Асимметричные средства и способы ведения войны

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 11/2010, стр. 25-30

Асимметричные средства и способы ведения войны

Полковник запаса Ю.В. КРИНИЦКИЙ,

кандидат военных наук

Асимметричные средства и способы ведения войны

КРИНИЦКИЙ Юрий Владимирович родился 2 сентября 1959 года на Украине в городе Ахтырка. Выпускник Минского СВУ и Минского ВИЗРУ. С 1981 по 1988 год проходил службу на Урале в частях ЗРВ. Закончил Военную командную академию ПВО в городе Твери (1991) и адъюнктуру при академии (1994). С 1994 по 2010 год прошел путь от преподавателя до профессора кафедры оперативного искусства. В 2010 году уволен в запас и продолжает научно-педагогическую деятельность. Автор более 110 научных трудов и юмористического сборника стихов «ВВС и ПВО - это «во»!».

АННОТАЦИЯ. Проведен анализ соотношения понятий «асимметрия» и «превосходство в силах», изложены пути достижения асимметрии применительно к воздушной сфере вооруженной борьбы.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: асимметрия вооруженной борьбы, соотношение сил, превосходство в силах, средства и способы вооруженной борьбы, новые технологии, новые физические принципы, способ боевых действий.

SUMMARY. The article proposes the analysis of the relationship between the concepts «asymmetry» and «superiority of forces», outlines the ways to achieve asymmetry in relation to the air field of the armed struggle.

KEYWORDS: asymmetry of the armed straggle, balance of power, superiority of forces, means and methods of warfare, new technologies, new physical principles, way of combat actions.

СЛОВО асимметрия имеет греческое происхождение и означает несоразмерность. Несоразмерными бывают не только физические предметы, но и социальные явления, в том числе война и лежащая в ее основе вооруженная борьба.

В последнее время асимметричным мерам разрешения военных конфликтов уделяется повышенное внимание. В одних случаях эта идея абсолютизируется, в других - полностью отвергается. Интерес к теме возрастает по мере деградации военного потенциала государства и практически исчезает в период его активного прогресса. Чтобы не впадать в крайности, зададимся вопросом «от противного»: а могут ли войны быть полностью симметричными!

Любой агрессор, готовясь к войне, обеспечивает себе преимущество над противником. Не добившись изначального превосходства, он просто не начнет боевых действий и откажется от своих планов. Преимущество может быть количественным, качественным или количественно-качественным. Оно проявляется в характеристиках вооружения, боевой выучке личного состава или в мастерстве организации кампании (операции, сражения, боя) и достигается наращиванием боевого и численного состава войск (сил и средств), их рациональной организационной структурой, применением лучших систем управления, выбором форм и способов боевых действий, наиболее полно отвечающих условиям обстановки.

Наличие такого превосходства одной стороны над другой и обусловливает асимметрию вооруженной борьбы как минимум на начальном этапе.

Слабая сторона, подвергшаяся нападению, всячески стремится выровнять положение, лишить противника преимущества, то есть достичь хотя бы симметрии. Обороняющийся начинает «подстраивать» свои действия под действия нападающего. Он сосредотачивает свои главные силы на главном направлении действий противника, противопоставляет противовоздушное сражение воздушному удару, организует систему противотанковой обороны на танкоопасных направлениях и т. д.

Необходимость достижения симметрии сил (средств) и их действий в каждой операции, сражении, бою заставляет более слабого предпринимать соответствующие шаги в организационном плане. Характерным примером может служить активное реструктурирование Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны. Уже к началу Сталинградской битвы организационная структура наших войск была перестроена и максимально «подогнана» под структуру войск вермахта (рис. 1) по числу иерархических уровней и примерному составу одноуровневых войсковых формирований.

Асимметричные средства и способы ведения войны

Рис. 1. «Симметрия» организационных структур вооруженных сил вермахта и Красной Армии (1942 г.)

Современная война требует максимального напряжения сил не только армии, но и всей государственной машины. Экономика враждующих стран работает на победу. И если сторона, подвергшаяся агрессии, выигрывает в экономическом соревновании с противником, то вскоре достигнутая симметрия вновь нарушается. Только теперь в ее пользу. Так, если на Курской дуге силы противников были практически равны (симметрия), то во всех последующих операциях по освобождению территории Советского Союза и стран Европы от гитлеровских захватчиков наша армия имела явное преимущество над врагом (асимметрия со знаком «плюс»).

Асимметрия может быть достигнута не только за счет численных превосходств на поле боя и искусной организации вооруженной борьбы. История знает примеры скачкообразных изменений соотношения сил вследствие технических открытий, когда у одной из конфликтующих сторон появляется принципиально новое оружие, обеспечивающее ей безоговорочные преимущества в решении боевых задач. К таким революционным техническим находкам можно отнести изобретение огнестрельного оружия, последующий переход на его казнозарядные образцы, создание автоматических средств поражения противника, появление танков, применение самолетов.

Показателен пример «технического скачка» в области ПВО. В середине XX века на вооружение Советской Армии начали поступать первые зенитные ракетные комплексы (ЗРК). Пока что не «вместо», а «наряду» с традиционной ствольной зенитной артиллерией (ЗА). Зенитная управляемая ракета (ЗУР) многократно превосходила в точности снаряд, летящий по баллистическим законам. Применение такого нового оружия в американо-вьетнамской войне дало ошеломляющие результаты. Успех ПВО Вьетнамской народной армии превзошел все ожидания. Только в период с 18 по 30 декабря 1972 года был уничтожен 81 самолет противника, в том числе 34 стратегических бомбардировщика В-52 (из них 31 - зенитными ракетными войсками). Страна, экономически отсталая, в военном отношении уступавшая агрессору, получила оружие, применение которого (хоть и не без помощи советских специалистов) обеспечило ей превосходство в воздушной сфере. Асимметрия вооруженного противоборства в данном случае была обеспечена в первую очередь технологически.

Но монополия в области военных технологий не бывает долговременной. Любое новое вооружение и военная техника (ВВТ), способы их применения изучаются потенциальными противниками. Создаются аналоги, разрабатываются контрсредства и контрмеры, асимметрия исчезает. Так, уже в 70-80-е годы прошедшего столетия результаты боевых действий войск (сил) ПВО в небе Египта, Сирии, Ливии были значительно скромнее, чем во Вьетнаме.

Еще более показателен пример с разработкой ядерного оружия. После бомбардировок японских городов в 1945 году Соединенные Штаты были единственными в мире обладателями этого вида оружия массового поражения. Но их монополия оказалась недолгой. Уже в 1946 году в СССР было разработано техническое задание на создание атомной бомбы, а в 1949 году ее первый образец успешно испытан на Семипалатинском полигоне. К счастью, это были четыре мирных года. Если бы атомную бомбу изобрели германские ученые до падения Берлина, то возникшая асимметрия могла бы существенно повлиять на ход и исход Второй мировой войны.

Гонка за лидерство в военных технологиях вполне оправданна с точки зрения обеспечения национальной безопасности государства. Но революционные скачки в этой области бывают нечасто. Технологические прорывы обеспечиваются теми средствами, которые созданы на новых, нетрадиционных (непривычных или неизвестных потенциальному противнику) физических принципах. Первое пороховое ружье принципиально отличалось от копья и сабли, пулемет от винтовки, танк от тачанки, самолет от дирижабля, баллистическая ракета от снаряда.

В промежутках между подобными революционными событиями идет планомерное совершенствование вооружения и военной техники. Производятся доработки систем, замены узлов и механизмов, расширяется спектр решаемых задач, повышаются технические характеристики и боевые свойства оружия. При этом нередко обычная модернизация выставляется как принципиально новое решение, позволяющее изменить расстановку сил в мире. Случалось, что с высоких трибун делались заявления о готовящихся асимметричных военных мерах, о поступлении в войска некоего «чудо-оружия», призванного нивелировать количественные приоритеты других стран. И здесь нередко случались конфузы.

Во-первых, элементарные экспертные оценки показывают, что чаще всего в таких случаях речь шла о новой ракетной установке, зенитном ракетном комплексе, торпеде, подводной лодке и т. д., построенных на ранее использовавшихся физических принципах, а потому ни на поле боя, ни на театре войны принципиально не менявших расстановку сил.

Во-вторых, желаемое часто выдается за действительное, а то, что будет еще нескоро, объявляется как уже существующее. К примеру, испытывается самолет «нового поколения». В средствах массовой информации это событие тиражируется как состоявшийся технический и технологический прорыв (почему-то тиражируется, а не держится в строгом секрете). А на деле оказывается, что в испытанном образце новой является лишь аэродинамическая модель. Вся электрическая «начинка», вооружение и даже двигатель пока старые.

В-третьих, гонясь за рекордами в отдельных тактико-технических характеристиках, мы не всегда учитываем, что «плюсы» в одних качествах оружия неизбежно соседствуют с «минусами» в других.

Например, мы создаем ЗРК, который по дальности обнаружения и поражения воздушной цели превосходит все мировые аналоги. Но в его основе лежит всем известный метод радиолокации. Даже не имея в руках конструкторских схем и чертежей, нетрудно констатировать, что повышение дальности действия такого комплекса обеспечено либо большей мощностью передающего устройства, либо повышенной чувствительностью приемного устройства (технические детали опустим). В первом случае мы имеем как негатив дополнительные демаскирующие свойства и высокую уязвимость ЗРК от противо-радиолокационных ракет, поскольку мощные излучения легче зафиксировать противнику. Во втором случае - повышенную «проходимость» помех на вход приемного устройства.

С этими проблемами можно бороться, хотя это потребует создания новых узлов, механизмов, то есть усложнения, утяжеления, удорожания данного ЗРК. Это также минус. Однако есть и более существенные препятствия для того, чтобы новый «рекорд дальности» поражения воздушной цели считать безусловным технологическим прорывом. Такие препятствия обусловлены объективными ограничениями, накладываемыми самой физической природой того или иного явления, а это значит, что физические законы первичны по отношению к тактике.

Например, в теории распространения радиоволн известен закон, согласно которому дальность «прямой видимости» Dп.в. радиолокационной станции (РЛС) определяется выражением:

Асимметричные средства и способы ведения войны

где Нвц и hа - высота воздушной цели и высота подъема антенны РЛС соответственно, а 4,12 - коэффициент учета кривизны земной поверхности.

Несложные расчеты с помощью данной формулы позволяют убедиться в том (рис. 2), что достижение «рекордной» дальности поражения ЗРК, равной 400 км, требует, чтобы воздушная цель находилась на высоте не менее 10 км (все, что летит ниже, находится за линией горизонта). Для уничтожения воздушного объекта, летящего на высоте 5 км, пришлось бы устанавливать антенну локатора нашего «чудо-ЗРК» на километровую вышку! А дальность поражения такого наиболее многочисленного средства воздушного нападения (СВН), как крылатая ракета (КР), которое действует на предельно малой высоте, у любого самого «продвинутого» ЗРК при какой угодно энергетике зондирующего сигнала РЛС и небывалой чувствительности приемного устройства будет составлять 40 км и менее, если только ЗРК сам не взлетает в ходе противовоздушного боя.

Но и это не все. Чтобы встреча ЗУР с воздушной целью произошла на дальности 400 км, дальность пуска ракеты должна составлять 450-500 км. Время полета ракеты на такую дальность составит 6-8 минут. За это время летчик обстреливаемого самолета сможет не только «нырнуть» под горизонт, но даже сесть на ближайший аэродром. А с учетом работного времени боевого расчета для пуска ЗУР на дальнюю границу зоны поражения обнаружение цели должно состояться на дальности 550-600 км. Возвращаясь к расчетам по той же формуле, определяем, что искомый объект должен лететь на высоте 22 км (!). Закономерен вопрос: а пойдет ли нам навстречу агрессор и «подставится» ли он под такие наши условия стрельбы? Вряд ли.

В-четвертых, когда заканчивается этап рекламного продвижения на рынок очередного «чудо-образца» ВВТ, зачастую выясняется, что подобные средства с аналогичными характеристиками имеются в армиях других государств. И легенда об «асимметричном ответе» потенциальному агрессору незаметно умирает вместе с потраченными бюджетными средствами.

Нередко этому способствует само государство. Новое оружие должно поступать в свою армию и сведения о нем должны держаться в строгом секрете до того момента, пока ему на замену не придет еще более эффективный образец. К сожалению, очень часто российская оборонка продает все новое за рубеж, а войска довольствуются устаревшими средствами ведения вооруженной борьбы. Получается «асимметрия наоборот» - нашими руками, но в пользу соседа.

Асимметричные средства и способы ведения войны

Рис. 2. Иллюстрация взаимосвязи дальности прямой видимости РЛС, высоты антенны РЛС и высоты воздушной цели

Есть одна область военного противостояния, в которой сохранение симметрии средств и методов вооруженной борьбы жизненно важно как для потенциальных фигурантов конфликта, так и для всех остальных государств. Это - ядерное сдерживание агрессии. Вот уже 65 лет нашу планету не потрясают крупномасштабные войны, последняя из которых была самой кровопролитной в истории человечества. Гарантом мира, как ни кощунственно это звучит, последние десятилетия выступают самые разрушительные средства ведения войны - стратегические ядерные силы (СЯС).

Симметрия проявляется в том, что любой агрессор, рискнувший развязать крупномасштабные военные действия, гарантированно получает адекватный ядерный ответ с неприемлемыми для него последствиями. Важнейшим условием сохранения такой симметрии является стратегическая устойчивость СЯС. Любые шаги, направленные на снижение стратегической устойчивости СЯС политического оппонента, ведут к нарушению симметрии и создают предпосылки для военного нападения. У сильной стороны появляется соблазн использовать возникшее преимущество (стратегическую асимметрию), а у слабого - первым применить ядерные силы, чтобы реализовать принцип внезапности и максимально использовать свой уязвимый ядерный потенциал.

Вот почему очевидным и опасным шагом, ведущим к военно-стратегическому дисбалансу, является не сама инициатива администрации Барака Обамы по значительному взаимному сокращению арсеналов СЯС США и России, а то, что это сокращение предполагается на фоне развертывания американской системы ПРО и наращивания арсенала обычных средств поражения. Это уже асимметричная мера. Вопрос сокращения стратегических наступательных вооружений должен рассматриваться в единой увязке с ограничениями на разработку стратегических оборонительных и безъядерных высокоточных систем.

Проведенный краткий анализ понятия асимметрии применительно к области ведения вооруженной борьбы и войны в целом позволяет сделать ряд выводов.

Первое. Категории «асимметрия», «превосходство в силах», «соотношение сил» взаимосвязаны и взаимообусловлены. Применение асимметричных мер ведения войны является не самоцелью, а методом достижения превосходства в силах. И, наоборот, любое превосходство в силах одного противника над другим создает асимметрию вооруженного противоборства.

Второе. Асимметрия в вооруженной борьбе достигается техническими, оперативно-тактическими и организационными мерами, а лучше - их совокупностью. Применить новое (лучшее) оружие, реализуя новый (неожиданный, непривычный для противника) способ, при условии грамотной (адаптированной к средствам и способам) организации войск и действий - залог успеха в бою, сражении, операции, войне.

Третье. Превосходство в вооружении и военной технике достигается эволюционным путем посредством постоянной и планомерной работы ученых, конструкторов, работников оборонно-промышленного комплекса по совершенствованию ВВТ. Учитывая, что такая же работа проводится в других странах, возникающая асимметрия является несущественной и неустойчивой. Возникновения асимметрии, обусловленные созданием принципиально новых средств и способов ведения войны (оружия на новых физических принципах и тактики его применения), являются существенными, но также неустойчивыми во времени.

Четвертое. Асимметрия в экономике является предпосылкой и необходимым условием достижения асимметрии в вооруженной борьбе. Создать что-то из ничего, получить превосходство, не потратив на это средств - заманчиво, но нереально.

Пятое. Симметрия на военно-стратегическом уровне нужна в мирное время и для поддержания мира. Она обеспечивается наличием у потенциальных противников таких средств поражения, которые гарантируют нанесение неприемлемого ущерба друг другу с началом военных действий. Когда война началась, выгодно иметь асимметрию в свою пользу, к чему и будут стремиться конфликтующие стороны.

Шестое. Действуя в обороне на оперативном и тактическом уровне, необходимо стремиться к нарушению асимметрии, созданной противником; наступая - к нарушению симметрии (созданию необходимой асимметрии) в свою пользу.

Седьмое. Самым простым способом достижения асимметрии в грядущем конфликте с сильным противником является поиск еще более сильного союзника.

Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Бурцева. М.: Рус. яз.-Медиа. 2004. С. 72.

Хюпенен А. И. Защищая землю Вьетнама / В кн.: «Войска ПВО страны: вспоминают ветераны». М: АВИАРХУС-ХХ1, 2005. С. 243.

Криницкий Ю.В., Сиротинин Е.С. Оборона космоса теряет вес и значение//Независимое военное обозрение. 2009. № 9 (562). 13-19 марта.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации