Философия войны структура, задачи и функции

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 3/2010, стр. 72-78

Философия войны: структура, задачи и функции

Полковник в отставке Г. П. ОТЮЦКИЙ,

доктор философских наук

Философия войны структура, задачи и функции

ОТЮЦКИЙ Геннадий Павлович родился 7 августа 1948 года в Хабаровске в семье военнослужащего. Окончил Пермское высшее военное командно-инже-нерноеучилищеРВСН (1971), Военно-политическую академию имени В.И. Ленина (1978). С 1971 года - на комсомольской работе в ПВВКИУ. С 1978 года - преподаватель, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры Ставропольского высшего военного командно-инженерного училища связи, с 1988 по 1998 год - начальник кафедры гуманитарных дисциплин Краснодарского высшего военного командно-инженерного училища ракетных войск. После увольнения в запас в 1998 году - на преподавательской работе в Военном университете МО РФ и Военном университете РХБ защиты. В настоящее время - профессор кафедры социальной философии Российского государственного социального университета, профессор кафедры Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина.

АННОТАЦИЯ. В статье получают дальнейшее развитие и конкретизацию мысли автора о конституировании философии войны как самостоятельного направления философских исследований.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: философия, война, философия войны, структура, задачи и функции.

SUMMARY. The article gives the further development and specification of the author's thought about constituting philosophy of war as an independent direction of philosophical research.

KEYWORDS: philosophy, war, war philosophy, structure, tasks and functions.

ПРОДОЛЖАЯ рассмотрение проблем конституирования философии войны, необходимо подчеркнуть, что одна из актуальных задач в разработке философии войны - «методологический отбор» адекватных исследовательским задачам теорий и концепций современной философии и построение на данных принципах целостной и взаимосвязанной философско-мировоззренческой и методологической концепции. Роль и значение изложенного в предыдущей статье подхода к конституированию (и в известной мере теоретическому конструированию) философии войны в значительной мере определяются комплексно-интегративным и междисциплинарным характером теоретических основ и содержания самой военной науки.

При таком подходе структура философии войны в целом оказывается аналогичной общей структуре философской науки, в совокупности с ее традиционными разделами: онтологией, гносеологией, аксиологией, философской антропологией и др. Однако говорить о полном соответствии в данном случае вряд ли возможно, учитывая, с одной стороны, специфику содержания этого научного направления, с другой - то что философия войны находится в процессе постоянного развития (в том числе и по причине развития ее основного объекта - войны и военного дела в целом), изменяется и ее структура.

Ныне активно развиваются (не всегда в явном виде) онтологические аспекты философии войны, исследующие различные стороны бытия войны как особого вида социальных отношений и социальной деятельности, анализирующие современную систему предпосылок и источников войны. Здесь выявляются как аспекты бытия самой войны, рассматриваемой в качестве общесоциального явления, так и ее влияния на специфику общественного бытия, равно как и бытия человека. В частности, важным оказывается выявление современных бытийственных типов войны. Именно в рамках онтологического подхода оказывается возможным определить, что предметом философии войны выступают социально-философские аспекты диалектики войны и мира, в качестве ее объекта может быть рассмотрено соотношение «человек - общество - война».

В рамках онтологии войны важным является выяснение взаимосвязи законов и сущности войны, а в более широком аспекте - выявление специфики законов военного дела. Об актуальности этого направления свидетельствуют, в частности, публикации в журнале «Военная Мысль» по поводу законов военного управления. К сожалению, военные исследователи не всегда четко представляют себе содержание понятия «закон». Это понятие в современной науке связывается с раскрытием объективных, существенных и повторяющихся отношений между компонентами исследуемой системы. При таком понимании разные исследователи, если они «докопались» до сущности некоторого явления, открывают в нем одни и те же законы. Однако В.Ф. Савченко выделяет четыре закона военного управления, а В.А. Черных - шесть законов, причем по содержанию они практически не пересекаются. Могут ли таким образом сформулированные тезисы иметь статус законов? Весьма сомнительно. В лучшем случае мы имеем дело с закономерностями, которые выступают внешним (и не всегда необходимым) проявлением законов. Но об этом авторы статей не говорят.

Именно онтология войны выводит исследователей на необходимость изучения неразрывного единства войны и мира (выявленного еще К. Клаузевицем) как двух противоположных типов состояния социальных (национальных и международных) систем. В публикации В.В. Бабича весьма обстоятельно рассмотрена эта диалектика.

Гносеология (эпистемология) войны исследует вопросы познания войны. Ее основанием служит философия военной науки. Речь идет, в частности, о тех методологических подходах, с позиций которых возможно философское осмысление войны. Выводы эпистемологических исследований на этом направлении имеют непосредственную практическую значимость прежде всего для становления понятийного и методологического аппарата военной науки. Плодотворным представляется развитие применительно к военно-научному познанию идей эволюционной эпистемологии. Эволюционистские идеи о развитии научного знания как процессе отбора все лучших теорий весьма плодотворны для сравнения и оценки различных концепций военно-теоретического знания.

В числе важнейших проблем эпистемологии войны - проблема истинности военно-научного познания, проблема диалектики объекта и субъекта военно-научного исследования, методология военно-научного познания и др. Так, аксиомой в системе военного образования стала идея о военной практике как критерии истинности военно-научного знания. Однако не каждое положение военной теории и не в каждый данный момент может быть проверено. Существуют и иные критерии истины, отражаемые, например, в ее когерентной, конструктивистской, кон-венциалистской и других концепциях. Важнейшей проблемой является их приложимость к военно-научному знанию.

Диалектика войны акцентирует внимание на генезисе и развитии войны как целостного общественного явления, на конкретных взаимосвязях войны и мира, на механизме их «перетекания» друг в друга. Речь может идти, в частности, об основных противоречиях войны и военной действительности и их иерархии, об источниках, движущих силах и факторах детерминации как собственно войны, так и военной действительности в целом. Важную роль играет осмысление войны и ее социальной роли через призму диалектических социальных отрицаний. Иными словами, речь идет о выявлении диалектической логики войны, о тенденциях ее развития в XXI веке. Философское осмысление диалектики войны может выступать, в частности, методологическим основанием для предпринимаемых ныне рядом исследователей попыток классификации «поколений» войн и для критического анализа таких попыток.

Так, проблема источников и движущих сил войны через призму диалектических противоречий может быть представлена следующим образом. В качестве источников порождения и развития войны выступают социальные противоречия (экономические, политические, этнические, религиозные, идеологические и др.). Здесь следует учитывать два взаимосвязанных момента. Во-первых, сами по себе противоречия к развитию не ведут. Более того, консервация противоречий ведет к стагнации, к остановке развития или даже к деградации. Будучи источниками развития (а из источника можно напиться, а можно и пройти мимо), противоречия содействуют развитию лишь в процессе своего разрешения. Во-вторых, из этого следует, что движущими силами развития выступают именно те социальные силы, которые содействуют (или противодействуют) разрешению противоречий. При этом нередко одновременно существуют две возможности разрешения противоречий: мирная и военная. Выбор указанных возможностей зачастую тоже зависит от движущих сил: от субъектов военно-политического развития. Поэтому важнейшая проблема диалектики войны состоит в выявлении взаимосвязи источников и движущих сил войны как социального явления.

У ряда исследователей вызывает сомнение плодотворность исследований в рамках аксиологии войны. Такая позиция основана на оценке войны как антигуманного явления, противоречащего основным человеческим ценностям. Однако в рамках широкого аксиологического подхода речь может идти как об исследовании системы ценностей и оценок внутри военной действительности, так и об исследовании самой войны в качестве цивилизационной и культурологической ценности.

В этом смысле история общества может быть рассмотрена как изменение места и роли войны в системе социальных ценностей конкретных обществ. Так, в рамках платоновской философии в рассуждениях Мальтуса война выступает несомненной социальной ценностью. Подобная позиция не может быть просто отброшена, она должна подвергнуться критическому анализу. Данный анализ проделан в свое время советскими военными философами, но новое время требует нового аксиологического подхода. Как ни парадоксально, но именно в рамках аксиологии войны центральной проблемой выступает рассмотрение мира (как антипода войны) в качестве глобальной базовой ценности мирового сообщества XXI века.

В качестве специальной научной проблемы может быть выделена проблема классификации ценностей войны и их иерархии в системе социальных макро-, мезо- и микроценностей.

Активно развивается направление, которое может быть обозначено как антропология войны. В ее рамках исследуются прежде всего вопросы, связанные со спецификой человека как субъекта и объекта войны, с особенностями социализации/ресоциализации личности военного человека и человека на ней, с гуманистическим характером процесса ее предотвращения и утверждения мира. Здесь просматривается ряд актуальных направлений философского осмысления целого ряда социальных отношений: военный профессионал - война, «обычный» человек - война, военный профессионал - послевоенный мир (речь идет, к примеру, об «афганском» или «чеченском» синдроме) и др.

Важнейшая методологическая роль антропологии войны заключается в вооружении военных исследователей, кроме прочего, адекватным пониманием факторов социальной детерминации субъектов войны и военного дела. Пока же мы нередко сталкиваемся с весьма упрощенным пониманием процесса профессиональной социализации полководца, военачальника. Так, в статье А.Ю. Голубева рассматривается вопрос о том, за счет каких качеств не имели ни одного поражения генералиссимус А.В. Суворов, адмирал Ф.Ф. Ушаков и генерал от инфантерии М.Д. Скобелев. Автор статьи приходит к выводу: «Каждый из вышеназванных полководцев был глубоко верующим человеком, отличался благочестием, ни одной битвы не начинал и не заканчивал без молитвы, для подчиненных был как родной отец, за что пользовался их огромной любовью». Тезис бесспорный, но научным выводом он быть не может! Разве мало военачальников «отличались благочестием», пользовались «огромной любовью» подчиненных?! Однако битвы они проигрывали. Таким образом, истинная причина непобедимости российских полководцев остается в этой статье нераскрытой.

Важность именно этого раздела философии войны демонстрируется, например, различным отношением к сущности человека в публикациях В.В. Круглова и В.В. Бабича. Так, В.В. Круглов, по сути дела, разделяя позиции социобиологии, заявляет о том, что предназначение человека - гармоничное развитие и война. Напротив, В.В. Бабич твердо убежден в том, что предназначение человека есть «бытие, освоение окружающего мира и самоутверждение в социуме». Одной из задач антропологии войны, в частности, выступает выявление того, кто из этих двух исследователей прав.

В качестве особого раздела рассматриваемой философии (но тесно связанного с онтологией войны) может быть выделен раздел с рабочим названием «война через призму социальной философии». Существующий уже термин «социология войны» представляется в этом смысле несколько зауженным, ибо главное внимание в ней уделяется эмпирическим аспектам исследования войны. Подчеркнем тем не менее, что социология войны есть самостоятельное и чрезвычайно плодотворное направление научного исследования, свидетельством чего могут служить работы известного военного социолога В.В. Серебрянникова: «Социология войны», «Социология армии» (в соавторстве с Ю.И. Дерюгиным) и др.

Основное внимание обозначенного направления исследований может быть сосредоточено на выявлении собственного места войны в системе основных сфер общественного развития. Актуальность такого рода исследований определяется, в частности, тем, что некоторые из современных работ по сущности войны основываются на некритических и достаточно примитивных представлениях о взаимосвязи войны и других систем социальных отношений. Примером тому может служить уже упомянутая в предыдущей статье редукция закономерностей военного дела к принципам «золотой пропорции».

В рамках этого направления актуальным представляется исследование войны через призму формационного и цивилизационного подходов, соотнесение генезиса войны и становления ее основных типов (равно как и соотносящихся с ними основных типов мира) с современными концепциями социального (в частности, «осевого») времени. Через призму сферного анализа выявляется современная связь войны с основными сферами общественной жизни - политической, экономической, социальной, духовной - и обратное влияние этих сфер на процессы военной действительности.

Таким образом, философия войны представляется как многогранная и многоаспектная философская теория войны, как целостно-мировоззренческое теоретическое освоение современных проблем диалектики войны и мира, как мировоззренческое и методологическое основание военной науки.

Могут быть обозначены некоторые задачи философии войны:

сформировать необходимые мировоззренческие знания об основных проблемах онтологии войны, о диалектике взаимосвязи войны и мира, о внутренней логике войны, о важнейших эпистемологических аспектах войны, о закономерностях социализации личности под влиянием факторов войны и мира, о системе ценностей войны;

выявить социально-философские аспекты места войны в современном обществе, основные тенденции ее развития, возможности предотвращения войны и спектр основных социальных проблем, возникающих в связи с этими процессами;

предложить решение наиболее общих методологических проблем военной и военно-технической политики в целом, выявить основные социальные компоненты механизма предотвращения войн в современных условиях, сформировать у специалистов военной и военно-политической сфер, у военных исследователей интерес к мировоззренческим и методологическим аспектам своей деятельности.

Решение этих и целого ряда других задач философия войны осуществляет через реализацию ее основных функций.

Функции философии войны. Роль науки в развитии общества наиболее наглядно проявляется в ее функциях. С помощью термина «функция» в гуманитарном знании обозначают обычно роль какого-либо элемента в социальной системе, его основное предназначение, определенного рода результаты его существования и развития в интересах системы в целом. В свою очередь, сами эти функции по-разному проявляются в зависимости от того, с какой социальной общностью, уровнем общественной организации подобные функции связываются. Применительно к обществу в целом, к научному сообществу, к рядовому гражданину каждая из функций проявляется (если проявляется) особым образом. По отношению к научному направлению «философия войны» может быть выделен ряд функций.

Гносеологическая (познавательная) функция является общей для всех отраслей науки. Применительно к философии войны она характеризуется тем новым приращением теоретических знаний, которое становится достоянием общества в результате философских исследований взаимосвязи войны и мира. В самом деле, не может быть полноценной подготовка военного профессионала, если ему не известны мировоззренческие, социально-философские аспекты современных социальных процессов, определяющих диалектику войны и мира.

Методологическая функция философии войны представляется одной из наиболее важных. Ее значение проявляется прежде всего в том, что данная функция позволяет сформулировать некоторые целостные исследовательские подходы и методы изучения войны как феномена современного общества. Тем самым философия войны обогащает методологический арсенал всей совокупности специальных военно-научных дисциплин, выступающих теоретической основой военной практики, формирующих профессиональную культуру военного специалиста, в том числе военного исследователя.

Историко-кумулятивная функция проявляется в процессе накопления (аккумуляции) и закрепления результатов конкретного познавательного (в данном случае - философского) исторического опыта. Изучение философии войны помогает осмыслить процесс и условия становления современных военно-теоретических концепций в их связи с развитием социального интеллекта, с конкретной практикой военного дела, военной действительности, с опытом современных войн.

Аксиологическая (оценочная) функция философии войны реализуется в различных аспектах. Во-первых, она позволяет более объективно оценить значение и определить ценность (или антиценность) самой войны как феномена современного общества, а также ценность (антиценность) военных средств разрешения социальных конфликтов. Во-вторых, знания, полученные философией войны, формируют критерии для анализа военно-политической ситуации конкретных обществ, для поиска путей разрешения социальных, культурных, этнических противоречий и конфликтов на основе выявления системы ценностей внутри самой военной действительности. Наконец, особым направлением исследований выступает анализ индивидуальной шкалы ценностей военного профессионала, а также выявление социальных факторов генезиса и развития этих ценностей.

Коммуникативная функция философии войны важна прежде всего для профессионального становления и развития военных специалистов. В частности, она обеспечивает плодотворность коммуникаций внутри научного сообщества, помогает формированию вербальных средств межнаучного общения. Так, она способствует осмыслению, закреплению и развитию общего языка научного общения теоретиков военной науки. В связи с этим нельзя не вспомнить о выводе генерала Н.А. Корфа, сделанном им более столетия назад: «Современная теория военного дела распадается на обширный ряд "военных наук", не имеющих вовсе или почти не имеющих связи между собой, подобно рою пчел, каждая из них несет свою лепту, не зная обшей цели и только инстинктивно объединяя свою деятельность с деятельностью других». Во многом справедливость этого вывода сохраняется и доныне. Философия войны как раз и призвана служить не инстинктивному, а сознательному объединению деятельности военных исследователей, работающих в разных сферах и отраслях военной науки.

Кроме того, изучение философии войны позволяет выявить общность предметного поля исследования различных наук о войне и мире, поскольку данные социальные феномены изучаются не только собственно военной наукой, но и в рамках общей истории, социологии, социальной философии, социальной психологии, политологии и др.

Функция экспликации (выявления содержания) универсалий тесно связана с предыдущей и выступает как процесс объяснения, закрепления и развития содержания общенаучных понятий, которые становятся универсальными для сферы военной теории и военной политики. Философия войны выявляет те наиболее общие идеи, принципы, подходы, которые формируются в процессе как генезиса и эволюции самой войны, так и развития теоретических знаний о ней. На этой основе формируется (и философски обосновывается) адекватный понятийный аппарат исследования, ведущую роль в котором играют категории (универсалии) как наиболее общие понятия военной науки.

Профессионально-творческая функция философии войны заключается в ее воздействии на личность военного профессионала. Она помогает осмыслить профессиональное призвание военного специалиста, как теоретика, так и практика, уяснить спектр требований современного общества к системе профессиональной деятельности военного специалиста.

Конструктивно-творческая функция философии войны занимает особое место в системе функций этой науки. Указанное место определено спецификой социального бытия войны. В отличие от многих явлений общества (язык, мораль, естественное право и др.) система военного дела складывается во многом не стихийно, в значительной мере сознательно направляется его субъектами (политиками, военными практиками и др.). Поэтому процесс познания войны и военной действительности тесно связан с практическим «конструированием» конкретной системы военного дела (комплектованием и организацией учебы и службы личного состава вооруженных сил, обеспечением их техникой и вооружением, разработкой основных принципов стратегии и тактики и др.). Особенно наглядно такой процесс рационально осмысленного конструирования проявляется в системе военной и военно-технической политики. Философия войны как раз и призвана формировать исходные основополагающие принципы такого «конструирования».

Прогностическая функция философии войны тесно связана с конструктивно-творческой функцией. Она позволяет прогнозировать основные тенденции развития войны и военного дела. Благодаря этой функции философия войны выступает также методологической основой прогнозирования (и проектирования) ведущих направлений военной и военно-технической политики.

Автор ни в коей мере не считает предлагаемый им вариант конститу-ирования философии войны единственно возможным. Однако он счел бы свою задачу выполненной, если бы военно-научная общественность сочла необходимым продолжить дискуссию по этому вопросу.

Отюцкий Г.П. Философия войны: проблемы конституирования // Военная Мысль. 2009. № 10.

Савченко В.Ф. Теория военного управления: история и современность // Военная Мысль. 2007. №11; Черных В.А. Законы и закономерности военного управления // Военная Мысль. 2006. № 6.

БабичВ.В.О новом подходе к анализу современного противоборства и некоторых других проблемах // Военная Мысль. 2008. № 3.

Зачастую гносеология и эпистемология рассматриваются как синонимы для обозначения теории познания (см.: Философский словарь //Под ред. И.Т. Фролова. М., 1986. С. 568.). При другом подходе гносеологию определяют как теорию познания, а эпистемологию - как теорию знания (см.: Всемирная энциклопедия: Философия. XX век. М.: Мн., 2002. С. 938).

Голубев А.Ю. Проблема поиска идейной основы для развития Российской армии // Военная Мысль. 2007. № 3. С. 68.

Военная Мысль. 2006. № 12. С. 60.

Военная Мысль. 2008. № 3. С. 39.

Корф Н.А. Общее введение в стратегию, понимаемую в обширном смысле. СПб., 1897. С. 13.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации