ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

«Военная мысль» №6.2000 г.

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

Некоторые подходы к организации и проведению контртеррористических операций

А.Б.КРАСНОВ, доктор военных наук, профессор

В «Военной мысли» и других военных СМИ с недавнего времени ведется активное обсуждение боевого опыта, приобретенного войсками в ходе проведения контртеррористической операции (КТО) в Северо-Кавказском регионе, подводятся ее предварительные итоги, подчеркивается необходимость дальнейшего совершенствования оргштатных структур воинских формирований, их вооружения.

Опыт организации и проведения этой КТО и в целом борьбы с терроризмом высветил ряд проблем. Прежде всего, сегодня отсутствует надежный механизм для своевременного предупреждения и пресечения террористических акций. Кроме того, не в полной мере отлажено принятие решений на государственном и военном уровнях, не отрегулированы правовые нормы борьбы с терроризмом, а роль, место и вооружение различных силовых структур в операциях пока не соответствуют их предназначению и решаемым задачам.

Есть еще одно обстоятельство, которое по праву занимает в этом ряду важное место: до сих пор нет полной ясности и общепринятого толкования КТО. Многие из существующих понятий и терминов недостаточно согласуются с действующими уставами, наставлениями и просто не могут быть использованы в войсках.

Исходя из вышесказанного и учитывая специфику КТО, ее отличие от классических боевых действий, следует по-иному подходить к организации и проведению таких операций.

Необходимо устранить расхождение и смешение понятий, относящихся к КТО, с тем чтобы не допустить их расплывчатости и различного толкования. На наш взгляд, операцию ОГВ (С) на Северном Кавказе целесообразно рассматривать как «совместную специальную операцию», имеющую целью разгром и ликвидацию НВФ, деятельность которых угрожает целостности, национальной безопасности и конституционному строю России, других стран СНГ. Такая операция может проводиться и в дальнем зарубежье в рамках миротворческих операций. В этом случае она будет осуществляться по мандату ООН в соответствии с принятым порядком взаимодействия международных миротворческих сил. Совокупность специальных операции может быть названа, например, кампанией. Что же касается собственно «контртеррористической операции», то в соответствии с федеральным законом о борьбе с терроризмом такой термин остается правомерным применительно к операциям спецподразделений, имеющим целью предотвращение террористических актов.

Правильное толкование этих понятий не так мало значит, как может показаться на первый взгляд. Оно предопределяет в правовом отношении участие Вооруженных Сил в боевых действиях, применяемое вооружение, статус захваченных в плен (военнопленные или заложники), компенсации и льготы семьям погибших, пострадавших и т. д.

Назрела необходимость изыскания более широких возможностей для профилактики и предотвращения террористических акций. Помимо заблаговременного выявления и отслеживания состава, местонахождения и намерений создаваемых преступных группировок нужны новые, более эффективные меры идеологического, психологического и информационного воздействия на НВФ и население. Речь идет о проведении разумной национальной политики, направленной на снижение напряженности, особенно в регионах с большим количеством национальностей и множеством вероисповеданий. Суть ее заключается в выявлении, ликвидации или нейтрализации тех социальных факторов, которые активизируют терроризм, урегулировании правовых отношений и спорных ситуаций с местными органами власти, лидерами НВФ и достижении в конечном счете договоренностей о формах автономного или самоуправления. Этот спектр по существу осторожных превентивных мер, пока события не приобрели необратимого характера, можно продолжить. Все они должны быть основаны на подчеркнутом уважении национального достоинства народов, умении пойти на компромисс с представителями населения, которых следует рассматривать как настоящих полноценных партнеров, ставить перед ними жесткие, но выполнимые требования. Вместе с тем применяемые методы должны быть адекватны степени напряженности, сочетаться при необходимости с репрессивными мерами по отношению к органам и лицам, инспирирующим террористические акции.

Очевидно, что при правильной государственной национальной политике многие из террористических акций, конечно достоверно спрогнозированные, могли бы не состояться или иметь куда меньший размах, а это во много раз выгоднее и дешевле, нежели ликвидировать их последствия.

Если предотвратить террористические акции не удается, то операцию нужно проводить сразу с решительными целями, для чего следует уточнить и расширить круг решаемых противотеррористическими силами боевых задач. Типовыми из них могут быть: ведение разведки всех видов; охрана и оборона объектов и участков коммуникаций, представляющих интерес для НВФ; предотвращение диверсий и изоляция противоправных группировок от населения; окружение, блокада, разоружение или огневое поражение НВФ; ликвидация складов, баз, поддержание правопорядка на освобожденной территории, воспрещение поставок оружия, подхода пополнений; оказание помощи пострадавшим. Перечисленные задачи должны органично вписываться в замыслы, планы операций и в достаточной степени материально обеспечиваться.

Не менее важно реализовать на практике новые положения в тактике проведения контртеррористических (совместных специальных) операций, которые принципиально отличаются от войн с их открытыми сражениями общевойсковых соединений и объединений. Основной упор должен быть сделан не на массированное применение сил на каком-то определенном направлении, а на непрерывное и длительное воздействие относительно небольших группировок по скоплениям НВФ в строго определенных полосах действий и в локальных оперативных зонах. При этом боевые действия целесообразно вести отдельными отрядами и группами, формируемыми по целевому предназначению, при значительной децентрализации управления и предоставлении более широких прав командирам частей и подразделений. На каждом направлении усилия нужно сосредоточивать для поражения НВФ в такой последовательности: дальнее огневое воздействие артиллерией и авиацией (дистанционный бой), блокирование объектов войсковыми формированиями, «зачистка» их спецподразделениями МВД и ФСБ. Нанесение комбинированных огневых ударов по НВФ должно увязываться с последующим десантированием в их тыл парашютно-десантных подразделений.

Особое место занимает дальнейшее совершенствование способов «противопартизанской войны». Контуры тактики НВФ, если, конечно, к ним применимо понятие «тактика», наиболее рельефно обозначились в операциях федеральных войск в Чечне. Боевики не имеют постоянных мест дислокации, с завидной легкостью приспосабливаются к условиям любой среды, искусно маскируют опорные пункты, склады оружия и боеприпасов, применяют элементы наступления и обороны или, избегая прямых столкновений с противостоящими силами, совершают внезапные налеты, устраивают засады, сочетая их со скрытым минированием объектов. И, что немаловажно, умело используют просчеты и неточности, допускаемые российскими войсками. Так, нельзя не отметить, что в боевых порядках частей нередко оставались многокилометровые промежутки, через которые боевикам удавалось вырваться из окружения, а затем заблаговременно занять подготовленные позиции и организовать систему огня. Не всегда принимались меры предосторожности, что способствовало внезапным нападениям на колонны бронетехники, транспорта и блокпосты.

Практика операций последних лет свидетельствует, что прежде всего необходимо надежно изолировать районы местонахождения НВФ, лишить их притока сил и поддержки из-за рубежа, а затем уничтожить (причем в первую очередь ликвидировать руководителей НВФ). В дальнейшем способы «противопартизанской войны» на уже освобожденной территории целесообразно выбирать с учетом тактики НВФ и поставленных целей (засадные действия мелких подразделений при артиллерийской и авиационной поддержке, оборона господствующих высот, горных перевалов с широким применением минно-взрывных устройств, рейдовые действия и т. д.). Безусловно, все эти способы окажутся более эффективными при активной поддержке местного населения.

Очень важно в ходе операции сократить до минимума разрушение невоенных объектов и предотвратить жертвы среди мирного населения. Для этого необходимо наложить жесткие ограничения на применение оружия большой разрушительной силы. Приоритет следует отдавать высокоточному оружию (управляемым авиабомбам, ракетам, артиллерийским высокоточным боеприпасам), обеспечивающему избирательное поражение объектов. Это в меньшей мере относится к борьбе с НВФ в малонаселенной, горно-лесистой, труднодоступной местности, где маневр тяжелой техники практически невозможен и применение обычных авиационных или артиллерийских боеприпасов по необнаруживаемым и рассредоточенным целям не дает существенных результатов. Там при необходимости не исключается использование ракетных комплексов «Искандер-М(Э)», «Точка-У», систем залпового огня «Град», «Ураган», «Смерч», тяжелых огнеметных систем ТОС-1, а также боеприпасов объемно-детонирующего действия, способных поражать живую силу и инициировать подрыв боеприпасов в хранилищах на больших площадях. Кроме того, требуется изыскивать такие способы боевых действий и тактические приемы, чтобы не допустить массовой гибели военнослужащих и местных жителей.

Крайне необходимо преодолеть нестыковки (а их, к сожалению, немало) при координации деятельности органов управления, создаваемых из представителей разноведомственных оперативных групп, и, что особенно важно, уточнить роль и место каждой инстанции в совместных действиях противотеррористических сил. Если в настоящее время ключевая роль в разгроме НВФ во внутренних вооруженных конфликтах принадлежит войсковым формированиям Министерства обороны, то весьма желательно, чтобы уже в ближайшей перспективе она перешла к войскам МВД и взаимодействующим с ними органам ФСБ. Участие Минобороны следует ограничить только привлечением отдельных авиационных частей, имеющих большие возможности по ведению воздушной разведки и нанесению ударов по малоразмерным и защищенным объектам.

Опыт КТО показал, что очень важна заблаговременная подготовка противотеррористических сил. При этом особое значение сегодня приобретает морально-психологический аспект. Вопреки сложившимся представлениям о высоком моральном духе военнослужащих при подавляющем численном превосходстве в силах и средствах над противником, приходится все чаще сталкиваться с их неспособностью быстро адаптироваться к постоянно присутствующей опасности. Отсюда следует, что морально-психологическое воспитание личного состава становится непременным условием успеха. О том, какое внимание в армиях стран НАТО уделяют контролю за психологическим состоянием военнослужащих, говорит хотя бы тот факт, что информация о методиках работы военных психологов засекречена.

Считаем, что было бы целесообразно заранее разработать специальные сценарии действий противотеррористических сил, уточнять и детализировать их в ходе тренировок и учений. Разумеется, подготовка противотеррористических сил и содержание их в постоянной боевой готовности с необходимыми запасами материально-технических средств стоят недешево. Поэтому военно-политическому руководству, принимающему соответствующие решения, командирам и штабам, их реализующим, следует думать не только о военной стороне дела, но и скрупулезно подсчитывать, какой ценой будут выполнены задачи операции, сколько техники, топлива и других материальных ресурсов они потребуют и как расход этих ресурсов свести к минимуму.

Остается актуальным дальнейшее совершенствование законодательства по борьбе с терроризмом. Нельзя сказать, что в настоящее время в этой области ничего не делается, но разработка основополагающих документов оставляет желать лучшего. В частности, следовало бы четко определить рамки, в которых разрешено привлечение к КТО силовых структур (МО, МВД и др.). Естественно, эти положения должны быть согласованы с международно-правовыми нормами и документами, выработанными под эгидой ООН, в первую очередь с Декларацией о мерах по ликвидации международного терроризма, а также рядом других подписанных нашей страной конвенций и протоколов по многостороннему сотрудничеству в этой сфере.

И, наконец, для успешной борьбы с терроризмом требуется дальнейшее расширение и углубление военного сотрудничества стран СНГ. О том, что понимание в этом важном вопросе достигнуто, свидетельствуют систематические встречи государственных и военных деятелей стран СНГ, договоренность о создании единого полномочного Антитеррористического центра, в который будут делегированы компетентные, пользующиеся авторитетом представители этих стран. Идея формирования такого органа управления, объединяющего силовые, армейские, судебные и другие структуры, представляется весьма перспективной. В его функции могли бы входить разработка правовых актов, профилактика террористических акций, планирование совместных действий, контроль за ходом операций, информационная работа, координация деятельности правовых органов, армейских частей, а также министерств и ведомств, в чьем ведении находятся материальные ресурсы, на всем пространстве Содружества.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации