Прогноз характера и содержания операций (боевых действий) в войнах будущего

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ» №3.2005 г .

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Прогноз характера и содержания операций (боевых действий) в войнах будущего

Генерал-майор в отставке И.Н. ВОРОБЬЕВ,

доктор военных наук, заслуженный деятель науки РФ

Генерал-майор в отставке ВОРОБЬЕВ Иван Николаевич - заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор, почетный профессор Военной академии им. М.В. Фрунзе, действительный член Международной академии информатизации и Академии военных наук - родился 22 июня 1922 года. Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года. В годы войны прошел боевой путь от курсанта до майора - командира стрелкового батальона. За отличия в боях награжден тремя орденами, в том числе орденом Красного Знамени. В общей сложности имеет 25 правительственных наград.

В Вооруженных Силах СССР с 1940 года. В1950 году окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе с отличием и золотой медалью, а в 1955 году - адъюнктуру академии. Проходил службу на преподавательской работе на кафедре тактики Военной академии им. М.В. Фрунзе в течение 17 лет и служил в научном подразделении Генерального штаба ВС СССР (16 лет). В войсках занимал должность заместителя командира дивизии.

В настоящее время - профессор Общевойсковой академии ВС РФ. Автор более двухсот научных работ по тактике и оперативному искусству, среди них капитальные военно-теоретические труды «Принципы общевойскового боя», «Военная футурология», является соавтором трудов «Тактика» из серии «Библиотека офицера», «Боевые действия в особых условиях», «Боевые действия ночью», «Методология военно-научного познания», «Культура военного мышления», «Боевые действия в вооруженном конфликте», «Тактика миротворческих сил», «Контртеррористическая операция», ежегодно выступает на страницах журнала «Военная Мысль». Ряд его статей удостоены первой премии министра обороны РФ. За цикл работ о тактике в 2000 году присуждена премия Академии военных наук им. А.А. Свечина.

ОПЕРАТИВНОЕ искусство и тактика, как и военное искусство в целом, находятся ныне в стадии динамичного развития. Это обусловлено многими факторами, и прежде всего убыстряющимся обновлением средств вооруженной борьбы. На оснащение армий технологически развитых государств в массовом количестве поступают суперсовременные образцы вооружения и военной техники, такие, как космические средства разведки и навигации, разрабатываются ударное космическое оружие, оружие на новых физических принципах, ядерные боеприпасы направленного действия, более совершенные интегрированные разведывательно-ударные системы, вертолеты многоцелевого назначения четвертого поколения, «москитная авиация», роботизированная боевая техника, оружие нелетального действия, более маневренная и защищенная бронетанковая и артиллерийская техника, модернизируются средства инженерного, технического и тылового обеспечения, происходит интенсивное внедрение в систему управления войсками и оружием компьютерных средств шестого поколения.

Характерно, что обновление материальной основы войск происходит сейчас не последовательно и постепенно, как раньше, а одновременно и интенсивно во всех войсковых звеньях. При этом преобладают ударные средства, что все больше увеличивает их отрыв от средств защиты. Таким образом, традиционное «равновесие» наступательного и оборонительного оружия в перспективе может быть нарушено.

В результате массового внедрения в войска новых видов военной техники примерно в два-три раза возрастут боевые, огневые и маневренные возможности общевойсковых формирований. Основываясь на анализе структурных изменений в материальной основе войск, можно предположить, как и в каком направлении в ближайшей перспективе (10-15 лет) могут совершенствоваться формы и способы оперативно-тактических действий. При прогнозе важно учитывать отличие нынешнего этапа развития военного искусства от прошлых времен, заключающееся в том, что содержание и характер современных операций формируются под комплексным влиянием многих новых факторов, среди которых особое место принадлежит информационному, электронно-огневому и космическому. Все это обусловливает появление таких нетрадиционных видов операций, как информационно-психологические, электронно-огневые, наземно-воздушно-космические, специально-противодиверсионные и антитеррористические.

Информационное противоборство издавна ведется в войнах, но форму специальной операции в вооруженной борьбе оно приобрело в XX веке и совершенствуется ныне. В зарубежных армиях информационно-психологические операции рассматриваются как один из путей реализации так называемой «стратегии непрямых действий» (Л. Гарт) или «управляемой войны ядерного века» (Р. Канн). На практике осуществляется концепция «безоружного разоружения», сформулированная китайским полководцем и военного теоретика Сунь-цзы. Подготовка и проведение операции подобного рода - это прерогатива стратегического руководства. Однако информационное противоборство ведется не только в стратегическом, но и в оперативном и даже тактическом масштабе.

Главная суть информационно-психологических действий состоит в том, чтобы ввести противника в заблуждение относительно своих замыслов, времени, места и способа нанесения ударов. Особое место в такой операции в современных условиях принадлежит массированному вводу в действие новых видов вооружения, средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), разведки, применению неожиданных для противника тактических приемов и форм нанесения информационных ударов, новых способов маневра и дезинформации.

В этой связи возникает необходимость разработки теоретических основ информационно-психологического противоборства, организация которого в наших Вооруженных Силах пока еще отстает от зарубежных армий. Предлагается, в частности, создание в Сухопутных войсках структур, обеспечивающих успешное выполнение подобных задач. Для их решения целесообразно ввести в состав органов управления объединений и соединений специальные подразделения, на которые будут возложены организация и координация мероприятий информационного противоборства. Кроме того, важно уделить внимание созданию специальных сил и средств, обеспечивающих как информационное воздействие на противника, так и защиту от аналогичных действий с его стороны.

Влияние информационного фактора на характер военных действий тесно связано с о г н е в ы м. Во всех прошлых войнах огонь выступал в качестве «задающего генератора» всех нововведений в военном искусстве. В локальных войнах XX столетия его роль еще более возросла вследствие органического слияния огня и радиоэлектронного подавления систем управления войсками и оружием противника. Следствием этого является зарождение такой новой формы вооруженной борьбы, как электронно-огневая операция, которая составила, в частности, основу операций «Буря в пустыне», «Лис пустыни», «Решительная сила», «Шок и трепет». В них четко обозначилось весьма важное направление в развитии оперативного искусства и тактики, которое можно характеризовать как более высокую ступень совершенствования общевойсковой операции. В ближайшие 10-15 лет такая операция, видимо, утвердится в качестве доминирующей в системе вооруженной борьбы. Основанием для такого заключения является ярко обозначенная тенденция увеличения продолжительности электронно-огневой фазы в локальных войнах. Так, если в арабо-израильской войне она составила 90 минут, то в войне в зоне Персидского залива - 38 суток.

Содержанием электронно-огневой операции являются согласованные, взаимоувязанные по цели, месту и времени электронно-огневые сражения и бои, массированные и сосредоточенные, групповые и одиночные огневые и радиоэлектронные удары, систематические боевые действия войск противовоздушной обороны (ПВО), авиации, а на приморских направлениях - и сил флота, направленные на завоевание и удержание огневого превосходства над противником, нанесение поражения его группировкам войск, дезорганизацию его системы управления войсками и оружием, нарушение функционирования системы РЭБ и ПВО, уничтожение важнейших элементов его разведывательно-ударных комплексов (РУК).

В такой операции в той или иной мере принимают участие все рода войск и специальные войска сухопутных войск во взаимодействии с ВВС и силами ВМФ при доминирующей роли средств РЭБ, авиации, ракетных войск и артиллерии (РВиА).

Перед операцией ставятся решительные цели - противодействовать не только отдельным радиоэлектронным средствам противника, но и всей системе его боевого управления. Основными принципами подготовки и ведения электронно-огневой операции являются следующие.

Внезапность. Достигается массированным вводом в действие средств РЭБ, применением новых видов радиозавес, устройством ложных радиоэлектронных объектов, радиолокационной блокадой и др.

Непрерывность. Операция достигнет своей цели, если электронно-огневому воздействию в ходе ее проведения практически непрерывно будут подвергаться все важнейшие объекты оперативного построения войск противника на всю их глубину, с тем чтобы не дать ему возможности восстановить систему боевого управления.

Сосредоточение усилий на важнейших направлениях. Электронно-огневое массирование основывается на использовании эффективности радиоэлектронного и огневого воздействия в целях одновременного подавления наиболее важных радиоэлектронных систем в составе группировки противника и незамедлительном использовании результатов наносимых ударов силой мобильного эшелона. При недостатке сил и средств может применяться избирательный (выборочный) способ поражения войск на главном направлении. При этом первоочередными объектами подавления должны быть пункты управления соединений, ракетных войск и артиллерии, РЭБ, ПВО, разведывательно-огневых комплексов (РОК). Разнообразие и новизна применяемых способов электронно-огневого поражения достигаются комплексным сочетанием пассивных и активных помех.

Согласование действий сил и средств электронного подавления и огневого поражения по месту, времени и задачам, а также космическими средствами разведки осуществляется в целях нанесения точечных, избирательных электронно-огневых ударов по наиболее важным объектам системы управления войсками противника в ходе операции.

Маневр электронно-огневыми ударами проводится для переноса боевых усилий с одних направлений на другие.

Всестороннее обеспечение операции - своевременное вскрытие объектов противника воздушно-космическими, радиолокационными средствами разведки, инженерное, техническое и тыловое обеспечение боевых действий.

Эффективность проведения электронно-огневой операции будет зависеть от состояния военно-технологической базы, в частности от реализации широкомасштабной программы совершенствования средств РЭБ. При этом, на наш взгляд, значительное внимание следует уделить созданию таких эффективных средств, как комплексные автоматизированные системы, включающие средства радиоэлектронной разведки и помех, адаптивные системы, самоприспосабливающиеся к изменениям параметров подавляемых средств противника.

В качестве главного огневого средства поражения в такой операции должна выступать авиация. Но существующий ее боевой потенциал недостаточен для эффективного решения задач как дальнего, так и ближнего огневого поражения. По расчетам его требуется повысить примерно на 20 % (с 40 до 60 %). Наиболее слабым звеном в настоящее время является армейская авиация. Современные ее возможности таковы, что она не в полной мере способна решать возлагаемые на нее разведывательные, огневые, специальные, транспортно-десантные и обеспечивающие задачи в интересах общевойсковых соединений. Полагаем, что в перспективе требуется сделать упор на создание новых типов многоцелевых вертолетов, оснащенных всепогодными средствами разведки и целеуказания, увеличение возможностей их вооружения и повышение живучести. Войска остро нуждаются в легких беспилотных летательных аппаратах различного назначения (разведки, РЭБ и др.), а также в легких самолетах, которые могли бы выполнить широкий спектр задач, перевозиться на специальных транспортерах и состоять на вооружении общевойсковых соединений.

Наряду с развитием вооружений настоятельно требуется совершенствовать организационную структуру частей армейской авиации. Так, в армейском (корпусном) комплекте целесообразно иметь отдельный штурмовой вертолетный полк, отдельный многоцелевой вертолетный полк, отдельный полк дистанционно пилотируемых летательных аппаратов, аналогичную авиационную эскадрилью дивизионного комплекта, а также отдельную смешанную авиационную эскадрилью. Реализация данных предложений, по прогнозам, позволит повысить эффективность выполнения авиацией боевых задач в 2,5-3 раза.

В интересах повышения эффективности электронно-огневой операции настоятельно требуется совершенствовать систему управления авиацией. Для этого необходимо:

во-первых, применять единую систему обнаружения, целеуказания, разведки и управления на базе сопрягаемых автоматизированных систем управления войсками для повышения эффективности взаимодействия разнородных родов войск (сил) с авиацией;

во-вторых, приближать пункты управления (ПУ) фронтовой и армейской авиации к ПУ наземных войск с одновременным расширением системы совмещенных органов и пунктов на мобильной бронированной базе (в целях повышения эффективности взаимодействия);

в-третьих, создать активную систему целеуказания и наведения путем внедрения в нее вертолетов дальней тактической разведки, а также дистанционных пилотируемых аппаратов для обеспечения атаки наземной цели с режима «висения» ударными вертолетами;

в-четвертых, с внедрением на самолетах и вертолетах последних поколений высокоточных, всепогодных огневых систем вводить их в состав РУК и РОК группировки войск;

в-пятых, в рамках АСУВ автоматизировать представление информации и всех боевых документов в формализованном виде на ПУ взаимодействующих родов войск (сил);

в-шестых, разработать систему получения данных от различных звеньев управления видов и родов войск по каналам АСУВ, позволяющую накапливать и отображать в масштабе времени, близком к реальному, навигационно-тактическую информацию.

Существующий боевой потенциал соединений и частей ракетных войск и артиллерии не в полной мере обеспечивает эффективное проведение электронно-огневой операции. В настоящее время по расчетам удельный вес РВиА в огневом поражении противника в операции составляет в ближнем огневом бою 30-40 %, в дальнем - 15-20 %. Эти показатели требуется повысить, как минимум, на 15-20 %. Проблема может быть решена различными путями, и прежде всего за счет увеличения количественного состава ракетных войск и артиллерии в составе общевойсковых соединений и объединений, а также путем качественного совершенствования систем ракетно-артилле-рийского вооружения и особенно повышения дальности стрельбы артиллерии.

Наличие дальнобойной артиллерии, повышение возможностей реактивных систем залпового огня и новых оперативно-тактических ракетных комплексов позволят широко применять маневр огнем в радиусе до 100 км, переносить огневые усилия на новые направления без смены огневых позиций и сосредоточивать огневую мощь на поражении наиболее опасных группировок противника в глубине. Это новое качество артиллерии создаст предпосылки для осуществления глубокого огневого поражения противника.

Главным направлением в развитии огневых средств является создание высокоточных систем, использующих управляемые и самонаводящиеся ракеты, снаряды, бомбы и другие средства поражения.

Задача наиболее полного использования боевого потенциала РВиА в электронно-огневой операции может быть решена также путем совершенствования методов их боевого использования. Это важно, поскольку уже теперь реально просматривается тенденция к изменению форм и способов наступательных действий, когда начинают преобладать маневренные формы преодоления обороны. В этих условиях традиционные периоды огневого поражения (огневая подготовка и огневая поддержка атаки) вряд ли будут иметь место в прежнем их классическом понимании. Более целесообразно, на наш взгляд, применять обобщающий термин «огневая поддержка наступающих войск», которая начинается с момента выдвижения наступающих в зону досягаемости средств поражения прямой наводкой обороняющейся стороны и продолжается в течение всей динамики боевых действий.

В числе методов огневого поражения противника перспективными являются: зонально-объектовый, структурный, барьерно-огневой, огневое блокирование, огневое прочесывание, устройство огневого коридора, огневое окаймление.

Сущность зонально-объектового метода заключается в максимальной децентрализации управления артиллерией в тактическом звене, предоставлении широких прав и возможностей общевойсковому командиру (от командира роты и выше) в организации огневого поражения. Принцип здесь должен быть заложен такой - «обнаружил - уничтожил».

Структурный метод поражения состоит в выборочном поражении тех объектов, которые существенно обеспечивают подрыв боевой устойчивости группировки противника.

Барьерно-огневой метод применяется для создания огневого рубежа на путях возможного продвижения противника.

Огневое блокирование применяется в целях изоляции отсеченной или обойденной группировки противника в определенном районе и исключения ее маневра.

Огневое прочесывание проводится по определенным участкам местности в целях уничтожения высадившихся тактических и аэромобильных десантов и диверсионно-разведывательных групп противника.

Огневой коридор создается вдоль определенного маршрута продвижения подразделений.

Огневое окаймление проводится для ограждения подразделений от налета аэромобильных, тактических, воздушных десантов, диверсионно-разведывательных групп противника на пункты управления, тыловые объекты и другие важные объекты.

В основу огневого поражения в операции, по нашему мнению, целесообразно положить метод дальнего воздействия на противника в сочетании с ближним огневым боем, а также метод комбинированного поражения объектов (целей) средствами различных родов войск и видов ВС (удары РВиА, авиации в комплексе с радиоэлектронным блокированием, применением минновзрывных заграждений и огнеметов).

Назрела потребность внести определенные коррективы в создание группировки средств огневого поражения. Так, в каждом общевойсковом звене целесообразно создавать единые группы огневого поражения, которые включали бы все огневые средства данной инстанции, в том числе поддерживающую авиацию, вертолеты, РУК, РОК и другие средства. Кроме того, создание таких групп явилось бы оптимальной базой для автоматизации управления всеми огневыми средствами, участвующими в операции (бою).

Определенные изменения требуется внести в порядок планирования электронно-огневой операции. Ныне в его основу положен принцип централизованного планирования. По степени детализации оно подразделяется на общее, непосредственное и детальное. В перспективе, когда все более остро будет проявляться дефицит времени на подготовку операции (боя), с нарастающим темпом будет увеличиваться поток поступающей информации, принятый способ жесткой централизации не всегда окажется приемлемым. Главный ее недостаток состоит в том, что командиры и штабы, особенно тактического звена, лишены возможности проявлять самостоятельность и инициативу в рациональном применении огня в интересах принятого решения.

В Общевойсковой академии ВС РФ в порядке эксперимента на занятиях практикуется так называемый метод встречного (зонального) планирования, при котором каждой инстанции (батальону, полку, дивизии, корпусу, армии) назначается своя зона ответственности, в пределах которой по решению соответствующих командиров планируется

огонь подчиненных им огневых средств. Преимущество такого способа, по нашему мнению, состоит в том, что он обеспечивает определенную гибкость и оперативность, позволяет повысить в каждом звене управления ответственность за добывание достоверных координат целей. Старшая инстанция в этом случае определяет подчиненным лишь структуру огневого поражения, общий расход боеприпасов, объем огневых задач, выполняемых в их интересах.

Наряду с электронно-огневой операцией в перспективе создаются предпосылки для совершенствования и такой новой формы вооруженной борьбы, как наземно-воздушно-космическая операция. Тенденция смещения акцента военных действий в воздушно-космическую сферу отчетливо проявилась в локальных войнах в начале 90-х годов прошлого столетия. В этих войнах космические средства разведки составляли основу технической разведки. Кроме того, большую роль в конфликтах такого типа играли также космические средства навигации. Ныне космические средства разведки и навигации в своем развитии достигли более высокого уровня. Сейчас ведутся разработки интегрированных ударных воздушно-космических средств с использованием новых технологий, в том числе с применением оружия на новых физических принципах, что знаменует новый технологический прорыв в средствах вооруженной борьбы, а следовательно, и в содержании операции и боя. Практически это означает, что в зоне досягаемости средств воздушно-космического нападения, разведки и навигации окажутся, по существу, все важнейшие объекты оперативно-тактической группировки противника на всю глубину ее построения. В таких условиях требуется выработать новые подходы к развитию форм и способов подготовки и ведения операции. Можно полагать, что утвердится объемная «многомерная» форма оперативно-тактических действий, т. е. с одинаковой степенью боевой интенсивности будут вестись военные действия не только на земле, в воздухе и на море, но и в космосе. Операции и бои приобретут небывалый пространственно-временной размах.

Принципиально новым явится существенное увеличение удельного веса «неконтактных» действий, превалирующим станет «дистанционная борьба» - нанесение огневых ударов «издалека», в том числе из космоса. Это предопределит быстрый перенос боевых усилий в глубину расположения противника. Намечая ориентировочные контуры наземно-воздушно-космической операции, важно исходить из того, что она будет вестись не по классической схеме. Вероятнее всего, операция может начаться с нанесения ударов из космоса с одновременным проведением электронно-огневой фазы с началом военных действий сухопутными группировками.

Содержанием начального этапа операции явится напряженная борьба за информационное, электронное, воздушное превосходство с применением космических средств. Его достижение во многом будет зависеть oт того, какой стороне удастся захватить огневую инициативу, достичь внезапности нанесения первых ударов. В этой связи важно отметить, что сложившийся в отечественном военном искусстве оборонительно-контрнаступателъный стереотип начального периода войны не отражает глубинную природу современной вооруженной борьбы. Военные действия не могут развиваться по какому-то заранее выработанному сценарию, а будут определяться конкретными условиями складывающейся обстановки. Становится очевидным - при нынешнем состоянии Вооруженных Сил РФ вряд ли можно рассчитывать на то, что с началом войны им удастся быстро создать сплошной стратегически устойчивый фронт обороны.

Наиболее вероятно боевые действия примут динамичный очаговый характер, будут неравномерно развиваться по отдельным операционным направлениям при глубоких взаимных вклинениях группировок войск сторон. Это обусловливается тем, что в мирное время вблизи государственной границы с нашей стороны будут находиться хотя и боеспособные, но недостаточные по боевому составу войска оперативного прикрытия. На развертывание же основных группировок сухопутных войск и их выдвижение к границе в условиях интенсивного воздействия противника из космоса и воздуха потребуется немалое время.

С учетом изменившегося геостратегического положения российских Вооруженных Сил требуется пересмотреть сложившиеся взгляды на характер оперативной обороны. Она должна противостоять многократно технологически превосходящему противнику в космических средствах борьбы, высокоточном оружии (ВТО), а также в танках и артиллерии. В таких условиях неприемлемым является стереотипный подход к созданию сплошной глубокоэшелонированной обороны с линейным начертанием позиций, полос, рубежей.

Оборона должна быть не только противоогневой и противовоздушной, но и противорадиоэлектронной и противокосмической. Ее построение должно быть таким, чтобы противник не смог раскрыть ее систему даже с применением космических средств разведки. Это возможно, если в системе обороны будет создано большое количество ложных объектов, тщательно соблюдены меры оперативной маскировки, исключен шаблон в сосредоточении основных усилий. Типичным для таких условий явится оборона на широком фронте с сочетанием позиционных и маневренных способов ее ведения.

Надо полагать, при прикрытии государственной границы боеготовые силы быстрого развертывания (СБР) будут широко применять аэромобильную оборону для закрытия образовавшихся брешей и открытых флангов. Такая оборона может применяться, когда создается опасность глубокого прорыва мобильных группировок противника через разрывы фронта к жизненно важным объектам в глубине расположения наших войск.

Сущность такой обороны заключается в том, чтобы путем сочетания воздушно-наземных действий, быстрого создания подвижных заслонов, осуществления маневра мобильными резервами и нанесения воздушно-космических ударов, а также применения РУК и РОК, боевых вертолетов, РВиА, крылатых ракет наземного и морского базирования компенсировать острый недостаток имеющихся у обороняющейся стороны сил и средств.

В условиях наземно-воздушно-космического «расширенного поля сражения» при наличии острого дефицита сил и средств вынужденной формой действий явится рассредоточенная оборона по фронту и глубине. Она может применяться в оперативном и тактическом масштабах. В оперативном звене такая оборона основывается на автономном удержании армией (корпусом) или частью их сил и средств жизненно важных районов и объектов на отдельных операционных направлениях в сочетании с действиями мобильных частей прикрытия, созданием огневых заслонов и огневых мешков в незанятых промежутках. Для такой обороны характерно неравномерное распределение сил и средств по направлениям. Построение рассредоточенной обороны может быть различным, но чаще всего основные силы объединения (соединения) будут сосредоточиваться в глубине, чтобы осуществлять широкий маневр вторыми эшелонами и резервами на угрожаемые направления в ходе оборонительного сражения.

В тактическом звене рассредоточенная оборона опирается на систему оборонительных районов, узлов, а также опорных пунктов боевых групп (мелких подразделений типа взвод, рота). Основу таких боевых групп могут составлять танки (БМП, БТР), а также минновзрывные заграждения.

Применяя такую оборону против превосходящих сил противника, войска должны надежно обеспечивать фланги и стыки между узлами

сопротивления, используя мощь стрелкового и противотанкового оружия, создавать огневые мешки, применять засадные действия, а также управляемые минновзрывные заграждения.

На острие ударов бронетанковых и механизированных группировок противника может применяться оборона по принципу сдерживающих действий в целях выигрыша времени, изматывания сил наступающего. Наиболее целесообразно для ее ведения использовать танковые и мотострелковые части на БМП, обладающие высокой маневренностью, ударной мощью и подвижностью. Как и в рассредоточенной обороне, при ведении сдерживающих действий могут широко использоваться инженерные заграждения всех видов, засады и заградительные огневые барьеры. При борьбе с обходящими отрядами противника найдут применение блокирующие и рейдовые действия. Сущность таких действий заключается в перехвате путей движения, сковывании маневра противника созданием огневых заградительных барьеров с применением средств дистанционного минирования.

Следует учитывать, что с самого начала войны противник будет стремиться забрасывать в тыл обороняющихся войск большое количество аэромобильных, воздушных десантов, диверсионно-террористических групп для создания хаоса и паники в тылу наших войск путем нападения на пункты управления, объекты тыла, аэродромы, огневые позиции артиллерии, средств ПВО, захвата узлов коммуникаций. По опыту учений армий НАТО в полосу обороняющихся соединений может быть высажено до 15-20 аэромобильных и воздушных десантов, 10-15 диверсионно-разведывательных групп.

В таких условиях возникает проблема организации охраны тыла, проведшая противодесантной, противодиверсионной борьбы, защиты коммуникаций По опыту боевых действий советских войск в Афганистане в этих целях выделялось до 30-40 % сил и средств соединений, В перспективе может возникнуть необходимость проведения специальных противодиверсионных операций в тылу своих войск.

Весьма проблематичным при противоборстве с многократно технически превосходящим по силам и средствам противником после тяжелых оборонительных сражений является переход войск в контрнаступление. Вернуть стратегическую инициативу, утраченную с началом военных действий, как показал опыт Великой Отечественной войны, исключительно сложно. Для этого требуется не просто измотать и обескровить наступающую группировку противника, но и коренным образом изменить соотношение сил и средств, создать хотя бы локальный перевес над ним в ударных силах и средствах на отдельных операционных направлениях.

Разумеется, было бы неправильно напрочь отметать переход войск в контрнаступление в начальном периоде войны. Вероятнее всего, возможность применения такой решительной формы военных действий представится только на отдельных направлениях. Да и сущность и содержание контрнаступательных действий существенно станут другими, во многом отличными от тех, что имели место в Великой Отечественной войне. Как известно, тогда перелом в ходе военных действий был обусловлен главным образом состоянием сухопутной группировки войск, зависел от боеспособности армий и фронтов, на которые ложилась основная тяжесть решения задачи - отражения удара численно превосходящих сил противника и его последующего разгрома. Авиация играла тогда в основном обеспечивающую роль. Теперь же, как показал опыт локальных войн, в решении оперативно-стратегических задач контрнаступления важнейшее значение имеют воздушно-космические и ударные электронно-огневые средства. Для создания предпосылок

перехода в контрнаступление недостаточно просто остановить продвижение наступающего противника, надо вместе с тем обеспечить электронно-огневое и информационное превосходство над противником.

Рассматривая переход в контрнаступление, следует учитывать возросшую уязвимость выдвигающихся войск от ударов воздушно-космических средств, крылатых ракет наземного и морского базирования и других средств противника, оснащенных ВТО. Исходя из этого, вытекает логичный вывод, что относить контрнаступление к оптимальному, а тем более к основному виду военных действий начального периода войны, обеспечивающему возврат утраченной стратегической инициативы, нет достаточных оснований. Контрнаступление всегда было и есть крайне тяжелой и во многом рискованной формой вооруженной борьбы. Если же оперативные объединения вынуждены будут прибегнуть к нему, то только лишь в благоприятно складывающихся условиях.

Прогнозируя развитие способов ведения наступательной операции с применением суперновейших космических средств вооруженной борьбы, можно сделать достаточно обоснованный вывод, что отойдет в прошлое такая сложная форма наступления, как прорыв сплошной позиционной обороны противника, поскольку такая оборона не будет создаваться. Это значит, что преодоление обороны противника начнется не с образования «окна в обороне» силой ударной группировки, а с использования разрывов в оперативном построении обороняющегося противника, совершения глубоких воздушно-наземных охватов аэромобильными силами, стремительного проникновения в глубину обороны подвижных ударных соединений, нанесения по противнику комбинированных ударов одновременно с космоса, воздуха, земли и моря.

Даже в тех случаях, когда противнику удастся создать достаточно прочную фронтальную оборону, для ее преодоления не потребуется концентрировать мощные ударные группировки мотострелковых и танковых войск, стягивать их на узких участках фронта, поскольку нарушение целостности такой обороны и подрыв ее оперативной устойчивости не составят особой проблемы. При наличии мощных воздушно-космических ударных средств и возможности нанесения массированных ударов ВТО, применения боеприпасов объемного взрыва в ходе электронно-огневого сражения представится возможность создать зоны сплошного электронно-огневого и энергетического поражения, своего рода «ворота» в обороне противника, используя которые мобильные группировки смогут стремительно продвигаться в глубину, охватывать узлы сопротивления противника с флангов и тыла.

В то же время задача войск в многомерной объемной наземно-воздушно-космической операции - не «сокрушить» в короткие сроки передний край обороны противника, а создать в его тылу постоянно действующий активный фронт борьбы, парализовать маневр его резервов и вторых эшелонов.

Таким образом, в развитии форм и способов ведения наступательных действий в перспективе прогнозируются следующие тенденции:

сближение результатов ведения операций и способов разгрома группировок противника с применением обычного оружия и оружия массового поражения;

перенос центра тяжести в вооруженной борьбе с уничтожения противостоящих группировок войск (сил) из положения непосредственного соприкосновения на их разгром путем нанесения дальних огневых ударов, заблаговременного лишения противника способности к ведению боевых действий;

сохранение необходимой эффективности действий группировок войск (сил) при общем снижении боевого состава объединений видов Вооруженных Сил в целом;

изменение в количественно-качественном составе и состоянии группировок войск (сил) на операционных направлениях за счет увеличения удельного веса сил быстрого развертывания;

повышение мобильности боевых действий, которые будут развиваться стремительно, без наличия сплошных фронтов и носить высокоманевренный характер - при вводе в сражение подвижных группировок они будут избегать лобовых фронтальных действий при преодолении укрепленных оборонительных рубежей и стремиться проникать на фланги и в тыл обороняющихся, обходя наиболее сильные, недостаточно подавленные узлы сопротивления;

увеличение глубины одновременного и последовательного огневого (энергетического) поражения противника и охват активными боевыми действиями всей глубины оперативного построения его группировок; увеличение пространственного размаха воздушно-наземно-космического маневра;

доминирование «неконтактных», дистанционных действий над ближним боем;

разнообразие применяемых тактических приемов - точечных, избирательных глубоких ударов ВТО, рейдовых действий по тылам противника аэромобильных отрядов и групп, массовый ввод в действие вертолетов-истребителей, вертолетов - постановщиков радиопомех;

повышение роли воздушных боев смешанным составом самолетно-вертолетных подразделений, комплексное воздействие разнородных сил и средств воздушно-космического нападения на объекты системы управления, разведки, РЭБ противника;

доминирование зонально-объектовой, очаговой борьбы; усиливающееся влияние на исход вооруженного противоборства диверсионно-террористических подрывных действий;

резкое возрастание роли быстродействующих интегрированных разведывательно-космических систем оружия, способны» осуществлять разведку объектов и наносить по ним удары в реальном масштабе времени.

Таким образом, главная особенность изменения сущности современных операций состоит в том, что в отличие от линейного способа массирования будет применяться совершенно иная форма оперативно-тактических действий - объемно-многомерная, где электронное, силовое и информационное воздействие на противника будет осуществляться с нарастающей интенсивностью во времени и пространстве. Это позволит добиваться решительных результатов в операции, в кратчайший срок лишать противника огневой инициативы, свободы маневрирования.

Такой объемный, многомерный воздушно-наземный характер наступления требует четкого, согласованного по времени и месту применения разнотиповых боевых средств, сосредоточения их усилий на достижении единой цели. В этих условиях необходимо нестереотипно определять выбор направления главного удара а наступлении. Речь должна идти не столько о его выборе, сколько о сосредоточении основных усилий в избранном районе. Идея такого подхода заключается в том, чтобы добиться первоочередного воздействия на ключевые объекты (группировка огневых средств, пункты управления огнем; и войсками, средства ПВО, разведки и РЭБ), которые располагаются рассредоточено в глубине тактической и оперативной зоны обороны.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации