Морально-психологическое обеспечение контртеррористической операции в Республике Дагестан

«ВМ», №1, 2000 г.

Морально-психологическое обеспечение контртеррористической операции в Республике Дагестан

Генерал-полковник В.Ф.КУЛАКОВ,

доктор военных наук, академик АВН

СОБЫТИЯ в Республике Дагестан и дальнейшая их эскалация на вес» Северо-Кавказский регион - первая попытка реального насильственного проникновения идей ортодоксального ислама через Чечню на территорию России. Расчеты вдохновителей и организаторов агрессии строятся на использовании многочисленных нерешенных проблем Северного Кавказа - межэтнических, социально-экономических, политических, территориальных, криминальных. Действия террористов направлены на усиление дестабилизации обстановки в одном из жизненно важных регионов Российской Федерации. Весь исторический опыт свидетельствует о том, что к террору прибегают только преступные группировки, для которых не существует правовых аргументов. Кроме того, очевидно желание их лидеров получить полный контроль над дополнительными территориями для осуществления своей преступной деятельности. Успешные результаты, достигнутые в ходе пресечения агрессии террористов в Республике Дагестан, следует расценивать как первый шаг, как одну из фаз сложной и упорной борьбы федерального центра по обеспечению их полного разгрома.

Как показывает практика, исход вооруженного противостояния во многом зависит не только от своевременных политических и военных решений, но и от умения командиров, штабов, органов воспитательной работы формировать у личного состава высокое морально-психологическое состояние, внедрять нестандартные формы и методы поддержания морального духа войск. Таким образом, одним из факторов, обеспечивающих успех, является морально-психологическое обеспечение (МПО) боевых действий.

Для более глубокого осмысления опыта работы по его организации в ходе контртеррористической операции в Республике Дагестан целесообразно проанализировать морально-психологическую и информационную обстановку на Северном Кавказе.

Социально-политическая обстановка в Северо-Кавказском регионе характеризуется крайней противоречивостью. Источником ее дестабилизации остается деятельность национал-экстремистских сил. И хотя решения руководства Российской Федерации по уничтожению незаконных вооруженных формирований получили поддержку жителей Чечни и Дагестана, требуется постоянно наращивать информационно-пропагандистскую работу среди населения в интересах выполнения войсками поставленных задач.

Криминальная обстановка в регионе остается сложной. Преступность в 1999 году по сравнению с аналогичным периодом 1998 года выросла на 9,8%. Значительное количество (45,7%) составляют тяжкие и особо тяжкие преступления, чему в немалой степени способствует достигшая небывалых масштабов безработица. Существует опасность проникновения в воинские части наркотиков, что обязывает принимать дополнительные меры по повышению бдительности, укреплению правопорядка и воинской дисциплины.

Все большее влияние на общественно-политические процессы в регионе оказывает религиозная обстановка. Прослеживается тенденция к увеличению числа верующих во всех областях и республиках Северного Кавказа. Основные религиозные общины поддерживают действия объединенной группировки войск, и этот фактор следует использовать в интересах укрепления морально-психологического состояния наших войск и стабилизации морально-психологической обстановки.

Особо необходимо отметить, что в течение всей операции на войска и население оказывалось постоянное информационно-психологическое воздействие, В ход было пущено все - телевидение, радио, спутниковая связь, международная компьютерная сеть Интернет. Заметим, что в настоящее время на территорию Северного Кавказа ведется ежесуточное радиовещание Турцией и другими исламскими государствами в объеме более 350 часов на 16 языках. Передачи сориентированы на мусульманское население региона и охватывают практически весь юг России. Активную разведывательную и пропагандистскую деятельность среди дагестанских ополченцев и мирных жителей вели и вторгшиеся в Дагестан боевики.

Таким образом, обстановка к моменту начала и в ходе операции по ликвидации террористов являлась крайне сложной и предъявляла особые требования к планированию, организации и осуществлению МПО. Целью морально-психологического обеспечения операции являлось поддержание у личного состава высокого морально-психологического состояния, необходимого для эффективного выполнения боевых задач в сложной, резкоменяющейся боевой, социально-политической и информационно-психологической обстановке, что предполагало решение следующих основных задач: достижение морально-психологического превосходства над противником; поддержание правопорядка и воинской дисциплины при выполнении боевых задач; обеспечение психологической устойчивости личного состава; надежная защита войск и населения от информационно-психологического воздействия противника.

МПО планировалось и осуществлялось дифференцированно, в зависимости от предназначения и характера боевых действий и задач, решаемых соединениями и частями. При этом учитывались особенности личного состава и степень его обученности, в частности уровень горной подготовки. Работа с военнослужащими строилась исходя из того, что 75% офицеров и прапорщиков десантных подразделений обладали боевым опытом. Этим опытом воины-десантники делились с другими участниками операции. В подразделениях специального назначения комплектовались специальные группы, отбор в которые производился по следующим критериям: высокий профессионализм, психологическая совместимость, боевой опыт (38% офицеров и прапорщиков, 15% солдат и сержантов контрактной службы имели опыт боевых действий в горячих точках). В инженерных подразделениях упор делался на повышение бдительности и ответственности при инженерном оборудовании позиций и других объектов, разминировании населенных пунктов и дорог. Особое внимание уделялось работе с государственными органами, общественными и религиозными объединениями, а также с населением республики и участниками народного ополчения. При совместном выполнении задач с частями и подразделениями других войск, воинских формировании и органов Российской Федерации осуществлялся обмен информацией о морально-психологической и информационной обстановке и прогнозах ее развития, опыте боевых действий и практике МПО. Согласовывался порядок работы с местным населением.

Цели морально-психологического обеспечения достигались согласованным ведением информационно-воспитательной психологической, военно-социальной и культурно-досуговой работы, комплексом мер по защите войск и населения от информационно-психологического воздействия противника.

Информационно-воспитательная работа строилась с учетом особенностей Северо-Кавказского региона, где обстановка менялась столь динамично, что не всегда удавалось провести необходимую морально-психологическую подготовку личного состава к предстоящим боевым действиям. В таких случаях по инициативе командиров и должностных лиц воспитательных структур перед военнослужащими выступали офицеры, имеющие опыт боевых действий в горах. В ходе операции раз в неделю проводились одночасовые занятия по общественно-государственной подготовке, а также ежедневное информирование личного состава (в подразделениях -15-20 минут, на пунктах управления - 10-15 минут). Те, кто непосредственно участвовал в боевых действиях, нередко получали информацию прямо на позиции.

В проведении информационно-воспитательной работы с личным составом принимали участие начальники оперативных групп соединений и полков, командиры ВМГ, офицеры штабов и воспитательных структур, В частности, на вспомогательном пункте управления СКВО дважды в день перед началом служебных совещаний командиры воинских частей и офицеры штаба в течение 10-15 минут просматривали телепередачи о положении в Республике Дагестан и получали информацию о характере действий наших войск. Ежедневно офицеры штаба осуществляли контроль организации службы и оказывали помощь в проведении воспитательной работы в подразделениях, выделенных для охраны аэродрома, вертолетной площадки, в караулах, а перед совершением маршей проводили инструктаж начальников колонн и командиров подразделений.

В интересах агитационно-пропагандистской работы во взаимодействии с Министерством по делам национальностей, внешним связям и информации Дагестана было налажено тиражирование листовок, воззваний к воинам Вооруженных Сил и населению, доставка в войска местных периодических изданий, в которых до 90% материалов было посвящено поддержке действий объединенной группировки войск. Через средства массовой информации к военнослужащим Вооруженных Сил, жителям республики с призывом дать отпор экстремистам постоянно обращались члены Госсовета, депутаты Народного собрания, многие общественные организации и движения Дагестана: Союз писателей, Международный фонд Шамиля «Маслиат», дагестанское отделение Всероссийского исламского конгресса и другие. Активно применялись такие формы воспитательной работы, как индивидуальные и групповые беседы, митинги, встречи с ветеранами, духовенством, местным населением.

Вместе с тем не в полной мере использовались возможности военной печати, радио и телевидения, чтобы доводить до войск и общественности боевые успехи, пропагандировать мужество и героизм отличившихся в боях. На начальном этапе ощущалась нехватка информационно-справочного материала о регионе, о сущности реакционного мусульманского течения - ваххабизма, а также о тактике действий незаконных вооруженных формирований и особенностях выполнения задач в горной местности.

Психологическая работа была направлена на формирование у личного состава психологической устойчивости и готовности к ведению боевых действий, снижение психогенных потерь, оказание психологической помощи и проведение мероприятий психологической реабилитации. В результате этого свыше 80% личного состава группировки на вторые-третьи сутки участия в боевых действиях адаптировались к боевым условиям, научились основным способам самозащиты. И тем не менее по окончании боев 90% военнослужащих страдали невротическими расстройствами сна, у 60% отмечались неврозы навязчивых состояний.

Анализ психогенных потерь среди участников боевых действий показал, что свыше 70% получили боевые психические травмы, лечение которых потребовало целого комплекса психореабилитационных мероприятий, в том числе совместными усилиями психологов и медиков. Проводились эти мероприятия силами развернутого на базе военного госпиталя в г.Буйнакске центра психологической помощи и реабилитации и штатного пункта аналогичного назначения.

Опыт организации психологической работы в ходе операции еще раз подтвердил необходимость ее проведения непосредственно в боевых порядках, на уровне батальонов (дивизионов), а также совершенствования системы взаимодействия психологов воспитательных структур со специалистами медицинской службы, органов боевой подготовки, кадров и комплектования.

Основные усилия военно-социальной работы были сосредоточены на реализации установленных законодательством Российской Федерации, приказами министра обороны РФ гарантий и льгот военнослужащих и членов их семей как одного из условии поддержания высокого морально-психологического состояния войск. Лица, ответственные за эту работу, разъясняли личному составу, какие меры принимают Правительство РФ и Министерство обороны для социальной защиты военнослужащих и членов их семей; постоянно изучали и прогнозировали социальную обстановку в воинских коллективах; делали все для того, чтобы оперативно разрешались жалобы и заявления, своевременно оформлялись пособия военнослужащим, получившим ранения, и членам семей погибших.

В период операции в целях усиления социальной защиты военнослужащих и членов их семей Министерством обороны РФ были срочно подготовлены и вышли в свет следующие документы Правительства РФ: постановление № 930-54 от 20 августа 1999 года «О дополнительных гарантиях военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Республике Дагестан»; постановление № 936 от 25 августа 1999 года «О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, непосредственно участвовавших в борьбе с терроризмом на территории Республики Дагестан и погибших (пропавших без вести) при выполнении служебных обязанностей»; распоряжение № 1294-р от 25 сентября 1999 года и о дополнительных мерах по оказанию материальной помощи для проезда родственников раненых военнослужащих к местам их лечения и проживания там.»

Вместе с тем социальную защиту военнослужащих и членов их семей необходимо постоянно усиливать. Офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты, выполняя боевые задачи, должны знать, что об их семьях заботятся командиры, офицеры-воспитатели, местные государственные органы.

Большое внимание в ходе МПО контртеррористической операции уделялось культурно-досуговой работе. Помимо сил и средств частей и соединений, входящих в состав объединенной группировки войск, в ней активно участвовали концертно-художественные бригады ансамбля песни и пляски СКВО, вокально-инструментальная группа «Форпост» Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, ряд московских самодеятельных авторов-исполнителей, выступления которых пользовались у воинов большим успехом. В ходе операции было налажено тесное сотрудничество с Министерством культуры Дагестана, деятелями культуры и искусства, в частности народным поэтом Дагестана

Расулом Гамзатовым. Культурно-досуговую работу стремились вести непрерывно, однако в некоторых районах со слаборазвитой дорожной сетью, например в Ботлихском, сделать это не всегда удавалось.

Организацией досуга воинов занимались как военные учреждения культуры, так и нештатные культорганизаторы подразделений. Опыт боевых действий показал целесообразность введения в частях постоянной готовности штатных должностей организаторов культурно-досуговой работы и подготовки соответствующих походных средств.

Определенный отпечаток на деятельность военных учреждений культуры наложило создание народного ополчения Дагестана, что потребовало от их руководителей углубленного изучения жизни, быта, обычаев и культурных традиций этой республики. При организации культурно-досуговой работы с военнослужащими объединенной группировки войск пришлось, кроме того, учитывать специфику ведения боевых действий различными родами войск и исходя из нее планировать различные культурно-досуговые мероприятия для сухопутных, воздушно-десантных войск, авиации, внутренних войск МВД России и частей специального назначения.

В системе мер по защите войск от информационно-психологического воздействия противника главные усилия были сосредоточены на упреждающей контрпропагандистской работе. Так, офицеры-воспитатели постоянно проводили с личным составом беседы, в которых разоблачали реакционную сущность религиозного фанатизма, преступный характер действий международных террористов. Входе боевых действий засекались и уничтожались источники радиопередач незаконных вооруженных формирований и ваххабитов. Для воздействия на противника и население активно использовались звуковещательные станции; учитывая опыт боевых действий 1994-1996 годов, активнее стали применять листовки, которые разбрасывали с вертолетов. Следует, однако, отметить, что необходимые силы и средства психологической борьбы стали применяться со значительным опозданием.

Информационно-пропагандистские мероприятия по защите войск и населения сопровождали все этапы операции и проводились со следующими целями: поддержание авторитета Вооруженных Сил Российской Федерации; формирование общественного мнения в поддержку действий, объединенной группировки войск; информирование о полном согласии и взаимопонимании местных органов власти, населения и силовых структур, участвующих в операции; демонстрация желания не допустить отделения Дагестана от России; обеспечение защиты в информационной сфере, в том числе выявление потенциальных угроз и уязвимых точек в собственной системе связи, поддержание информационной безопасности; нейтрализация деятельности исламского информационного агентства «Кавказ-центр» и чеченско-ваххабитской пропаганды, в частности путем упреждающего выдвижения и широкого распространения в СМИ и правдивого освещения в компьютерных сетях фактов и событий, происходящих в регионе; подавление воли бандитов к сопротивлению как на территории Дагестана, так и в Чечне; информирование населения Дагестана о тех мерах социальной, гуманитарной, экономической защиты, которые намерено принимать Правительство Российской Федерации после окончания боевых действий.

Разумеется, эффективность МПО во многом определяется наличием и качеством технических средств обучения и воспитания. Подразделения обеспечивались ими в местах формирования, а по прибытии в районы оперативного предназначения ставились на довольствие на склады технических средств СКВО и Каспийской флотилии. При необходимости использовались запасы центра. Для выпуска печатной продукции были задействованы типография 49 ЦТС, полиграфические средства СКВО и Республики Дагестан. В зонах неуверенного приема телевизионного сигнала развертывались приемные установки спутникового телевидения.

Вместе с тем практика показала, что нормы и качество технических средств не соответствуют задачам МПО войск в современных боевых условиях, а следовательно, необходимо повысить техническую оснащенность и мобильность технических средств информации, обеспечить подразделения малогабаритными радио- и телевизионными приемниками, способными работать в любых условиях как от стационарной электросети, так и w аккумуляторов военной техники.

Опыт организации МПО в ходе операции еще раз подтвердил вывод о том, что необходимо наращивать материальные запасы на операционных направлениях и активно использовать соответствующую инфраструктуру регионов как часть оперативного оборудования ТВД. Особо хотелось бы остановиться на организации взаимодействия с государственными органами, общественными и религиозными объединениями.

В связи с тем, что подготовительный этап контртеррористической операции был предельно коротким, осуществлять эту работу пришлось непосредственно в ходе боевых действий. Занимались ею оперативная группа ГУВР ВС РФ, командование и штаб объединенной группировки, управление воспитательной работы СКВО и отдел воспитательной работа объединения, военный комиссар Республики Дагестан М.Тинамагомедов. Населению разъяснялись меры, предпринимаемые войсками для уничтожения незаконных вооруженных формирований. Проводились встречи с местным духовенством, старейшинами, ветеранами Великой Отечественной войны. О личном составе постоянно заботились органы государственной власти республики, население, общественные и религиозные объединения. В результате согласованной работы удалось сформировать позитивное общественное мнение о действиях федеральных сил и обеспечить их одобрение подавляющим большинством населения.

Анализ опыта контртеррористической операции в Республике Дагестан, внутренних вооруженных конфликтов в Абхазии, Южной Осетии, Чеченской Республике, а также операций «Буря в пустыне», «Лис пустыни», «Решительная сила», миротворческих операций позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, система морально-психологического обеспечения должна быть создана заблаговременно на всех уровнях управления - от стратегического до тактического звена. При этом основные усилия воспитательных структур следует сосредоточивать непосредственно в воинских частях и подразделениях. Содержание, приемы и способы, материально-техническую базу всех видов МПО необходимо совершенствовать комплексно, в неразрывном единстве с другими видами обеспечения операций (боевых действий).

Во-вторых, эффективное морально-психологическое обеспечение может быть достигнуто только при согласованной работе воспитательных структур Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов Российской Федерации. Важную роль в этом играет Координационный совет по воспитательной работе под председательством заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации