Принципы тактики необходимость уточнения формулировок

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6/2010, стр. 16-23

Принципы тактики: необходимость уточнения формулировок

Полковник запаса А. В. ЛИПАТКИН

Принципы тактики необходимость уточнения формулировокЛИПАТКИН Александр Васильевич родился в 1955 году в Ленинграде. Окончил Новосибирское высшее военное политическое общевойсковое училище (1976), Военную академию имени М.В. Фрунзе (1991).

Службу проходил в войсках Дальневосточного, Прибалтийского, Московского, Сибирского военных округов и Центральной группы войск на должностях заместителя командира роты по политической части, командира роты и батальона. С 1991 по 2009 год - преподаватель, профессор кафедры тактики Новосибирского высшего военного командного училища, доцент.

АННОТАЦИЯ. Вскрываются недостатки и противоречия положений боевых уставов, посвященных принципам тактики, обосновывается необходимость их корректировки, и предлагаются более совершенные, с научной точки зрения, формулировки.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: готовность к бою, боеспособность, защита войск, взаимодействие, реальность, внезапность, маневр, силы и средства.

SUMMARY. The author reveals shortcomings and contradictions of the Combat manuals devoted to the principles of tactics, justifies the need to adjust them and offers formulations improved from a scientific point of view.

KEYWORDS: combat readiness, fighting efficiency, protection of troops, interaction, reality, surprise, manoeuvre, forces and facilities.

В ПОСЛЕДНИЕ десятилетия произошли значительные изменения в характере и способах ведения общевойскового боя, обусловленные оснащением армий наиболее развитых государств мира новейшими системами высокоточного оружия, созданного на основе «искусственного интеллекта», роботизированными комплексами, оружием на новых физических принципах, а также средствами оперативного (боевого) обеспечения и управления с широким использованием информационных технологий. Данные изменения, в свою очередь, вызывают необходимость уточнения многих теоретических положений военной науки, в том числе и касающихся принципов тактики.

Принципы тактики по своей сути являются высшей степенью обобщения боевого опыта и, естественно, не могут быть догмой на все времена. История их развития насчитывает тысячелетия. С течением времени менялось содержание принципов, отмирали одни из них и зарождались другие. По мнению многих военных ученых, сейчас наступил именно тот момент, когда одной из наиболее актуальных задач, стоящих перед военной наукой, является обоснованное уточнение принципов военного искусства, так как от ее своевременного и правильного решения в значительной степени зависит дальнейшая судьба военной теории и практики. В полной мере это относится и к принципам тактики, которые представляют собой основные правила подготовки и ведения общевойскового боя, в наибольшей степени способствующие достижению его целей в конкретной обстановке.

Принципы любой науки всегда универсальны, т. е. применимы ко всему ее содержанию. Соответственно и принципы тактики должны, на наш взгляд, представлять собой правила, относящиеся к действиям тактических формирований всех уровней во всех видах боя. В противном случае это уже будут не принципы, а, скорее, рекомендации, тактические приемы, задачи или элементы боя. Однако проведенный анализ выявил, к сожалению, значительные несовпадения в количестве и содержании принципов тактики в действующих боевых уставах различного ранга (табл. 1), что свидетельствует о необходимости их уточнения на основе научного подхода.

Первый в ряду принципов тактики - «поддержание высокой боевой и мобилизационной готовности» - заключается в организации и проведении комплекса мероприятий, направленных на поддержание способности подразделения в любых условиях обстановки организованно, в установленные сроки осуществить перевод с мирного на военное время, доукомплектование, приступить к выполнению полученной задачи и успешно ее выполнить. С ним тесно связан другой принцип - «поддержание и своевременное восстановление боеспособности», который заключается в обеспечении готовности подразделений успешно выполнять боевые задачи в любых условиях обстановки.

Таблица 1

Несовпадающие формулировки принципов тактики

Принципы тактики необходимость уточнения формулировок

Примечание: полужирным курсивом выделены несоответствия в формулировках одних и тех же принципов.

В данных формулировках допускается ошибка определения. Оба понятия выводятся друг из друга, при этом нарушается закон тождества: получается, что боеготовность - это способность, а боеспособность - это готовность. Причина ошибки кроется в том, что эти понятия очень близки по своему предназначению и характеризуют одну и ту же категорию - готовность к бою, но по-разному. Боеспособность определяет ее качественно: укомплектованностью подразделений личным составом, вооружением и военной техникой; наличием необходимых запасов материальных средств; боевой выучкой и слаженностью подразделений и органов управления; руководящим талантом командного состава; сплоченностью, морально-психологическим состоянием, организованностью и дисциплиной личного состава; организацией устойчивого и непрерывного управления; возможностью быстрого восполнения потерь и защитой войск. А боеготовность - количественно: временем, необходимым на организованное вступление в бой. К тому же, боеспособность является одной из основных составляющих боевой готовности.

С учетом тесной взаимосвязи и взаимозависимости этих двух принципов представляется целесообразным объединить их под названием «готовность к бою», исключив из его содержания мобилизационную готовность, поскольку тактика таким понятием не оперирует. Она охватывает теорию и практику подготовки и ведения боя, который могут вести только боеспособные подразделения. Цель же мобилизационных мероприятий - создание боеспособных формирований. То есть тактика начинается тогда, когда мобилизация заканчивается. Такой подход позволяет исключить из определения принципа лишние элементы, сделает его более простым и удобным в использовании, а также применимым к любым тактическим формированиям и видам боя.

На современном этапе развития средств вооруженной борьбы исключительно важное значение придается защите войск, что обусловлено возросшей эффективностью новейшего вооружения, позволяющего с высокой точностью и надежностью поражать объекты (цели) противоборствующих сторон на всю глубину их боевого порядка. Однако в действующих боевых уставах этому вопросу уделено, на наш взгляд, явно недостаточно внимания: положения, касающиеся защиты войск, включены в содержание принципа «поддержание и восстановление боеспособности», где изложены, к сожалению, без учета всего многообразия ее функций. Так, к основным задачам защиты отнесены только исключение внезапности ударов противника и воздействия опасных факторов, выявление и ликвидация последствий воздействия средств поражения противника и опасных факторов.

Между тем, в современном общевойсковом бою без надежной защиты войск невозможно реализовать многие другие принципы тактики, например твердое, устойчивое и непрерывное управление подразделениями, силами и средствами; всестороннее обеспечение боя; смелый маневр и др. В условиях отсутствия надежной защиты силы и средства, реализующие эти принципы, будут легко обнаружены и уничтожены. В действующей формулировке просматривается и еще одно логическое противоречие, когда структура более высокого порядка (принципы) зависит от структуры более низкого порядка (задачи). Но задачи не могут определять принципы. Принципы могут влиять на реализацию других принципов, они определяют задачи, а не наоборот.

Возросшая важность защиты войск предопределяет объективную необходимость включения ее в принципы тактики и расширения спектра относящихся к ней задач. Основные из них - выявление подготовки противника к применению различных средств поражения; прогнозирование воздействия опасных факторов природного и техногенного характера; предупреждение и оповещение своих войск; проведение мероприятий защиты; выявление и ликвидация последствий воздействия противника и опасных факторов. Особо следует остановиться на мероприятиях защиты, упоминание о которых в боевых уставах отсутствует. Их условно можно разделить на две группы: технические - маскировка, фортификационное оборудование, использование коллективных и индивидуальных средств защиты, создание ложных целей и другие мероприятия с использованием табельных или подручных средств; организационные - рассредоточение, использование защитных свойств местности, соблюдение маскировочной дисциплины, вывод войск из опасных районов, сохранение в тайне информации и др.

Теория тактики исследует закономерности, характер и содержание боя, разрабатывает способы его подготовки и ведения. Однако в принципах тактики совершенно не упоминается о подготовке боя, что, вряд ли, можно признать правильным. Ведь в современных условиях выиграть бой без тщательной его подготовки практически невозможно, и военная история не знает случаев достижения победы без основательной подготовки боев и операций, но при этом полна примеров, когда ее неполное или небрежное проведение приводило к срыву выполнения боевых задач. Без процесса организации бой становится невозможным по определению, так как он представляет собой организованное вооруженное столкновение противоборствующих сторон.

С существующим положением можно было бы согласиться, если бы речь шла о принципах только ведения боя. Но поскольку это принципы тактики, будет, на наш взгляд, правильно отнести к ним и подготовку к бою. Сущность этого принципа заключается в организации боя и создании условий поддержания готовности к нему путем проведения комплекса мероприятий до его начала. С введением данного принципа легче станут восприниматься и более полно ре-ализовываться в бою другие принципы, особенно такие, как взаимодействие, всестороннее обеспечение, управление, поскольку их организация осуществляется именно на этапе подготовки боя.

Не совсем корректно изложено в боевых уставах содержание принципа «согласованное применение всех подразделений, сил и средств, участвующих в общевойсковом бою, поддержание непрерывного взаимодействия между ними», который «заключается в согласовании действий всех участников общевойскового боя...». Налицо нарушение логического правила определения понятия, оно выводится само из себя (согласованное применение заключается в согласовании), что является тавтологией. Целесообразно, на наш взгляд, назвать данный принцип одним словом - «взаимодействие», которое заключается в согласованном по целям, задачам, месту, времени и способам выполнения задач применении войск в бою.

Нуждаются в уточнении и положения, касающиеся принципа «решительное сосредоточение усилий в решающий момент на главных направлениях и для выполнения важнейших задач». Согласно Боевому уставу, его реализация «позволяет успешно противостоять численно превосходящим силам противника и добиваться над ним победы. В этих целях необходимо использовать на главном направлении большинство наиболее боеспособных подразделений, самые эффективные средства поражения и смело маневрировать ими».

Прежде всего, вызывает сомнение возможность сосредоточения основных усилий на нескольких главных направлениях, что противоречит внутреннему содержанию данного принципа. Правда, в 1944 году войска 1 Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского наносили два главных удара, но это был исключительный случай, обусловленный наличием достаточных сил и средств и сложными условиями местности. Это решение вызвало большие споры при утверждении плана операции и в последующем практически не имело аналогов.

Неуместно и употребление в данной формулировке термина «противостояние», который по своему содержанию больше подходит для обороны, а поскольку принципы носят универсальный характер, то целесообразно говорить о противодействии, имея в виду, что в наступлении мы сами стремимся создать превосходство над противником. Кроме того, представленная формулировка не позволяет обеспечить реализацию данного принципа на уровне взвода и отделения, которые действуют на небольшом фронте и не имеют резервов. По всей видимости, это одна из причин его отсутствия в третьей части Боевого устава.

Анализ современных военных конфлЖТов Показывает, что основу группировок войск составляют системы огневого поражения и управления, т. е. центр тяжести вооруженной борьбы переносится в сферу огневого противоборства, а не действий общевойсковых формирований, которые, как правило, используют результаты поражения противника на завершающем этапе боя (операции). Отсюда вытекает настоятельная необходимость перехода от линейных форм сосредоточения усилий к объектовым, о чем довольно подробно говорится в статье докторов военных наук генерал-майора в отставке И.Н. Воробьева и полковника В.А. Киселева. Поэтому вести речь о направлениях, которые выбираются на местности и являются олицетворением линейности, вряд ли целесообразно. К тому же концентрация войск на одних направлениях ведет к снижению их плотности на других, чем всегда может воспользоваться противник. Так, во время Курской битвы (1943) командующий 13-й армией сосредоточил основные силы и средства на правом фланге, а противник нанес удар на левом, и только вмешательство командующего войсками фронта предотвратило неприятные последствия.

С учетом приведенных аргументов представляется целесообразным изменить формулировку данного принципа, изложив его следующим образом: «неравномерность распределения сил и средств». Такой подход предоставляет командиру возможность использовать в бою любые формы реализации этого принципа, как объектовые, так и связанные с выбором главного направления на местности, не сковывая при этом его инициативы. К тому же, принцип в предложенной формулировке может быть успешно реализован всеми воинскими формированиям тактического уровня, вплоть до взвода и отделения, которые смогут сосредоточивать свои основные усилия, например, на уничтожении наиболее важных целей (объектов).

Представленный в Боевом уставе (часть 3) принцип «своевременное обнаружение противника и уничтожение его огнем» вообще не может относиться к принципам: это просто задачи, а огонь к тому же - составная часть боя. Принцип же «соответствие боевых задач подразделений их боевым возможностям» следует распространить на действия всех воинских формирований тактического звена, включая взвод, отделение и танк, прописав его в соответствующем Боевом уставе.

Вызывает сомнение необходимость существования принципа «заблаговременное создание резервов, умелое их использование и своевременное восстановление». Во-первых, он не применим к отделению, взводу и роте, где резерв как элемент боевого порядка не создается. Правда, таковым условно можно считать бронегруппу роты, но это частный случай, поскольку в наступлении такого элемента нет вообще, а в обороне, хотя и есть, но далеко не всегда. Во-вторых, нелогично, что создание и восстановление резерва (причем не всегда) как элемента боевого порядка является принципом тактики, а создание первого эшелона, который в бою действует всегда, к таковым не относится.

Чтобы решить эту проблему, можно, конечно, ввести резерв как обязательный элемент боевого порядка в отделении, взводе и роте, что вряд ли осуществимо, или изменить формулировку и содержание принципа, изложив его, например, следующим образом: «резервирование сил и средств при необходимости». Но все же более целесообразно, на наш взгляд, вообще исключить данное положение из принципов тактики и отнести его к рекомендациям по созданию боевого порядка.

При внимательном изучении положений боевых уставов, посвященных принципам тактики, бросается в глаза отсутствие единого подхода к формулировкам: содержание одних принципов раскрывается, а других нет; в некоторых статьях говорится, в чем они заключаются, а в других - чего позволяют достичь; часто допускаются тавтология, нарушение логики и научных правил определения понятий. К тому же многие принципы сформулированы слишком длинно и многословно, что, как показывает практика, вызывает определенные трудности для их запоминания и последующего применения в критических ситуациях современного общевойскового боя. Поэтому названия принципов тактики должны, на наш взгляд, быть более лаконичными, состоящими из одного-двух, максимум - трех слов.

Очень часто при трактовке принципов тактики встречается выражение «подразделениями, силами и средствами», которое является достаточно спорным. Существуют устоявшиеся военные термины, например, «соотношение сил и средств», «распределение сил и средств», где под силами, конечно же, подразумеваются воинские формирования (части и подразделения), а под средствами - различное вооружение (танки, артиллерийские системы, противотанковые средства и др.). Поэтому, как представляется, более правильным будет употреблять выражение «силы и средства», без упоминания подразделений.

С учетом вышеизложенного предлагается уточнить формулировки положений руководящих документов, касающихся принципов тактики, на основе единого подхода, позволяющего получить более четкое представление об их сущности, содержании, путях и результатах реализации (таблица 2).

Таблица 2

Предлагаемые формулировки принципов тактики

Принципы тактики необходимость уточнения формулировок

Принципы тактики необходимость уточнения формулировок

Принципы тактики необходимость уточнения формулировок

Предложенные формулировки позволяют, на наш взгляд, наполнить существующие принципы тактики новым содержанием, придать им более научный характер, облегчить их изучение и использование на практике. Необходимо и в дальнейшем вдумчиво анализировать все аспекты боевой и учебной деятельности войск как у нас в стране, так и за рубежом, выявлять новые тенденции развития средств вооруженной борьбы, прогнозировать возможные способы их применения, вырабатывать эффективные меры противодействия, своевременно уточняя содержание принципов тактики и внося соответствующие изменения в руководящие документы по подготовке и ведению общевойскового боя.

Это особенно важно на современном этапе, когда развитие систем вооружения идет семимильными шагами, появляются новые и совершенствуются существующие формы и способы ведения боевых действий, которые необходимо осваивать и внедрять в практику боевой подготовки войск. В этой связи, на наш взгляд, не потеряло своей актуальности замечание уважаемого военного ученого И.Н. Воробьева, который утверждает: «Нет ничего пагубнее сейчас в боевой подготовке, как действовать по старинке, по установившимся некогда канонам».

Воробьев И.Н. Принципы общевойскового боя. М.: ВАФ, 1992. С. 645.

Военная Мысль. 2005. № 4. С. 23-29; 2006. № 7. С. 30-36; 2008. № 8. С. 2-8.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя (часть 2, батальон, рота). М: Воениздат, 2004. С. 18.

Там же. С. 21.

Военная Энциклопедия. Т. 1. М.: Воениздат, 1997. С. 505.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя (часть 2, батальон, рота). С. 22.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя (часть 2, батальон, рота). С.18-19.

Там же. С. 19.

Военная Мысль. 2008. № 8. С. 2-8.

Воробьев И.Н. Принципы общевойскового боя. М.: ВАФ, 1992. С. 38.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации