Теория военной экономики необходимость новой парадигмы

ВМ №12.2004г.(стр. 51-57)

Теория военной экономики: необходимость новой парадигмы

Капитан 1 ранга в отставке А. И. ПОЖАРОВ

доктор экономических наук

Подполковник В. В. ГРЕБЕНИК,

кандидат экономических наук

XX ВЕК был особенно богат качественными сдвигами в развитии экономики, военного дела, экономического обеспечения войн. Две мировые войны случились в первой половине века. Военная наука не успевала своевременно, т. е. до начала новой войны, осмыслить опыт предыдущей и новые явления межвоенного периода, чтобы предугадать облик будущей войны, которая в реальности оказывалась во многом не такой, какой виделась ученым, политикам и военным деятелям. А во второй половине века происходила беспрецедентная гонка вооружений. В ходе нее быстро изменялись количественные и качественные параметры военных систем государств, что вело к смене поколений войн и способов их экономического обеспечения. Это видно невооруженным глазом, но видимое нужно теоретически осмыслить, опираясь на фундаментальные положения военной науки и одновременно внося в ее категориальный аппарат то новое, что рождается в процессе познания. Это важно еще и потому, что принципиально новые реалии возникли не только в названных областях жизнедеятельности и познания, но и во всей системе международных отношений - с разрушением биполярной структуры мира начался процесс формирования его новой структуры. Наконец, существуют и специфические российские факторы: Российская Федерация, хотя и является правопреемницей Советского Союза, это уже другое государство по многим параметрам, что не может не сказываться на трактовке и научных оценках проблем обеспечения его национальной безопасности, среди которых актуальность военно-экономических вопросов невозможно умалить, как ни усердствуют в данной сфере представители определенных социальных сил внутри страны и за ее рубежами.

Проведенные исследования истории и теории экономического обеспечения военного строительства России свидетельствуют о существовании своего рода закономерности, которую можно сформулировать как отставание военно-экономической теории в осмыслении объективно возникающих реалий, видоизменяющих существующий способ экономического обеспечения войн.

О проблеме предвидения в военном строительстве сегодня говорят многие. Уже появляется своеобразная статистика. За последние 200 лет из примерно 60 военных конфликтов с участием России она имела удовлетворительную готовность лишь в 15-20% случаев, а из 12 самых крупных войн этого периода только в двух (в 1877 году с Турцией и в 1945 году с Японией) ее готовность оценивается как упреждающая . Впрочем, не менее актуальна эта проблема и для многих иных стран. Так, мировые войны преподнесли неожиданные сюрпризы и Франции, и Англии, и США, и другим государствам, участвовавшим в них.

Но особенно остро проблемы предвидения и разрыва между военно-экономической теорией и практикой (политикой) стали ощущаться в ходе послевоенной гонки вооружений, о чем говорят и «вьетнамский синдром», и крушение биполярной структуры мира, и 11 сентября 2001 года, и иракская авантюра, и многое другое. Создание ракетно-ядерного оружия и достижение критической военной мощи до сих пор еще не нашли адекватного теоретического осмысления, несмотря на множество концепций, стратегий, инициатив в различных странах. А каких только вывертов не наслушался российский офицер в годы разгула пацифизма, обвальной конверсии военного производства, деструктуризации ОГЖ! О кризисе военно-экономической науки и политики свидетельствуют незавидные судьбы государственных программ вооружения, а также состояние военно-экономической безопасности России, показатели которой, несмотря на солидный экономический потенциал, уступают показателям США на порядок, а показателям Германии, Франции, Англии, Японии в несколько раз .

Как свидетельствует опыт, отставание теории военной экономики от практики обходится человечеству достаточно дорого: Первая мировая война обошлась в 2850 млрд долл., Вторая - уже в 4000 млрд долл. в ценах 1995 года , а теперь возможная цена большой войны - это гибель человечества. Вот почему так актуален вопрос о новой парадигме военно-экономической науки и, как нам представляется, некоторых других наук.

Наметившееся в первые годы XXI века оздоровление экономики и военного строительства в России происходит в условиях новых реалий, знаменующих иное поколение войн и другой способ их экономического обеспечения, что находит свое отражение в науках о войне и военном строительстве пока лишь в виде отдельных суждений, концепций, стратегий и практических решений. Но дело не может ограничиться простым приращением знаний. По нашему мнению, результатом предпринимаемых научных усилий должно стать формирование новой парадигмы военно-экономической науки, которая должна появиться в результате систематизации научных фактов, теорий, методов, инвентаризации традиционных положений, выдвижения постулатов, противоречащих устоявшемуся стереотипу военно-экономического мышления, но адекватных тем требованиям, которые предъявляют войны XXI века. Вместе с тем необходимо отметить, что все новое, рождаемое в ходе данной работы, пока еще трудно воспринимается наукой и практикой и, конечно, это мешает формированию нового типа военно-экономического мышления.

Для России актуальность данной проблемы повышается тем, что она приступила к возрождению своей государственной обороны в новых условиях, на новых экономических, политических и военных основах. Создаваемая военная система, ее ядро - Вооруженные Силы - не могут строиться и полноценно функционировать по приблизительным, не устоявшимся меркам. Отсюда множество разных концептуальных подходов к облику Вооруженных Сил, метания в определении их численности, реформаторский зуд, беспокоящий общественность и дезориентирующий занятых в сфере обороны. Надо добиваться единого, подлинно научного понимания в государстве того, какими должны быть армия и флот Российской Федерации и как преодолеть критический разрыв, образовавшийся между потребными и имеющимися ресурсами для поддержания военной безопасности на уровне, адекватном реальным и потенциальным военным угрозам.

Здесь не обойтись изобретением «несимметричных ответов» при несомненной их полезности. Сколь бы остроумными они ни были - это деятельность в рамках прежнего стереотипа, а нужен новый тип мышления. Он возможен лишь на основе осознания сущности военно-экономических реалий современности, что всегда было уделом гениальных стратегов. Их новые идеи и воззрения, рожденные в минуты внезапного озарения, лишь со временем осваиваются массовым сознанием, получают статус общепризнанных истин и становятся программными формулами политиков. Военно-экономическая наука должна осмыслить эти явления, сформировать новую парадигму и в соответствии с нею развернуть весь свой категориальный аппарат.

Пока еще термин «парадигма» негативно воспринимается многими практиками, поэтому нелишне объясниться. Под парадигмой военно-экономической науки мы понимаем систему основополагающих категорий, идей и представлений, отражающую исторически конкретный способ экономического обеспечения войн, военного строительства и определяющую долговременно существующий общий тип военно-экономического мышления. Конкретное представление о военно-экономической парадигме можно получить, бросив ретроспективный взгляд на развитие военно-экономической мысли, что позволит понять закономерный характер смены способов экономического обеспечения войн, механизм перехода от одного к другому, а также отражение этих процессов в научном познании.

События конца XX - начала XXI века пробудили особый интерес к отечественной истории - политической, экономической, военной - именно в целях познания причин, вызывающих необходимость коренных сдвигов в научных представлениях не только в этих, но и во многих других областях знания. Так, в Военном финансово-экономическом университете (ВФЭУ) создан ряд трудов в области военно-экономической истории, изданы учебники по военной экономике для военных академий и университетов и отдельно для военных институтов, учебник по военно-экономическому анализу для военных академий и университетов, разработаны учебные курсы преподавания ряда конкретных военно-экономических дисциплин финансового профиля, в докторских и кандидатских диссертациях исследуются актуальные проблемы теории военных финансов, военно-экономической и военно-финансовой политики , а в 2002 году открыт богатый музей, в котором отражена история военной экономики и финансов России с древнейших времен до настоящего времени.

Проведенный анализ эволюции военно-экономической теории России позволил отчетливо выделить два этапа в ее развитии и обосновать зарождение современного, третьего, связанного с формированием нового способа экономического обеспечения войн XXI века и соответствующей ему системы знаний.

На первом этапе, продолжавшемся до начала XX века, для экономического обеспечения войн самым главным было добыть деньги на эти цели. Потребности вооруженных сил примерно на 90% удовлетворялись за счет обычных средств: продуктов питания, обмундирования, существующего транспорта (тягловой силы), а специфические средства войны (вооружение, боеприпасы и т.п.) в общей структуре военных потребностей составляли не более 10%. В этих условиях проблема экономического обеспечения войск сводилось к перераспределению наличной продукции в их пользу, что достигалось соответствующим распределением денежных ресурсов. Другими источниками были так называемые средства местности, добываемые реквизициями и прямым грабежом. Подобный способ «питания» войны определял и военно-экономические взгляды, которые отражались в научных трудах и правовых актах того времени, например, в «Книге о скудости и богатстве» И.Т. Посошкова, в трехтомном труде «О военной экономии...» Е.Ф. Канкрина, в «Военном хозяйстве» В.М Аничкова, Ф.А. Макшеева и др. О парадигме науки в то время речь не шла, так как последняя пребывала в утробном состоянии в виде раздела военного хозяйства в составе учебного курса военной администрации.

Второй этап охватывает большую часть XX и начало XXI века. С ростом численности армий и совершенствованием вооружения доля специфических средств войны в составе военного потребления постоянно увеличивалась: в ходе Первой мировой войны расходы на вооружение, военную технику, горючее и другие материальные средства, требующие специального военного производства, составляли уже более половины. Первая мировая война похоронила веками существовавший способ «питания» войн, утвердив принципиально новый - постоянно существующую в военное и мирное время мощную военную экономику и заблаговременную подготовку к осуществлению экономической мобилизации в ходе войны. Но накануне войны предвидеть необходимость такого способа ее обеспечения не могли генеральные штабы ни одной из стран, усиленно готовившихся к ней. По словам начальника Главного артеллерийского управления генерала Кузьмина-Караваева, «если бы накануне войны 1914 года кем-либо из ответственных чинов военного ведомства была высказана мысль о предстоящей потребности в предметах артиллерийского довольствия, близкой к определившейся в 1916 году, то подобное заявление было бы признано несерьезным, не подлежащим обсуждению». Что касается появления в ходе войны принципиально новых видов оружия и способов экономического обеспечения военных потребностей, то о предвидении подобного не могло быть и речи.

Аналогичная ситуация имела место и во Второй мировой войне. Несмотря на тщательную подготовку к ней, она показала своим «архитекторам» далеко не ту картину, которая рисовалась им накануне. Это характерно не только для Советского Союза, вынужденного вместо развертывания военного производства на заблаговременно подготовленных к этому предприятиях демонтировать их, перебазировать на тысячи километров в глубь страны и там налаживать производство вооружений.

Главным содержанием военно-экономической теории в этот период стала экономическая мобилизация, в заблаговременной подготовке которой и эффективном осуществлении ее с началом военных действий и заключалась суть нового способа экономического обеспечения войн. От экономики теперь требовалось не только выделение колоссальных, ранее немыслимых денежных средств на войну (в этом многие теоретики видели суть нового в экономическом обеспечении предстоящей войны) - она должна была быть способной в определенные сроки перевести производство средств гражданского потребления на выпуск средств вооруженной борьбы и обеспечить их доведение до войск, т. е. превратить значительную свою часть в специфическую военно-хозяйственную систему, непосредственно работающую на воспроизводство и наращивание военной мощи, а остальную часть, обслуживающую обычные потребности, перестроить на военный лад (на особый военный режим работы). Такое принципиальное изменение способа экономического обеспечения войны в корне изменяло исходные понятия и содержание военно-экономической теории. Она предстала в виде сформировавшейся науки - системы военно-экономических знаний, включающей теорию военной экономики и ряд конкретных военно-экономических дисциплин. Существенно возросла ее роль, появилась потребность в подготовке высококвалифицированных кадров военных экономистов различных специальностей, которые готовились на военных факультетах и кафедрах гражданских вузов, в военных академиях и училищах. Так, накануне Великой Отечественной войны в Советском Союзе функционировали 19 военных академий, более 200 военных училищ, 10 военных факультетов при гражданских вузах и многочисленные курсы подготовки командных кадров .

Изменения в экономике, военном строительстве и его экономическом обеспечении, происшедшие в ходе послевоенной гонки вооружений, нашли отражение в различных науках, в том числе и в военно-экономической. Особенно сильный импульс к переосмыслению традиционных представлений дало создание ракетно-ядерного оружия и достижение США и СССР критической военной мощи, т. е. таких ее параметров, которые не позволяют применить ее для реализации политических, экономических и иных интересов. Г. Киссинджер назвал это «парадоксом силы».

Вместе с тем появилось множество различных суждений, связанных с этим феноменом, вплоть до утверждений, будто военно-экономический потенциал утратил свое прежнее значение . Различные военно-стратегические концепции сменяют одна другую на протяжении всей второй половины XX века. В военно-экономической теории идет процесс формирования системы знаний, призванной научно отразить объективную потребность в решении задач оптимизации военно-экономического обеспечения военной безопасности. Этим вопросам посвящены многие публикации «Военной Мысли», труды ряда научных коллективов, например, Института народно-хозяйственного прогнозирования, Военного финансово-экономического университета, 4 и 46 ЦНИИ МО, Военной академии Генерального штаба и Военного университета МО . Однако проводимые исследования не были в этот период связаны единством общей цели, предполагающей выработку четкого понятийного аппарата, единых научно-теоретических основ, на базе которых возможно построение новой парадигмы. Делалось немало различных попыток подхода к данной проблеме. Так, на научно-теоретической конференции Академии военных наук в 1995 году, посвященной теме «Методологические проблемы военной науки на современном этапе», была выдвинута идея создания нового научного направления - экономики национальной безопасности, обращалось внимание на необходимость выяснения взаимосвязей экономического обеспечения различных видов безопасности, а также соотношения национальной и глобальной безопасности, подчеркивалось, что «сегодня проблему экономического обеспечения обороны пора уже рассматривать в более широком ракурсе безопасности и могущества, охватывающем наряду с военной также и другие виды безопасности и могущества: экономическую, политическую, экологическую, информационную и прочие» . Развивая эту мысль, автор отмечал, что настала пора усилиями всех стран создать концепцию глобальной безопасности, а при разработках концепций национальной безопасности государств исходить из нее как общей основы решения проблем национальной безопасности . Мы считаем, что формирование этого направления военной экономики позволит оптимизировать экономическое обеспечение национальной безопасности, в которую военная безопасность и военное могущество входят определенными величинами.

Некоторые ученые ставят вопрос о создании научного направления экономики военного строительства . До недавнего времени в поле зрения военно-экономической теории в основном была лишь оборонная сфера. В начале 90-х годов произошли определенные изменения в структуре военной организации. Сейчас в составе Минобороны находится чуть более 50% общей численности военнослужащих. Исходя из этого надо расширить угол зрения, охватив также военно-экономические подсистемы, обеспечивающие другие войска, воинские формирования и органы, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами, как сказано в Военной доктрине Российской Федерации. Разработка проблем этого направления должна, на наш взгляд, способствовать более эффективному использованию средств, выделяемых для развития военной организации.

Если парадигма военно-экономической науки, сформировавшейся в XX веке, сводилась прежде всего к экономической мобилизации как способу реализации военно-экономического потенциала, то формирующийся сейчас новый способ экономического обеспечения войн XXI века должен базироваться на поддержании критической военной мощи и готовности к многовариантной экономической мобилизации, что и составит основу новой парадигмы.

Некоторые новые положения военно-экономической теории рассматриваются в учебнике «Военная экономика. Теория и актуальные проблемы» , а также в других учебных пособиях, монографиях, статьях. Если свести вместе все обстоятельства и факты, то можно заключить, что особую актуальность приобрели проблемы методологического характера, которые стали предметом исследований ученых. Не означает ли это, что в наши дни начался новый этап в развитии военно-экономической теории, сущность которого необходимо понять? Думаем, что да. Только при этом условии можно говорить о достижении ее адекватности развивающейся объективной реальности. И чем раньше общество, государство, наука осознают возникшие новые потребности, отношения и проблемы, тем вероятнее их своевременное и эффективное решение, тем надежнее будет обеспечена национальная безопасность. Такого рода работа уже идет, но она еще не набрала необходимых оборотов, потому что не сформулирован социальный заказ, не поставлены задачи перед наукой авторитетным государственным органом, отсутствует единый научно-методический центр.

Необходимость новой парадигмы проявляется сегодня в виде противоречий между традиционными положениями военно-экономической теории и новыми требованиями военного строительства, а попытки их разрешения, вполне возможно, являются крупицами того, из чего в конечном итоге сформируется искомая парадигма. На наш взгляд, в настоящее время усилия ученых следует сосредоточить на анализе этих проявлений, их генезисе, на осмыслении возможных путей разрешения противоречий. Речь идет о наиболее существенных противоречиях, например, между колоссальными военными потребностями и ограниченными возможностями экономики, между потребностями экономического обеспечения нейтрализации лавинообразно нарастающих угроз интересам различных сфер жизнедеятельности, соответственно, функциональных видов безопасности, между прямыми планомерными и стихийно-рыночными методами и средствами регулирования отношений экономического обеспечения безопасности и др.

В связи с этим отметим, что интерес представляют именно нестандартные решения, выходящие за рамки действующей парадигмы. Для подтверждения обратимся к прошлому. Накануне Первой мировой войны было ясно, что вследствие происшедших качественных изменений в средствах ее ведения потребности в них чрезвычайно возрастут. Вывод из этого был сделан в духе сложившегося веками представления о способе «питания» войны: данная война не может быть продолжительной, ибо накопленные средства ее ведения будут израсходованы в первые же месяцы. И дальнейшие рассуждения шли уже о возможных сроках - три месяца, полгода, год, два?.. А война дала ответ совсем иной - экономическая мобилизация. Надо избегать подобной ситуации.

Конечно, не следует упрощать проблему. Новая парадигма должна стать не суммой ответов на вопросы о том, как разрешить противоречия, она может родиться именно в поисках этих ответов. Нам представляется, что целесообразно поставить перед научной общественностью вопрос об актуальности проблемы формирования новой парадигмы военно-экономической науки. Обсуждение его на страницах журнала «Военная Мысль» не может ограничиваться рамками фундаментальной научной проблемы, оно должно способствовать поиску адекватных теоретических и практических решений важнейших вопросов экономического обеспечения военного строительства и национальной безопасности Российской Федерации. Это отвечало бы и неоднократно высказанному Президентом РФ положению о том, что планы модернизации армии должны быть абсолютно прозрачными и понятными всему обществу.

Военный финансово-экономический университет в 2002 году по итогам конкурса удостоен гранта Президента РФ и выполняет в течение трех лет (2003-2005) научную работу по теме «Формирование новой парадигмы военно-экономической науки на современном этапе». 2003 год был связан с проведением исследований по истории военно-экономической мысли в целях выявления закономерностей формирования и смены парадигм военно-экономической науки. 2004 год посвящен решению следующих задач: исследование особенностей взаимосвязи экономики и обороны, вызывающих качественные изменения существующего способа экономического обеспечения войн; анализ проблем управленческой деятельности при реализации государственного оборонного заказа и эффективного использования вооружения, военной техники и имущества; формулирование исходных понятий современной военно-экономической теории, выявление их основных логических взаимосвязей в интересах выявления существенных черт новой парадигмы военно-экономической науки в рамках экономики национальной безопасности.

Работая по данной тематике, наш коллектив хотел бы пробудить интерес у тех ученых, преподавателей и практических работников, кому она близка, и обменяться мнениями. Мы считаем, что в каждой военной академии, университете и других учреждениях накоплен определенный материал по этой проблеме.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации