Военная идеология вопросы формирования

«Военная мысль» №9. 2004г (стр.36-45)

Военная идеология: вопросы формирования

Генерал-майор в отставке С.А. ТЮШКЕВИЧ,

доктор философских наук,

заслуженный деятель науки РСФСР

НА РУБЕЖЕ XX-XXI веков в военно-философской мысли прослеживается процесс усиления внимания к качественным и структурным изменениям, происходящим в военной идеологии вообще и применительно к ее формированию в современной России в частности. Причин тому немало. Наиболее существенная из них, по нашему мнению, состоит в возрастании роли военного насилия как в международных отношениях, так и в жизни современной России. Внутри страны не прекращается применение военной силы в связи с сепаратистскими, антироссийскими действиями некоторых сил на Северном Кавказе (Чечня), террористическими актами в столице России - Москве и некоторых других городах и населенных пунктах государства.

На международной арене применение военной силы переросло региональные масштабы и приняло глобальный характер, проявляясь как в виде международного терроризма, с которым связаны и российские террористы, так и в виде неадекватного использования военной силы одними государствами против других в нарушение международного права и принципов ООН. Так, в 1999 году блок НАТО во главе с США осуществил неспровоцированную агрессию против Югославии, а в 2003-м США и их некоторые союзники - против Ирака. Эти и другие подобного рода события показывают, что былое представление о наступлении эпохи «несиловых отношений» между народами и государствами оказалось иллюзорным, что на мировой арене продолжает действовать закон баланса сил, в котором ведущую роль играет военный фактор. Произошло изменение форм и способов взаимодействия политики и военной силы на всех уровнях - национальном, региональном и глобальном, что заставляет теоретиков и практиков вновь вернуться к понятию «военная идеология государства», которое в минувшем веке использовалось достаточно широко, но при этом трактовалось по-разному. В Советском Союзе принято было говорить о военной идеологии применительно к империалистическим странам-агрессорам, но не к СССР и его союзникам. Вместе с тем в 60-е годы прошлого века проблема советской военной идеологии довольно активно разрабатывалась нашими учеными, но, к сожалению, эта работа не получила поддержки. Считалось, что Советский Союз в своих отношениях с другими государствами и народами не делает ставку на военную силу, которая предназначена для защиты от агрессии со стороны других государств (коалиций).

Однако жизнь показала, что если государство не имеет военной идеологии, то это чревато для него тяжелыми последствиями. Отсутствие научно обоснованных военно-идеологических взглядов на место и роль военной силы в современном мире, место и роль вооруженных сил государства в отношениях с другими государствами, на сущность и характер войн, вооруженных конфликтов, на современный международный терроризм стало одной из причин неэффективного проведения военной реформы в нашей стране, резкого падения престижа военной службы, значительного сокращения оборонной промышленности и ряда других негативных явлений в военном деле государства.

Чтобы сохранить территориальную целостность страны, ее суверенитет, создать необходимые условия для решения социальных проблем, развития экономики, образования, науки, культуры, обеспечения безопасности личности и общества, Российское государство в силу объективной необходимости обязано иметь свою военную идеологию. Последняя должна включать в свое содержание обоснованную систему идей, понятий, взглядов на место и роль России в современном мире; на обеспечение ее безопасности, особенно в военном отношении; на характер и направленность военных опасностей и угроз для нее; на возможный характер вооруженных конфликтов и войн, в которые может быть вовлечено наше государство, а также четкое представление о характере военных задач Российского государства и его армии, военной мощи страны, возможных союзниках, других явлениях и содержать мировоззренческую, политическую и нравственную оценку данных явлений. В военную идеологию входят и определенные принципы, например: принцип единоначалия, система принципов комплектования, строительства, обучения и воспитания Российской армии, принципы боевого использования Вооруженных Сил России.

Как видно из изложенного, основная функция военной идеологии государства состоит в том, чтобы объединить народ, вооруженные силы и политическое руководство страны в процессе обеспечения ее военной безопасности, а в случае необходимости и при ведении военных действий (войны) по защите отечества. Эффективность этой функции зависит от ряда обстоятельств, главными из которых являются следующие: осознание политическим руководством страны необходимости военной идеологии и основательной разработки ее содержания, правильное восприятие и принятие ее народом, понимание правильного диалектического взаимодействия военной идеологии с военной теорией, военной доктриной и военной политикой. Последние отражают одни и те же явления и процессы, но каждая из них по-своему. Своеобразны и их функции.

Действительно, военная идеология и военная теория (совокупность учения о войне и армии и военной науки) решают одни и те же задачи, но соответственно своей природе. Идеология - это прежде всего система идей, а теория - система понятий и правил (принципов), в основе которой находятся законы явлений, используемые людьми в практической деятельности, как основа целесообразной деятельности человека. Поэтому теория, учение, наука по отношению к идеологии выступают ее обоснованием, а идеология как система идей получает в теории то или иное обоснование. Идеология, отражая общественные отношения и выражая интересы партий, социальных групп, правящих кругов, народа, так или иначе организует, сплачивает, мобилизует их на борьбу за достижение тех или иных целей. Теория, в свою очередь, служит не только обоснованием идей, но и средством их распространения и внедрения в сознание людей. Например, военная теория, на наш взгляд, отражает войну в системе понятий и законов, а военная идеология - в системе идей и взглядов. Но они имеют одни и те же экономическую, социальную, политическую основы.

Свою специфику имеет диалектическая взаимосвязь между военной идеологией и военной доктриной. Выполняя во многом совпадающие функции в обеспечении военной безопасности государства, общества и личности, они отличаются, на наш взгляд, друг от друга по форме выражения целей и задач государства по обеспечению его военной безопасности. Это выражается, например, в том, что в военной доктрине соответствующие взгляды и установки на военную организацию государства, решение задач по обеспечению военной безопасности страны являются официальными, опираются на правовую базу в виде Конституции РФ, федеральные законы и другие нормативные правовые акты. В то время как в военной идеологии отражается, прежде всего, мировоззренческий, морально-нравственный характер и проблема обеспечения военной безопасности.

Что же касается военной политики государства, то ее положения, взгляды, установки относительно военной безопасности, использования военной мощи, решения военных вопросов различной степени общности реализуются деятельностью отдельных должностных лиц, прежде всего политических и военных руководителей, а также соответствующих институтов, учреждений, организаций, прежде всего военно-политических. В целом военная политика реализуется деятельностью государства по предупреждению, срыву или отражению вооруженного нападения, обеспечению своей безопасности военными методами и средствами в соответствии с нормами международного права.

Рассмотренные выше диалектическая взаимосвязь, взаимообусловленность и взаимозависимость военной идеологии, военной теории, военной доктрины и военной политики указывают на особую, ведущую роль военной идеологии. Из-за недостаточного военно-идеологического обоснования характера современной эпохи, в первую очередь ее военно-силового измерения, недостатков в обосновании места и роли военной силы в сложившейся геополитической и военно-политической обстановке после самоликвидации Варшавского договора и развала Советского Союза возникли трудности и существенные недостатки в военном строительстве России, в обеспечении ее военной безопасности.

Поскольку каждая эпоха имеет «свои» военные опасности и угрозы, «свои» войны и вооруженные конфликты, постольку должны быть, на наш взгляд, и «свои» военная идеология и военная теория войн и вооруженных конфликтов, а также «свое» отражение (выражение) их в военной доктрине и военной политике государства. В этой связи представляется целесообразным рассмотреть некоторые военно-идеологические и военно-теоретические положения. Одно из них относится к идеологии военной силы в современном мире.

Стало аксиомой, что военная сила - самое радикальное средство насилия. Применительно к государству она выступает частью военной мощи, представляет собой некоторую степень и интенсивность реального воздействия этой мощи в тех или иных целях на другие государства или систему международных отношений. Основным структурным элементом военной силы государства являются его вооруженные силы. Их способность решать поставленные перед ними задачи определяется вооружением, боевой техникой; организацией, социальным составом, моральным духом личного состава; уровнем развития военной теории, управления войсками. В ядерный век военная сила в количественном и качественном отношении в решающей мере обусловливается ракетно-ядерным оружием. Ее величина, характер и направленность в большой степени обеспечиваются военно-промышленным комплексом, его возможностями. Другими структурными элементами военной силы являются научно-техническая мысль, степень ее вовлеченности в решение военных задач, а также собственно военная теория, уровень ее развития. Военная сила государства зависит и от морального духа народа и личного состава вооруженных сил, от общественного мнения страны.

Эффективность использования военной силы государства зависит также от ее количественных и качественных параметров, а также способов и целей ее применения. Основными формами действия военной силы являются: вооруженное насилие (как крайняя форма), которое может применяться в виде материального, физического воздействия и опосредованно, т.е. в скрытом виде, например, в качестве угрозы. В первом случае военная сила воздействует и на материальные, и на духовные силы другой стороны, во втором - на состояние ее духа, сознание и волю людей. В связи с тем что прямое, открытое действие военной силы не всегда приносит желаемый результат, многие государства довольно часто используют скрытые формы насилия.

История свидетельствует, что недостаток военной силы того или иного государства может поставить его в такие условия, когда оно способно утратить свою независимость и подпасть под господство другого государства даже без войны. Но и превышение военной силы необходимого в данных условиях уровня - это тоже не благо в экономическом, социальном и иных отношениях для государства, которое имеет военную силу, намного превышающую разумные потребности.

Известно также, что каждое государство стремится иметь надежную оборону, быть достаточно мощным в военном отношении, чтобы решать задачи настоящего и будущего, при этом каждое государство и теперь, решая свои военные, оборонные проблемы, старается в чем-то опередить другие страны. Продолжается, хотя и необъявленное, соревнование в военной области. Иногда это происходит за счет мирных средств обеспечения национальной безопасности.

Факты говорят о том, что соревнование в военной области так или иначе отражается на характере и тенденциях военно-политической обстановки, а также на процессе формирования нового баланса сил, который будет различным в однополярном и многополярном мире.

К числу позитивных для безопасности нашей страны процессов следует отнести прежде всего значительное уменьшение угрозы ядерного столкновения с США и их союзниками, а также с КНР. Это способствует курсу российской внешней политики на установление партнерских отношений с бывшими противниками по «холодной войне». При этом необходимо твердо отстаивать национальные интересы, избегая конфронтации.

Однако наряду с благоприятными для нас тенденциями в международных отношениях развиваются и негативные. Главная из них - ухудшение геополитического положения России по сравнению с СССР. Хотя оно произошло на фоне уменьшения угрозы глобальной ядерной войны, это обстоятельство будет постоянно воздействовать на безопасность России. И этот факт надо постоянно учитывать.

Определенные политические силы в ряде западных стран не отказались от попыток ограничить влияние России в мире, свести ее к уровню региональной державы. Это проявляется в расширении НАТО на Восток, в призывах ослабить позиции Москвы не только в таких важных для нас регионах, как Балканы, Ближний Восток, Персидский залив, но и на территории бывшего Советского Союза, особенно в Закавказье и Центральной Азии. Предпринимаются попытки противодействия военно-политической интеграции в рамках СНГ.

США, другие страны НАТО не прекратили качественного совершенствования своих вооруженных сил. Это порождает опасность девальвирования российского военного потенциала, особенно в стратегической сфере. Растущую потенциальную угрозу представляет распространение в мире оружия массового поражения (уничтожения) и средств его доставки. Причем большинство «околоядерных» держав находится в непосредственной близости от границ России. Поэтому обострение региональных конфликтов с их участием может представлять для нашей страны немалую косвенную опасность. Кроме того, ядерное распространение неизбежно спровоцирует меры противодействия со стороны США. В итоге общий уровень военно-политической напряженности вблизи границ России возрастет.

На уровень безопасности России значительное влияние оказывает процесс формирования многополюсного мира, которому противостоит довольно сильная тенденция формирования однополюсного мира во главе с США. В этой связи особое значение приобретает проблема «ядерного сдерживания»: в ней фокусируются многие моменты и слагаемые военно-политической обстановки. В частности, они отражают процесс перегруппировки военно-политических сил, формирование новых центров силы.

Но безопасность России зависит и от того, каковы реальные и потенциальные внешние военные опасности и угрозы, а также их источники. К ним можно отнести:

стремление одних государств (военно-политических коалиций) доминировать в мировой и региональной политике, подменяя в ряде случаев соответствующие международные организации (ООН, ОБСЕ), их приверженность к решению спорных вопросов силовыми средствами;

наличие территориальных претензий к Российской Федерации со стороны других государств;

рост числа и увеличение интенсивности локальных войн и вооруженных конфликтов, прежде всего в непосредственной близости от границ России;

сохранение значительного ядерного потенциала у ведущих государств мира, распространение ядерного оружия и других видов ОМП, средств их доставки, новейших военных технологий (в качестве последнего примера назовем Пакистан и Индию);

возможность подрыва стратегической стабильности в результате нарушения действующих договоренностей в области ограничения и сокращения вооружений (например, Договор по ПРО 1972 года), наращивания группировок войск у границ России, размещения ядерного оружия на территории сопредельных с ней государств;

попытки вмешаться во внутренние дела России со стороны других государств (групп стран), используя средства политического экономического и военного давления (последние события вокруг Югославии (Косово) и Ирака свидетельствуют о реальности подобного развития событий);

террористические действия в ущерб военной безопасности России.

В условиях затяжного экономического кризиса и определенного снижения влияния России на международной арене военная сила является реальным аргументом, подтверждающим статус Российской Федерации как мировой державы, а также гарантом ее территориальной целостности и политической независимости. При этом следует отметить, что СССР был достаточно устойчив к такого рода воздействиям в силу объективных причин: наличие мощной и боеготовной армии и флота, стабильное состояние экономики и социума. Очевидно, что ничего принципиально иного для противодействия современным попыткам силового диктата предложить невозможно.

Таким образом, проблема заключается в поиске оптимальных путей выхода России из системного кризиса, что позволит обеспечить эффективную финансово-экономическую основу для реального (а не только для декларируемого) реформирования всей военной сферы государства. А пока необходимо сохранить то, что Российская Федерация получила в наследство от СССР, и прежде всего боеспособные стратегические ядерные силы, ибо «ядерное сдерживание» - уникальное явление второй половины XX века, важнейшая примета ядерной эры. Понимание «неприемлемого ущерба» для каждой из противоборствующих сторон играет важную сдерживающую роль на глобальном уровне, выступает фактором, ограничивающим действие причин ядерной войны.

Сегодня Россия обладает группировкой СЯС, способной нанести любому противнику неприемлемый для него ущерб. Проблема состоит не столько в сохранении имеющегося потенциала, сколько в обеспечении непрерывности процесса военных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и замены военной техники, выработавшей свой ресурс или морально и технически устаревшей, на современную. Новая военно-политическая обстановка в мире, новые условия развития самой России требуют и новой военной силы, способной эффективно обеспечить ее национальные интересы.

Россия должна иметь надежную оборону и эффективные Вооруженные Силы, способные пресечь любую агрессию, регулировать потенциальные конфликты, сдерживать сепаратистские и фундаменталистские силы, бороться с терроризмом, в том числе и с международным. Россия еще долго будет вынуждена опираться на ядерное оружие в политических, экономических и иных целях. Без ядерного оружия Россия не сможет претендовать на авторитет среди крупнейших держав. Об этом убедительно, аргументированно пишет в своей книге генерал армии А.И. Николаев «Оборона России» (М., 2003). Он, в частности, утверждает, что «России нужна оборона, которая смогла бы выдержать нагрузку от войн разных возможностей, смогла бы не только учесть особенности геополитического положения, но и использовать их для наращивания возможностей, в том числе и в усилении воинской мощи, а также эффективно использовать существующие возможности, в том числе и невоенного характера» (с. 79-80).

Однако в последние годы в деле поддержания военной силы на необходимом уровне возникло немало проблем, связанных с существенным ослаблением всех ее составляющих, в частности, из-за неправильного идеологического понимания места и роли военной силы, военного дела, Вооруженных Сил. Представляется, что нынешняя Российская армия не отвечает современным требованиям по целому ряду параметров. По существу, необходима армия нового типа, которая должна обеспечивать надежную защиту национальных интересов и при этом не очень дорого стоить. Отсюда другое положение: без правильного военно-идеологического и военно-теоретического обоснования направлений военного строительства немыслимо создать армию нового типа, а вместе с нею и решать задачи надежного обеспечения военной безопасности современной России. Речь идет о понимании сущности и характера современной войны как в идеологическом, так и в теоретическом аспекте.

В последнее время многие журналисты и политики различных направлений и даже некоторые военные теоретики и практики как за рубежом, так и в России всерьез говорят о новом понимании войны как общественного явления. Обосновывают они это тем, что после Второй мировой войны была третья - «холодная война», в которой без применения оружия был побежден Советский Союз, а теперь в крупных финансовых центрах уже начинается и четвертая. Они утверждают, что войны могут вестись и без применения вооруженного насилия, поскольку одни государства (или коалиции) в противоборстве с другими способны добиваться своих политических целей с помощью экономической, психологической, дипломатической, идеологической, информационной и иных форм борьбы. На этом основании считается, что и «горячие», и «холодные войны» - явления одного сущностного порядка. Более того, доказывается, что противоборство государств и социальных сил, национальных и иных движений, характерное для современного периода исторического развития, также является войной.

Подобного рода рассуждения могут показаться убедительными лишь на первый взгляд, но в теоретическом отношении они несостоятельны. Во-первых, потому, что понятие «война» истолковывается расширительно, отождествляется с понятиями «борьба», «противоборство». Именно в таком значении применял термин «война» древнегреческий философ Гераклит Эфесский, характеризуя борьбу противоположных начал как источник развития. Он подчеркивал, что противоположности (жизнь и смерть, добро и зло, испарения и осадки и т.д.) пребывают в вечной борьбе и потому «война есть отец всего, царь всего»; «она сделала одних богами, других людьми, одних рабами, других свободными». В этих определениях Гераклит употребил понятие «война» как образ диалектического развития явлений природы через борьбу противоположностей. И в научной, и в художественной литературе нередко понятие «война» употребляется, когда рассуждают об особо острых формах борьбы в какой-либо сфере общественной жизни - экономической, финансовой и других. Именно так и следует, на наш взгляд, воспринимать понятия «экономическая война», «финансовая война», «идеологическая война» и т.д.

Во-вторых, нельзя признать убедительным и такой аргумент в пользу расширительного толкования понятия «война», как распад СССР и социалистического лагеря, с одной стороны, и так называемую победу США и НАТО без непосредственного применения ими вооруженного насилия - с другой. Во все исторические времена распад и крушение государств, их союзов происходили не только в ходе и результате войн, но и часто вследствие природных катаклизмов, эпидемий, кризисных социально-политических явлений и т.д. Теоретическая несостоятельность отождествления общественного явления войны, в котором вооруженное насилие является главным, решающим средством достижения политических целей, с другими общественными явлениями конфликтного характера обусловлена так же смешением содержания войны с ее сущностью.

Война - сложное общественно-политическое явление. Это и особое состояние общества и государства, ведущих войну, и особая насильственная форма взаимоотношений государств и народов, и особая, специфическая форма разрешения противоречий и спорных вопросов между ними и т.д. Содержание войны многогранно и противоречиво. Оно включает вооруженную борьбу и все то, что так или иначе ее сопровождает, связано с ней. В содержание войны входит вся деятельность людей во время войны, направленная на достижение победы. В нем можно выделить: политическое содержание; вооруженную борьбу, т.е. военные действия различных масштабов; деятельность, направленную на создание средств вооруженной борьбы; процессы и факторы, которые обеспечивают достижение политических целей войны непосредственно или через обслуживание вооруженной борьбы. В войне находит свое наиболее полное выражение не одно какое-либо противоречие, а все социально-экономические и политические противоречия. Они открыто проявляются во всех сферах общественной жизни и предполагают применение как насильственных, так и ненасильственных средств осуществления политики.

Если в мирное время главную роль в жизни общества играют ненасильственные средства осуществления политики (как классами, народом, так и государствами), а насильственные второстепенную, то во время войны положение меняется коренным образом. На первый план выступают насильственные средства. Политическая цель классов, государств достигается преимущественно вооруженной борьбой. Другие же средства (ненасильственные) становятся подчиненными вооруженной борьбе.

С началом войны главной целью политики становится достижение победы. В решении этой задачи наряду с действиями вооруженных сил огромную роль играют экономическая и идеологическая борьба, открытая и тайная дипломатия и другие формы борьбы, которые не только обслуживают, но и существенно дополняют вооруженную борьбу и в совокупности с нею способны сломить волю противника к сопротивлению и обеспечить победу. Все это средства ведения войны - элементы ее содержания. При этом экономическая, идеологическая и дипломатическая борьба и иные формы борьбы существенно отличаются от тех же форм борьбы в мирное время. Война реализует политику путем ведения вооруженной борьбы. Поэтому последняя и составляет главный специфический признак войны. Однако не всякую вооруженную борьбу можно считать войной: без политики она войной не будет. Политические интересы противоборствующих сторон определяют цель войны, а вооруженная борьбы - средство достижения этой цели. Вместе они - политика и средства вооруженной борьбы - составляют основные стороны войны как общественного явления, ее сущность.

Сторонники расширительного толкования войны, отмечая новые явления в международном противоборстве на современном этапе развития военной мысли, либо не учитывают различие между сущностью войны и ее содержанием, либо игнорируют его, а то и просто фиксируют лишь внешнюю сторону этих явлений. Вместо того чтобы исследовать сущность «холодной войны», которая не совпадает с сущностью Второй мировой войны, они декларируют их как явление одного порядка. Во Второй мировой войне, решающей частью которой была Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии, победа антигитлеровской коалиции над агрессивным блоком была достигнута прежде всего военной силой в ходе вооруженной борьбы. Только путем разгрома военной машины агрессора была одержана военная, а тем самым и политическая, и экономическая, и морально-политическая победа. В «холодной войне» подобное отсутствовало. Это было самостоятельное, уникальное явление XX века, имеющее свою сущность, не тождественную сущности войн вообще. «Холодная война» - это противоборство, в котором противостояли друг другу противоположные идеологии и политика, а средствами последней были главным образом экономические, идеологические, морально-политические, дипломатические и другие факторы. Военная сила в этом противоборстве присутствовала, но непосредственно она не применялась, не была, как говорят, актуализирована. Она входила в содержание «холодной войны» как его элемент, но не как существенный признак, например, в ходе гонки вооружений, соревновании в области наступательных и оборонительных вооружений, военно-стратегического паритета, разного рода военных демонстраций и т.п.

Поскольку вооруженная борьба как сущностный элемент войны представляет собой особого рода социальную практику, часть войны, то политика определяет общие цели, стоящие перед вооруженными силами, их организацию, направленность воспитания и обучения военнослужащих; она контролирует ведение военных действий, корректирует их с учетом изменения военно-политической обстановки. В конечном счете политические цели определяют масштаб и напряженность вооруженной борьбы. Внутренний механизм войны, заключенный в ее сущности, проявляет себя и в том, что война оказывает обратное воздействие на политику. В случае победы она подтверждает жизненность политики, при поражении - ее нежизнеспособность.

Значение положения о сущности войны состоит и в том, что в зависимости от социально-политического характера войны делятся на справедливые и несправедливые, а в военно-стратегическом отношении - на оборонительные и наступательные. Но применяемым способам и формам вооруженной борьбы войны подразделяются на позиционные и маневренные, а по масштабным основаниям -- на мировые, региональные, локальные; на скоротечные и затяжные; в зависимости от числа участников - на войны между двумя государствами и между коалициями. Так, в современных условиях в зависимости от военно-политических целей, характера и направленности вооруженной борьбы возможны войны: по масштабам - вооруженные конфликты, локальные войны, крупномасштабные региональные войны; по применяемым средствам вооруженной борьбы - ядерная война или с применением обычных, традиционных средств.

Развитие военно-теоретической мысли от толкования сущности войны одного порядка к другому, более высокому, позволяет определять роль войны в истории, оценивать историческое значение конкретной войны. Поскольку сущность войны оказывает влияние на социальные и демографические процессы, экономическое и научно-техническое развитие страны, на морально-психологическое настроение населения и многое другое, то это воздействие проявляется в ходе войны и в послевоенное время в виде ее последствий. Оно всегда противоречиво, ибо, с одной стороны, любая война сопровождается гибелью людей, уничтожением материальной и духовной культуры, а с другой - выступает нередко единственным средством освобождения от социального и национального гнета, служит условием успеха для одних групп людей за счет несчастья других.

Особо глубокий идеологический смысл положения о войне как продолжении политики вооруженным насилием состоит, на наш взгляд, в том, что в этом случае можно отделить вопрос о целесообразности применения военных средств, например ракетно-ядерного оружия, для достижения политических целей, от действительной сущности ракетно-ядерной войны, опасность которой все еще остается. С точки зрения причин, характера, размаха и последствий такая война, если бы она возникла, имела бы самые существенные черты и политики, следствием которой она бы явилась, и средств вооруженного насилия. Но война с применением ракетно-ядерного оружия, других средств массового поражения (уничтожения) может быть средством лишь преступной, антигуманной политики, ибо может привести к уничтожению человечества и даже всего живого на земле. Ракетно-ядерная война должна быть предотвращена всеми имеющимися у человечества средствами. Такой должна быть политика всех государств мира. Более того, человечество находится на той ступени своей социальной эволюции, когда политика не должна связывать себя с применением вооруженного насилия.

В заключение отметим, что существуют некоторые положения военной идеологии, которые находятся в диалектической связи с военной теорией, военной доктриной и военной политикой и это необходимо учитывать при их формировании. Главное в военной идеологии - это определенная система целей, ценностей и приоритетов, лежащих в основе обеспечения безопасности общества, его исторического развития, тех перемен, которых оно хочет добиться. Без принятия общесоциальных военно-политических целей, интегрирующих людей на основе определенных ценностей, приоритетов нельзя сделать общество безопасным и прогрессивно развивающимся. В противном случае это будет простая совокупность индивидуумов, борющихся друг с другом в погоне за наживой, выгодой.

См., например: Федоров Г.А. О содержании советской идеологии// Красная звезда. 22 марта 1957; Сушко Н.Я. Советская военная идеология и ее противоположность буржуазной военной идеологии// Советский флот. 22 марта 1957; Сушко Н.Я. Советская военная идеология/ ВПА. М., 1958


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации