве стрелков-зенитчиков могут действовать целенаправленно лишь в районах сосредоточения и на марше. Поэтому мы считаем, что каждый отдельный противотанковый дивизион должен иметь свое штатное подразделение (например, взвод «Стрела-10», «Тунгуска» и др.). В противотанковых артиллерийских полках и бригадах необходимо иметь не менее батареи ПВО, способной вести эффективную борьбу с вертолетами, штурмовиками и другими воздушными целями. По возможности в соответствии со спецификой боевого применения противотанковых резервов их подразделения ПВО должны быть способны вести также борьбу с наземными бронированными объектами (БМП, БТР и пр.).

В современных условиях ПТА будет вынуждена вести борьбу не только с бронетанковыми группировками, но и с воздушными (морскими) тактическими или оперативно-тактическими десантами, рейдовыми отрядами и т.п. Поэтому, на наш взгляд, артиллерийские противотанковые резервы, по сути, должны быть общевойсковыми. В состав противотанкового резерва дивизии необходимо включать мотострелковую роту на БМП (танковую роту), в ПТРез корпуса (армии) - мотострелковый батальон на БМП (танковый батальон). Вполне оправданно также совместное применение противотанковых и общевойсковых резервов. Тогда не потребуется усиливать ПТРез мотострелковыми подразделениями. Однако в этом случае возникнет необходимость четкого согласования их действий по решаемым боевым задачам, месту и времени, вплоть до назначения единого руководящего органа.

Нельзя не отметить и такую особенность боевого применения противотанковых резервов, как их постоянное взаимодействие с боевыми вертолетами. При совместном применении наземных противотанковых средств и вертолетов боевые возможности противотанковых резервов возрастают в 2-3 раза и более. Даже одно звено вертолетов, сопровождающее выдвижение наземного элемента такого ПТРез на рубеж развертывания, может заранее предупредить о местонахождении противника и направлении его движения. Кроме того, создание подобных комплексных противотанковых резервов соответствует наземно-воздушному характеру современных операций (боев).

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что, по нашему мнению, в современных операциях борьба с бронетанковыми группировками противника будет не менее актуальна, чем завоевание огневого превосходства или господства в воздухе. Это требует дальнейшего развития теории и практики применения противотанковых формирований, совершенствования их организационной структуры, оснащения современными средствами разведки и поражения.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации