Армейские контрнаступательные операции

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1/1992

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

Армейские контрнаступательные операции

(Исторический опыт

Полковник В. Ф. ЯШИН, кандидат исторических наук, доцент

Подполковник В. И. КУЗНЕЦОВ

В РЕЗУЛЬТАТЕ изменившихся взглядов на характер современной войны по-новому ставится вопрос о соотношении обороны и наступления. Исходя из оборонительной направленности советской военной доктрины, контрнаступление (особенно в начальном периоде), на наш взгляд, правомерно рассматривать в качестве основного вида наступательных действий. Не случайно многие аспекты этой проблемы в последнее время получили широкое обсуждение на страницах военной печати. В этой статье на основе опыта Великой Отечественной войны и данных научных исследований анализируются основные вопросы подготовки и ведения армейских контрнаступательных операций. Актуальность этого опыта обусловливается тем, что подготовка и проведение их осуществлялись в условиях, которые могут возникнуть в современной войне, в частности на заключительном этапе оборонительной операции. В этот период потребуется одновременное решение вопросов, связанных как со стабилизацией фронта, так и подготовкой контрнаступления.

Накануне Великой Отечественной войны теория этой формы военных действий не нашла широкого развития в советской военной науке. Однако в годы войны был накоплен значительный опыт. Под контрнаступлением понимались такие действия войск, которые представляли совокупность операций стратегического или оперативно-стратегического значения, проводимых непосредственно за оборонительными действиями в целях перехвата оперативной и стратегической инициативы. Как правило, оно осуществлялось группой фронтов. Для фронтов и армий использовалась форма соответствующих наступательных операций (в настоящее время трактуются как контрнаступательные). При этом отметим, что в рамках стратегического контрнаступления, фронтовой контрнаступательной операции или фронтового контрудара не все фронты и армии принимали непосредственное участие. Основная роль отводилась объединениям, которые находились в непосредственном соприкосновении с противником и переходили в наступление без оперативных пауз с целью разгрома группировки противника в своей полосе (табл. 1).

Подготовка армейских контрнаступательных операций характеризовалась рядом особенностей, вытекавших из специфики условий обстановки. Так, организация контрнаступления осуществлялась параллельно с ведением оборонительных действий, преимущественно носивших сложный характер (часть соединений были вынуждены отходить, другие - вели бой в окружении). В связи с этим усложнялось управление, возникали дополнительные трудности материально-технического обеспечения предстоящих действий.

Армейские контрнаступательные операции

Вторая особенность состояла в том, что наступавший обычно владел инициативой, превосходил в силах и средствах, а это требовало привлечения оборонявшимся дополнительных формирований. В результате переход в контрнаступление нередко осуществлялся в условиях относительного равенства. В ряде случаев армии уступали противнику в танках (9, 54, 16, 50, 61-я), в орудиях и минометах (51-я), что предъявляло дополнительные требования к искусству создания" ударных группировок. Суть третьей весьма важной особенности заключалась в том, что время, предоставляемое армиям, соединениям, частям и подразделениям на непосредственную подготовку к переходу от обороны к наступлению, было крайне ограничено. Хотя это, как показала практика, нередко и способствовало скрытию от врага замысла действий, достижению внезапности перехода в контрнаступление.

Существенное влияние на организацию контрнаступательных операций оказывал характер действий противника в момент, предшествовавший переходу в контрнаступление. Боевой опыт свидетельствует, что в полосе контрнаступления армии в состав группировки вражеских войск входило от 1,5 до 8 дивизий, из них 1-3-танковых (до 23 тыс. человек личного состава, около 400 танков и штурмовых орудий, 130- 920 орудий и минометов) . Это позволяло противнику иметь следующие оперативные плотности: 5-29 км на дивизию, 1-5 танков и 3-21 артиллерийских средств на 1 км фронта. Характерной чертой построения обороны являлось то, что группировка носила, как правило, наступательный характер, поэтому глубина боевых порядков соединений составляла всего 2-4 км. Кроме того, противник обычно не имел значительных корпусных и армейских резервов, а имеющиеся (в группе армий) находились на удалении 200 км и более и вводились в сражение только на 3-5-й день операции. Отметим также, что при переходе к обороне противник в течение 1-2 суток закреплялся на достигнутом рубеже (в тактическом звене). Учитывая характер действий советских войск и местности, он создавал оборону по принципу опорных пунктов.

В последующем его действия несколько изменились. Уже зимой 1941/42 года он начал переходить к маневренной обороне, основанной на удержании разрозненных очагов с одновременным проведением частых контратак. Помимо этого, возросла и глубина обороны противостоящей группировки за счет увеличения корпусных и приближения армейских резервов, а это способствовало нанесению сильных контратак и контрударов. К концу войны, в условиях недостатка сил и средств, противник стал еще шире применять маневренный вид обороны. В его основе лежали действия пехотных подразделений, усиленных танками, или чисто танковых группировок, которые за счет высокой подвижности перебрасывались с неатакованных участков. Нередко главные силы отводились на промежуточный рубеж с целью организации жесткой обороны.

Характер действий противника, боевые возможности армии и ее оперативное положение были определяющими в работе командующего и штаба в период подготовки контрнаступления. Вначале шел процесс принятия или уточнения замысла, затем командующим ставились боевые задачи, организовывались взаимодействие и всестороннее обеспечение боевых действий. Исследования показали, что в условиях ограниченного времени в работе командующих и штабов армий прослеживалось стремление выделить из всего комплекса мероприятий ряд ключевых. К ним относились: улучшение оперативного положения объединения, создание ударной и других группировок, обеспечение скрытности и внезапности перехода в наступление. При этом наиболее сложным являлось первое. Оно обычно достигалось ликвидацией прорыва или вклинения противника в полосе действий, а в ряде операций- захватом выгодного рубежа, обеспечивающего переход армии в контрнаступление, для чего командующие готовили и проводили контрудары. Например, вклинение противника в полосе 5-й армии (командующий генерал-лейтенант Л. А. Говоров) в ходе контрнаступления под Москвой удалось ликвидировать путем проведения армейского контрудара. Аналогичным образом было улучшено оперативное положение 16-й армии (командующий генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский). Следует заметить, что в ряде операций, в связи с отсутствием достаточных сил и средств, армии переходили в контрнаступление с занимаемых рубежей (9-я - под Ростовом, 54-я - под Тихвином, 13-я и 6-я гвардейская - под Курском). Иногда для выравнивания линии фронта или захвата выгодного рубежа, обеспечивающего переход армии в контрнаступление, проводились частные наступательные операции. Так, командующий 51-й армией генерал-майор Н. И. Труфанов 24-25 декабря 1942 года организовал такую операцию на правом фланге силами трех стрелковых дивизий, в результате которой соединения вышли на северный берег р. Аксай (накануне Котельниковской наступательной операции). Одновременно с этим на левом фланге он принял необходимые меры по стабилизации линии фронта путем создания упорной обороны. Проведением аналогичных действий восстановили утраченное положение и захватили выгодные рубежи для перехода войск в контрнаступление соединения 60-й армии (командующий генерал-лейтенант И. Д. Черняховский) в Житомирско-Бердичевской операции и 26-й армии, возглавляемой генерал-лейтенантом Н. А. Гагеном, в контрнаступлении под Балатоном. В случаях, когда противник осуществлял глубокий прорыв обороны в полосе армии и выходил на ее тыловые коммуникации, силами командующего войсками фронта проводился фронтовой контрудар, в котором, как правило, принимала участие и часть армейских сил. Например, в полосе 50-й армии противник силами двух танковых дивизий 2 декабря 1941 года нанес удар на левом фланге и устремился в обход г. Тулы с северо-востока. Ему удалось нарушить связь между штабами фронта и армии, создать реальную угрозу окружения города. 5 декабря противник перешел в наступление на правом фланге. В этих условиях проведением контрудара (258-я стрелковая дивизия) положение улучшилось. 7 декабря в результате активных действий 290-й стрелковой дивизии было освобождено Шепилово, а к исходу дня упорным удержанием занимаемых рубежей и контратаками продвижение противника было остановлено. В последующем нанесением фронтового контрудара вклинившаяся группировка противника была разгромлена. Все это позволило генерал-лейтенанту И. В. Болдину принять решение на переход в контрнаступление во всей полосе армии.

Искусное создание ударных группировок, как следует из опыта минувшей войны,- необходимое условие для достижения успеха в контрнаступлении. На решение данной проблемы оказывал влияние ряд факторов. Во-первых, армии переходили в контрнаступление укомплектованными в среднем на 30-60 проц. Во-вторых, нестабильность положения войск к моменту перехода в контрнаступление. В некоторых случаях соединения и части противника на отдельных участках продолжали наступление, кое-где переходили к обороне или начинали отход на выгодный рубеж. В-третьих, на подготовку армейских операций отводилось крайне ограниченное время: от 10-20 часов (16, 50, 51-я армии) до 2-5 суток (5, 9, 13, 54, 6-я гвардейская армии). Заслуживает внимания и тот факт, что полоса, в которой армия переходила в контрнаступление, была обычно шире существовавших в то время нормативов для наступательной операции.

Командующий армией, получив директиву на переход в контрнаступление, обычно не изменял оперативное построение. Создание ударной и другой группировок происходило как на основе наиболее боеспособных соединений и частей армий, так и вновь прибывших. Организовывались они на том направлении, где противник оказывал наименьшее сопротивление или начинал отход, прикрываясь сильными арьергардами. Там, где он продолжал наступательные действия, создавалась оборонительная группировка. В зависимости от наличия сил, средств и условий обстановки в состав ударной группировки армии могло входить 2-5 стрелковых, 1-4 кавалерийских дивизий и 1-3 стрелковых бригады, кроме того, она усиливалась 1-2 танковыми бригадами или 1-3 танковыми батальонами. Другая группировка обычно состояла из 1-2 стрелковых дивизий и 1-3 стрелковых бригад, • в ряде случаев она усиливалась танками (до двух танковых бригад). Так, командующий 9-й армией генерал-майор Ф. М. Харитонов в контрнаступлении под Ростовом, исходя из необходимости нанесения сильного первоначального удара, в состав ударной группировки включил 75 проц. стрелковых соединений, а для создания оборонительной -25 проц. Иначе складывалась обстановка в полосе 54-й армии (контрнаступление под Тихвином). Здесь противник вел активные боевые действия во всей полосе. Необходимо было остановить его наступление и удержать занимаемые рубежи. Такую задачу могла решать сильная оборонительная группировка, в состав которой генерал-майор И. И. Фе-дюнинский выделил шесть стрелковых дивизий, ударная включала лишь две стрелковые дивизии, одну стрелковую и одну танковую бригады .

Представляет интерес создание группировок в 5, 16, 50-й армиях в контрнаступлении под Москвой. Их основу составляли соединения и части, проводившие контрудары и контратаки. Так, командующий 16-й армией ударную группировку создал на направлении проводимого контрудара, включив в нее более 60 проц. сил и средств. В то же время на левом фланге, где соединения активными действиями улучшили свое положение, была создана другая группировка, объединившая остальные силы армии.

Для создания группировок в армии осуществлялась необходимая перегруппировка войск: внутриармейская (9, 13, 60, 61, 26-я армии) или одновременно внутриармейская и фронтовая (54, 5, 16, 51, 6-я гвардейская армии). При этом в полосах армий, которые понесли наибольшие потери, как правило, проводилась фронтовая перегруппировка. В зависимости от ее цели районы сосредоточения назначались на удалении 10-20 км от переднего края (16-я армия) или 5-6 км для стрелковых и 5-10 км для танковых войск (5-я армия). Если она осуществлялась в целях создания ударной группировки, то войска уже за сутки до начала операции располагались в 1-2 км от переднего края.

Внутриармейские перегруппировки практиковались обычно вдоль фронта на расстоянии 10-40 км от противника. Их особенность состояла в том, что районы сосредоточения не назначались, так как соединения и части сразу занимали исходное положение для наступления. Имела место и незавершенность проводимых перегруппировок, вызванная отходом противника и необходимостью его преследования. Подтверждением служат действия 6-й гвардейской армии в контрнаступлении на белгородско-харьковском направлении и 60-й армии в Житомирско-Бердичевской операции.

Опыт войны свидетельствует, что для скрытия от противника ударных группировок необходимы не только активные действия на широком фронте, но и создание их в короткие сроки. Отмеченные положения предъявляли высокие требования к командующим и штабам по руководству войсками и обеспечению их скрытности при перемещении. Задача решалась постоянной разведкой противника, тщательным планированием перегруппировок, продуманной организацией комендантской службы, своевременным выводом армии в исходное положение для перехода в наступление, оборудованием в инженерном отношении мест расположения соединений и частей и организацией надежной их противовоздушной обороны. Вопрос достижения внезапности являлся ключевым, так как это способствовало выполнению задач меньшими силами. В этих целях принимались меры по сохранению в тайне замыслов и планов, соблюдению требований оперативной маскировки, дезинформации, военной хитрости и др.

Для современных условий весьма актуальным является выбор момента перехода в контрнаступление. Анализ боевых действий советских войск под Тихвином, Ростовом, Москвой и Сталинградом, немецко-фашистских- на харьковском направлении и в Донбассе, на киевском направлении и в Арденнах позволяет сделать вывод, что наиболее благоприятным временем перехода в контрнаступление считался момент, когда наступательные возможности противника были исчерпаны. Например, за два-три дня до перехода советских (союзных) войск в контрнаступление продвижение фашистских дивизий характеризовалось следующими темпами: под Тихвином - 1-2 км, в Донбассе - 2-3 км, в Арденнах - 0,5-1 км в сутки. Во всех случаях наступавшие не имели, как правило, ни вторых эшелонов, ни резервов.

Выбор момента перехода в контрнаступление находился в прямой зависимости и от правильной оценки перспектив возможных действий противника. В табл. 2 приведены данные, характеризующие обстановку, складывавшуюся в полосе армии к началу контрнаступления. В ряде операций армия начинала контрнаступление в условиях, когда противник продолжал вести наступление, переходил или уже перешел к обороне, преднамеренно или вынужденно начинал отводить свои войска с занимаемых рубежей. В этом случае соединения наступали во всей полосе армии. Оно велось в форме преследования.

Наиболее сложно было осуществить переход от обороны к контрнаступлению тогда, когда противник частью сил продолжал вести наступательные действия, на некоторых участках перешел к обороне, а на отдельных направлениях соединения армии в результате проводимых контратак и контрударов медленно продвигались вперед. Здесь сложность обусловливалась необходимостью одновременного создания ударной группировки, ведения боевых действий на разобщенных направлениях, выделения сил и средств для наращивания усилий, а также создания жесткой обороны вне участков контрнаступления. В таких условиях осуществляли переход в контрнаступление 54-я армия под Тихвином, 5-я и 50-я армии под Москвой и 51-я армия в Котельниковской операции. Например, противник, не добившись успеха на правом фланге 54-й армии, перешел к обороне. В центре ее оперативного построения 2 декабря 1941 года он пытался перерезать Октябрьскую железную дорогу, на левом фланге овладеть г. Волхов. В этих условиях утром 3 декабря ударная группировка перешла в наступление.

Армейские контрнаступательные операции

Причем две ее стрелковые дивизии атаковали из положения непосредственного соприкосновения с противником, а одна - после соответствующей перегруппировки. Иначе осуществлялся переход от обороны к наступлению в полосе 5-й армии под Москвой. По приказу генерал-лейтенанта Л. А. Говорова в начале декабря был проведен ряд контратак в центре и контрудар на правом фланге, что улучшило оперативное положение армии. Главный удар войска нанесли в центре, что обусловливалось ограниченностью времени и расположением привлекаемых к нему сил и средств. Соединения переходили в наступление из положения непосредственного соприкосновения с заменой впереди оборонявшихся войск. Для этого на удалении 20-40 км от переднего края для стрелковых дивизий были определены районы сосредоточения, там же находились приданные им танковые части. Исходное положение для наступления войска заняли в ночь перед контрнаступлением, в это время оборонявшиеся части 50-й стрелковой дивизии после сдачи своих участков произвели перегруппировку вдоль фронта.

В зависимости от сложившейся обстановки армейская контрнаступательная операция начиналась или с прорыва поспешно занятой обороны, иди ее преодоления. Переходу в контрнаступление обычно предшествовала короткая 10-15-минутная артиллерийская подготовка, которая осуществлялась, как правило, ближе к полудню. Это было необходимо из-за отсутствия полных данных о противнике, неготовности артиллерии к ведению огня, а также нестабильности линии фронта. Тик, 50-я армия в Тульской наступательной операции перешла в контрнаступление 8 декабря 1941 года не в 11 ч, а только в 15 ч. Командующий 61-й армией генерал-полковник П. А. Белов в Восточно-Померанской операции 1 марта 1945 года перенес начало артиллерийской подготовки с 8 ч на 10 ч 50 мин .

Опыт первых армейских контрнаступательных операций, проведенных под Ростовом и Тихвином, вскрыл недостатки в осуществлении поддержки пехоты в дивизионном звене. Во-первых, отсутствие армейских и дивизионных артиллерийских групп не позволяло существенно влиять на ход боевых действий. Во-вторых, децентрализованное управление артиллерией при отсутствии достаточного количества средств связи затрудняло управление огнем. И, в-третьих, огонь приходилось вести чаще всего по слабо разведанным целям. Помимо этого сказывалось и ограниченное количество боеприпасов.

Исходя из уровня боеспособности соединений и частей, а также характера действий противника, командующий армией определял способ перехода в контрнаступление. Суть его заключалась прежде всего в установлении порядка нанесения удара созданными группировками. В ряде случаев он наносился последовательно. В дальнейшем избирался способ перехода в наступление соединений, входивших в состав ударной (другой) группировки. Это был одновременный переход соединений в атаку или последовательный (по мере готовности), из непосредственного соприкосновения с противником или с выдвижением из глубины. Чаще войска переходили в контрнаступление последовательно, что обусловливалось преимущественно характером действий противника, так как армиям приходилось одновременно решать две взаимосвязанные (наступательную и оборонительную) задачи. Поэтому сильного первоначального удара не получалось, что в итоге сказывалось на темпах наступления. Однако конечный результат армейской контрнаступательной операции необходимо рассматривать в совокупности с действиями соседних армий, так как они нередко создавали относительно благоприятные условия для решения боевых задач.

Опыт одновременного перехода в контрнаступление ударных группировок имел место в практике немецко-фашистских войск. В этой связи заслуживают внимания действия 6-й немецкой армии (контрудар группы армий «Юг» против войск Юго-Западного фронта) в мае 1942 года. Так, утром 15 мая войска 21-й и 23-й армий вели наступательно-оборонительные бои, К 12 часам в район Зиборовка, Нечаевка, Бочков-ка прибыли передовые части 168-й пехотной дивизии вермахта и начали контратаки в направлении на г. Муром. Одновременно перешли в наступление ударные группировки противника (3-я и 23-я танковые дивизии, два полка 71-й и полк 44-й пехотных дивизий) в северо-восточном направлении, стремясь соединиться с окруженным гарнизоном. Для его усиления в 15 ч девять транспортных самолетов противника выбросили в район северо-западнее Терновая парашютный десант численностью до 300 человек. Враг активизировал действия перед фронтом соединений правого фланга 38-й армии и, в частности, против 226-й и 124-й стрелковых дивизий. Действия наземных войск противник обеспечивал ударами авиации, которая за сутки в полосе Юго-Западного фронта произвела 532 самолето-вылета.

Какие же основные выводы можно извлечь из опыта проведенных армейских контрнаступательных операций? Прежде всего следует остановиться на факторах, благоприятствовавших их проведению. К ним можно отнести: глубокое изучение командованием замысла противника для прогнозирования возможного характера его действий; определение наиболее опасной группировки врага и выбор оптимальных направлений для нанесения главного и другого ударов; создание в короткие сроки необходимых группировок; установление кризисного положения в сражении и удачный выбор момента для перехода в контрнаступление; выдержка и зрелость командного состава, настойчивость в достижении поставленной цели и твердость руководства. Многие из них, по нашему мнению, будут присущи и современным контрнаступательным операциям.

Приступать к подготовке контрнаступления следует как можно раньше. Задачу по его планированию, на наш взгляд, целесообразно возлагать по возможности на специальную группу во главе с заместителем начальника штаба армии, руководить работой которой должен лично командующий. Такой подход обеспечит оптимальное распределение усилий органов управления в решении двуединой задачи: ведения активной обороны и подготовки контрнаступления, для успешного ведения которого требуется сильная ударная группировка на избранном направлении. Однако, учитывая возросшие возможности средств вооруженной борьбы и руководствуясь критерием минимального нахождения войск в районах, необходимо осуществлять сбор соединений и частей в ударную группировку в ходе их выдвижения. Вводить в сражение целесообразно с ходу одновременно или последовательно.

Широкое применение, очевидно, получат различные способы перехода в контрнаступление, особенно - вслед за нанесением контрударов. Последующее их развитие лишит противника важного временного фактора, необходимого для организации ответных мер. В настоящее время наряду с фронтальным и фланговым ударами, нанесением ударов с двух и более направлений набирает силу активная форма маневра - охват по воздуху, т. е. сочетание наземных и воздушных действий, что может привести к более эффективным результатам. И еще один момент. Переход от обороны к наступлению проходил обычно в критических условиях обстановки. Поэтому постоянно возникала проблема поддержания высокого морального духа воинов. Психологический перелом во многом обусловливал преодоление поистине неимоверных трудностей, с которыми встречался личный состав в ходе контрнаступления. Следовательно, этому и сегодня следует уделять особое внимание.

ЦАМО СССР, ф. 326, оп. 5047, д. 38, л. 227; ф. 361, оп. 6094, д. 40, лл. 2, б.

Там же, ф. 500, оп. 12484, д. 149. лл. 165, 173, 557, 749.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой (под редакцией Соколовского В. Д.). - М.: Воениздат, 1964. - С. 138.

ЦАМО, ф. 405, оп. 9769, д. 29, лл. 48, 49.

ЦАМО, ф. 217, оп. 2970, д 12, л. 94.

ЦАМО, ф, 418, оп. 10695, д. 512, л. 195.

Там же, ф. 587, оп. 5121, д, 83, ял. 145, 146.

Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны, - М. : Воениздат, 1951. - Вып. 5. - С, 70,


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации