ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА

ВКО №4 (23) 2005

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМАТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА

Аркадий Борзов

кандидат военных наук, старший научный сотрудник, полковник

Вопросы управления группировками нашей авиации были актуальны и 60, и 20 лет тому назад

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМАВ 1942 г. руководители ВВС в докладах Верховному главнокомандующему отмечали, что для успешной борьбы с противником нашей авиации не хватает организационного единства и единого командования. С той поры ВВС прошли по ступеням множества организационно-штатных мероприятий самого разного масштаба, однако многие фундаментальные проблемы управления Военно-воздушными силами не решены и поныне.

Накопленный за многие десятилетия отечественный опыт создания и боевого применения авиационных группировок свидетельствует, что существенному повышению эффективности их действий во многом способствует централизованное руководство силами авиации. Причем, как минимум, - на стратегических направлениях, а наиболее оптимально - на театрах военных действий. Это достигается благодаря наличию соответствующих органов управления - командований (Главных командований) ВВС. При определении целей их формирования, круга решаемых задач, структуры, взаимоотношений с региональными командованиями (главнокомандующими на ТВД) целесообразно обратиться к опыту Великой Отечественной войны и подробно рассмотреть комплекс оргмероприятий, которые осуществлялись в ВВС СССР в конце 1970-х - середине 1980-х гг.

Ведь как история строительства, так и ратная летопись наших Вооруженных Сил говорят о том, что вопрос оптимизации руководства ВВС был всегда актуальным. Но, по крайней мере, дважды он особенно обострялся и перерастал в насущную проблему, требовавшую немедленного решения. Впервые это произошло в начале Великой Отечественной войны. И тогда, забегая вперед, надо отметить, что ряд предпринятых и относительно действенных мер позволил сгладить ситуацию. Вновь обратиться к управлению ВВС пришлось уже в конце ХХ века. Однако, к сожалению, дело его перестройки не окончено и по настоящее время.

Повод для срочного решения названных выше вопросов в обоих случаях лежал, что называется, на поверхности: резкое сокращение численности авиационного парка и невозможность его быстрого наращивания. Причина же кризиса заключалась в не продуманных до конца шагах, связанных с подчинением и переподчинением авиационных частей, соединений и объединений.

ОПЫТ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Накануне и в ходе первого периода Великой Отечественной войны руководство ВВС имело ярко выраженный децентрализованный характер как в оперативном, так и в стратегическом звеньях. Это затрудняло, а порой и исключало возможность сосредоточения основных сил авиации РККА на направлении главного удара войск противника и массированного их применения для решения важнейших боевых задач.

Так, по состоянию на 22 июня 1941 г. 45% авиадивизий ВВС западных военных округов (15 формирований) входили в состав общевойсковых армий и применялись по планам их командующих. 55% авиадивизий находились в составе фронтовых групп (18 формирований) и использовались по планам командующих войсками фронтов. К чему это привело? Вот строки из донесения в Ставку ВГК командующего войсками Западного фронта Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко (6 июля 1941 г.): "Вся авиация численностью в 103 истребителя и 93 бомбардировщика распределена по армиям. В распоряжении фронта осталось только 57 бомбардировщиков, а обстановка требует немедленного усиления нашего фронта бомбардировочной и истребительной авиацией".

Однако к концу 1941 г. процент переданной в распоряжение командующих общевойсковыми армиями авиации еще более увеличился за счет уменьшения фронтовых авиагрупп. Например, на 22 февраля 1942 г. доля армейской авиации в ВВС Западного фронта достигала уже 83%, и всего лишь 17% приходилось на долю фронтовой группы.

К чему это приводило? В директиве командующего ВВС КА - заместителя наркома обороны СССР генерала П.Ф. Жигарева (25 января 1942 г.) отмечалось: ":Использование авиации фронтов, учитывая ее ограниченное количество, в настоящее время осуществляется неправильно. Командующие Военно-воздушными силами фронтов вместо целеустремленного массированного использования авиации на главных направлениях :распыляют средства и усилия авиации: на всех участках фронта. Подтверждением этому служит равномерное распределение авиации между армиями".

Распыление значительных сил авиации по общевойсковым армиям негативно повлияло на способность командования ВВС эффективно реализовать их, в общем-то, немалый боевой потенциал. Из-за этого в начале войны группировки наших наземных войск на направлениях главных ударов врага оставались без надежного авиационного прикрытия, без эффективной поддержки с воздуха и были вынуждены уже к сентябрю 1941 г. отступить от государственной границы на 600-900 км, понеся огромные потери, в том числе и от действий люфтваффе.

Колоссальный урон советских ВВС в начале войны - это тоже следствие децентрализации управления силами авиации. Фронты и ДБА ВГК в период с 22 июня по 30 сентября 1941 г. лишились 8166 самолетов (96% исходной группировки), а люфтваффе - 3851 машины (77% исходной группировки). Стратегическое господство в воздухе надолго захватили немцы, хотя их превосходство в количестве самолетов трудно назвать подавляющим (см. таблицу 1).

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА

Конечно, успех противника в борьбе за небо над полями сражений, над дальними и ближними тылами нельзя объяснить одним или даже несколькими факторами. И все же один из самых весомых среди них следующий. В отличие от нас, управление Военно-воздушными силами Германии как в 1941-м, так и в последующие годы было централизованным. В руках главнокомандующего люфтваффе находились основные силы авиации, сосредоточенные на советско-германском фронте. Он управлял всеми четырьмя воздушными флотами, которые и определяли в первую очередь мощь ВВС Третьего рейха. К примеру, в начале 1942 г. под началом армейского командования германских Сухопутных войск находилось лишь около 15% всех сил фашисткой авиации, а 85% люфтваффе были в подчинении у главкома Г. Геринга (Ставки). Это позволяло немцам быстро сосредоточивать авиацию на главном направлении для массированного ее применения и решения важнейших задач.

Создавшееся в 1941 г. положение вызвало многочисленные доклады и предложения в штаб ВВС Красной Армии и в Ставку ВГК о необходимости немедленного изменения системы руководства и организационной структуры Военно-воздушных сил. Обращались в Москву не только генералы и старшие командиры ВВС, но и командующие войсками фронтов, поскольку они не могли массированно применять авиацию там, где это было крайне необходимо.

Основная идея большинства предложений сводилась к обеспечению централизованного управления главными силами авиации в рамках фронта и на стратегическом направлении путем изъятия авиационных частей и соединений из состава оперативных (армий) и даже оперативно-стратегических (фронтов) объединений. Здесь нельзя еще раз не вспомнить о том, что советская авиация была тогда малочисленной, но даже имеющиеся силы из-за несовершенства руководства использовать более эффективно не представлялось возможным. Авиационные части и соединения вследствие "закрепощения" за командующими наземными войсками не могли маневрировать в рамках фронта и между фронтами.

15 марта 1942 г. генерал П.Ф. Жигарев в докладе И.В. Сталину подчеркнул, что для успешной борьбы с противником нашей авиации не хватает организационного единства и единого командования, а для устранения этих недостатков нужно сформировать крупные авиационные объединения.

3 апреля 1942 г. П.Ф. Жигарев подготовил еще один доклад И.В. Сталину "О реорганизации ВВС КА", в котором внимание Верховного главнокомандующего обращалось на огрехи в существующей системе руководства и подчиненности авиации на оперативном и стратегическом уровнях. "Боевая практика, - писал генерал, - показывает, что современная авиация способна оказать решающее влияние на ход наземных операций, но при условии массирования ее усилий на решающих направлениях. Если же авиация равномерно распылена по всему фронту, то эффективность ее действий резко снижается. Поэтому управление всей авиацией страны надо сосредоточить в одних руках: Существующая у нас система управления этим требованиям не отвечает".

П.Ф. Жигарев предлагал: "Управление всей авиацией страны сосредоточить в одних руках, т.е. в руках командующего ВВС Красной Армии, который будет получать задачи от Ставки". Вместо ВВС фронтов и ВВС армий он считал целесообразным создать на всем советско-германском фронте (на главных направлениях) всего лишь "пять :авиационных армий". Каждая армия должна была поддерживать и прикрывать войска нескольких фронтов и подчиняться во всех отношениях командующему ВВС КА.

В докладе излагались и следующие меры: "Во фронтах и наземных армиях оставить лишь разведывательную, корректировочную и связную авиацию. В составе штабов фронтов и армий иметь авиационные отделы, через которые и обеспечивать осуществление взаимодействия с наземными войсками: Штаб ВВС Красной Армии переименовать в Главный штаб ВВС Красной Армии, а его начальника сделать заместителем начальника Генерального штаба Красной Армии".

На столь же радикальных шагах настаивал и начальник авиационного отдела управления Генерального штаба Красной Армии генерал Вакуленков, обратившийся к заместителю начальника ГШ генералу А.М. Василевскому 19 апреля 1942 г.

К сожалению, руководство страны в ходе реформирования ВВС КА, начавшегося в мае 1942 г., учло не все эти весьма полезные предложения. Дело ограничилось лишь изъятием авиации из армий и созданием в рамках фронта одного крупного авиационного объединения - воздушной армии.

В результате существенно возросла возможность маневра силами авиации, но только вдоль фронта и лишь во фронтовой операции (в рамках фронта). Способность же ВВС совершать маневр в рамках одного ТВД и между различными театрами почти не изменилась. Поэтому для наращивания авиационных группировок фронтов (групп фронтов) потребовалось сформировать крупные авиационные резервы ВГК.

Вот почему и после создания воздушных армий в 1942 и 1943 гг. продолжали поступать предложения о необходимости коренной, более глубокой реорганизации руководства и структуры Военно-воздушных сил. Самого пристального внимания из множества прочих заслуживают рекомендации командующего 1-й ВА генерала С.А. Худякова, содержащиеся в его докладе Верховному главнокомандующему и командующему ВВС КА от 12 декабря 1942 г. Худяков настаивал на том, чтобы 9/10 всей авиации сосредоточить в руках Ставки ВГК. Говоря о создании воздушных армий, он отмечал, что это была первая попытка достичь централизованного управления авиацией с целью массированного ее применения, но не доведенная до конца.

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМАДействительно, у нас появились целых 17 воздушных армий, разбросанных по всем фронтам. Между тем активные боевые действия и операции, требовавшие максимальной концентрации сил, проводились (например, в конце 1942 - начале 1943 г.) одновременно на одном, в крайнем случае - на двух-трех фронтах. Напрашивается вопрос: "При таких условиях нужны ли были нам семнадцать ВА с их большими штабами, фактически не имевшими крупных сил авиации?" Ответ однозначен: "Не нужны".

Генерал Худяков утверждал, что "мы никогда не сможем массировать нашу авиацию и эффективно содействовать наземным войскам, если не перестроим систему управления. Спрашивается, можем ли мы продолжать и в дальнейшем разбрасывать столь эффективную силу и дорогостоящую материальную часть на громадной территории? Нет, не можем. Пора с этим покончить и собрать авиацию в кулак". Семнадцать воздушных армий он предлагал заменить четырьмя ВА - по одной на Северо-Западном, Западном, Юго-Западном и Кавказском ТВД. На Северном ТВД - иметь отдельный авиакорпус.

С момента представления этих предложений минуло 62 года, но их ценность ничуть не снизилась. Более того, актуальность данных рекомендаций сегодня существенно возросла ввиду значительного сокращения боевого состава ВВС и отсутствия необходимого количества резервов.

"НЕЗАВЕРШЕНКА" 1978-1986 гг., ИЛИ ИЗМЕНЕНИЕ РУКОВОДСТВА И СТРУКТУРЫ ВВС НА СТРАТЕГИЧЕСКОМ УРОВНЕ

В ходе реформирования Вооруженных Сил СССР в период с 1978 по 1986 гг. совершенствовалось и управление ВВС. Значительные перемены произошли тогда в их руководстве и структуре на стратегическом и оперативном уровнях.

До начала реформы стратегическое руководство Военно-воздушными силами, объединения, соединения и части которых базировались на обширной территории Советского Союза, осуществляли Верховный главнокомандующий и главнокомандующий ВВС через Генеральный штаб ВС СССР и Главный штаб ВВС соответственно.

При этом ВГК и Генштаб должны были распределять усилия авиации по ТВД; ставить ВВС задачи; организовывать взаимодействие ВВС с другими видами Вооруженных Сил в ходе оперативной подготовки и в случае начала военных действий; принимать решения на проведение самостоятельных воздушных операций.

От главнокомандующего и Главного штаба ВВС в первую очередь требовалось: оказывать помощь авиационным объединениям в планировании и проведении оперативной подготовки, организационно-мобилизационных мероприятий; заниматься планированием и проведением мероприятий по оперативной подготовке в масштабе ВВС; осуществлять контроль за выполнением поставленных перед объединениями ВВС задач; руководить формированием авиационных соединений и частей, подготовкой авиационных кадров; планировать самостоятельные воздушные операции; контролировать использование сил авиации в операциях и боевых действиях Сухопутных войск; вести учет потерь, контролировать их восполнение, а также МТО авиационных объединений, соединений и частей; обобщать и доводить до войск опыт боевой подготовки и боевых действий ВВС в локальных войнах и вооруженных конфликтах.

В конце 1970-х гг. на важнейших театрах военных действий, где были развернуты крупные и разнородные группировки Вооруженных Сил (объединения СВ, ВВС, Войск ПВО, ВМФ), началось создание Главных командований войск ТВД: Западного, Юго-Западного, Южного направлений и Дальнего Востока (см. таблицу 2).

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА

В состав каждого Главного командования входило управление Военно-воздушных сил (см. таблицу 3).

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА

Возглавлял его заместитель главнокомандующего войск ТВД по авиации - командующий ВВС войск ТВД. Его штатная категория была достаточно высокая: генерал-полковник авиации - маршал авиации. Например, командующими ВВС войск Дальнего Востока в разное время были генерал-полковник (затем маршал авиации) П.С. Кирсанов, генерал-полковник авиации Э.В. Цоколаев, генерал-лейтенант авиации В.Н. Каменский.

Как видно из таблицы 3, своей материальной базы управления ВВС войск ТВД не имели. Для нормального функционирования в качестве таковой использовались мтб авиационных объединений, дислоцированных на данном театре (чаще всего это была материальная база ВВС одного из военных округов).

ТАК И НЕ РЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМАВ ходе исследования имеющихся материалов и на основе воспоминаний ветеранов-авиаторов установлено, что управления ВВС войск ТВД были призваны обеспечить централизацию руководства силами авиации на театрах и тесное взаимодействие как между авиационными объединениями, так и с объединениями других видов Вооруженных Сил.

Перечень основных задач управлений ВВС войск ТВД: планирование воздушных операций объединений ВВС и Войск ПВО; планирование боевых действий авиационных объединений в операциях и боевых действиях войск ТВД; планирование и проведение мероприятий по оперативной подготовке войск; участие в мероприятиях по оперативной подготовке объединений ВВС (КШУ, ВНК, НПК, ЛТК) и контроль за ними; подготовка кадров оперативного звена управления ВВС; координация действий авиационных объединений на ТВД.

Окончание - в следующем номере.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации