Стамбульский саммит альянса и проблемы Совета Россия-НАТО

«Военная мысль» №11. 2004г. (стр.54-57)

РЕПЛИКА

Стамбульский саммит альянса и проблемы Совета Россия-НАТО

Полковник А.Д. ЦЫГАНОК, кандидат военных наук

29 ИЮНЯ 2004 года в Стамбуле завершился саммит лидеров 26 стран НАТО, на котором рассматривались вопросы согласования политики по ситуации вокруг Ирака, подводились промежуточные итоги расширения блока, намечались решения о наращивании сил в Афганистане и передаче миротворческой миссии на Балканах от НАТО Евросоюзу, обсуждались пути дальнейшей деятельности альянса. В рамках саммита прошло заседание Совета Россия - НАТО на уровне министров иностранных дел, на котором лишь констатировались проблемы, накопившиеся между партнерами, а их решение перенесено на будущее, и обсуждаться они будут на новом уровне.

По главному вопросу, несмотря на внешне оптимистические заявления руководства США, руководители наиболее мощных государств, таких как Франция, Германия и примкнувшая к ним Турция, не согласились разделить бремя ответственности за ситуацию в Ираке, не поддержали требования США и Великобритании о направлении в эту страну натовских солдат. Участие в многонациональных силах в Ираке осталось частным делом членов альянса. Саммит не поддержал американцев и по вопросу подготовки иракской армии, а также военных специалистов для Ирака, согласившись готовить инструкторов вне территории данной страны. Тем самым при внешнем согласии, в сущности, раскол по проблеме Ирака сохраняется, напряженность в отношениях государств внутри блока не снята.

Анализ работы и итогов саммита приводит к мысли о том, что большая часть элиты и населения Запада до сих пор видят в России усеченный СССР, хотя у новой России не только новые границы, но и новые устремления, новые международные партнеры, новые условия, новые угрозы ее безопасности и новые союзники по нейтрализации этих угроз. Однако стереотипы мышления, рожденные в годы «холодной войны» вольно или невольно сказываются на отношениях между странами и партнерами по Совету Россия - НАТО.

Большинство экспертов, как на Западе, так и у нас в России не видят реальных военных угроз в европейской части планеты. Примером этому могут служить взаимные сокращения вооружений в странах Европы и России. В частности, на территории Ленинградского военного округа развернута одна бригада, в составе береговых войск Северного и Балтийского флотов имеется по одной бригаде морской пехоты. По словам министра обороны СБ. Иванова, «группировка на Северо-Западе подверглась самому большому сокращению - до 40%». Аналогичные изменения и у соседей России. Кроме чисто военных мероприятий с западными странами в них происходит сокращение в разы военной составляющей охраны границы, снимаются системы заграждений и контроля. Все эти реальные, практические меры в области взаимного доверия в представлении руководства НАТО почему-то уходят в небытие, а на поверхности оказываются страхи и старое восприятие прошлого, которым, вероятно, пропитаны сотрудники штаб-квартиры в Брюсселе. Поневоле появляется мысль, что документы к саммиту готовятся на основании устаревших внутренних инструкций. Складывается впечатление, что стереотипы мышления каждый раз окутывают наших партнеров по антитеррористической коалиции, когда речь заходит о перспективах развития альянса.

Саммит проходил с участием новых членов. Следует признать, что реальные угрозы безопасности странам Балтии, такие как распространение наркотиков и незаконная миграция, с вступлением в Североатлантический союз ничуть не уменьшились. Историческая память сыграла грустную шутку. С одной стороны страны Балтии видят в России имперский союз, с другой - Россия отвечает и расплачивается за прошлое, за те ошибки, которые были совершенны 60 лет назад, за ту политику, которую проводило советское руководство.

На саммите не были замечены предложения России по скорейшему вступлению в силу адаптированного Договора об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ). Хотя следует признать, что если бы Государственная Дума ратифицировала Договор не перед началом саммита, а за полгода до него, то у России был бы хороший повод для дипломатического маневра на этапах подготовки к саммиту и важный козырь для переговоров. Заняв жесткую позицию по вопросу вывода российских войск из Грузии и Молдавии, страны НАТО рекомендовали России выполнить обязательства, взятые на себя на прошлом Стамбульском саммите ОБСЕ, и увязали с ними требования о ратификации адаптированного ДОВСЕ. Но по заявлению российского министра иностранных дел, эти требования некорректны, поскольку «политические договоренности не устанавливали предельных сроков для физических действий». Кроме того, на южных границах РФ сейчас появились новые угрозы, о которых пять лет назад вопрос не ставился: возможности одиночных пусков ракет с иранского направления и экспансия исламского терроризма. Интересы нашей национальной безопасности на кавказском направлении требуют не только присутствия здесь группировки войск, но и значительного усиления ее средствами ПВО. Первым шагом в этом направлении стало дополнительное развертывание на территории Армении частей ПВО. Думается, эта оценка обстановки и стала причиной довольно-таки спокойного выступления на саммите президента Грузии. Руководство стран Закавказья понимает, что в случае конфликта с Ираном на ближайшую перспективу естественным и наиболее мощным их союзником может стать только Россия.

Среди других направлений сотрудничества с альянсом Россия подтвердила свое участие в антитеррористической операции «Активные усилия» в Средиземноморье, объявив о намерении направить в регион 2-3 военных корабля из состава Черноморского флота.

На саммите принято решение начать подготовку к приему балканских стран и в перспективе присмотреться к странам Закавказья и некоторым государствам Средней Азии, где планируется укреплять сотрудничество. По этому поводу генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что «страны региона вообще заинтересованы в сближении с евроатлантическими структурами. Но делать что-то за спиной России, нашего ближайшего партнера, было бы несправедливо и просто глупо». Примерно такие же вопросы рассматривались в Брюсселе тогда, когда проводилась подготовка к приему в альянс стран Центральной Европы и Балтии. Естественно, как прежде, так и сейчас эти заявления вызывают у России озабоченность. По заявлению министра иностранных дел РФ С. Лаврова, «НАТО по прежнему больше полагается на внутренние инструкции по защите своих членов, нежели на реальные совместные оценки состояния безопасности в том или ином регионе».

Североатлантический союз остается военным союзом с присущими ему задачами и целями. Поэтому и оценки его саммита следует рассматривать как оценки военного союза. Можно предположить, что сценарий возможных действий НАТО в Закавказье и Средней Азии будет аналогичен сценарию развития событий в странах Балтии. Известно, что в период подготовки стран Балтии к приему на их территории началось освоение инфраструктуры. Предварительно были смонтированы и введены в эксплуатацию три РЛС, вошедшие в общую систему контроля воздушного пространства. При этом альянс получил новые возможности по наблюдению за летательными аппаратами и пусками ракет с космодромов северо-запада России. Затем началась модернизация бывшего аэродрома базирования дальней авиации СССР недалеко от литовского местечка Зокняй, близ Шауляя, где сейчас дислоцируются четыре военных самолета НАТО, совершающие полеты для охраны воздушного пространства. Видимо, после заявления генерального секретаря НАТО о строительстве «трех мостов» - в Средиземноморье, на Кавказе и Средней Азии - следует ожидать, что к имеющимся на территории этих стран базам блока добавятся и несколько РЛС, а в воздушном пространстве для охраны воздушных коридоров возможны полеты самолетов типа «АВАКС». По согласованию с Россией первоначально коридоры пролета самолетов США были проложены для обеспечения боевой деятельности антиталибской коалиции, а с осени прошлого года - для обеспечения деятельности сил НАТО в Афганистане. По решению саммита, военная группировка НАТО в этой стране будет увеличена. Численность международных сил по содействию безопасности в Афганистане возрастет с 6500 до 10 000 человек. Кроме того, появились сообщения о том, что США вне рамок блока, планируют увеличить свою группировку на среднеазиатских базах на 12 000 военнослужащих, выводимых с территории Южной Кореи. На сегодняшний день пролет самолетов НАТО разрешен для доставки грузов и вооружений по сети воздушных коридоров, соединяющих военные базы НАТО и США. Эта сеть имеет несколько направлений - северный участок: авиабаза США «Ганси» в 30 км севернее Бишкека, через Луговой (Казахстан), далее на южную оконечность Аральского моря, затем от Казахского залива через Каспий на «Насосную» (Азербайджан), Вазиани (Грузия), откуда раздваивается на юго-восток на авиабазу Инжерлик (Турция) и через Гудауту (Грузия) на Констанцу (Румыния); другие направления: с авиабазы в Гиссаре (дислоцируются ВВС Франции) и авиабазы Кокайды (размещаются ВВС Германии) коридоры сходятся в небе над авиабазами Ханабад и Чирчик (Узбекистан) и соединяются с общим коридором над южными зонами Аральского приморья. По планам Североатлантического союза предполагается модернизировать аэродромы и инфраструктуру в Термезе и Чирчике (Узбекистан), Чимкенте и Алма-Ате (Казахстан).

Политика наведения мостов необходима блоку не только для решения военных задач, но и для обеспечения защиты своего экономического присутствия в этом регионе. Дополнительной задачей, о которой в открытых «прозрачных», как считают чиновники в Брюсселе, документах ничего не говорится, является демонстрация защиты интересов потенциальных членов альянса, лидеры стран которых лично приняли участие в работе саммита, пока как почетные гости, впоследствии как вероятные кандидаты и предположительно будущие члены блока.

Для России возникает необходимость гармонизации интересов НАТО в сфере обеспечения безопасности с учетом российских озабоченностей, проявившихся сначала с изменениями после расширения НАТО, а по завершении работы саммита в Стамбуле и возможным освоением дополнительных инфраструктур на территориях Грузии, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана и Киргизии. Конечно, говоря о напрасных тревогах России, руководство альянса ссылается на международно-правовые инструменты: Акт Россия - НАТО 1997 года, Римскую декларацию «Россия - НАТО: новое качество 2002», решения Совета Россия - НАТО. Для успокоения в них говорится о создании доверия в сочетании с действующими мерами международного контроля, об обеспокоенности России о выходе блока за пределы традиционной зоны, объяснениями и ссылками на то, что угрозы безопасности странам НАТО стали носить внеевропейский характер.

Среди других направлений взаимодействия Россия предложила установить более тесные отношения между НАТО и Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), разработать концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива. По нашему мнению, могло быть представлено на рассмотрение и предложение провести совместно (НАТО - Россия) в рамках антитеррористической операции и антинаркотическую операцию в Афганистане и Средней Азии по уничтожению посевов мака, центров переработки и хранения наркотиков, выявления и уничтожения средств их доставки. В настоящее время совместная группировка США и НАТО в Афганистане контролирует примерно такую же территорию, которую контролировал в восьмидесятых годах прошлого столетия СССР. Не ссылаясь на исторический опыт Советской Армии, фактически части союзников занимают примерно те же города, что и советские «шурави», и контролируют примерно от 3 до 5% территории, т.е. только города и базы, где дислоцируются, да и то лишь в светлое время суток. При одном отличии: 20 лет назад это была одна армия, сейчас на севере (Мазари-Шариф, Кундуз), северо-востоке (Герат), в центре (Баграм, Кабул), юге (Кандагар) страны размещаются части НАТО, а вдоль границы на юго-востоке и юге (на территории Пакистана), в Кабуле и Баграме развернуты части и подразделения ВС США. Об этом натовское и американское командования стремятся говорить поменьше.

Мы считаем, что НАТО не способно отвести главную угрозу для мира и Европы в этом регионе - прекращение производства и поставок тяжелых наркотиков. Основные районы выращивания опиумного мака находятся на севере и в центре страны, именно там игнорируют власть Кабула и там, где нет гарнизонов иностранных войск. По словам генерального секретаря НАТО, даже вертолетов для обеспечения боевой деятельности не хватает. Только совместными специальными операциями с использованием сил и средств России, США, НАТО и их союзников по антиталибской коалиции возможно сократить посевы и производство яда XXI века.

Россия и НАТО одинаково оценивают новые угрозы и вызовы безопасности. Во многом основные направления трансформации НАТО перекликаются с теми областями, в которых Российская Федерация готова сотрудничать. Но на некоторую часть надуманных и даже спорных, по нашему мнению, моментов Стамбульский саммит не дал четкого ответа.

Литовкин Д. Генштаб отвечает расширению НАТО// Известия. 2004. 14 апреля.

Кузарь В. НАТО в зеркале заднего вида// Красная звезда. 2004. 30 июня.

Там же.

Кузарь В. НАТО в зеркале заднего вида.

Там же.

Там же.

Там же.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации