Организация воспитания и внутреннего порядка в юнкерских училищах на рубеже XIX-XX веков

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 7/2010, стр. 60-66

Организация воспитания и внутреннего порядка в юнкерских училищах на рубеже XIX-XX веков

Подполковник Л.Я. КАЩЕНКО

АННОТАЦИЯ. Рассмотрены основные направления реформы военного образования, проведенной в России на рубеже XIX и XX веков, раскрыто влияние этих реформ на организацию обучения в юнкерских училищах.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: военное образование, юнкерские училища, учебно-воспитательный процесс, внутренний порядок, требования устава.

SUMMARY. The main directions of the reform of military education in Russia at the turn of the XIX and XX centuries, which most strongly affected the cadet schools.

KEYWORDS: military education, cadet schools, educational process, internal order, requirements of the statute.

НАЧАЛО XX века было ознаменовано изменениями в системе подготовки офицерских кадров для русской армии. Основными военно-учебными заведениями, готовившими офицеров для армии, были военные и юнкерские училища. Реформа системы военного образования, начавшаяся в конце XIX века, пыталась сгладить различия в системе подготовки офицерских кадров между этими военно-учебными заведениями.

Главным начальником военно-учебных заведений 4 марта 1900 года был назначен командир лейб-гвардии Преображенского полка генерал-майор К. К. Романов.

На момент его вступления в должность существовали следующие военно-учебные заведения: Пажеский Его Величества корпус, Финляндский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское.» училище, четыре пехотных военных училища (Павловское, Александровское, Московское и Киевское), 23 кадетских корпуса, Вольская военная школа, школа Императора Александра II и Ташкентская приготовительная школа. Кроме того, было еще 11 юнкерских училищ.

В этот период, военно-учебным ведомством проводилась серьезная и непрерывная работа в плане преобразований учебно-воспитательного процесса военно-учебных заведений, основной задачей которых было воспитание русского человека и преданного своему долгу офицера русской армии. И с этой целью каждое такого рода заведение обязано было «...поднимать в воспитанниках сознание их человеческого достоинства и бережно устранять все то, что может унизить или оскорбить это достоинство».

Эти реформы наиболее серьезно затронули юнкерские училища, которые с 1901 года переводились на трехлетний срок обучения со значительным увеличением объема программ как общеобразовательных, так и военных предметов. Изменились и правила выпуска: теперь выпускники делились на три разряда. Для окончания по 1-муразряду надо было иметь средний балл не менее 10, по военным предметам - не менее 7 и по строевой службе - не менее 9; по 2-муразряду - общий балл не менее 7 и равные 1-му разряду показатели по военным предметам и строевой службе; по 3-муразряду выпускались все остальные, но получившие на экзаменах положительную оценку (не менее 6 баллов). Выпускникам 1-го и 2-го разрядов присваивали звание подпоручика, а 3-го (как и из военных училищ) - унтер-офицера с правом производства в офицеры на вакансии, но не ранее чем через год службы.

Также, во второй половине XIX века изменился и сословный состав юнкерских училищ. Он отличался от состава военных училищ и тем более кадетских корпусов: из-за разницы в источниках комплектования потомственных дворян в этих училищах было менее 20 %. Даже вместе с детьми личных дворян, офицеров и чиновников их было чуть больше половины в 1880-х годах, и менее 40 % в начале XX века, тогда как крестьяне, мещане и казаки составляли от четверти в 1880-х годах до половины в начале XX века (табл. 1).

Таблица 1

Сословный состав воспитанников юнкерских училищ (%)

Организация воспитания и внутреннего порядка в юнкерских училищах на рубеже XIX-XX веков

Одним из документов, утверждавшим устройство внутреннего порядка и организацию воспитательной работы, была инструкция, определяющая правила военного воспитания и устройства внутреннего порядка в военных (юнкерских) училищах. Для военных училищ такая инструкция была утверждена в 1897, а для трехлетних юнкерских училищ в 1901 году. В написании этих инструкций были положены единые начала и, несмотря на различия между юнкерскими и военными училищами, эти инструкции между собой практически ничем не отличались. В них говорилось следующее.

«Военно-воспитательная подготовка юнкеров должна заключаться:

в глубоком укоренении чувства долга христианского (в не христианах желательно укоренение чувства благочестия), верноподданнического и воинского;

в образовании честного строго-исполнительного и мужественного характера;

в развитии и упрочнении сознания о высоком значении воина, призванного к защите Престола и Отечества;

в прочном усвоении воинской дисциплины и чинопочитания;

в поддержании между совоспитывающимися юнкерами духа доброго товарищества с должною в порядке службы подчиненностью к старшим из них по званию».

Эта работа облегчалась тем, что поступившие в училища юнкера уже имели определенное воспитание, полученное в домашней обстановке и в начальных учебных заведениях. Но между этим воспитанием и воспитанием в юнкерских училищах существовала разница, определявшаяся тем, что с переходом в звание юнкера молодые люди вступали в тот возраст и то положение, когда от них требовался более серьезный взгляд на жизнь и более серьезное отношение к своим обязанностям. Поэтому юнкера в училище были поставлены в такую обстановку, которая заставляла отрешиться от прежних незрелых взглядов и понятий, мешающих усвоению требований их нового положения молодых людей, готовящихся к офицерскому званию, состоящих на действительной службе и принесших присягу на верность Отечеству.

Одна из важнейших целей воспитания заключалась в развитии силы воли, в выработке сильного характера. Особое значение эта цель имела для людей, посвятивших себя военной службе в офицерском звании, так как им необходимо уметь, с одной стороны, беспрекословно повиноваться, а с другой - управлять волей своих подчиненных. К командирам предъявлялись требования намного более высокие, чем к юнкерам. Эти лица должны были сами отличаться твердой волей и безукоризненной нравственностью.

В деле воспитания важнейшим являлось развитие высших чувств: веры, долга, совести, товарищества до такой степени, чтобы они всегда господствовали над другими, низшими чувствами.

На укрепление и развитие религиозного чувства обращалось самое серьезное внимание. Главная забота об укреплении искренней религиозности между юнкерами лежала на преподавателе Закона Божьего. Все начальники обязаны были оказывать всевозможное содействие подъему религиозного чувства в среде юнкеров.

Внутренний порядок строго согласовывался с законоположениями и правилами внутренней службы, существующими в войсках. Это способствовало тому, что после выпуска будущие офицеры были достаточно хорошо ознакомлены с выполнением своих служебных обязанностей. Размещение юнкеров по спальням соответствовало строевому расчету: каждая рота, эскадрон и сотня имели отдельные помещения, распределенные между их строевыми подразделениями так, что в каждом отдельном покое помещалась часть не менее взвода. Портупей-юнкера размещались в своих взводах, фельдфебели и вахмистры по возможности - в отдельных покоях. Разделение юнкеров в юнкерских училищах на классы: общий, 1-й и 2-й специальные с подразделением каждого из них на отделения применялось лишь на учебных занятиях. Для наблюдения за порядком в каждом классном отделении назначался старший.

Главная забота по организации воспитательной работы ложилась на командный и преподавательский состав юнкерских училищ, который подбирался весьма тщательно. Все начальники, воспитывающие юнкеров, внимательно и обдуманно относились к исполнению юнкерами их обязанностей, не забывая, прежде всего, что каждый из них есть человек, имеющий определенные способности и наклонности^ которые нужно в нем изучать и с которыми необходимо считаться при предъявлении служебных требований и при проверке их исполнения. Поверхностное отношение начальников в этом вопросе вело к формализму и педантизму, что в деле воспитания было крайне неуместно. Добиться такими приемами истинного воспитания, необходимого для военной службы, было невозможно.

В работе командиров и начальников обращалось особое внимание на следующие требования устава «1) начальник должен служить личным примером для подчиненных в строгом соблюдении служебного долга, направлять все свои действия к пользе службы и воздерживаться от всякого произвола, как в требованиях своих, так и в наложении взысканий; 2) старшие начальники обязаны предоставлять младшим распоряжаться во вверенных ему частях в пределах данной им по закону власти, наблюдая за правильностью их действий и ревностью исполнения, равно и за надлежащими отношениями их к подчиненным; 3) каждый начальник вполне и во всех отношениях отвечает за вверенную ему часть; 4) каждый начальник обязан вникать в быт и в нужды подчиненных ему юнкеров, в особенности вновь поступивших в училище, иметь отеческое попечение о них и всеми мерами заботиться об исправлении тех из них, которые нуждаются в этом по своим нравственным качествам и поведению».

Весь внутренний быт и воспитание юнкеров должны были способствовать укоренению в них верноподданнического долга. Каждый из юнкеров должен был проникнуться убеждением, что, поступив на военную службу и дав присягу на верность, он стал в особое, в высшей степени почетное положение воина - защитника Престола и Отечества.

Ежедневное распределение времени обусловливалось расписанием учебных и строевых занятий, составляемых в каждом училище в зависимости от числа уроков и строевых упражнений. Причем необходимо было иметь в виду выделение времени для прогулок и занятий на открытом воздухе и вообще такое распределение времени, при котором возможна была бы организация практических занятий, полезных в жизни и будущей службе. Классные занятия, как правило, начинались не позже восьми часов утра, строевые - после окончания классных. Утром юнкера вставали с таким расчетом, чтобы до начала лекций они могли успеть одеться, собраться для утренней молитвы и напиться чаю; сверх того, до начала классных занятий должно было остаться время, необходимое для прогулки и медицинского осмотра юнкеров. Завтрак назначался во время большой перемены между уроками или по окончании всех уроков. По завершении классных занятий производились строевые занятия, а затем юнкера обедали. По вечерам юнкера занимались уроками, затем им предоставлялось свободное время для чтения, занятия музыкой и т. п. Между обедом и вечерними занятиями юнкерам давался отдых, продолжительностью не менее часа, с разрешением ложиться на постель, расстегнуть платье и снять сапоги. После вечернего чая юнкера собирались для переклички и чтения вечерних молитв. Затем они могли ложиться спать или продолжать заниматься. В полночь, все юнкера должны были быть в постелях.

В праздники распределение времени могло быть несколько видоизменено. Юнкерам разрешалось вставать на час позже, а в назначенное время они отправлялись в церковь. Все не уволенные в отпуск юнкера обязаны были находиться на богослужениях, остальное время в праздничные дни предоставлялось юнкерам, оставшимся в училище, для отдыха, занятий и дозволенных развлечений, по их усмотрению (табл. 2).

Кроме общих мероприятий по организации воспитательной работы в разных училищах применялись и различные методы. Например, большую работу по повышению уровня воспитания юнкеров проделало Одесское юнкерское училище. Результаты этой работы были рассмотрены в статье «Занятия юнкеров Одесского училища».

В основу мероприятий по развитию юнкеров в Одесском пехотном юнкерском училище были положены следующие руководящие идеи.

С помощью литературно-музыкальных вечеров, посещения музеев и других учебных учреждений, лекций и сообщений по разнообразным отраслям знаний и искусства юнкерам открывался более широкий доступ в интеллигентные семьи, для того чтобы юнкера могли составить себе круг знакомых среди образованных классов общества. В виду чего на все вечера (не строго военного характера) разрешалось и даже поощрялось приглашение юнкерами их родственников и знакомых.

Второй задачей было развитие военных качеств в юнкерах. Эти качества прививались на лекциях по военным наукам и других видах занятий из числа военных дисциплин.

Самой главной задачей ставилось сближение юнкеров с солдатом, для чего они, под руководством офицера ставили «живые картины» (преимущественно военного характера), что позволяло знакомиться с методами обучения солдат военной грамоте.

Руководством училища был составлен особый перечень музеев, выставок, заводов, фабрик, городских учреждений, замечательных зданий и памятников города, которые предлагалось посетить и осмотреть в течение учебного года. Например, им предполагалось осмотреть: городской Музей изящных искусств, городской Музей прикладных знаний, университетский музей и обсерваторию, военную мукомольню, одесский крепостной артиллерийский склад, порт с его сооружениями, пароходы Добровольного флота и др. В целях же наиболее рационального осуществления этих мероприятий расписание уроков на 1900-1901 учебный год было составлено с таким расчетом, чтобы по четвергам занятия в классах оканчивались до завтрака (около 11.30 час), время после завтрака предназначалось для образовательных прогулок.

Мероприятия для расширения общего развития включали в себя: выступления на военную тематику; лекции по различным отраслям знания и искусства, а также посещение лучшими юнкерами лекций профессоров (например, лекции профессора Назинова: «Гейне как поэт-публицист»; образовательные прогулки для посещения музеев, выставок, фабрик, одесского порта с его сооружениями, замечательных зданий, военных учреждений и заведений; знакомство учащихся с другими родами войск и практические занятия юнкеров старшего класса по фортификации на открытом воздухе.

Например, для знакомства с другими родами войск юнкера по четвергам после завтрака выводились на так называемое Куликово поле - обширный плац неподалеку от здания училища. Лихое батарейное учение перед строем юнкеров, своеобразная казацкая лава и кавалерийское учение, объяснения артиллерийских и казачьих офицеров около пушки и коня - сразу показывали юнкеру взаимную связь родов войск и оружия.

В ряду мероприятий для развития художественного вкуса, кроме посещения городского музея изящных искусств, нужно отметить посещение выставки баталических картин художника Верещагина и выставки картин передвижников.

Для физического развития юнкеров особое внимание обращалось на производство атлетических игр, которые чрезвычайно пришлись по душе учащимся. Игры велись в течение всего года, и на каждого юнкера в течение недели приходилось не менее одного часа. Кроме этого, юнкеры подружились и с лопатой: расчищали снег во дворе для «верхов-ки», рыли канавы, а также помогали производить посадку деревьев в сквере, устроенном городом напротив юнкерского училища. Плавучие средства сводно-морской роты позволили организовать после съемок в окрестностях Одессы (на Сухом лимане) обучение гребле на катерах. В лагерях юнкера имели в своем распоряжении «городки» и «крокет».

Таблица 2

Распорядок дня в Новочеркасском казачьем юнкерском училище

Организация воспитания и внутреннего порядка в юнкерских училищах на рубеже XIX-XX веков

Следует отметить такое распространенное в то время мероприятие, как экскурсии. В Одесском юнкерском училище во время пасхальных каникул 1900 года была совершена опытная экскурсия на южный берег Крыма. Позже была разрешена ежегодная перевозка юнкеров старшего класса для практических занятий по тактике и топографии в Севастополь, с тем чтобы время по окончании указанных занятий посвящать различным экскурсиям, знакомству с достопримечательностями Севастополя и его полями сражений. Первый переезд был совершен в 1901 году на военном транспорте «Прут» с разрешения главного командира Черноморского флота. По окончании практических занятий совершена была интересная экскурсия в Ялту сводной ротой в количестве 89 юнкеров и четырех офицеров; остальные юнкера посылались партиями в однодневные экскурсии в Бахчисарай, Симферополь, Балаклаву и Херсонесский монастырь или осматривали военные суда.

Для отдыха юнкеров во время сборов было сделано два перерыва. Ими воспользовались для осмотра Малахова кургана, Исторического музея, городских соборов, плавучих и сухих доков, некоторых береговых батарей, биологической станции. Также впервые были организованы посещения юнкерами саперного лагеря и полигона при деревне Морзовке. У саперов юнкера всегда встречали самый радушный прием, и эти день-два пребывания у них посвящались ознакомлению со всеми отраслями саперного дела по самой разносторонней программе.

Во время подвижных сборов взвод юнкеров при офицере на несколько дней был прикомандирован к одной из сторон на больших маневрах на Днестре; юнкера несли сторожевую службу, образуя заставу. Несмотря на большие переходы при ненастной погоде, не было ни больных, ни отставших.

Подобные мероприятия проводились во всех военных и юнкерских училищах.

Дисциплина также была на высоком уровне. На укоренение в юнкерах воинской дисциплины было обращено самое строгое внимание. Жизнь в училище должна была заставить их выработать в себе и усвоить дух и требования воинской дисциплины так, чтобы они вошли в их кровь и плоть. Юнкера должны были проникнуться убеждением, что дисциплина - душа армии, превращающая массу самых разнообразных элементов в целый организм.

За нарушения на юнкеров налагались различные виды взысканий: замечание; выговор; наряд вне очереди на службу; лишение отпуска; арест в училищных карцерах; смещение с высших должностей на низшие.

При особо грубых нарушениях юнкера могли подвергнуться отчислению в войска на срок до двух лет или отчислению из училищ.

Арест юнкера в училище состоял в одиночном заключении его в светлом карцере, где он получал ту же пищу, как и все юнкера. Арест мог соединяться с исполнением служебных обязанностей или же мог быть усилен безотлучным пребыванием в карцере.

Начальники разных уровней имели разные права на наложение взысканий.

Младшие офицеры имели право: делать замечания и выговоры, воспрещать отпуск в течение восьмидневного срока, назначать не в очередь в наряд до четырех раз.

Командиры рот, эскадронов и сотен имели право: воспрещать отпуск до одного месяца, назначать до восьми нарядов вне очереди, подвергать аресту с исполнением служебных обязанностей до пяти суток, без исполнения - до двух суток.

Инспекторы классов имели право сверх того подвергать аресту с исполнением обязанностей до десяти суток, без - до четырех суток.

Начальники училищ имели право: воспрещать отпуск по своему усмотрению, смещать фельдфебелей и вахмистров с их должностей, переводить юнкеров в низший разряд по поведению, подвергать суду.

На этом основании должно было быть построено все военное воспитание будущих офицеров.

Таким образом, юнкерские училища нашли свою нишу в системе военного образования дореволюционной России и сыграли положительную роль в формировании русского офицерского корпуса, дав военное образование всем офицерам сухопутных войск.

Пехотные: С.-Петербургское, Виленское, Одесское, Чугуевское, Казанское, Тифлиское, Иркутское; кавалерийские: Тверское и Елисаветградское; казачьи: Новочеркасское и Оренбургское.

Приказ по Военному Ведомству № 319. 1901 г.

Инструкция, определяющая правила военного воспитания и внутреннего порядка в военных училищах. Спб., 1900. С. 46-47.

Разведчик. 1901. № 577. С. 999-1001.

Кострюков Н.Т. Новочеркасское казачье юнкерское училище 1869-1910. Новочеркасск, 1910.

Приказ по Военному Ведомству № 319. 1901 г.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации