Соотношение воинской дисциплины и дисциплинированности

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/2005, стр. 42-47

Соотношение воинской дисциплины и дисциплинированности

Полковник в отставке И. И. ВОЛКОВ,

кандидат философских наук

ЧТОБЫ ПРАВИЛЬНО определить пути укрепления воинской дисциплины, необходимо выяснить того, как она проявляется в реальной действительности, а для этого требуется раскрыть диалектику отношения воинской дисциплины и дисциплинированности военнослужащих, выявить их подлинную взаимосвязь и взаимообусловленность.

Решение данной задачи представляет собой сложную проблему, вызывающую острые дискуссии, что обусловлено, на наш взгляд, недостаточной теоретической разработкой понятия «дисциплинированность», различным пониманием его сущности. Поэтому в нашей военной литературе можно встретить такие расплывчатые определения дисциплинированности, как «система отношений военнослужащего к окружающему миру», «внутренняя организованность в любом деле», «умение при любых ситуациях правильно вести себя», «способность управлять своим поведением» и др.

Не помогает уяснить сущность дисциплинированности и ее подлинное соотношение с дисциплиной и следующее определение: «Дисциплинированность - это требования дисциплины, исполнение которых стало для военнослужащего глубокой внутренней потребностью, устойчивой привычкой выполнять все нормы и уставные положения». Оно не учитывает, что уровень и степень сознательного характера дисциплинированности у военнослужащих неодинаковы, а также то, что кроме сознательной дисциплинированности существуют и другие ее виды: дисциплинированность, ставшая привычкой; дисциплинированность, основанная на саморегулировании и самоконтроле, конформистском поведении, личном расчете, страхе наказания. Разные мотивы выполнения воинами норм, правил поведения, установленных законами, воинскими уставами и приказами командиров, обусловливают и различные виды дисциплинированного поведения. Их особенности необходимо учитывать при организации воспитательной работы.

Ключом к пониманию этих особенностей является правильное определение сущности и структуры дисциплинированности. Здесь, как показывает анализ нашей военной литературы, существуют два подхода. Для первого характерно рассматривать дисциплинированность лишь как явление индивидуального сознания. Отсюда воспитание дисциплинированности трактуется как накопление знаний, развитие взглядов, убеждений, укрепление положительного отношения к выполнению служебных обязанностей, переход требований дисциплины в ценностные ориентации и внутренние регуляторы поведения.

Понимание дисциплинированности только как духовного качества личности воина представляет собой своеобразную субъективацию понятия «дисциплинированность». Это ведет к тому, что содержание дисциплинированности не раскрывается со стороны ее объективного статуса, т. е. как действий, поступков военнослужащего, выходящих за рамки субъективных знаний и намерений.

При другом подходе дисциплинированность отождествляется со строгим и неукоснительным выполнением общественных принципов и норм поведения, с привычкой к порядку и соблюдению законов. Такое представление также неправильно, потому что сводит дисциплинированность только к определенной форме поведения воина.

В действительности характеристика дисциплинированности включает в себя как особое свойство сознания, так и определенную форму поведения. Это означает, что структурно дисциплинированность состоит из двух частей, одну из которых составляет духовная сторона.

Духовная сторона дисциплинированности военнослужащего является особой характеристикой, частью единой системы его индивидуального сознания, так как имеет специфический объект отражения - воинскую дисциплину. Поэтому нельзя согласиться с попытками отождествить дисциплинированность с сознанием воина в целом, в частности, например, с утверждением В. Ковалева, что «дисциплинированность - это не какое-то обособленное, отдельное качество личности, а форма выражения всех других ее свойств, знаний, умений».

Понимание дисциплинированности как качества, представляющего собой результат у целой системы других свойств личности воина, отрицает специфику дисциплинированности, наличие своего особого объекта отражения и содержания и обусловливает ошибочное представление о путях ее формирования и совершенствования у личного состава Вооруженных Сил. Например, Я. Подоляк утверждает: «Управление дисциплинированностью нельзя сводить к формированию какой-то отдельной черты характера воина. Дисциплинированность - это сложная система таких качеств, как исполнительность г самообладание, аккуратность, смелость, выносливость, мужество, честность, вежливость... Поэтому развивать нужно личность воина в целом».

Безусловно, духовная сторона дисциплинированности неразрывно связана с другими элементами индивидуального сознания, тесно взаимодействует с ними, но она имеет свою специфику, что и дает возможность абстрагироваться от других элементов индивидуального сознания для выявления ее сущности и структуры.

Дисциплинированность воина как особая часть его индивидуального сознания имеет объективное содержание, так как отражает реально существующую в Вооруженных Силах дисциплину. В этом плане дисциплинированность может быть охарактеризована прежде всего как форма человеческого знания, заключающего в себе определенный объем информации о дисциплине, понимание ее необходимости и полезности, справедливости, роли и значения в повышении мощи и боеготовности войск. Дисциплинированность воина включает в себя знание норм, правил поведения, установленных государством для личного состава Вооруженных Сил, а также осознание ответственности за их невыполнение или нарушение.

Важными составляющими духовной стороны дисциплинированности воина являются соответствующие чувства, призванные выражать непосредственное переживание воином своего отношения к воинской дисциплине и необходимости соблюдения ее требований; мотивы, выработка которых означает внутреннюю субъективную детерминацию определенных ориентации и установок воина на тот или иной тип поведения, а также воля, представляющая собой синтез разума и чувств, механизм перевода духовных потенций воина в практическое поведение.

Главным в духовной стороне дисциплинированности, составляющим основу ее как особого свойства индивидуального сознания воина, являются не знания о дисциплине сами по себе, а выработанное на основе этих знаний отношение к воинской дисциплине. Поэтому воспитание дисциплинированности представляет собой, по существу, формирование отношения к воинской дисциплине, воплощающегося в определенном поведении.

Таким образом, духовная сторона дисциплинированности воина - это сложное образование, в котором тесно переплетаются рациональный, волевой и эмоциональный компоненты и основным свойством которого является целостность идей, взглядов, представлений, мотивов, воли, чувств. Целостность духовной стороны дисциплинированности военнослужащего выступает как определенное системное качество, выражающее сформированность специфической части индивидуального сознания. Это качество обладает обобщающим (интегративным) свойством и является активной побудительной силой, обусловливающей перевод духовной стороны дисциплинированности воина в его практическое поведение. Оно конкретно выражается в убежденности воина и вытекающем отсюда его стремлении действовать в соответствии с требованиями воинской дисциплины. На ее основе формируются интересы, ценностные ориентации, мотивы военнослужащего, ставится цель, которая определяет способы и характер его действий, поведения в целом и которой он подчиняет свою волю.

Таким образом, убежденность как системное качество духовной стороны дисциплинированности выражает жизненную позицию военнослужащего по отношению к воинской дисциплине и является главной детерминантом соблюдения им норм, правил поведения, установленных для личного состава Вооруженных Сил. Убежденность означает, что знания о сущности и роли воинской дисциплины, понимание необходимости ее соблюдения глубоко осознаны воином, стали устойчивыми мотивами поведения.

Как специфическая часть индивидуального сознания воина дисциплинированность выполняет две взаимосвязанные функции: познавательную и регулятивную. Первая состоит в формировании идеального образа воинской дисциплины и соответствующего ее требованиям поведения. Вторая заключается в функционировании этого образа в практическом поведении воина, для чего осуществляется преобразование его в программу будущего поведения. Если результатом познавательной функции являются отображения, т. е. знания-описания, то результатом регулятивной функции выступают знания-предписания. Они представляют собой мысленно зафиксированный перечень и порядок действий, который необходимо совершить для достижения поставленной цели. Иначе говоря, конечным итогом деятельности духовной стороны дисциплинированности воина является мысленное моделирование будущего поведения с точки зрения соответствия его требованиям воинской дисциплины, т. е. установленных законами, воинскими уставами и приказами командиров норм, правил поведения для личного состава Вооруженных Сил.

Но все это остается на уровне идеального, духовного, пока не примет логическую форму будущего поведения, не превратится в реальность, не найдет свое объективное воплощение в действиях воина. Следовательно, дисциплинированность воина кроме духовной имеет и вторую сторону - практическую, выражающую определенную форму поведения воина, соблюдение им норм, правил поведения, установленных государством для личного состава Вооруженных Сил. Структура практической стороны дисциплинированности включает умения, навыки и привычки.

Под умением понимается сформированная в личном опыте способность воина целеустремленно и творчески пользоваться приобретенными знаниями в различных условиях деятельности. Умения как часть практической стороны дисциплинированности - это тот уровень выполнения требований воинской дисциплины военнослужащим, который определяется характером и содержанием его знаний о сущности и необходимости соблюдения требований воинской дисциплины и выражается в форме правильно выполняемых норм, правил поведения, регулируемых этими знаниями. Умения предполагают такую меру усвоения знаний, когда для правильного выполнения требований воинской дисциплины еще необходим в большей или меньшей степени развернутый самостоятельный самоконтроль над поведением.

Навык есть автоматически выполняемое действие. По отношению к дисциплинированности это означает такой уровень выполнения требований воинской дисциплины, при котором достигается известная степень совершенства. Причем процесс выполнения осуществляется без непосредственного соотнесения с нормами, правилами поведения военнослужащих, протекает в форме автоматизированного (неосознаваемого) психического регулирования, а обращение к знанию происходит только в случае затруднений.

Привычка как часть практической стороны дисциплинированности - это такой уровень выполнения воином требований воинской дисциплины, когда это становится для него потребностью. Привычка закрепляет сложившиеся формы поведения, придает определенный автоматизм действиям по соблюдению воином установленных в Вооруженных Силах норм, правил поведения и освобождает его от размышления и анализа относительно каждого конкретного поступка.

Таким образом, дисциплинированность является специфическим средством реализации идей, представлений, взглядов воина о воинской дисциплине. Ее назначение - быть механизмом превращения осознанных воином требований государства, воплощенных в законах, воинских уставах и приказах командиров, в его поведение. Другими словами, дисциплинированность как качество воина представляет собой отношение его индивидуального сознания к установленной в Вооруженных Силах дисциплине и способность строить свое поведение в соответствии с требованиями этой дисциплины.

Следовательно, дисциплинированность выражает диалектическое единство особого свойства сознания воина и определенной формы его поведения. Поэтому ошибочно сводить ее к одной из этих сторон.

Определение содержания понятия «дисциплинированность» дает возможность выяснить, как оно соотносится с понятием «воинская дисциплина». Это необходимо потому, что в нашей военной литературе и на практике эти понятия часто употребляются как синонимы, признаки и свойства одного понятия переносятся на другое. Так, Я. Подоляк пишет: «Коллектив всемерно укрепляет свою дисциплину или, как принято говорить, коллективную дисциплинированность».

С философской точки зрения воинская дисциплина и дисциплинированность военнослужащего соотносятся друг с другом как общее и особенное. Диалектика взаимосвязи этих категорий известна: общее существует лишь в отдельном, через отдельное; всякое общее есть частица, сторона или сущность отдельного; всякое отдельное неполно входит в общее. Следовательно, подобно тому, как армия не существует вне составляющих ее военнослужащих, так и воинская дисциплина не существует вне дисциплинированности воинов.

Но, хотя воинская дисциплина существует и проявляется только через дисциплинированность воинов, она не сводится к сумме «индивидуальных дисциплинированностей». Это обусловлено тем, что различие между воинской дисциплиной и дисциплинированностью имеет как количественный, так и качественный характер.

Воинская дисциплина, прежде всего, есть результат осознания государством (народом) объективной необходимости в организации, регулировании отношений, поведения военнослужащих, в формировании и поддержании порядка в Вооруженных Силах, единства коллективных действий. Дисциплинированность же представляет собой результат осознания природы воинской дисциплины и необходимости соблюдения ее требований отдельным воином, причем осознания, обусловленного конкретными условиями его жизни и военной службы, особенностями личности. Кроме того, воинская дисциплина является регулятором отношений, поведения всех военнослужащих, проходящих службу в Вооруженных Силах, а дисциплинированность выступает как регулятор индивидуального поведения. Воинская дисциплина формируется на протяжении всего периода развития Вооруженных Сил, а дисциплинированность каждого воина возникает на основе уже существующей в Вооруженных Силах дисциплины и развивается на протяжении службы конкретного воина.

Еще одно отличие между воинской дисциплиной и дисциплинированностью состоит в том, что дисциплинированность может у воина отсутствовать (в таком случае мы говорим о недисциплинированном военнослужащем). Что касается воинской дисциплины, она всегда наличествует, у нее может быть только тот или иной уровень, ибо Вооруженные Силы не могут существовать без дисциплины.

Воинская дисциплина входит в содержание дисциплинированности не во всем своем объеме, а частично, как та ее сторона, которая выражается в соблюдении воином установленных в Вооруженных Силах норм, правил поведения. Только соблюдая эти нормы, правила поведения, установленные законами, воинскими уставами и приказами командиров для личного состава Вооруженных Сил, воин вступает в отношения дисциплины с другими воинами. Остальная часть воинской дисциплины как определенный порядок существует для воина в качестве внешнего условия его жизни и службы.

В то же время дисциплинированность не сводится к воинской дисциплине, ибо она кроме особой формы поведения, выражающейся в соблюдении установленных для личного состава Вооруженных Сил норм, правил поведения, включает в себя и ту часть индивидуального сознания, которая отражает знания воина о воинской дисциплине и его отношение к ней.

Дисциплинированность характеризует различие в соблюдении норм, правил поведения, установленных для личного состава Вооруженных Сил, военнослужащими, а воинская дисциплина - тождество в их поведении, проявляющееся в соблюдении этих норм. Дисциплина выражает то, что является общим, повторяющимся, существенным для дисциплинированности всех военнослужащих. Иначе говоря, воинская дисциплина выражает социально-типичное в поведении воинов, а дисциплинированность отражает качественно-индивидуальное в выполнении конкретным военнослужащим установленных государством для личного состава Вооруженных Сил норм, правил поведения, его личные качества и опыт.

Процесс формирования дисциплинированности у каждого военнослужащего происходит на основе существующей в Вооруженных Силах дисциплины, которая является для него важнейшим внешним условием его жизни и службы. Но степень восприятия сущности, роли и значения воинской дисциплины у разных воинов не одинакова. Это обусловлено, прежде всего, тем, что процесс познания воинской дисциплины сложен. Поэтому понимание необходимости, сущности, роли и значения воинской дисциплины может быть различным - от смутного, искаженного или даже ошибочного представления до научного знания.

Кроме того, сознание каждого военнослужащего не является простым и пассивным отражением объективных условий и процессов, оно органически связано с внутренне-активным, субъективно-избирательным отношением личности к внешнему миру.

С одной стороны, каждый воин в процессе обучения и воспитания получает знания о воинской дисциплине, теоретически овладевает нормами и правилами поведения, установленными в Вооруженных Силах, приобретает способность оценивать свое поведение в соответствии с требованиями законов, воинских уставов и приказов командиров, осознает их как требования государства, является важнейшим фактором формирования дисциплинированности военнослужащих.

С другой стороны, воин усваивает и перерабатывает информацию о воинской дисциплине, получаемую в результате личного опыта, при общении с другими людьми. Эти знания, приобретаемые стихийно, не всегда даже осмысливаются, но также играют важную роль в формировании дисциплинированности.

При этом знания и представления о воинской дисциплине, получаемые воином из разных источников, могут не совпадать и даже противоречить друг другу (семья, школа, воинский коллектив, микрогруппа, в которую входит военнослужащий).

Следует учитывать, что дисциплинированность как сформировавшееся качество воина выступает как способ его поведения, т. е. выражает закономерность поведения в той или иной ситуации. Это означает, что вывод о дисциплинированности воина можно сделать только после обобщения наблюдений за его поведением в различных ситуациях и в течение достаточно продолжительного периода времени.

Дисциплинированность военнослужащих выступает не только как форма проявления и существования воинской дисциплины, но и как средство ее развития. Это обусловлено тем, что воинская дисциплина функционирует как результат постоянного взаимодействия дисциплинированности всех военнослужащих. Иначе говоря, уровень и степень сознательного характера дисциплины в Вооруженных Силах обусловлены и определяются уровнем и степенью сознательной дисциплинированности военнослужащих.

Таким образом, понимание сущности дисциплинированности и ее взаимосвязи с воинской дисциплиной позволяет сделать вывод - укрепление дисциплины в Вооруженных Силах возможно лишь через воспитание высокой и сознательной дисциплинированности военнослужащих.

Чанов А. Дисциплинированность - важнейшее качество личности воина// Ориентир. 2001. № 2. С. 55.

Ковалев В. Дисциплинированность - неотъемлемое качество личности воина// В помощь лектору. М., 1985. № 3. С. 21.

Подоляк Я. Личность и коллектив: Психология военного управления. М., 1989. С. 223.

Подоляк Я. Личность и коллектив: Психология военного управления. С. 221.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации