УГРОЗЫ С МОРЯ

ВКО №3 (22) 2005

УГРОЗЫ С МОРЯУГРОЗЫ С МОРЯ

Иван РУСАНОВ

профессор кафедры оперативного искусства ВМФ ВА ГШ, контр-адмирал, кандидат военных наук

Роль Военно-морского флота в отражении воздушно-космического нападения

Ведущие зарубежные государства уделяют первостепенное значение наращиванию своих возможностей по проецированию силового присутствия практически на весь Земной шар, активно используя Мировой океан. Угроза национальным интересам России и ее военной безопасности с океанских и морских направлений не только сохраняется, но и имеет тенденцию к наращиванию.

Анализ вооруженных конфликтов последних десятилетий показывает, что произошло перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборстве. Теперь ход и исход вооруженной борьбы будут определяться противоборством в воздушно-космической сфере и на морях. Основные задачи по поражению и разгрому противника отныне решаются не в ходе столкновения многочисленных танковых и мотопехотных дивизий, а методом дальнего огневого поражения, в том числе и с морских, и с океанских направлений.

ОБСТАНОВКА

На морях и океанах флоту России, как и прежде, противостоят коалиции сильных морских держав. Их группировка средств воздушного нападения сегодня насчитывает более 1,8 тыс. самолетов авиации ВМС, около 5 тыс. крылатых ракет морского базирования. В океанских стратегических районах и морских зонах, прилегающих к территории России, сохраняется постоянное присутствие группировок флота США и их союзников. Здесь развернуты три оперативных флота ВМС США (5-й, 6-й и 7-ой) в составе 3-х АУГ (120-160 палубных истребителей-штурмовиков), а также до 36 носителей КРМБ "Томахок" с боезапасом более 700 крылатых ракет. Готовность к их применению составляет не более часа. В угрожаемый период и в начальный период военных действий группировка может быть увеличена более чем в 3 раза и включать до девяти АУГ (360 ударных самолетов) и до 80 носителей КР "Томахок" с боезапасом свыше 2 тыс. КРМБ.

УГРОЗЫ С МОРЯМощными средствами воздействия по береговым объектам гипотетического противника в ВМС США являются корабельные ударные группы. Как правило, они включают в своем составе крейсеры и эсминцы УРО, а также корабли охранения. Подобные группировки предназначены для нанесения ударов по целям на дальностях до 2,5 тыс. км (с КВО до 1 м). Каждая КУГ способна нести 120-190 крылатых ракет. К 2030 г. ВМС Соединенных Штатов в своем составе будут иметь до 400 боевых кораблей, среди них до 50% кораблей - носителей КРМБ и до 12 авианосцев.

Авианосная многоцелевая группа включает многоцелевой авианосец, авиакрыло, 6-8 кораблей охранения, оснащенных сильным противолодочным, противокорабельным и зенитным ракетным оружием. В состав АМГ могут включаться 1-2 многоцелевые подводные лодки и транспорты снабжения. Развитая система универсальной обороны этого соединения обеспечивает его высокую боевую устойчивость.

По существу, многоцелевой авианосец - это высокомобильная, хорошо защищенная авиационная дивизия морского базирования, располагающая сотней летательных аппаратов различного назначения. Плавучий аэродром, позволяющий осуществлять взлет и посадку самолетов при волнении моря до 6-7 баллов, перемещается со скоростью до 1000 км в сутки, располагает значительными запасами авиационного топлива, оружия, боеприпасов, развитыми средствами обнаружения и поражения.

Выводимые из боевого состава СНС США ПЛАРБ типа "Огайо" (4 ед.) намечается переоборудовать к 2006 г. для дальнейшего их использования в качестве носителей КРМБ, при этом каждая подводная лодка будет нести до 154 КРМБ. Таким образом, существенно повышаются боевые возможности ВМС США при их участии в войнах и вооруженных конфликтах с применением обычного оружия. Такие подводные лодки, благодаря своей малошумности и скрытности, могут наносить в сжатые сроки массированные удары по наиболее важным объектам, в том числе по высокозащищенным малоразмерным целям, на дальности до 2,5-3 тыс. км.

В последние годы американские военные моряки добились максимального значения коэффициента оперативного использования своих сил. Сегодня в различных районах Мирового океана постоянно находятся 7 из 12 АМГ, 10 из 12 АДГ с 55 тыс. морских пехотинцев на борту, 68% боевых надводных кораблей, 70% многоцелевых подводных лодок. Фактически в море развернуто 2/3 ВМС США.

Подобные группировки в гипотетическом военном конфликте могут представлять реальную угрозу для 60-65% важных объектов военно-промышленного потенциала Российской Федерации на 80% территории европейской части страны, Сибири и Дальнего Востока.

ЧЕМ И КАК ОТРАЖАТЬ

Успешное отразить массированный ракетно-авиационный удар возможно, проведя комплекс заранее подготовленных и согласованных между собой мероприятий. Прежде всего, необходимо своевременно завершить оперативное развертывание сил флота и создать группировки для участия ВМФ в отражении ВКН противника, заблаговременно выполнить мероприятия оперативного обеспечения.

Особое значение приобретает наращивание усилий разведки для выявления авианосных многоцелевых групп, подводных лодок (носителей крылатых ракет), непосредственно воздушного противника, а также своевременная подача сигнала на вывод сил из-под удара (проведение решительного противоракетного маневра) и на уничтожение CBН в полете.

В отличие от других видов Вооруженных Сил, силы флота при отражении ВКН противника способны не только сами поражать средства воздушного нападения, но и уничтожать носители СВН и ВТО. Основными из них являются авианосные многоцелевые и корабельные ударные группы, многоцелевые подводные лодки.

Опыт войн в Персидском заливе и Югославии показал, что скоординированные удары палубной авиации и КРМБ "Томахок" стали ключевым звеном в воздушной войне. По существу, они обеспечили завоевание господства в воздухе на самой ранней стадии военных действий. Тем самым подтверждены возросшее значение ВМС при решении задач уничтожения важных объектов в глубине обороны противника и их ведущая роль при ведении боевых действий совместно с другими видами ВС на континентальных ТВД. Поэтому поражение АМГ и КУГ, подводных лодок - носителей КРМБ является одной из УГРОЗЫ С МОРЯосновных задач в операции флота (и в стратегической воздушно-космической операции).

К участию в этих операциях привлекаются подводные лодки с крылатыми ракетами большой дальности и многоцелевые пл, морская ракетоносная, дальняя, корабельная и истребительная авиация, авианесущие и ракетные надводные корабли.

Силы ВМФ, принимающие участие в отражении воздушно-космического нападения, будут проводить морскую операцию по нанесению поражения авианосным группам противника, вести боевые действия по уничтожению КУГ, подводных лодок - носителей КРМБ, уничтожать СВН в полете силами и средствами ПВО флотов.

Противодействие угрозе с моря немыслимо без тесного взаимодействия Военно-морского флота с приморскими объединениями ВВС и ПВО, фронтами. В этих условиях надежная противовоздушная оборона сил флотов (как в пунктах базирования, так и особенно в море) является важнейшим фактором, обеспечивающим выполнение ими своих задач в операциях. Силы и средства противовоздушной обороны первыми вступают в бой, а в условиях принятой в РФ оборонительной военной доктрины становятся гарантом сохранения боеспособности сил (войск) флотов, особенно от первых массированных ракетно-авиационных ударов.

Основным содержанием подготовки ПВО в операции флота является перевод системы ПВО в полностью развернутое и боеготовое состояние. В процессе перевода система ПВО на приморском направлении должна удовлетворять следующим требованиям: обеспечивать постоянную готовность к отражению внезапных ударов воздушного противника; опережать темпы развертывания прикрываемых сил флота; соответствовать темпам увеличения состава сил и средств воздушного нападения противника и повышения их боевой готовности к применению.

Организация противовоздушной обороны осуществляется на основе принятого командующим флотом решения на операцию. Противовоздушная оборона в береговых, морских и морских маневренных районах ПВО (как единая структура) объединяет следующие системы: разведки, обнаружения воздушного противника и оповещения о нем; истребительного авиационного прикрытия; зенитного ракетного прикрытия; радиоэлектронной борьбы; управления и связи.

Построение ПВО разнородных группировок флота в операции организуется в несколько эшелонов. В первом эшелоне противовоздушная оборона осуществляется истребительной авиацией дальнего действия из положения "дежурство в воздухе" при наращенном радиолокационном поле самолетами и кораблями РЛД. Для снижения возможностей противника используются средства РЭБ.

Во втором эшелоне действуют истребительная авиация наземного и корабельного базирования из положения "дежурства на аэродроме (палубе)", корабельные ЗРК средней и большой дальности, комплексы РЭБ. Радиолокационное поле при этом по возможности создается самолетами, вертолетами РЛД корабельного базирования, кораблями РЛД.

В третьем эшелоне противовоздушная оборона осуществляется силами и средствами ПВО и РЭБ каждого корабля на самооборону, а также силами и средствами ПВО в системе объектовой ПВО группировок флота в пунктах базирования.

Взаимодействие флотов с приморскими объединениями ВВС и ПВО (фронтами) для противовоздушной обороны сил в море практически на 90% заключается в организации истребительного авиационного прикрытия и боевого применения самолетов дальнего радиолокационного наблюдения.

Сложной проблемой является вывод войск, сил и объектов тыла из-под ударов противника. Для решения этой задачи необходимо прогнозировать время и районы массированных ударов, группировки и объекты, которые могут быть подвергнуты удару; заблаговременно определять комплекс мероприятий и проводить соответствующую подготовку сил к выходу из-под удара; сокращать время на взлет авиации; увеличивать степень рассредоточения кораблей, войск, материально-технических средств; принимать меры по достижению необходимой эффективности мероприятий оперативной и тактической маскировки.

Словом, как осуществлять отражение ударов СВН с морских и океанских направлений более или менее понятно. Однако сегодня разрыв между значительно возросшими возможностями вероятного противника по нанесению мощных воздушных ударов (ведению воздушных наступательных операций) и снижающимися боевыми возможностями сил и средств ПВО в ВМФ (как и в других видах ВС) не сокращается, а только возрастает. И корни этих проблем находятся отнюдь не в сфере военного искусства.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Чтобы справиться с задачами операций начального периода войны, ВМФ обязан обладать достаточно мощными современными группировками разнородных ударных сил. Они должны быть способны нанести неприемлемый ущерб вероятному противнику или вообще заставить отказаться от агрессии против РФ с морских и океанских направлений. Ведь успешное проведение стратегической воздушно-космической операции может определить ход и исход войны, а при определенных условиях ее результат может стать решающим фактором достижения цели войны.

Анализ частных задач военного времени, особенно их распределение по зонам применения, показывает, что многие из них флоту необходимо выполнять в океанской и дальней морской зонах. Корабельный состав ВМФ (крейсеры, в т.ч. авианесущие, эсминцы, большие десантные корабли-доки с вертолетным вооружением) должен обеспечивать такую возможность. К сожалению, средств на создание таких кораблей в новой Государственной программе вооружения нет.

Следует сказать, что кораблестроительные программы во всем мире формируются на 30-40 лет. Иначе попросту не видно столь необходимой в этом вопросе перспективы. Если не думать об океанской зоне сегодня, то после 2015 г. российских кораблей в ней просто не будет. И никакие усилия самой процветающей экономики не создадут в этой зоне потребную группировку ни за 10, ни за 15 лет. У большинства зарубежных государств, осуществляющих строительство своих военно-морских сил, действуют долгосрочные кораблестроительные программы на период не менее 20 лет (для стран, не имеющих крупных кораблей) и до 30-40 лет (для государств, осуществляющих строительство кораблей класса эсминец и выше). Именно наличие и реализация подобных программ во времена СССР позволили сохранить до настоящего времени основу морского потенциала государства. В настоящее время у России долгосрочная государственная кораблестроительная программа отсутствует.

Убыль боевого состава флота требует принятия радикальных мер по оснащению ВМФ кораблями и авиацией, способными решать задачи в океанской и дальней морской зонах.

Постоянное смещение действий сил флота к своим берегам и вынужденное сосредоточение усилий только на обороне собственного морского побережья (не учитывая постоянно увеличивающиеся дальности средств поражения вероятных противников), может привести к самым пагубным последствиям в начальный период войны.

Общий состав флота по сравнению с 1985 г. сократился в три раза. Сегодня ВМФ может решать задачи только в ближней и частично дальней морской зонах. Образцы ВВТ по своим качественным характеристикам, за исключением единичных экземпляров, существенно уступают своим аналогам, находящимся на вооружении ведущих мировых держав. При этом их техническое состояние характеризуется низкой долей исправности, обусловленной недостаточностью ремонтов, а также старением образцов ВВТ в целом и комплектующего оборудования. Даже при наличии минимально достаточных сил ВМФ отдельные задачи могут быть не решены из-за отсутствия потребных сил обеспечения. Для кораблей скоро закончатся запасы оружия и комплектующего оборудования.

Уже сегодня тяжелое техническое состояние состава кораблей и летательных аппаратов сочетается с неуклонным их старением. С одной стороны, из-за недостатка средств нельзя отремонтировать сложные и дорогостоящие корабли океанской зоны, имеющие еще достаточный запас срока службы. С другой флот вынужден выводить из боевого состава корабли и катера ближней морской зоны, у которых сроки службы заканчиваются или уже закончились.

В составе Балтийского и Черноморского флотов практически нет подводных сил. Морская авиация на грани исчезновения как род сил ВМФ. На всех флотах значительно ниже потребного состав минно-тральных сил. Уже более 10 лет в ВМФ отсутствует разведывательная авиация. Заканчиваются запасы ракет и противолодочного оружия. Все резервы, созданные 15-20 лет назад, исчерпаны или будут полностью израсходованы в ближайшие годы.

Затянувшаяся более чем на десятилетие пауза в новом строительстве, ремонтах, поставках кораблей, самолетов, другого ВВТ скажется самым негативным образом на перспективном облике российского флота и результатах его деятельности по обеспечению национальной безопасности страны. Это объективная реальность, которая ждет Военно-морской флот в ближайшем будущем.

А ведь сегодня на втором месте по приоритетности (после задач по сдерживанию военных и военно-политических угроз) перед Вооруженными Силами стоят задачи по обеспечению экономических и политических интересов Российской Федерации, в том числе в Мировом океане, а также обеспечение силовых операций мирного времени, в частности и антитеррористических.

В перспективе флот России должен обладать возможностью в случае необходимости направить в любой район Мирового океана соединение кораблей океанской и дальней морской зоны с экспедиционной батальонной тактической группой морской пехоты на борту. И это будет весомым аргументом в отстаивании наших экономических и политических интересов. Россию без сильного Военно-морского флота могут вытеснить из стратегически важных районов Мирового океана. В будущем нашим потомкам доступ туда может быть закрыт навсегда.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации