Сухопутные войска в системе военной безопасности России

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1/2004, стр. 5-13

Сухопутные войска в системе военной безопасности России

Главнокомандующий Сухопутными войсками - заместитель министра обороны РФ

генерал армии Н.В. КОРМИЛЬЦЕВ

КОРМИЛЬЦЕВ Николай Викторович родился 14 марта 1946 года в городе Омске. Окончил Омское высшее общевойсковое училище, командный факультет Военной академии имени М.В. Фрунзе, Военную академию Генерального штаба. Прошел последовательно все командные должности в Сухопутных войсках. С августа 1996 года - командующий войсками Забайкальского, а затем Сибирского военного округа. 28 марта 2001 года Указом Президента Российской Федерации назначен главнокомандующим Сухопутными войсками, а в мае 2001 года - заместителем министра обороны Российской Федерации.

ПОСЛЕДНЕЕ десятилетие XX века и начало XXI века отмечены глубокими переменами во всей системе международных

отношений. На смену вероятности возникновения мировой войны, которая в обозримой перспективе весьма невелика, пришел целый ряд новых угроз и вызовов. Среди них на первый план выходят конфликты на территориальной, межнациональной и религиозной основе, агрессивный национализм, распространение ядерного, химического и биологического оружия. Все большую опасность стал представлять международный терроризм. В силу этого в ряде регионов мира существенно повысилась вероятность возникновения различного рода вооруженных конфликтов, при определенных условиях способных перерасти в широкомасштабные военные действия. Большую актуальность приобретает противостояние религиозному фанатизму, который не признает общечеловеческих ценностей и используется международными экстремистами прежде всего в политических целях.

К сожалению, человечество пока не смогло исключить войну как средство разрешения межгосударственных, религиозных, этнических, классовых и других противоречий.

Такое развитие военно-политической обстановки формирует вполне определенные военные угрозы, которые решающим образом влияют на национальные интересы России и могут быть объединены в три типа: внешние, внутренние и трансграничные. Если первые два типа имеют достаточно полные характеристики, то название третьего появилось сравнительно недавно, хотя с этим типом угроз Россия имеет дело уже около десятилетия. Речь идет об угрозах, совмещающих в себе черты как внутренних, так и внешних угроз. Являясь по форме проявления внутренними, такие угрозы по источникам возникновения, «стимулирования» и составу «носителей» становятся по сути внешними.

Происходящие изменения в военно-политической и военно-стратегической обстановке выдвинули перед Россией объективную необходимость принятия комплекса мер по вопросам укрепления национальной безопасности, важнейшей составляющей которой является военная безопасность, предусматривающая: обеспечение вооруженной защиты территориальной целостности, национальной независимости и суверенитета государства; создание военных гарантий стабильности общества и государственного строя; поддержание правопорядка и гражданского мира в стране; противодействие вооруженным террористическим, политическим и криминальным группировкам. Вполне понятно, что решающая роль в выполнении этих задач принадлежит Вооруженным Силам РФ.

Одним из основных условий обеспечения военной безопасности является создание и поддержание такой военной мощи и военной организации государства, которые бы соответствовали реальным и потенциальным военным угрозам, а также экономическим и демографическим возможностям страны.

Все это потребовало соответствующей корректировки направлений военного строительства, уточнения задач Вооруженным Силам, совершенствования группировок, боевого и численного состава войск, приведения их в соответствие с новыми требованиями.

Опыт участия Вооруженных Сил Советского Союза и России в вооруженных конфликтах последних лет (Афганистан, Абхазия, Южная Осетия, Чечня, Приднестровье и другие «горячие точки») показывает, что основная тяжесть по ведению боевых действий и локализации конфликтов всегда ложилась на Сухопутные войска. И это вполне оправданно. Любые боевые действия не могут быть полностью завершены без участия Сухопутных войск. Только Сухопутные войска способны занимать и длительное время удерживать районы и рубежи в целях окончательного закрепления достигнутого успеха, ибо они - универсальный и многофункциональный вид Вооруженных Сил, играющий в качестве силы «территориального присутствия» главную роль в окончательном достижении поставленных целей.

Сейчас Вооруженные Силы Российской Федерации имеют трехвидовую организационную структуру по сферам применения - суша, море, воздух (космос). Однако основная сфера жизнедеятельности человечества (в том числе и военная) - земная поверхность. Безусловно, за последние годы военное значение воздушно-космического пространства значительно возросло благодаря использованию высокотехнологических систем, особенно в интересах ведения разведки, обеспечения связи, навигации. Тенденция такого возрастания будет продолжаться. Тем не менее следует признать, что военная деятельность в воздушно-космическом пространстве осуществляется преимущественно в целях обеспечения более качественного выполнения задач сухопутными группировками войск.

Однако в силу различных причин недооценка роли и значения Сухопутных войск как основного вида Вооруженных Сил Российской Федерации и основной составляющей сил общего назначения привела к постепенному сокращению их вклада в суммарный боевой потенциал военной организации государства и снижению готовности к выполнению возлагаемых на них задач. У некоторых военных специалистов появилось мнение о том, что Сухопутные войска изживают себя как вид Вооруженных Сил и в будущей войне им отводится второстепенная роль вспомогательного рода войск. Последняя война в Ираке убедительно подтвердила ошибочность такой точки зрения. Там сухопутные войска коалиции начали действовать уже на третий день операции имеющимся в наличии к тому времени составом (90 тыс. человек), не дожидаясь полного развертывания 300-тысячной группировки войск. При этом главной задачей сухопутных войск являлось: не ввязываясь в бои местного значения и блокируя войска Ирака в обороняемых ими районах (населенных пунктах), в кратчайшие сроки продвинуться в глубь страны и овладеть важными стратегическими объектами: мостами, железнодорожными узлами, портами и плотинами, которые были подготовлены иракскими войсками к разрушению. В результате таких действий войскам коалиционных сил удалось в течение двух недель в основном взять под свой контроль всю территорию Ирака. Приведенные факты говорят о том, что союзниками был учтен опыт предыдущей войны в Ираке («Буря в пустыне»), в которой ставка делалась в основном на применение воздушно-космических сил.

В войне с сильным противником достижение победы проведением только воздушно-космической операции нереально. Результатами такой операции нужно еще суметь воспользоваться для завершения разгрома противника, овладения важными районами и рубежами. Решить эту задачу без применения сухопутных войск и проведения глубоких общевойсковых операций высокой интенсивности практически невозможно. Недаром говорят, что территория не может считаться завоеванной или освобожденной до тех пор, пока на нее не ступит сапог солдата. Это прекрасно понимает военное руководство ведущих стран мира. Ведь не случайно доля сухопутных войск в армии США составляет 46%, Великобритании - 48%, Германии - 69%, Китая - 70%, в то время как у нас она не превышает 30%.

Решающая роль сухопутных войск в системе военной безопасности особенно наглядно просматривается в различных вооруженных конфликтах независимо от их масштаба и интенсивности. В ходе вооруженных конфликтов (особенно внутренних) в силу многочисленных ограничений по применению средств поражения возможность проведения воздушно-космических операций весьма проблематична. И даже если в начальном периоде конфликта основная роль отводится дальнобойным средствам поражения и авиации, то в дальнейшем вся тяжесть выполнения задач и достижения поставленных целей ложится на плечи сухопутных войск. Об этом красноречиво свидетельствует опыт проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе.

Основная задача этой операции, особенно на ее первом этапе, состояла в разгроме незаконных вооруженных формирований (НВФ), численность и организованность которых были весьма значительны. Вполне понятно, что решение этой сложной задачи было под силу только Сухопутным войскам. Не умаляя значения участия в операции других видов и родов войск ВС, внутренних войск МВД, ФПС и ФСБ, нужно отметить, что основной вклад в разгром НВФ внесли именно Сухопутные войска. Кроме того, на Сухопутные войска возлагалось решение задач по охране и обороне важных объектов, блокированию районов и патрулированию местности, несению службы на блок-постах и контрольно-пропускных пунктах, охране и сопровождению колонн, а также выполнению режимных и других мероприятий.

Уничтожение баз и схронов НВФ, перекрытие части каналов поступления из-за рубежа оружия и боеприпасов существенно подорвали их материальную базу. Это привело к существенному снижению активности экстремистов и срыву их попыток объединиться под единым командованием.

Опыт участия в военных конфликтах последних лет свидетельствует о широком применении в вооруженной борьбе сил специальных операций (десантов, разведывательно-диверсионных и террористических формирований), деятельность которых при определенных условиях может привести к значительным нарушениям управленческой, экономической, политической и социальной стабильности не только в отдельных регионах, но и в стране в целом. Это в значительной степени повышает роль и значение территориальной обороны как одной из составляющих системы военной безопасности государства. Основными задачами территориальной обороны являются: охрана и оборона важных военных, государственных объектов и объектов на коммуникациях; борьба с диверсионно-разведывательными, террористическими силами и десантами противника; обеспечение введения и поддержания режимов чрезвычайного и военного положения на территории РФ или в отдельных ее регионах. Их выполнение осуществляется силами и средствами ВС РФ и других силовых ведомств. Однако сам характер этих задач определяет решающее значение Сухопутных войск в их выполнении. Поэтому планирование, организация боевого применения и управление всеми силами и средствами территориальной обороны возложены на командующих войсками военных округов.

Говоря о роли Сухопутных войск в современных условиях, следует упомянуть о том, что на них возлагается также выполнение задач по обеспечению коллективной безопасности стран СНГ. Имея общее со странами СНГ оборонное пространство, одинаковые образцы вооружения и военной техники, единые подходы к вопросам обеспечения военной безопасности, организационного строительства вооруженных сил, обучения и применения войск, мы просто не можем не сохранить тесные связи и взаимодействие в военной области. Военное сотрудничество стран СНГ сейчас приобрело более определенную направленность и формы прежде всего в области миротворчества, охраны границ и воздушного пространства, укрепления региональной безопасности, военного строительства. Дальнейшее развитие этого сотрудничества будет строиться на основе подписанного 28 апреля 2003 года на сессии Совета коллективной безопасности в Душанбе пакета документов, превратившего Договор о коллективной безопасности в новый полномасштабный военно-политический союз - Организацию договора о коллективной безопасности.

Важнейшим направлением нашего сотрудничества является коллективная миротворческая деятельность по урегулированию вооруженных конфликтов на территории стран СНГ. Опыт проведения операций по поддержанию мира показал целесообразность создания на постоянной основе в составе вооруженных сил государств - участников Содружества специально подготовленных формирований для выполнения миротворческих функций. Сухопутные войска России осуществляют сотрудничество и с армиями других зарубежных стран. Оно проявляется прежде всего в выполнении коллективных миротворческих задач.

Таким образом, роль и место Сухопутных войск в общей системе военной безопасности государства определяются стоящими перед ними задачами, основными из которых являются следующие:

в мирное время - поддержание высокой боевой и мобилизационной готовности органов управления, соединений, воинских частей и учреждений; обеспечение гарантированного перевода войск с мирного на военное время в установленные сроки в целях выполнения задач по отражению агрессии противника во взаимодействии с другими видами и родами войск Вооруженных Сил Российской Федерации и войсками других министерств и ведомств; подготовка органов управления и войск к ведению боевых действий и выполнению других задач в соответствии с их предназначением; создание и содержание запасов вооружения, военной техники и материальных средств в объемах, обеспечивающих гарантированное решение задач, стоящих перед Сухопутными войсками; участие в операциях по поддержанию мира, проводимых по линии Совета Безопасности ООН или в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации; оказание помощи пограничным войскам в усилении охраны и обороне Государственной границы Российской Федерации; участие в ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий;

в военное время - выполнение задач по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Российской Федерации; локализация (пресечение) возможных военных конфликтов, отражение агрессии противника боеготовыми в мирное время группировками войск, а при необходимости - с отмобилизованием соединений и частей; проведение совместно с другими видами и родами войск Вооруженных Сил России (при участии вооруженных сил стран СНГ, подписавших Договор о коллективной безопасности) оборонительных и контрнаступательных операций по разгрому агрессора; участие в отражении воздушно-космического нападения противника, проведении воздушно-десантных, морских десантных и других совместных операций видов и родов войск Вооруженных Сил Российской Федерации; ведение территориальной обороны совместно с войсками (силами) видов ВС и других министерств и ведомств; формирование, подготовка и отправка по предназначению стратегических резервов, восполнение потерь войск в личном составе, вооружении и военной технике по специальностям и номенклатуре Сухопутных войск.

Для успешного решения этих задач Сухопутные войска должны обладать боевыми возможностями по ведению активных боевых действий при любом варианте развязывания войн и вооруженных конфликтов с любым возможным противником, будь то регулярная армия самого развитого государства мира или иррегулярные формирования международных террористических организаций.

Сухопутные войска XXI века, безусловно, должны (и будут) отличаться от армии конца 80 - начала 90-х годов прошлого столетия. Это отличие проявится в первую очередь в том, что они получат на вооружение ряд технических новинок, основанных главным образом на разработках в области информационных технологий. Такие войска, обладая высокой огневой мощью, оперативной мобильностью и защищенностью, будут успешно решать поставленные боевые задачи за счет высокоманевренных действий, массированного и эффективного огневого воздействия на противника.

Современные военные аналитики прогнозируют, что в результате «новой революции в военном деле» изменится организационная структура Сухопутных войск. Вероятнее всего, их основу составят небольшие по численности (без громоздких обеспечивающих структур) мобильные соединения и части, способные быстро передислоцироваться из одного района в другой для нанесения быстрых и точных ударов.

Говоря о возможном облике Сухопутных войск будущего, нельзя не упомянуть о военнослужащем. Даже если войну или вооруженный конфликт в XXI веке рассматривать как противоборство «интеллектуальных» информационно-огневых систем, то и тогда человек независимо от занимаемого им в армейской иерархии уровня по-прежнему будет играть ведущую роль. Поэтому интеллектуальный уровень и подготовка современного военнослужащего должны стать соответствующими. Требования к качеству личного состава, уровню умений и навыков, необходимых солдату в XXI веке, неизмеримо возрастут. Совершенно очевидно, что кардинально изменить ситуацию в этом вопросе можно при наличии в Сухопутных войсках высокопрофессионального личного состава. Такого профессионала невозможно обучить за короткий срок в учебном центре, да и за два года срочной службы сделать это весьма проблематично. Учиться придется постоянно, а статус его, видимо, можно будет сравнить с офицером. Все это требует коренного пересмотра основных принципов и подходов к комплектованию войск личным составом. Теперь уже ни у кого не вызывает сомнения необходимость перехода на контрактную систему комплектования. Это является одним из важнейших условий достижения успеха в повышении профессионального уровня личного состава войск.

Экипировка и вооружение солдата XXI века также должны качественно измениться. В этих целях предусматривается создание перспективного боевого комплекта пехотинца (ПБКП), который позволит существенно увеличить огневые возможности, управляемость, защищенность и выживаемость отдельного военнослужащего. Такая экипировка предполагает наличие защитного шлема, бронежилета, который бы позволял длительное время не снимать его без ухудшения самочувствия, практичной и удобной обуви, новых средств поражения с элементами управления, включая навигационную аппаратуру, разгрузочный жилет с рациональным размещением боеприпасов, средств связи, медикаментов, продовольствия и т.д.

Часть элементов экипировки уже создана, но многое еще предстоит разработать, испытать и принять на вооружение. Так, внедрение информационно-космических технологий на всех уровнях управления и применения войск позволит ввести в экипировку каждого солдата объединенную в индивидуальный малогабаритный комплект сопряженную с компьютерными средствами космическую аппаратуру связи, навигации и отображения информации с высокой пропускной способностью, помехоустойчивостью и защищенностью. Это позволит получать приказы и выполнять боевые задачи в реальном масштабе времени, свободно действовать на сложной с оперативной точки зрения местности, точно ориентируясь в любых погодных условиях, днем и ночью. В результате возможности отдельного солдата по решению боевых задач в любых условиях обстановки и его автономность повысятся многократно. Боевой потенциал такого солдата можно будет сравнить, по самым скромным расчетам, с современным отделением или даже взводом.

Безусловно, для таких военнослужащих необходимо создать необходимые условия жизни и быта. Бытовое обслуживание должно быть организовано на таком уровне, чтобы солдат не отвлекался от исполнения своих прямых служебных обязанностей, а в свободное время мог заниматься повышением своего интеллектуального и культурного уровня. Тогда военнослужащие будут стремиться подолгу служить в армии, станут настоящими профессионалами, прекрасно знающими и умеющими применять на поле боя самые высокотехнологичные вооружение и военную технику.

Опыт ведения Сухопутными войсками боевых действий в Афганистане, на Северном Кавказе подтверждает необходимость некоторого уточнения положений современного оперативного искусства и тактики. Хотя сейчас и нет потребности отвергать существующие в военной теории и практике такие объективные понятия и явления, как «операция», «бой», «оперативно-стратегическое развертывание», «маневр», «перегруппировка», «сосредоточение основных усилий на решающих направлениях» и ряд других, однако следует признать, что условия, формы и способы их осуществления в современных условиях значительно меняются. Это вызывает необходимость более полного учета в оперативной и боевой подготовке штабов и войск специфики действий в зонах вооруженных конфликтов и в ходе антитеррористических операций, некоторого пересмотра теоретических положений в вопросах оперативного построения и боевых порядков войск, повышения готовности подразделений и частей к самостоятельным высокоманевренным действиям, надежной охране коммуникаций, пунктов управления, тыловых частей.

Участие Сухопутных войск в контртеррористической операции на Северном Кавказе убедительно подтвердило это. Ни одни оперативные и тактические учения, в том числе и с боевой стрельбой, не могут сравниться с реальными боевыми действиями войск, где при решении боевых задач проходят проверку все компоненты военной структуры. В ходе проведения этой операции тактика Сухопутных войск отличалась от традиционной и зависела от состава, оснащенности и возможностей противостоящих группировок боевиков, характера и тактики их действий, поставленной задачи.

В основе действий незаконных вооруженных формирований лежат принципы диверсионно-террористических операций, главными из которых являются: уклонение от прямых столкновений на открытой местности; отказ от позиционных действий и вместе с тем упорное удержание ключевых объектов (районов), особенно в горах; действия преимущественно мелкими отрядами и группами; устройство огневых засад в тактически выгодных местах (ущельях, на перевалах, в лесу); применение мобильных способов противоборства; широкое применение мин и фугасов.

В соответствии с этими особенностями тактики действий противника к числу наиболее сложных боевых задач, решаемых мотострелковыми и танковыми подразделениями СВ, относятся: борьба с засадами; предотвращение внезапных (преимущественно ночных) налетов и диверсионно-террористических действий; блокирование и окружение отрядов и групп боевиков в условиях горно-лесистой местности; штурмовые действия в городе; прочесывание местности; разведывательно-поисковые и рейдовые действия; антиснайперская борьба; несение патрульной службы в населенных пунктах, на дорогах; охрана и оборона объектов, коммуникаций, пунктов управления, тыловых баз; выставление блок-постов, сторожевых застав; сопровождение транспортных колонн и т.д. Здесь уместно сказать о том, что после завершения активной фазы военных действий в Ираке сухопутные войска союзников столкнулись с необходимостью выполнения аналогичных задач.

Все это послужило основанием для появления в военном лексиконе такого нового термина, как «нетрадиционная тактика». Характерным для нее является отсутствие сплошной линии соприкосновения, ведение борьбы в отдельных очагах, без четко выраженного фронта и тыла, по принципу «везде фронт». Боевые действия носят маневренный характер в сочетании с жесткой позиционной обороной в масштабе взвода, роты, батальона.

Боевые порядки войск создаются, как правило, более компактными, элементы боевых порядков размещаются на сокращенных дистанциях, а ряд из них вообще не создается. Например, в боевых порядках войск могут отсутствовать такие элементы, как противотанковый резерв, подвижный отряд заграждения, второй эшелон. Части тылового и технического обеспечения размещаются сразу за боевыми порядками.

Наиболее эффективным способом действий войск при уничтожении НВФ стало их окружение (блокирование), а одним из важнейших условий успешного выполнения боевых задач явилась более тщательная организация взаимодействия, особенно в условиях, когда эти задачи выполнялись совместными усилиями войск различной ведомственной принадлежности.

Потребовалось провести кропотливую работу по оптимизации организационно-штатных структур войсковых формирований. На протяжении всего времени проведения контртеррористической операции батальон являлся основным и, можно сказать, универсальным боевым модулем. Видимо, это будет характерно для вооруженных конфликтов и локальных войн на любых стратегических направлениях. Существующая низкая автономность батальонов потребовала усиления их подразделениями боевого, технического и тылового обеспечения.

Актуальными стали проблемы: дальнейшего совершенствования методов огневого поражения противника; разработки способов перспективных боевых и специальных действий войск, в первую очередь разведывательно-огневых; совершенствования существующих методик тактических (оперативно-тактических) расчетов; проведения научно-исследовательских и экспериментальных работ по созданию общевойсковых разведывательно-огневых систем объединений и соединений.

Опыт участия Сухопутных войск в контртеррористической операции на Северном Кавказе и ведения боевых действий в других «горячих точках» был учтен при разработке проектов новых уставных документов. В них внесены подтвержденные боевым опытом изменения в содержании боевых задач, порядке их выполнения в условиях региональных и локальных конфликтов; учтен опыт подготовки и ведения боевых действий в горно-лесистой местности с противником, применяющим нетрадиционные формы и способы вооруженной борьбы; выделена отдельная глава, определяющая порядок и способы подготовки и выполнения задач по локализации и пресечению вооруженных конфликтов.

Новые уставные документы с внесенными изменениями прошли в 2003 году апробацию в войсках при проведении различных мероприятий оперативной и боевой подготовки. Сейчас они окончательно дорабатываются с учетом высказанных замечаний и предложений.

Происшедшие изменения в военном деле, приобретенный опыт (как собственный, так и зарубежный) ведения боевых действий в вооруженных конфликтах требуют пересмотра направленности, содержания и методики подготовки Сухопутных войск. Не случайно в Плане подготовки СВ на 2004 учебный год большое внимание уделяется подготовке соединений (частей) к ведению боевых действий в горах, в городе, в условиях минной опасности. 30% всех запланированных занятий предусмотрено проводить ночью. Первостепенное значение придается подготовке батальонов как боевых тактических модулей, способных самостоятельно выполнять боевые задачи в отрыве от главных сил.

В основу подготовки органов управления и войск положена межвидовая и межведомственная (совместная) подготовка, которая позволит существенно повысить эффективность выполнения боевых задач. Для достижения этой цели предусматривается совместное проведение мероприятий оперативной и боевой подготовки. Особое внимание при этом обращается на отработку вопросов организации взаимодействия соединений и частей видов и родов войск ВС РФ, а также войсковых формирований другой ведомственной принадлежности.

Важным моментом в подготовке Сухопутных войск становится четвертая неделя каждого месяца, в ходе которой спланировано проведение контрольных занятий комплексными комиссиями (группами) вышестоящей инстанции. Мы ожидаем, что это будет Способствовать совершенствованию качества подготовки войск и повышению заинтересованности командиров в ее улучшении.

Говоря о строительстве и развитии Сухопутных войск, необходимо отметить, что сейчас, по сути, уже завершен первый важнейший этап их реформирования - в основном создана рациональная организационная структура Сухопутных войск, их боевой и численный состав приведен в соответствие с оборонными потребностями и экономическими возможностями нашего государства.

Основными задачами следующего этапа являются: дальнейшее совершенствование оргштатной структуры войск; наращивание их возможностей по огневому поражению; оснащение современными образцами вооружения и военной техники; совершенствование системы управления войсками; переход на контрактную систему 1бомплектования; совершенствование оперативной и боевой подготовки штабов и войск; укрепление воинской дисциплины и правопорядка; решение социальных проблем. С учетом этих ориентиров и спланированы дальнейшая реорганизация, строительство и развитие Сухопутных войск, о чем уже было сказано ранее.

Таким образом, значимость Сухопутных войск, их роль и функции в системе военной безопасности России сохраняются. Сухопутные войска XXI века видятся нам оснащенными современными образцами вооружения и военной техники, высокомобильными, хорошо подготовленными и всесторонне обеспеченными, способными гарантированно выполнить стоящие перед ними задачи.

Кормильцев Н.В. Сухопутные войска: перспективы строительства и развития// Военная мысль. 2003. № 5. С. 2-16.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации