Строительству Вооруженных Сил России крайне необходимы научные основы

«Военная мысль» № 06.2004г.

Строительству Вооруженных Сил России крайне необходимы научные основы

Генерал-майор в отставке П.Ф. ТУШЕВ, кандидат военных наук

ТУШЕВ Петр Федорович родился 30 июня 1924 года в селе Домочи Льва Толстовского района Липецкой области. Окончил Севастопольское училище зенитной артиллерии (1943) и Военную командную академию ПВО (1958). В Великую Отечественную войну командовал взводом и батареей в противотанковом дивизионе 2 ТА на Центральном, 2-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах и в 71 зенад РВГК на 1-м Украинском фронте. После войны служил на преподавательских должностях, был начальником кафедры ПРО и начальником факультета РКО в ВКА ПВО. Участвовал в разработке и подготовке к изданию 6 учебников, труда по истории Войск ПВО страны, ряда боевых уставов.

НАЧАЛО Великой Отечественной войны ознаменовалось полной реорганизацией Красной Армии. Генеральный штаб объясняет это рядом причин, но особое внимание обращает на себя следующая «несоответствие довоенной организации требованиям и характеру вооруженной борьбы». Непригодную довоенную организацию армии пришлось безотлагательно менять на новую. Перестройке подверглись все без исключения формирования сухопутных войск и авиации, фронтовые объединения и даже Наркомат обороны, причем воспринималось это как должное, естественное для войны.

Организационная импровизация охватила всю действующую армию и продолжалась полтора года войны, весь ее первый период. При этом отменялись старые и разрабатывались новые боевые уставы. В сложившихся условиях «не все сумели быстро перестроиться». Уровень руководства вооруженной борьбой оказался крайне низким, о чем свидетельствует самый объективный показатель хода войны характер боевых потерь: безвозвратные потери в первом периоде войны превзошли санитарные и составили 6,2 млн. человек, что в 2,4 раза больше, чем в третьем, наступательном, практически равном ему по продолжительности. Пленных было 82% от общего их количества за войну. В окружение и плен попадали целые объединения, группы объединений.

Организационная стабильность наступила лишь во втором периоде войны, в ходе которого шло освоение действий по новым уставам в сложившейся организации. И только в третьем периоде армия стала действительно боеспособной, о чем свидетельствуют опять же потери: безвозвратные, как и у противника, не превысили третьей части санитарных, а пленные стали редкостью в боях тактического значения, и их количество не превысило 6% от общего числа за войну. В 12,5 раз по сравнению с «перестроечным» периодом возросла стойкость армии (отношение безвозвратных потерь к числу пленных), укрепился ее боевой дух.

Таким образом, армия-победительница приобрела необходимое мастерство более чем через два года войны, понеся огромные потери. Генеральный штаб свидетельствует, что советские войска к концу войны не только достигли довоенных показателей, но и превзошли их, разумеется, в новой, сложившейся в ходе войны организации. А будь она таковой до войны (т.е. как и должно в принципе быть), эти показатели, а с ними и победные результаты были бы достигнуты намного раньше.

Исследования показывают, что ошибка довоенного строительства ВС носит исторический характер. Начало ей положила реформа 60-х годов XIX столетия, определившая целесообразным содержать армию в организации, удовлетворяющей потребностям повседневной деятельности, допуская перестройку армии в ходе войны. Результаты такого строительства ВС проявились во всех послереформенных войнах России. Военный историк А.А. Керсновский, в частности, отмечает: «Это... не успело сказаться в ощутительной степени в 1877-1878 годах, приняло громадные размеры в 19041905 годах, катастрофические в 19141917 годах».

Трагические последствия перестроек русской армии в войнах, к большому сожалению, не стали уроком военного строительства. Не стала им и реорганизация Красной Армии в Великую Отечественную войну, в какой замечено, что перестройка воинских формирований прекращается, если организация войск соответствует формам и способам боевых действий. При этом оказалось, что связь указанных событий, постоянно действующая, объективно необходимая, является законом.

Убедимся в этом. На рис. 1 схематически представлен объективный процесс образования организационных структур воинских формирований, т.е. последовательность событий (явлений), определяемая композицией законов и выражающая собой механизм связи организации войск с боевыми задачами.

Композицию завершает вскрытый закон строительства ВС, действие которого указывает на непосредственную связь оргструктуры формирований с формами и способами применения войск (ведения боевых действий, вооруженной борьбы). То есть формы и способы являются причиной, а оргструктура войск следствием и собственно целью процесса образования (возникновения) формирований. Оргструктура, по существу, организационно закрепляет порядок действий войск в принятой или осваиваемой форме (способе) вооруженной борьбы.

Как показано на рис. 1, процесс образования оргструктур воинских формирований начинается с появления (постановки) боевой задачи. Для ее решения выделяется определенный состав сил и средств (связь-1), располагающий соответствующими возможностями. Он определяет собой формы и способы применения войск (связь-2). Эта часть процесса достаточно известна, хотя с точки зрения рассматриваемой проблемы не всегда учитывается в военном строительстве.

Обратим внимание на то, что связь-2, характеризуемая законом вооруженной борьбы, определяет собой лишь возможное, номинальное содержание форм и способов боевых действий при максимальной реализации боевых возможностей. Реальное же воплощение этого содержания в форме действий войск может иметь место тогда и только тогда (!), когда каждая из его составляющих будет осуществляться специально выделенным и подготовленным структурным элементом (подразделением, частью, соединением, объединением) рассматриваемого формирования.

Строительству Вооруженных Сил России крайне необходимы научные основы

При этом содержание форм (способов) определяет собой состав формирования, а порядок действий подчиненность в нем. Поэтому оргструктура, по существу, является производной от содержания боевых действий. Это и фиксирует на рис. 1 связь-3, завершающая прямые причинно-следственные связи.

Из этого следует, что без организации войск формы и способы боевых действий мертвы, не находят практической реализации, равно как и организация войск без форм и способов, без учета их содержания просто не нужна. Эти два явления друг без друга не существуют, теряют свой смысл. Связь-3 выражает собой связь составляющих военной науки (рис. 1) военного искусства и военного строительства, их объектов познания вооруженной борьбы и строительства ВС.

Таким образом, связь организации войск с формами и способами боевых действий является объективно необходимой, законом.

Связь-3 как закон обладает рядом других признаков и свойств, присущих данной философской категории. В частности, она выражает собой не только связь явлений, но и связь свойств этих явлений. Так, наступательная операция с форсированием водной преграды обусловит ввод в состав фронта (армии) соответствующих соединений и частей инженерных войск, а противовоздушная операция обусловит ввод в объединение ВВС и ПВО необходимого состава сил истребительной авиации для разгрома противника на дальних подступах и перехвата у него инициативы.

Связь-3 носит всеобщий характер. Она проявляется во всех родах войск, специальных войсках, во всех видах ВС и в любой армии мира. Эта связь, постоянно действующая и проявляется как в мирное время при строительстве армии, так и в ходе войны при оперативном (на бой, операцию) переподчинении штатных сил и средств или использовании резервов. Свойство определяет, что в строительстве ВС приоритетным всегда является искусство вооруженной борьбы.

Чрезвычайно важное свойство закона строительства ВС взаимосвязь и взаимная обусловленность охватываемых им явлений, что на рис. 1 показано связью-За. Последовательно-обратные и прямые причинно-следственные связи делают весь процесс итерационным, т.е. последовательно приближающимся к оптимальной (приемлемой) организации.

Обратим здесь внимание на два обстоятельства. Во-первых, на организацию войск влияет множество факторов, возникающих в частных контурах (связи: 1 и 1а, 2 и 2а, 3 и За). Но это влияние происходит только через формы и способы действий войск. Поэтому в формулировке закона указывается, что организация войск соответствует формам и способам боевых действий, учитывая влияние всех факторов.

Во-вторых, в связи со множеством факторов, влияющих на организацию войск, и разным их сочетанием, проявляющимся через формы и способы действий, итерационным характером процесса достижение оптимального (приемлемого) варианта оргструктуры занимает чрезвычайно длительное время даже во время войны. Так, Красная Армия, начав реорганизацию с первых дней войны, на третий год воевала лучше. Совершеннее стала и ее организация. В университете войны были пройдены Московская и Сталинградская битвы. Армия научилась многому. Но в исторической, кульминационной битве на Курской дуге она одержала победу еще не столько «умением», сколько «числом». Итерация делала свое дело и требовала времени для приведения организации войск в соответствие со складывавшимися формами и способами боевых действий и овладения мастерством вооруженной борьбы. В мирное время адаптация оргструктуры к формам и способам боевых действий занимает значительно большие сроки, особенно если учения с войсками становятся редкостью, а сложность вооруженной борьбы непрерывно возрастает. В таких условиях содержание воинских формирований во временной организации совершенно недопустимо.

Наконец, действие закона строительства ВС подтверждается всей историей военного строительства. Например, в 1716 году в Уставе воинском Петра I отмечалось: «Корволант, сиречь легкий корпус ...наряжается ...для пресечения или отнимания посу у врага или оному в тыл идти или в его землю впасть... Всюду поворачивается без тягости». Уставное положение свидетельствует, что указанная организационная структура создавалась для сложившейся формы наступательных действий. Аналогичное утверждение есть и у Клаузевица. Он писал: «...возникли соединения, составленные из всех родов войск... Вполне естественно, что вся эта эволюция определялась формами сражения». Об этом же свидетельствует весь опыт строительства советских ВС в Великую Отечественную войну.

Другим принципиально важным научным положением военного строительства является объективная реальность двуединого руководства в ВС.

В вооруженных силах всех стран мира реально существуют два вида руководства оперативное и административное. Оперативное призвано осуществлять непосредственное руководство вооруженной борьбой в принятых формах и способах боевых действий (в реальном масштабе времени, сообразуясь с обстановкой, т.е. оперативно), а административное руководство обеспечением вооруженной борьбы и жизнедеятельности армии и флота в мирное и военное время. Их соотношение регламентируется организационной структурой ВС.

Функционально разграниченные органы этих двух видов руководства образуют свои системы (далее оперативная и административная системы) с вертикалями от воинских частей до высшего, центрального руководства и горизонталями на каждом из уровней войсковой иерархии. В административной системе выстраиваются вертикали по каждому из видов обеспечения вооруженной борьбы и жизнедеятельности войск. Совокупность всех органов управления обеих систем призвана обеспечить единое и неизменное с переходом на военное положение руководство в ВС, т.е. обеспечить постоянное двуединое руководство. Эти системы называют еще системами оперативной и административной подчиненности.

При ныне принятых и закрепленных боевыми уставами формах и способах боевых действий оперативная система включает: Генеральный штаб как рабочий орган Ставки ВГК; стратегические главнокомандования; командования фронтов; командования объединений и соединений видов ВС, соединений и частей родов войск и специальных войск. Административная система охватывает другие органы: центральный аппарат Министерства обороны с главными и центральными управлениями; главнокомандования видов ВС; управления родов войск и специальных войск; командования военных округов; службы по всем видам довольствия и снабжения войск от стратегического звена до тактического в родах войск и специальных войсках.

Положение указанных систем в общем руководстве ВС не равнозначно по объективным причинам. Оперативная система, т.е. система руководства вооруженной борьбой занимает ведущее, приоритетное положение. Административная подстраивается под оперативную, адаптируется к ней и постоянно служит ее интересам. Органы административного руководства выполняют свои функции через соответствующие командования оперативной системы.

На рис. 2 представлен объективный процесс образования боеспособной армии, обусловленный действием рассмотренных выше законов вооруженной борьбы и строительства ВС. Истоком процесса является вооруженная борьба, формы (способы) ее ведения. Именно они непосредственно определяют оргструктуру с командованиями всех формирований в интересах обеспечения полной реализации боевых возможностей сил и средств при решении каждой из боевых задач. Сложившиеся таким образом структуры в оперативной системе дополняются органами административного руководства по всем видам обеспечения вооруженной борьбы и жизнедеятельности войск. Процесс завершается административно-штатным закреплением оргструктур формирований с их управлениями. Подчеркнем, что только такая схема образования формирований делает их боеспособными, исключает необходимость реорганизации при вступлении в вооруженную борьбу.

Формы (способы) вооруженной борьбы, как показано на рис. 2, непосредственно связаны между собой по вертикали, по подчиненности и являются составной частью содержания формы (способа) вышестоящего звена. В целом они образуют единую вооруженную борьбу, определяющую объективный характер организации армии.

Строительству Вооруженных Сил России крайне необходимы научные основы

Нарушение этой объективности вводом в оперативную систему руководящих структур без объективно необходимых форм (способов) действий или выводом из нее любого звена чревато ее разрушением с непредсказуемыми последствиями, в чем убеждает опыт Великой Отечественной войны и послевоенного строительства.

С началом войны пришлось безотлагательно разграничивать функции оперативного и административного руководства Наркомата обороны. В результате Генеральный штаб был перестроен исключительно для решения задач по руководству вооруженной борьбой. Функции же подготовки резервов, планирования и организации материального обеспечения войны в целом были переданы командующим видами ВС, родов войск и начальникам главных управлений Наркомата обороны. Реорганизация произошла и в самой армии.

Оперативная система. Ее высшим звеном в войну была Ставка ВГК. По довоенным взглядам, двуединое руководство предусматривалось осуществлять Наркоматом обороны (с Генеральным штабом) под руководством наркома. Однако неразграниченность функций в довоенном строительстве привела к двухступенчатости руководства вооруженной борьбой. Последовала реорганизация. Ставка стала нормально и более оперативно работать лишь на девятнадцатый день войны, когда враг уже вышел за Днепр, а из 170 дивизий, начавших приграничные сражения, 100 понесли потери более 50% в личном составе и технике, а 28 из них прекратили свое существование.

Созданные в начале июля 1941 года главнокомандования стратегических направлений оказались нежизненными, не обусловливались объективной необходимостью и через год были ликвидированы. Стратегические направления не имели своих резервов, их главнокомандования не проводили самостоятельных операций и не могли влиять на обстановку в полосах действий подчиненных фронтов.

Из этого важного урока военного искусства не было сделано надлежащего вывода, и сегодня в том же чрезвычайно важном звене руководства вооруженной борьбой бытует другое, противоположное нарушение закона есть стратегические формы применения ВС, но нет командований. Их функции возложены на административные структуры главнокомандования видов ВС. И это при совершенно ясном и чрезвычайно важном выводе Генерального штаба по опыту первого периода войны: «Управление вооруженными силами требует наличия подготовленной еще в мирное время системы стратегического руководства, способной принять на себя с первых часов войны руководство вооруженной борьбой». А мы добавим: в современных условиях с первых секунд войны, что особенно важно в воздушно-космической обороне и действиях стратегических ядерных сил.

Но самым большим нарушением объективной связи системы руководства вооруженной борьбой с формами и способами ее ведения была ликвидация корпусного звена в сухопутных войсках в августе 1941 года. Она повлияла на все командования оперативной системы. Корпуса-то ликвидировали, а формы действий групп дивизий (при том же вооружении и возможностях войск) остались. Поэтому руководство боевыми действиями дивизий вынуждены были взять на себя командования армий оперативное звено. Но ограниченные возможности армий по управлению обусловили сокращение их боевого состава до 56 дивизий вместо 1218 по довоенным взглядам. По тем же причинам сократился боевой состав фронтовых объединений, ставших оперативно-стратегическими вместо стратегических по довоенным взглядам. Функции планирования и проведения стратегических операций стали исключительно прерогативой Ставки ВГК. На советско-германском фронте оказалось не 3 фронта, как планировалось и было создано с началом войны, а 8 в декабре 1941 года и 12 к лету 1942 года.

Ликвидация корпусного звена, кроме того, переместила общевидовую форму действий из армейского звена во фронтовое, сделав фронт единственным общевидовым формированием. Опыт проведения фронтовых операций показал, что они обеспечивают решение как оперативно-стратегических, так и чисто оперативных задач. Фронтовые операции стали, по существу, основными в решении оперативных задач. Армейский же аппарат дополнил руководство вооруженной борьбой сухопутных войск еще одним, четвертым по счету звеном.

Необходимость восстановления корпусного звена остро проявилась уже в контрнаступлении под Москвой. Но из-за опасения получить значительную обратную волну изменений восстановлены были только командования. Состав же и боевые возможности возрожденных корпусов были лишь суммой двух-трех объединявшихся дивизий армейского подчинения и значительно уступали составу и возможностям довоенных корпусов.

Изменившееся положение фронтов осложнило проводившуюся реорганизацию в видах и родах войск. Создаются воздушные армии смешанного состава из однородных соединений, обеспечившие оперативность в сосредоточении и распределении усилий всех родов авиации в полосе фронта под единым общевидовым командованием. Создаются и реорганизуются танковые армии и механизированные корпуса, зарождаются и совершенствуются армии инженерных войск. Изменяется организация артиллерии, увеличивается доля артиллерийских частей и соединений РВГК. И так во всех родах войск и специальных войсках.

Реорганизация в тактическом звене отличалась повышенным динамизмом. Так, стрелковые дивизии за первый период войны четырежды радикально меняли свою организацию в связи с постоянно изменявшимися способами действий. Лишь декабрьский (1942 года) их штат остался практически неизменным до конца войны. При этом вначале стрелковые дивизии, будучи основными соединениями, даже ликвидировались. Но приходившие им на смену стрелковые бригады несли большие потери из-за недостаточного артиллерийского обеспечения, и после первых же боев их боеспособность резко падала. Формирование стрелковых бригад оказалось ошибочным и было отвергнуто жизнью.

Авиационные соединения из смешанных преобразовывались в однородные. Способы действий авиации разных родов сделали из совершенно идентичных довоенных полков разные по организации и составу, сократив численность самолетов в них в 23 раза.

Таким образом, изменения форм и способов боевых действий войск и авиации в первом периоде войны потребовали изменений в составе оперативной системы и распределении в ней функций руководства вооруженной борьбой. Положение стабилизировалось лишь во втором периоде, приостановив изменения и в административной системе.

Административная система возглавляется министром обороны и осуществляется через главкоматы видов ВС.

В Великую Отечественную войну во главе ее стояли наркомы обороны и ВМФ. С началом войны в административной системе образуются: главное управление формирования, выполнявшее и функции командования сухопутных войск; командование ВВС; управление бронетанковых войск; восстанавливается управление артиллерии Красной Армии и др. С созданием Ставки ГК (ВГК) и реорганизацией центрального аппарата оперативное и административное руководство в ВС стало полностью разграниченным. Органы одной системы руководства не решали задач смежной. Генеральный штаб по этому поводу, в частности, отмечает: «Командование ВВС ...не могло оперативно влиять на организацию и ведение боевых действий авиации фронтов даже в операциях стратегического значения».

Но в послевоенном строительстве ВС это стало нарушаться. Так, сложившееся в войну оперативно-стратегическое командование Войск ПВО страны сливается с созданным главкоматом этого вида ВС, т.е. с административной структурой. Подобно этому создаются РВСН. Зародилась ведомственность в разработке и оснащении армии и флота однородным вооружением и военной техникой (ВВТ). В 7080-е годы его показатели по количеству типов в 23 раза превышали американские.

Ведомственность охватила и оперативную систему: рода войск и специальные войска становятся видовыми (даже имеющие однородные ВВТ); их боевые уставы видовыми; по существу, отыскиваются стратегические формы применения видов ВС; муссируется видовое искусство применения сил и средств; в военной науке выделяется составляющая теория видов ВС и т. п.

Ведомственность усиливает ложное представление о приоритетности административного начала в строительстве ВС. Именно она, ведомственность, при слиянии двух видов ВС (ВВС и войск ПВО) сугубо административных структур дала повод к созданию командований ВВС и ПВО, боевых формирований для оперативной системы на административном начале. Но трагедия не в этом частном случае. Она в сохраняющейся практике строительства ВС с приоритетом административного начала. Ведь вывод армейской авиации из боевого состава Сухопутных войск основывается на той же ошибке. И та же ведомственность с административным началом не допускает создания общевидовых оперативных формирований, тогда как все оперативные задачи решаются только в наземно-воздушных или воздушно-наземных операциях. И по той же причине формирования видов ВС являются производными от организационно-административных решений, а не от объективных форм и способов боевых действий, как на то указывает закон строительства ВС.

На рис. 3 показан результат такого строительства разрушение оперативной системы административно созданными, ведомственными формированиями, привносящими в единую вооруженную борьбу искусственные, субъективные формы (способы), совершенно несовместимые с объективно складывающимися в ней. Объективное (задачи и возможности) навязывает свое, а субъективное (административные командования) добивается своего, отвергая объективное. В итоге в мирное время фиктивная оперативная подготовка, а в военное неизбежная дезорганизованность в ходе вооруженной борьбы, неоправданные потери, перестройка оргструктуры войск и освоение ими действий по новым уставам.

Строительству Вооруженных Сил России крайне необходимы научные основы

В послевоенном строительстве функции главкоматов видов ВС изменялись от «никаких» в Сухопутных войсках (с ликвидацией руководства) до излишних, несвойственных административным структурам (в современных ВВС). Между тем известно, что прямое предназначение главкоматов видов ВС, сложившееся в Великую Отечественную войну, обеспечение вооруженной борьбы подготовленными и полностью снаряженными формированиями. Опыт войны и мировая практика указывают на целесообразность и экономическую оправданность содержания ВС в трех видах: Сухопутные войска для действий на земле и с нее; ВВС (или ВКС) в воздушно-космическом пространстве и из него; ВМФ в акваториях морей и океанов и с них.

Административная система выполнит свое предназначение лишь при условии интеграции видов ВС, полного охвата ими своих формирований в сложившихся у нас видах ВС подобно тому, как это делается управлениями всех специальных войск и некоторых родов войск. Например, управление войск связи, имея административно подчиненные соединения и части, осуществляет снабжение и руководство эксплуатацией всех средств связи во всех видах и родах войск.

Положение управлений родов войск и специальных войск в двуедином руководстве также неопределенно. В войну они решали задачи обеспечения вооруженной борьбы и находились в административной системе с центральным подчинением наркому обороны.

В послевоенном строительстве состав родов войск и специальных войск изменялся по мере переоснащения армии новыми В ВТ. Но положение управлений менялось и в связи с созданием ведомственных родов войск. Реформирование военной организации России, к сожалению, не исправило, а усугубило это положение вводом новых, искусственно созданных родов войск (в связи с сокращением численности ВС).

Так, самые многочисленные стрелковые войска не имеют своего руководства, а их составляющие морская пехота, воздушно-десантные войска, внутренние войска МВД и другие имеют. Имеют они и свои уставы. Есть и мотострелковые войска без руководства, но со своим уставом. Словом, сложилось так, что составляющие стрелковых войск решают однородные задачи одним оружием в едином боевом строю, но... по разным уставам и при разном подчинении личного состава. Результат такого строительства печально известен действиями административно объединенной группировки войск в Чечне. И это в весьма и весьма ограниченном конфликте, а что будет в масштабной войне?

Ведомственные, например войска ПВО, средства радиолокационной техники тоже осложняют руководство вооруженной борьбой и значительно увеличивают затраты на свое содержание. И так будет всегда, если рода войск будут создаваться не по однородности ВВТ (едиными в ВС), а по ведомственному признаку.

На военные округа, созданные в России в 60-е годы XIX столетия как административные структуры, сразу возложили задачу подготовки полевых управлений фронтов. Этому были возражения. Генерал-фельдмаршал А.И. Барятинский в специальном обращении к императору Александру II, в частности, писал: «Боевой дух необходимо исчезнет, если административное начало, только содействующее, начнет преобладать над началом, составляющим честь и славу воинской службы... Зачем учреждения военного времени исходят у «ас из учреждений мирных. Так как армия существует для войны, то и выводы должны быть обратными»12. Великая Отечественная война подтвердила несостоятельность заочной, по сути, подготовки полевых управлений фронтов на базе управлений военных округов («учреждений мирных»). Полная реорганизация «окружных» фронтов после приграничных сражений убедительное тому доказательство. Об этом же свидетельствует многовековой опыт ВМФ, где никогда не готовились командования флотов заочно в недрах военно-морских баз.

Положение управлений военных округов как «учреждений мирных» подтверждает и известная директива Генерального штаба об отнесении воинских формирований к составу действующей армии. В ней, в частности, указывается, что управления военных округов с подчиненными соединениями и частями, как и центральный аппарат, не относятся к действующей армии.

Сложившаяся ныне обстановка в ВС более остро ставит вопрос о разграничении оперативной и административной составляющих двуединого руководства. Архибедный военный бюджет предельно осложнил обеспечение жизнедеятельности армии и флота, сократил ресурсы на оперативную и боевую подготовку, а потому совершенно естественно возвысил роль административных структур. Исправить положение может только решительное признание приоритета оперативного начала в строительстве ВС. Это предполагает, в частности, воссоздание реальных оперативно-стратегических командований в строгом соответствии с современными формами вооруженной борьбы.

В заключение отметим, что представленные теоретические основы закон строительства ВС и двуединое руководство в ВС носят сугубо объективный характер и основываются на глубоком историческом опыте военного строительства. Правильное их использование, на наш взгляд, избавит Вооруженные Силы от наследуемой полтора века ошибки в их строительстве, позволит содержать армию и флот при минимально необходимых затратах постоянно боеспособными в условиях бурно развивающихся средств, форм и способов вооруженной борьбы.

Редакционная коллегия и сотрудники редакции сердечно поздравляют уважаемого Петра Федоровича с 80-летием, желают ему крепкого здоровья, счастья, благополучия и творческих успехов!

Советское военное искусство в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. М.: Воениздат, 1962. Т. 1. С. 247.

Василевский A.M. Дело всей жизни. М.: Политлитература, 1978.С. 115.

Советское военное искусство в Великой Отечественной войне 19411945 гг. Т. 3. С. 46

Керсновский А.А. История русской армии. М.: Голос, 1992. Т. 2. С. 194.

Керсновский А.А. История русской армии. Т. 2. С. 56.

"Клаузевиц К. О войне. М.: ЛОГОС, 1997. С. 347-348.

Советское военное искусство в Великой Отечественной войне 19411945 гг. Т. 1. С. 233.

Там же. С. 363.

Советское военное искусство в Великой Отечественной войне 19411945 гг. Т. 1. С. 368.

Советское военное искусство в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. Т. 1. С. 244.

Там же. С. 551.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации