Некоторые уроки из опыта Великой Отечественной войны

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2010, стр. 75-78

Некоторые уроки из опыта Великой Отечественной войны

Полковник в отставке Е.Л. БРЮЗГИН,

Заслуженный работник высшей школы,

член-корреспондент Академии военных наук,

кандидат военных наук

Некоторые уроки из опыта Великой Отечественной войны

БРЮЗГИН Евгений Александрович родился 3 февраля 1925 года в селе Коноково Успенского района Краснодарского края. В феврале 1943 года был призван в советскую армию и направлен на обучение на трехмесячные курсы младших командиров. После их окончания в звании «лейтенант» был назначен командиром минометного взвода в 43-ю отдельную стрелковую бригаду.

В 1943 году участвовал в освобождении Таманского полуострова в составе 9-й армии Северо-Кавказского фронта. С января 1944 года по январь 1945 в должности офицера штаба стрелкового полка воевал в составе войск 1-го и 4-го Украинских фронтов. Был дважды ранен.

С января 1945 года проходил подготовку на специальных курсах Военного института иностранных языков в Москве, после окончания которых с 1946 по 1953 год служил в Советской контрольной комиссии в Германии.

В последующем проходил службу в штабах 3-й и 4-й армий в должностях начальника разведывательного, а затем оперативного отделов.

После окончания заочно Военной академии имени М.В. Фрунзе в 1974 году работал в ней преподавателем, а затем начальником научно-исследовательского отдела. В настоящее время - старший научный сотрудник этой академии.

АННОТАЦИЯ. Рассматриваются опыт организации и ведения наступательных боевых действий тактического уровня и вопросы подготовки офицерских кадров во второй половине Великой Отечественной войны, что является ценным для выработки обоснованных рекомендаций, представленных в статье.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Великая Отечественная война, боевой опыт, подготовка, офицерские кадры, боевые действия в особых условиях.

ОТМЕЧАЯ 65-ю годовщину Великой Отечественной войны, мне как ее участнику хотелось бы поделиться воспоминаниями и полученным опытом подготовки и ведения боевых действий. Это тем более необходимо в связи с тем, что в наших Вооруженных Силах в настоящее время проводятся широкомасштабные мероприятия по приданию им нового облика. Совершенно очевидно, что при этом необходимо учитывать все то положительное, что было в прошедших войнах, особенно такой, как Великая Отечественная война.

Мой опыт тесно связан с пребыванием непосредственно на переднем крае в должности командира минометного взвода, стрелковой роты и офицера штаба стрелкового полка.

В феврале 1943 года я был призван и направлен в 9-ю армию Северо-Кавказского фронта на трехмесячные курсы младших командиров. Армия, находясь в первом эшелоне фронта, в это время вела упорные бои на Таманском полуострове в низовьях реки Кубань. В тот период тяжелая обстановка на фронтах и большие потери в офицерских кадрах вынуждали наше командование готовить офицеров на первичные должности в такие короткие сроки. В целом это было вполне оправдано, так как после окончания таких курсов без какого-либо длительного временного перерыва начиналась боевая практика непосредственно на переднем крае боевых действий.

После окончания курсов мне присваивают звание «сержант» и вручают лейтенантские погоны, которые я мог и должен был надеть после прибытия в 43-ю отдельную стрелковую бригаду и вступления в должность командира минометного взвода. Одновременно с этим присваивалось первичное офицерское звание. Второй пример рациональной кадровой политики. В январе 1945 года меня с должности офицера штаба полка в разгар наступательных боев направляют в Москву на специальные курсы иностранных языков для подготовки к работе в составе органов управления Советской военной администрации, где в последующем, будучи достаточно хорошо подготовленным, я прослужил семь лет.

Вывод из этого простой: об офицерских кадрах надо заботиться и готовить их решать задачи с учетом состояния и перспективы развития современной военно-политической обстановки. В боях при ликвидации плацдарма 17-армии немецких войск на Таманском полуострове в июле - ноябре 1943 года я получил хороший опыт в действиях стрелковых подразделений в особых условиях Кубанских плавней. Это редкое явление и не каждому доводилось вести бои в таких условиях.

Обстановка в то время сложилась таким образом, что, отступая с Северного Кавказа, противник создал на полуострове прочную оборону, известную под названием «Голубая линия». Это была глубоко эшелонированная оборона, которая имела уязвимый левый фланг, частично проходивший по району обширных плавней в низовьях реки Кубань и лиманов Азовского моря.

Плавни представляли собой береговую местность, залитую водой на глубину до полуметра, а иногда и глубже с густыми зарослями камыша. В некоторых местах оставались небольшие острова или свободная от камышей водная гладь. С нашей стороны на переднем крае, примыкающем к плавням, располагалась 43-я отдельная стрелковая бригада. С обеих сторон в плавнях активно действовали патрули и разведывательные дозоры. Решалась и такая задача, как создание баз снабжения боеприпасами и продовольствием подразделений, ведущих боевые действиях в плавнях, а иногда и в тылу обороны противника на удалении до 12 км от основного района расположения бригады. Мне пришлось участвовать в создании одной из таких баз на одном из островов и оборонять ее в течение пяти суток. За выполнение этой задачи я получил первую боевую награду - медаль «За отвагу».

Вывод из этого опыта простой: в уставных документах необходимо детальнее излагать рекомендации при ведении боевых действий в особых условиях, в том числе на труднодоступной местности. Целесообразно также более детально рассматривать подготовку и ведение боевых действий в городах и урбанизированных районах, которые в современных условиях будут частым явлением. Опыт вооруженных конфликтов последних десятилетий подтверждает необходимость такого подхода.

Из других боевых эпизодов хотелось бы коротко упомянуть еще о двух. Будучи командиром минометного, взвода я неоднократно кратковременно выполнял обязанности командира стрелковой роты на Западном направлении в операциях 1-го и 4-го Украинских фронтов при освобождении Украины. В январе 1944 года 812-й стрелковый полк 304-й стрелковой дивизии отражал контратаку противника в районе города Житомир. По приказу командира батальона я принял командование стрелковой ротой, которая осталась без офицеров, с задачей удержать опорный пункт на господствующей высоте. Роте был придан минометный взвод. Как оказалось позже, такое усиление стрелковой роты было решающим в отражении атаки противника. Оказалось достаточно беглого минометного огня с расходом до десяти мин, чтобы сорвать атаку противника.

Аналогичный случай, только в наступлении, повторился через полтора месяца после выписки из госпиталя, но уже в 687-м сп 141-й сд под городом Каменец-Подольск. Командир полка принял решение одной стрелковой ротой с минометным взводом при поддержке трех танков овладеть населенным пунктом, занятым противником. Накануне вечером мне было приказано принять командование ротой, рано утром атаковать и выбить противника из населенного пункта. Задача была сложной, но она была выполнена, главным образом благодаря поддержке танкового взвода.

Из этих, казалось бы, небольших эпизодов следует очень значимый вывод о том, что мотострелковые подразделения начиная с ротного звена должны обладать более высокими огневыми возможностями, которые будут позволять им более эффективно вести ударно-маневренные действия.

По своему опыту скажу, что свою фронтовую жизнь и ее наиболее яркие эпизоды я всегда вспоминаю с большим чувством благодарности к тем солдатам и сержантам, которые были в моем подчинении. Некоторые из них были старше меня по возрасту и имели гораздо больший житейский и боевой опыт. Не редко они давали ценные советы, как поступить в той или иной ситуации. Я прислушивался к ним, находя полное взаимопонимание, которое позволяло выходить из трудных боевых ситуаций.

В послевоенное время я служил на различных должностях в штабах оперативных объединений, в том числе в должности начальника разведывательного и оперативного отделов армии. Хотелось бы также отметить, что часть моей послевоенной службы проходила под руководством таких военачальников, как маршал Д.Т. Язов, генерал армии И.М. Третьяк, генерал-полковники П.В. Мельников и В.Н. Кончиц и генерал-лейтенант Е.И. Малашенко. От них я узнал много поучительного и полезного, особенно по вопросам боевого применения войск в операциях. В последние годы я занимался научной работой, связанной с развитием теории тактики и оперативного искусства.

Что касается вопросов, выходящих за рамки тактики, хотелось бы сделать ряд предложений.

Первое из них заключается в том, что офицер, впервые попавший в боевую обстановку, должен в короткий срок адаптироваться к ней и практически освоить приемы безопасности, а главное - подавить чувство страха за свою жизнь. Тот офицер, который проявлял должную волю, добивался этого относительно быстро. Для меня период адаптации к боевым условиям продолжался около трех недель. За это время я побывал под пулеметным огнем противника на открытой местности, пережил бомбовый удар пикирующих бомбардировщиков и выдержал огневой налет батареи 105-мм пушек противника.

Конечно, адаптация может проходить и в других, менее жестких условиях, но ее основной результат должен быть один - вместо чувства страха - твердая уверенность в своих силах и возможностях в подобных ситуациях. Этот совет не означает призыва к неосторожности или залихватству. Приемы безопасности и выживания в бою офицер должен знать и учить этому подчиненных. Только при таком подходе они быстро адаптируются, остаются в живых и выполняют боевую задачу.

Второй, очень значимый урок, заключается в твердом для командира правиле - в любой обстановке владеть необходимой информацией. Ни для кого не секрет, что она нужна для прогнозирования боя, а главное - для своевременного принятия обоснованного решения, за которым стоят жизни подчиненных ему людей. Для меня владение информацией было важнейшим принципом, которому я следую всю свою службу. Не случайно мои командиры на фронте неоднократно поручали мне выполнение внезапных задач в кризисных ситуациях, так как знали, что я не нуждаюсь в длительных разъяснениях по сложившейся обстановке.

Тесно с этим уроком связано и требование к офицеру - хорошо и объективно знать и оценивать противостоящую сторону. Нам пришлось вести борьбу с сильным, хорошо обученным и стойким противником. Пренебрежения к себе он не прощал, и наши большие потери не в последнюю очередь являлись следствием незнания или недооценки его возможностей. И как бы нам ни хотелось об этом говорить, следует напомнить, что слабое знание противника проявлялось и в ходе первой контртеррористической операции на Северном Кавказе.

И последнее, что хотелось бы подчеркнуть - это необходимость учета постоянно возрастающей роли огневого поражения в бою. В первом периоде войны наши неудачи были самым тесным образом связаны с недостаточными огневыми возможностями Красной Армии по сравнении с немецкими войсками. Во второй половине войны положение изменилось. Я был свидетелем, когда в Висло-Одерской операции после 2,5 часовой огневой подготовки (с плотностью до 250 орудий на 1 км фронта) противник первые два часа нашего наступления практически не оказывал сопротивления, и на участке прорыва 38-й армии наши войска продвинулись на 3-4 километра, а затем перешли к преследованию противника.

И все же, несмотря на такие и подобные им примеры, в мирное время мы забываем о возрастающей роли огневого поражения, считая, что оно должно обеспечить переход в наступление и успешную атаку первого эшелона. В какой-то степени это имело место в прошлой войне. Сейчас ударами РВиА, авиации и других средств, в том числе электронных, противнику должно наноситься основное поражение, а войска будут завершать его разгром.

На современном этапе в условиях большой насыщенности войск бронированными и подвижными объектами организация надежного огневого и радиоэлектронного поражения с использованием возможностей своих сил и средств становится еще более сложной, чем в прошлом.

Исходя из этого в практике боевой и оперативной подготовки войск и офицеров решению задач такого поражения противника должно уделяться первостепенное значение.

Боевые эпизоды, о которых я вспомнил накануне 65-летия Великой Победы, и некоторые уроки из боевого опыта явились для меня хорошей фронтовой школой, что позволило в последующем, после войны, успешно окончить военную академию имени М.В. Фрунзе, служить в оперативных штабах и заниматься военно-научной работой до настоящего времени на пользу нашего Отечества.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации