ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

Воздушно-космическая оборона № 1, 2009 г.

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

В. Старков

полковник

А. Шушков

подполковник, начальник лаборатории ФГУП «2 ЦНИИ Минобороны России»

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

На протяжении последних десятилетий стратегический бомбардировщик ВВС США В-52 - непременный участник практически всех локальных войн и конфликтов.

А КАК У НИХ

Десятилетие назад сша обеспечили совместное применение в реальном масштабе времени воздушной системы радиотехнической разведки высокой точности и вто большой мощности

Ровно десять лет назад Ирак и Югославия в очередной раз были превращены США и их союзниками в испытательные полигоны для проверки боевых возможностей новейших образцов и систем вооружения, а также отработки новых способов и тактики их применения. Воздушная система радиотехнической разведки высокой точности и высокоточное оружие класса «воздух-земля» с инерциально-спутниковыми системами наведения стали тогда базой для реализации США на практике новой оперативной концепции «Уничтожение системы ПВО противника».

Одной из характерных, запомнившихся всем особенностей операции «Буря в пустыне» стало массированное применение Многонациональными силами активных помех, буквально парализовавших работу системы ПВО Ирака. При этом плотность мощности помех в заградительном режиме достигала 1-5 кВт/МГц, а в прицельном режиме была почти на порядок выше.

В отличие от «Бури в пустыне», последовавшие за ней воздушные операции «Лис пустыни» (1998 г.) и «Решительная сила» (1999 г.) были проведены США и их союзниками на удивление «по-тихому» - без создания в зонах боевых действий сложной помеховой обстановки. Позднее американское военное руководство объяснило это тем, что «сложная помеховая обстановка могла затруднить управление войсками и взаимодействие между союзниками». Однако такое объяснение вряд ли может восприниматься всерьез.

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

Применение вместо одной ПРР «Харм» сразу 5-6 УАБ типа JDAM дает возможность при одинаковых финансовых затратах не только гарантированно уничтожить саму РЛС (СНР, РПН), но и в буквальном смысле перепахать всю позицию ЗРК.

Фото: US AIR FORCE

В этой связи следует вспомнить, что сделанное 20 декабря 1998 г. президентом США Б. Клинтоном заявление об окончании операции «Лис пустыни» не положило конец ударам американо-британской авиации по объектам ПВО Ирака. Напротив, с последних чисел декабря 1998 г. их интенсивность даже возросла.

С января по май следующего года авиация США и Великобритании совершила около 6 тыс. самолето-вылетов, что почти в десять раз больше, чем за всю операцию (с 17 по 20 декабря 1998 г. их было произведено всего 650).

Любопытно, что американским летчикам было разрешено, начиная со второй половины января 1999 г., наносить удары по всем без исключения радиоизлучающим РЭС ПВО Ирака. Ранее огонь по иракским ЗРК мог открываться только «в целях самообороны» и только при обнаружении облучения самолетов станциями наведения ЗУР.

Позднее, в мае 1999 г. Б. Клинтон предоставил право экипажам самолетов атаковать уже любые иракские радиоизлучающие средства, самостоятельно определяя принадлежность последних к военным целям. При этом важно отметить, что изменилась сама тактика подавления ПВО: в большинстве случаев удары по РЭС наносились управляемыми ракетами (УР) и авиабомбами (УАБ), а не только противорадиолокационными ракетами (ПРР).

СДЕЛАННОЕ 20 ДЕКАБРЯ 1998 г. ПРЕЗИДЕНТОМ США Б. КЛИНТОНОМ ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ ОКОНЧАНИИ ОПЕРАЦИИ «ЛИС ПУСТЫНИ» НЕ ПОЛОЖИЛО КОНЕЦ УДАРАМ АМЕРИКАНО-БРИТАНСКОЙ АВИАЦИИ ПО ОБЪЕКТАМ ПВО ИРАКА. НАПРОТИВ, С ПОСЛЕДНИХ ЧИСЕЛ ДЕКАБРЯ 1998 г. ИХ ИНТЕНСИВНОСТЬ ДАЖЕ ВОЗРОСЛА.

Практически аналогичная картина наблюдалась и в ходе подавления авиацией НАТО системы ПВО Югославии. Как правило, по позициям югославских ЗРК наносилось два ракетно-бомбовых удара. Вначале по работающим на излучение РЛС производились пуски ПРР типа «Харм», в результате чего РЛС либо выводились из строя, либо выключались их боевыми расчетами. Затем, по уже «молчащим» ЗРК наносился удар несколькими мощными УР или УАБ, который обычно приводил к уничтожению боевой техники, если та не успевала своевременно покинуть свои позиции.

Помеховая обстановка в зоне югославского конфликта, также как и в Ираке, не отличалась особой сложностью, если не сказать больше. Так, руководство НАТО с целью создания идеальных условий для применения своей авиации, даже заставило Болгарию отключить все ее военные и гражданские радары, поскольку те «создавали помехи работе систем наведения и навигации ВВС альянса».

Искусственное формирование в ходе боевых действий в Ираке и Югославии «стерильной» помеховой обстановки, а также характер объектов ударов (радиоизлучающие РЭС ПВО и связи) наводят на мысль, что в 1998-1999 гг. в приближенных к боевым условиях США и их союзниками были испытаны новейшие воздушные системы радиотехнической разведки высокой точности (РТР ВТ).

Принимая во внимание типы применяемого для уничтожения РЭС высокоточного оружия (ВТО), которое представляло собой наводимые на цель по координатной информации УР или УАБ с мощными боевыми частями (БЧ), также можно предположить, что в рамках операций «Лис пустыни» и «Решительная сила» ВВС США приступили к отработке новой оперативной концепции «Уничтожение системы ПВО противника» (Destruction of Enemy Air Defense - DEAD).

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПЕРЕХОДА К НОВОЙ КОНЦЕПЦИИ

Как известно, существовавшая до DEAD концепция временной нейтрализации системы ПВО противника SEAD (Suppression of Enemy Air Defense) предусматривала лишь выборочное, на заранее заданное время, подавление средств ПВО в полосе удара. Причем огневое и радиоэлектронное подавление ПВО в рамках SEAD осуществлялось, главным образом, с помощью ПРР и авиационных средств РЭБ.

Объективными предпосылками для перехода к новой оперативной концепции стали недостаточная, по мнению американских специалистов, эффективность боевого применения ПРР, а также остававшаяся нерешенной задача контроля в реальном масштабе времени (РМВ) результатов их ударов.

Например, 9 сентября 1995 г. в Боснии во время удара 30 боевых самолетов, оснащенных ПРР «Харм», авиации НАТО не удалось нейтрализовать ни одной позиции сербских ЗРК после того, как на них были выключены все РЛС. При этом по семи позициям ЗРК было выпущено в общей сложности 33 ракеты. Тем не менее, атакующей стороне не удалось достичь каких-либо ощутимых результатов.

Как считают американские военные, БЧ ракеты «Харм», масса которой составляет 68 кг, не обеспечивает гарантированного уничтожения РЛС противника. Поэтому даже при небольших ошибках наведения ПРР бывает очень сложно определить состояние РЛС после удара: поражена она или просто выключена, а также установить степень ее повреждений.

В то же время удар по РЛС, например, наводимыми на цель по координатной информации УАБ или УР с боевыми частями, масса которых в 3-15 раз больше, чем у ПРР «Харм», существенно повышает вероятность уничтожения ЗРК противника и практически снимает вопрос о необходимости оценки результатов удара.

Ключевым моментом, обеспечившим возможность перехода к концепции DEAD, стала разработка ВВС США на рубеже 1990-х гг. системы РТР ВТ воздушного базирования с помощью которой удалось практически в РМВ на порядок (с сотен - до десятков метров) повысить точность определения координат радиоизлучающих РЭС противника.

Знание местоположения РЭС противника с точностью до нескольких десятков метров позволило, в свою очередь, использовать полученную координатную информацию о целях в корректируемых по данным космической радионавигационной системы (КРНС) «Навстар» инерциальных системах управления (ИСУ) авиационных средств поражения типа «Джидам» и «Джисоу».

По этой причине практически утрачивают свою значимость такие достаточно эффективные меры противодействия ПРР типа «Харм», как псевдослучайная перестройка частоты и прерывистый режим работы излучающих РЭС ПВО. Однако не следует думать, что с принятием концепции DEAD ПРР типа «Харм» исчезнут из арсенала авиационных средств поражения США и их союзников. Скорее всего, из основного огневого средства подавления ПВО они превратятся в одно из средств индивидуальной самозащиты самолетов тактической авиации (ТА).

Другим обстоятельством, во многом повлиявшим на принятие новой концепции, стало стремление американской стороны максимально снизить затраты на уничтожение ПВО противника.

Например, сегодня стоимость одной ПРР «Харм» составляет 300-330 тыс. долл., УР типа «Джисоу» - порядка 200-250 тыс. долл., а УАБ типа «Джидам», оснащенной инерциально-спутниковой системой наведения (ИССН) - до 40-60 тыс. долл.

Известно, что основное поражающее воздействие УАБ калибром 900 кг (около 90%) приходится на зону радиусом 180 м от точки ее подрыва. Поэтому совершенно очевидно, что применение вместо одной ПРР «Харм» сразу 5-6 УАБ типа «Джидам» дает возможность при одинаковых финансовых затратах не только гарантированно уничтожить саму РЛС, но и в буквальном смысле «перепахать» всю позицию ЗРК.

ВОЗДУШНАЯ СИСТЕМА РАДИОТЕХНИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ ВЫСОКОЙ ТОЧНОСТИ - БАЗА КОНЦЕПЦИИ DEAD

Основные принципы РТР ВТ были разработаны в США еще в начале 1970-х гг. и реализованы в ходе создания воздушной системы РТР «Гард-рейл коммон сенсор», которая до сих пор используется для обеспечения данными радио и радиотехнической разведки (Р и РТР) командования армейского корпуса и более высоких звеньев управления сухопутных войск США.

Вначале данная система предназначалась для круглосуточного (в воздухе одновременно находилось три самолета-разведчика типа RC-12) автоматического обнаружения, распознавания и перехвата сигналов РЭС управления и связи противника, а также определения их местоположения.

В РАМКАХ ОПЕРАЦИЙ «ЛИС ПУСТЫНИ» И «РЕШИТЕЛЬНАЯ СИЛА» ВВС США ПРИСТУПИЛИ К ОТРАБОТКЕ НОВОЙ ОПЕРАТИВНОЙ КОНЦЕПЦИИ «УНИЧТОЖЕНИЕ СИСТЕМЫ ПВО ПРОТИВНИКА» (DESTRUCTION OF ENEMY AIR DEFENSE - DEAD).

Параллельное ведение Р и РТР с борта RC-12 стало возможным после установки в 1991 г. на этих самолетах комплексов разведки в составе аппаратуры «Усовершенствованный Гардрейл-5» (радиоразведка) и «Усовершенствованный Квик Лук» (радиотехническая разведка), а также станции высокоточного определения координат РЭС противника CHAALS (Communication High Accuracy Airborne Location System).

При этом точность определения координат радиоизлучающих объектов на дальностях 130-150 км достигала, по некоторым данным, 50-150 м. В течение одной минуты система «Гардрейл коммон сенсор» обеспечивала разведку двух-трех радиостанций KB диапазона и до 30 РЛС противника.

Высокая точность определения координат радиоизлучающих РЭС достигалась благодаря использованию разностно-временного (TDOA - Time Difference Of Arrival) и разностно-доплеровского (DD - Differential Doppler) методов их определения при условии одновременного, пространственно разнесенного перехвата сигналов РЭС на двух и более воздушных пунктах радиоперехвата.

Серьезным недостатком системы «Гардрейл коммон сенсор», затрудняющим ее использование в рамках концепции DEAD, была и остается невозможность определения координат излучающих РЭС противника и выдача по ним целеуказания в масштабе времени, близком к реальному.

Из-за отсутствия на борту RC-12 операторов по обработке добываемой информации все полученные данные вначале сбрасываются на наземные пункты обработки. Лишь затем обработанные данные поступают в центр управления воздушными операциями или передаются в виде целеуказания непосредственно на ударные самолеты.

Что касается ВВС США, то к разработке собственной системы РТР ВТ они приступили в 1980-х гг. в рамках создания разведывательно-ударного комплекса (РУК) PLSS. Как известно, он предназначался для вскрытия системы ПВО противника по излучениям работающих РЭС и наведения на выявленные цели самолетов ТА и управляемого оружия классов «земля-земля» и «воздух-земля». При этом в состав РУК PLSS планировалось включить 10 самолетов разведки и ретрансляции типа TR-1, наземный центр управления и обработки данных, а также 12 мобильных наземных пунктов разностно-дальномерной навигационной сети. Как и RC-12, самолеты TR-1 должны были обеспечивать одновременный перехват сигналов РЭС противника на 2-3 самолетах для последующего измерения разностей доплеровских частот и времени приема сигналов на этих самолетах. Однако в 1987 г., уже на стадии подготовки РУК PLSS к серийному производству, ВВС США отказались от комплекса.

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

Своеобразной «визитной карточкой» самолета Е-3 «Авакс» Block 30/35 являются выступающие за обводы его фюзеляжа почти на полметра боковые приемные антенны станции AN/AYR-1 размером 3,9 х 0,84 м, которые из-за своих внушительных габаритов сразу бросаются в глаза.

Фото: US AIR FORCE

По времени это совпало с началом модернизации самолетов ДРЛОУ Е-3 системы «Авакс» в рамках проекта Block 30/35. Она предусматривала установку на борту Е-3 станции РТР AN/AYR-1, приемной станции КРНС «Навстар», аппаратуры объединенной тактической системы распределения данных «Джитидс» класса 2Н, а также расширение памяти центральной ЭВМ. Общая масса дополнительного оборудования составила примерно 850 кг. При этом станция AN/AYR-1 обеспечивала на тот момент круговой всенаправленный и остронаправленный прием с почти мгновенным сканированием в секторе 360° и пеленгованием источников радиоизлучения с ошибкой 0,5-1°. Придание системе РТР на базе Е-3 «Авакс» Block 30/35 возможностей по ведению РТР ВТ было реализовано за счет включения в ее состав второго воздушного пункта радиоперехвата, которым может являться не обязательно самолет Е-3.

В качестве второго (ведомого) самолета может использоваться любой летательный аппарат, оснащенный малогабаритным комплектом аппаратуры РТР ВТ, всенаправленной приемной антенной и аппаратурой системы передачи данных с повышенной пропускной способностью. При этом аппаратура РТР ВТ может исполняться как в контейнерном (сменном) варианте, так и быть встроенной в БРЭО ведомого самолета.

СУЩЕСТВОВАВШАЯ ДО DEAD КОНЦЕПЦИЯ ВРЕМЕННОЙ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ПВО ПРОТИВНИКА SEAD (SUPPRESSION OF ENEMY AIR DEFENSE) ПРЕДУСМАТРИВАЛА ЛИШЬ ВЫБОРОЧНОЕ, НА ЗАРАНЕЕ ЗАДАННОЕ ВРЕМЯ, ПОДАВЛЕНИЕ СРЕДСТВ ПВО В ПОЛОСЕ УДАРА. ПРИЧЕМ ОГНЕВОЕ И РАДИОЭЛЕКТРОННОЕ ПОДАВЛЕНИЕ ПВО В РАМКАХ SEAD ОСУЩЕСТВЛЯЛОСЬ, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, С ПОМОЩЬЮ ПРР И АВИАЦИОННЫХ СРЕДСТВ РЭБ.

Перехваченный ведомым самолетом сигнал вместе с данными о времени и направлении его прихода, а также собственными координатами и скоростью полета передается в цифровых кодах по закрытой радиолинии на борт ведущего самолета, где и производится совместная корреляционная обработка данных радиоперехвата. При этом положение излучающего РЭС в пространстве определяется как точка пересечения трех поверхностей положения: поверхности равной разности доплеровского сигнала, поверхности равной временной задержки сигнала РЭС и плоскости пеленга «ведущий самолет-РЭС».

По некоторым данным, на борту Е-3 «Авакс» Block 30/35 также имеется канал измерения скорости изменения фазы принимаемого сигнала, что позволяет вычислять расстояние до РЭС, дополнительно уточняя, таким образом, его координаты.

По оценкам, точность определения координат источников импульсного излучения двухпозиционной системой РТР ВТ на базе Е-3 «Авакс» Block 30/35 составляет 0,01-0,02%, а источников непрерывного сигнала - 0,03-0,05% от дальности ведения разведки соответственно.

Описанная выше архитектура новой системы РТР ВТ дала возможность ВВС США сосредоточить функции обработки данных и управления разведывательно-ударными действиями по уничтожению средств ПВО противника на борту воздушного носителя, отказавшись от развертывания наземного центра управления и обработки информации, а также создания громоздкой наземной навигационной сети.

Опыт боевого применения ВВС США показывает, что наиболее часто наблюдается режим ведения РТР ВТ парами самолетов, где в качестве ведущего самолета обычно используется Е-3 «Авакс» Block 30/35, а ведомыми являются самолеты-разведчики U-2S, RC-135 V/W «Ривет Джойнт», ЕР-ЗЕ «Ариес», а также самолеты базовой патрульной авиации Р-ЗС «Орион», способные осуществлять длительное барражирование вдоль линии соприкосновения войск.

Своеобразной «визитной карточкой» самолета Е-3 «Авакс» Block 30/35 являются выступающие за обводы его фюзеляжа почти на полметра боковые приемные антенны станции AN/AYR-1 размером 3,9 х 0,84 м, которые из-за своих внушительных габаритов сразу бросаются в глаза. Круговой обзор пространства обеспечивается с помощью небольших носовой и хвостовой антенных решеток.

Косвенным свидетельством успешного применения систем РТР ВТ в ходе операций «Лис пустыни» и «Решительная сила» является тот факт, что французское руководство сразу после окончания боевых действий приняло решение о срочной установке станций РТР ВТ на всех самолетах системы «Авакс» ВВС Франции.

Достигнутый в США прогресс в области создания систем РТР ВТ также подтверждается развертыванием в 2001 г. низкоорбитальной космической системы РТР нового поколения «Либра», получившей обозначение SBWASS-СР (Space-Based Wide Area Surveillance System-Consolidated Program).

Напомним, что при создании своих низкоорбитальных систем радиотехнической разведки США традиционно используют готовые схемные и технические решения, которые уже прошли отработку и проверку в воздушных системах РТР. Например, в ходе разработки аппаратуры спутников РТР «Феррет» за основу были взяты станции воздушной разведки, размещавшиеся до этого на самолетах RB-47, RB-50. Много общего также имеют уже упоминавшаяся система «Гардрейл коммон сенсор» и существующая космическая система РТР «Уайт Клауд» ВМС США.

Поэтому нет ничего удивительного, что рабочая группа системы «Либра» состоит из пары космических аппаратов (КА), находящихся в одной орбитальной плоскости и удаленных друг от друга на расстояние порядка 80 км. Судя по результатам оптических наблюдений, «ведущий» КА значительно отличается от «ведомого» по габаритам. Существенные различия между КА по габаритам и по массе можно объяснить наличием на борту «ведущего» аппарата связных антенн и дополнительной аппаратуры обработки данных.

ВЫСОКОТОЧНОЕ ОРУЖИЕ С ИНЕРЦИАЛЬНО-СПУТНИКОВЫМИ СИСТЕМАМИ НАВЕДЕНИЯ - ВТОРОЙ СОСТАВНОЙ ЭЛЕМЕНТ КОНЦЕПЦИИ DEAD.

В случае определения координат излучающего РЭС системой РТР ВТ с точностью 25 м для его поражения с вероятностью 0,8 (при нормальном законе распределения ошибок наведения ВТО) необходимо использовать управляемую ракету или авиабомбу с инерциально-спутниковой системой наведения калибром около 900 кг.

До начала операции «Лис пустыни» американские военные, скорее всего, и сами не до конца верили в возможность успешного применения системы РТР ВТ для борьбы с подвижными радиоизлучающими средствами ПВО противника. На это указывает отсутствие в тот момент на вооружении американской ТА достаточно дешевого ВТО, наводимого на цель по координатной информации, без использования дорогостоящих лазерных или ИК систем наведения.

Напомним, что в 1998 г. единственной УАБ прямой атаки целей с корректируемой по данным КРНС «Навстар» инерциальной навигационной системой была авиабомба GAM (GPS Aided Munition), которой оснащались бомбардировщики В-2А. При этом GAM рассматривалась ВВС США лишь как временное, переходное к УАБ типа «Джидам», вооружение В-2А. Всего было изготовлено 128 авиабомб GAM, которые полностью были израсходованы в Югославии.

Между тем результаты применения в Ираке системы РТР ВТ для оперативного поиска и определения местоположения радиоизлучающих РЭС, судя по всему, превзошли все ожидания американского командования. Перед ним встала проблема срочной реализации неожиданно открывшихся возможностей по ведению разведывательно-ударных действий против ПВО в масштабе времени, близком к реальному.

Выход был найден в нанесении ударов по радиоизлучающим объектам существующим ВТО с комбинированными системами наведения, на котором, помимо ГСН, имелись ИСУ (простые или скомплексированные с приемниками КРНС «Навстар») и обеспечивавшие выработку команд управления полетом ВТО микропроцессоры.

Последние, используя высокоточную координатную информацию о целях и данные о местоположении носителя оружия, производили расчет траектории полета ВТО к цели. При этом в случае пуска ВТО по координатной информации, его канал наведения (лазерный, телевизионный, инфракрасный), скорее всего, играл вспомогательную роль или просто «обнулялся».

Несмотря на явную нерациональность и дороговизну подобного варианта применения ВТО с комбинированными системами наведения, у американского командования тогда не было иного выхода: дешевое оружие прямой атаки целей «Джидам», которое можно было бы разместить на самолетах ТА, появилось в Ираке и Югославии лишь в апреле-мае 1999 г.

В 1998-1999 гг. для нанесения ударов по иракским и югославским средствам ПВО более чем в 60% случаев использовались УАБ типа GBU-12, -24, -27, -32, а также УР типа AGM-130 и AGM-84E/H SLAM/SLAM-ER. На долю ПРР типа «Харм» пришлась где-то треть выведенных из строя в тот период РЛС и ЗРК. В незначительном ряде случаев было отмечено применение УР типа AGM-154A, оснащенных кассетными БЧ.

Большинство иракских стационарных РЛС и малоподвижных ЗРК SA-2 и SA-3 было уничтожено американо-британскими ВВС (в том числе и с помощью крылатых ракет) в ходе массированных воздушных ударов уже к концу 1998 г. В начале 1999 г. настал черед подвижных ЗРК малой дальности SA-6 (ЗРК «Квадрат»). Для их поражения использовались, главным образом, УР AGM-130, представляющие собой практически всепогодное ВТО круглосуточного действия с дальностью полета 28-74 км. По американской классификации данная УР относится к авиационным средствам поражения типа SOAD (Stand of Outside Area Defense), запускаемым вне зоны действия огневых средств зонально-объектовой ПВО.

В рамках программы WAGE (Wide Area GPS Enhancements) на УР AGM-130 дополнительно был установлен блок ИСУ, сопряженной с приемником системы «Навстар», который обеспечивал управление полетом ракеты на среднем участке траектории вплоть до захвата цели ее телевизионной или тепловизионной ГСН. Эти же ракеты были использованы и на начальном этапе подавления ПВО Югославии, сценарий которого практически не отличался от иракского.

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

Для борьбы с югославскими подвижными ЗРК использовались самолеты Р-ЗС «Орион» 10-й патрульной авиаэскадрильи ВМС США, переоборудованные в 1998 г. по программе AWIP (Antisurface Warfare Improvement Program) для действий в прибрежных водах и на приморских направлениях в интересах решения задач разведки и нанесения ударов.

Фото: US NAVY

ЗРК SA-2 и SA-3 (за исключением двух комплексов SA-3, оснащенных тепловизорами) без особых затруднений были выведены из строя ОВВС НАТО в ходе первых же воздушных ударов. Однако затем почти шесть недель было потрачено на поиск и уничтожение подвижных ЗРК «Квадрат», по которым, как и в Ираке, в основном применялись УР AGM-130. Не исключено, что при этом в Ираке и Югославии прошли испытания усовершенствованной УР AGM-130E с увеличенной до 164 км дальностью стрельбы.

Для борьбы с югославскими подвижными ЗРК также использовались самолеты Р-ЗС «Орион» 10-й патрульной авиаэскадрильи ВМС США, переоборудованные в 1998 г. по программе AWIP (Antisurface Warfare Improvement Program) для действий в прибрежных водах и на приморских направлениях в интересах решения задач разведки и нанесения ударов.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ DEAD АМЕРИКАНСКИЕ ВОЕННЫЕ СВЯЗЫВАЮТ С НОВОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИЕЙ «ВЕДЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЕДИНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУТАЦИОННОЙ СРЕДЕ» (NCW-NETWORK CENTRIC WARFARE), ПРЕДУСМАТРИВАЮЩЕЙ ОБЪЕДИНЕНИЕ В ЕДИНУЮ СЕТЬ РАЗНОРОДНЫХ СРЕДСТВ РАЗВЕДКИ И ПОРАЖЕНИЯ.

Для поражения наземных целей в состав их вооружения дополнительно были включены УР SLAM различных модификаций с дальностью стрельбы от 95 до 280 км. Всего за период боевых действий с самолетов Р-ЗС было произведено 14 пусков таких ракет, которые поразили все заданные цели. Пуски УР SLAM также осуществлялись с самолетов F/A-18C авиации ВМС США.

В ходе югославского конфликта для борьбы с ЗРК, применявшими в качестве мер противодействия ПРР «Харм» периодическое выключение РЛС, часто использовались самолеты F-16CJ в паре с тактическими истребителями F-16C/D или истребителями-штурмовиками F/A-18C, вооруженными ракетами AGM-154A.

F-16CJ с помощью установленной на борту аппаратуры наведения ПРР «Харм» HTS (HARM Targeting System) осуществляли определение координат РЛС в момент их выключения и последующую выдачу целеуказания на тактические истребители с точностью, достаточной для пуска по позициям ЗРК оружия поражения площадных целей типа AGM-154A.

Боевое снаряжение УР AGM-154A состояло из 145 суббоеприпасов BLU-97 осколочно-кумулятивно-зажигательного действия, которые позволяли реализовать зону поражения живой силы, легкобронированной и автомобильной техники размером приблизительно 300 х 200 м.

Покончив с комплексами ПВО малой дальности, США и их союзники последовательно перешли к уничтожению ЗРК ближнего действия и ЗАК. В Ираке объектами поражения стали, прежде всего, французские «Роланды». Для их уничтожения США были вынуждены применить своеобразный «эрзац» авиабомб типа «Джидам»: УАБ серии «Пейвуэй-lll» GBU-24 и GBU-27 калибром 900 кг с усовершенствованным программным обеспечением. Эти бомбы были созданы в начале 1980-х гг. специально для действий с малых и предельно малых высот. Помимо лазерной полуактивной ГСН на УАБ имелись также гиростабилизированная платформа и цифровой автопилот с микро ЭВМ.

Благодаря оснащению бомб крылом увеличенной площади и оптимизации с помощью автопилота траектории полета с выполнением маневра «горка», максимальная дальность их планирования была увеличена до 30 км, что дало возможность применять их в качестве авиационных средств поражения типа SOPD (Stand of Outside Point Defense), запускаемых из-за пределов объектовой системы ПВО.

Позиции югославских ЗРК типа «Стрела» и ЗСУ-57-2 вскрывались, как правило, по радиоизлучениям их связных радиостанций и поражались доставленными к тому времени в район боевых действий GBU-32 «Джидам».

О достаточно высокой эффективности концепции DEAD свидетельствует ряд косвенных признаков. В 2003 г. в ходе воздушно-наземной операции «Свобода Ираку» американо-британские войска уже через сутки приступили к реализации ее наземной фазы. Очевидно, что ПВО Ирака после систематического уничтожения авиацией коалиции ее активных средств в ходе патрулирования так называемых зон, запретных для полетов, была ослаблена настолько, что фаза операции, целью которой являлось завоевание господства в воздухе, союзникам просто не потребовалась.

80% боевых вылетов ВВС союзников пришлось на уничтожение иракской наземной группировки и менее 20% - для блокирования, на всякий случай, возможных действий иракской авиации.

За четыре года, прошедших после первого практического применения концепции DEAD, Ираку так и не удалось восстановить свою систему ПВО на базе ЗРК средней и малой дальности. Неудивительно, что первый пуск ПРР «Харм» в ходе «Свободы Ираку» был отмечен лишь через неделю после ее начала.

О номенклатуре сохранившегося к 2003 г. вооружения иракской ПВО можно также судить по тем данным, которые доводилась пилотам коалиционных ВВС перед началом боевых действий в процессе изучения ими возможностей ПВО противника. Основным содержанием информационных материалов были ТТХ зенитных пушек С-60, КС-12, КС-19, а также переносных зенитных ракетных комплексов типа «Стрела» и «Игла».

Что касается Югославии, то уже через месяц после начала боевых действий, если верить заявлениям американских военных, из строя было выведено 70% ЗРК SA-2 и SA-3, а также 25% ЗРК «Квадрат». К представленным данным можно относиться как угодно, однако очевидно, что понесенные югославской стороной потери были настолько тяжелыми, что привели, если не к серьезной потере боеспособности ПВО, то уж точно к ее моральному поражению.

За 45 суток конфликта авиации НАТО удалось совершить 18 тыс. вылетов (из них более 4 тыс. боевых), нанеся удары 9 тыс. боеприпасов различных типов по 270 стационарным и 1,6 тыс. мобильным целям. При этом югославские средства ПВО сбили всего два американских самолета.

Таким образом, в ходе операций «Лис пустыни» и «Решительная сила» США удалось обеспечить совместное применение в масштабе времени близком к реальному воздушной системы РТР ВТ и ВТО большой мощности с ИССН, что явилось фактической реализацией на практике новой оперативной концепции уничтожения системы ПВО противника.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ DEAD

Дальнейшее развитие DEAD американские военные связывают с новой стратегической концепцией «Ведение боевых действий в единой информационно-коммутационной среде» (NCW - Network Centric Warfare), предусматривающей объединение в единую сеть разнородных средств разведки и поражения.

В частности, ВВС США ведут разработку перспективной технологии тактического целеуказания AT3 (Advanced Tactical Targeting Technology). Она должна обеспечить высокоточное определение координат радиоизлучающих РЭС противника за счет совместной обработки данных радиоперехвата, полученных с помощью средств РТР всех находящихся в воздухе самолетов, включая оснащенные станциями РТР транспортные самолеты и самолеты-заправщики.

Ожидается, что система AT3 позволит определять за 10 с координаты радиоизлучающих РЭС противника с точностью 50 м на дальности 90 км.

Одновременно, в интересах оперативного решения всего спектра задач по поражению объектов ПВО различных типов, ведутся работы по размещению на одном воздушном носителе станции РТР ВТ, прицельно-навигационной системы типа «Лантирн» и высокоточных средств поражения большой дальности.

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ И БОЛЬШАЯ МОЩНОСТЬ

Cамолет EA-18G «Гроулер» будет оснащен станцией РТР LR-700 фирмы «Литтон». Она должна обеспечить определение координат РЭС с точностью, достаточной для применения по ним не только ПРР типа «Харм», но и ВТО типа «Джидам» и «Джисоу», а также УР большой дальности.

Фото: US NAVY

Например, самолет EA-18G «Гроулер» будет оснащен станцией РТР LR-700 фирмы «Литтон». За счет использования длиннобазисных интерферометрических антенных решеток, расположенных на законцовках крыла, а также в носовой и хвостовой частях фюзеляжа самолета, LR-700 должна обеспечить определение координат РЭС с точностью, достаточной для применения по ним не только ПРР типа «Харм», но и ВТО типа «Джидам» и «Джисоу», а также УР большой дальности.

К числу основных тенденций развития ВТО, используемого в рамках DEAD, можно отнести:

- увеличение дальности стрельбы оружия за счет оснащения его средствами планирующего полета или силовыми двигательными установками (включая замену имеющихся твердотопливных двигателей на воздушно-реактивные);

- повышение точности стрельбы оружия за счет оснащения его недорогими ГСН, обеспечивающими реализацию терминального наведения;

- повышение гибкости применения ВТО с ИССН путем установки на нем приемной аппаратуры линии передачи данных в интересах корректируемого наведения оружия на подвижные цели;

- создание ВТО с двойным (осколочно-фугасным и электромагнитным) поражающим действием.

В свою очередь, возможными направлениями противодействия совместному применению высокоточных средств разведки и поражения могут являться:

- активное использование средств РЭБ для подавления систем РТР ВТ и инерциально-спутниковых систем наведения ВТО, корректируемых по данным КРНС «Навстар»;

- широкое применение пассивных информационных средств и систем, работающих в радио- и оптическом диапазонах длин волн, а также применение многопозиционных разнесенных радиолокационных систем, включая системы на базе полуактивной локации, использующие для «подсвета» целей излучение телевизионных и радиовещательных передающих центров.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации