Военная история в современной России

«Военная мысль» №10.2004г. (стр. 25-36)

ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Военная история в современной России

Генерал-майор В.А. ЗОЛОТАРЕВ, доктор исторических и юридических наук

ЗОЛОТАРЕВ Владимир Антонович родился 20 июля 1946 года в Одессе. Окончил Ленинградское суворовское училище, Ленинградское высшее общевойсковое командное училище, спецкурс Ленинградского государственного университета (заочно), адъюнктуру Военной академии тыла и транспорта (заочно). С 1991 года - профессор военной истории. Служил в Ленинградском военном округе, штабе Объединенных вооруженных сил государств-участников Варшавского договора и Генеральном штабе ВС СССР. В 1988-1991 годах - начальник управления отечественной военной истории Института военной истории МО СССР, в 1991-1992 годах - помощник начальника Генерального штаба ВС, в 1993-2002 годах - начальник Института военной истории МО РФ. В 1995- 1999 годах - член Комиссии при Президенте РФ по государственным наградам, в 1996-1997 годах - заместитель начальника Главного управления Президента РФ по конституционным правам граждан - начальник управления по вопросам помилования и реабилитации жертв политических репрессий. Председатель Комиссии при Президенте РФ по военнопленным, интернированным и без вести пропавшим (с 1996 года), сопредседатель Российско-американской комиссии по военнопленным и пропавшим без вести, председатель редколлегии Всероссийской Книги памяти (с 2001 года). Автор более 300 научных работ, опубликованных в нашей стране и за рубежом, в том числе нового научного направления - ноополемологии. Вице-президент Российской академии естественных наук. Действительный государственный советник РФ 1-го класса.

ИСТОРИЯ как наука изначально формировалась как военная история. Не случайно «отец истории» Геродот начал свой труд следующими словами: «Геродот из Галикарнаса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния, как эллинов, так и варваров не остались в безвестности, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом».

И хотя позже военная история стала лишь одним из направлений исторических исследований, одной из дисциплин истории как науки, ее значение и нравственная ценность всегда оставались существенными. В особенности же военно-исторические сюжеты являлись значимыми для отечественных историков, поскольку России, как никакой другой стране мира, уже в силу своего евроазиатского геополитического положения приходилось в течение более чем тысячи лет выдерживать военный натиск с севера и с юга, с запада и с востока. Исследователей привлекала «самобытность русского военного искусства, неизреченная его красота, вытекающая из духовных его основ, и мощь русского военного гения - мощь, до сей поры, к сожалению, недостаточно осознанная, вернее, неосознанная совсем».

Эти слова, написанные в 20-е годы прошлого века, все еще остаются актуальными. В последние 10-15 лет не только за рубежом, но и внутри нашей страны под сомнение ставятся величайшие победы русского оружия в самой страшной войне за всю историю человечества. Российскому обществу и армии как части общества, воспитанным после 1945 года на героических примерах советских побед, пытаются внушить, что именно наша страна была главным виновником и зачинщиком Второй мировой войны. С самого начала историки дали таким попыткам соответствующую оценку, как и одному из главных идеологов данной кампании. Даже наши противники в Великой Отечественной войне признавали, что накануне военного столкновения «осторожные и трезвые политики в Кремле не могли замышлять наступления на Германию», по крайней мере, в ближайшей перспективе. Но время от времени среди наших соотечественников находятся журналисты, публицисты и даже историки, стремящиеся своими «сенсационными» открытиями дискредитировать прошлое собственного Отечества, его Вооруженные Силы. В прошедшее десятилетие прослеживается стремление опорочить саму идею военно-патриотического воспитания как воспитания военной историей.

Один из важных уроков истории нашего Отечества состоит в том, что в периоды общественных кризисов значительно возрастает роль исторической науки, и особенно военной истории. Кризисы обостряют историческую память народа, повышается интерес к прошлому, в значительной степени вызванный пересмотром многих политических, культурных и духовных ценностей, казавшихся незыблемыми. И тогда, если историки не успевают, не могут или не хотят создать адекватные вызовам времени научные концепции, массовое сознание заполняется псевдо - или пара-теориями, а то и просто сознательной клеветой. Из исторического сознания вымываются подлинные национально-государственные ориентиры, в том числе - опора на лучшие военные традиции предков.

Без малого 10 лет назад Министерство обороны РФ констатировало, что «военно-историческая подготовка офицеров в военно-учебных заведениях все еще остается на низком уровне», как и военно-историческая работа в целом в войсках и на флоте. Были поставлены задачи: «активизировать военно-исторические исследования теории и практики военного строительства в интересах научного обоснования реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации, шире проводить теоретические изыскания в области искусства применения сил и средств видов Вооруженных Сил и родов войск в прошлых войнах и военных конфликтах. Смелее и аргументированнее давать отпор разного рода фальсификаторам истории России и Второй мировой воины». Эти проблемы остаются актуальными и в настоящее время.

Военно-историческая наука, как и любая другая, - это не просто знания, выраженные в понятиях, законах, правилах и зафиксированные в различного рода трудах, документах, в том числе и руководящих. Для ее существования и развития необходимы научно-исследовательские учреждения, центры, учебные заведения, музеи, а также некоторые подразделения оперативных войсковых (флотских) штабов ВС и других силовых структур, т.е. определенные организационные структуры, и, конечно, научные кадры - работники перечисленных и других органов. И только слаженная и целеустремленная работа всех звеньев этой сложной системы способна обеспечить решение задач, стоящих перед военно-исторической наукой. При этом каждое звено системы должно выполнять свои функции таким образом, чтобы ширился и двигался вперед весь фронт военно-исторических исследований, а последние входили в живую ткань общества и ВС, т.е. реализовывались на практике.

Военная стратегия - это теория и практика ведения войны в целом, подготовки государства и его вооруженных сил к войне, руководства ими в ходе войны, организации и осуществления стратегических операций. Она составляет область деятельности высшего государственного и военного руководства. Казалось бы, деятельность органов столь высокого ранга, тем более в столь «закрытом» деле, каким является война, менее всего доступна для широкого обсуждения хотя бы в силу закрытости источников - документов, охраняемых от посторонних глаз грифами «особой важности», «совершенно секретно», «серия К-лично» и пр.

Но на деле стратегия привлекает пристальное внимание общественности, суждениями о ней переполнены газетные статьи и телевизионные комментарии. Всем и каждому, например, «понятно», как и почему проиграл Наполеон кампанию 1812 года в России или насколько недальновиден был Сталин накануне гитлеровского нашествия. Любому читателю с неполным средним образованием и некоторым журналистам с подготовкой, ненамного превышающей тот же уровень, «ясно», как следовало действовать руководителям государств и военному командованию, какие решения принимать в те или иные переломные моменты истории.

Вряд ли возьмется профессионально неподготовленный автор судить, к примеру, об особенностях организации прорыва позиционной обороны в 1915-1917 годах или о механизме ввода в прорыв подвижной группы в составе танковой армии в 1943-1945 годах. А вот о ведении войны в целом теми же Гитлером и Сталиным - пожалуйста! Такова магия понятия «военная стратегия».

Итоги деятельности узкого круга лиц, принимавших судьбоносные для своей страны решения и проводивших их в жизнь, всегда известны: это победа или поражение в войне; это сохранение целостности территории страны, приращение или убыль ее; это рост или утрата мощи государства, его авторитета на международной арене; это, наконец, цена - тысячи и миллионы человеческих жизней, отданных за ту же победу.

Итак, итоги всегда налицо. Но в глубокой тайне остаются надолго (а порой и навсегда) процессы принятия, выработки стратегических решений, а главное - некоторые факторы обстановки, в которых они происходили и которые оказали на них влияние. На долгие годы после войны, независимо от ее исхода, сохраняется режим секретности архивных фондов. С уходом из жизни лиц, причастных к стратегическому руководству (притом, что не все оставляют письменные свидетельства своей деятельности), процесс этот навечно становится тайным. Да и мемуарам, если таковые остаются, доверять можно далеко не всегда.

Отсюда - широкой простор для догадок и домыслов, а порой и для умышленных фальсификаций, авторами которых выступают не только профессиональные историки, но и люди, перо которых направляется побуждениями, далекими от стремления к истине (обычно они определяются политической конъюнктурой).

Возникает вопрос: а нужно ли прилагать усилия для раскрытия секретов давно минувших дней и лет? Ответим: да, нужно. Это уроки истории, и многие из них надолго сохраняют практическую ценность.

Принятие стратегических решений - процесс непростой. Он осуществляется в обстановке состязания с волей противника, укрытой так же режимом скрытности, тайны и дезинформации, во взаимодействии с союзниками (если таковые есть), истинные цели и побуждения которых до определенной поры не всегда ясны. При этом учитывается множество факторов внутреннего порядка, своевременное вскрытие и всесторонняя оценка которых - также дело непростое. И перед историком-исследователем данных процессов стоит задача выявить все это множество факторов, определить их взаимосвязи и дать им объективную оценку.

Стратегия - наука полководца. А коль скоро так, то для понимания сего предмета необходима определенная подготовка, владение специфическими знаниями. Изучение военной стратегии, понимание ее сути, суждение о ней предполагают как минимум знакомство с проблемами экономики и геополитики, знание основ оперативного искусства и тактики, военной техники и организации войск на конкретных этапах истории, понимание соотношения в военном деле объективных и субъективных факторов. Без наличия такого багажа суждения о стратегии превращаются в назойливую трескотню, подкрепленную красивой терминологией, чаще всего превратно толкуемой.

Можно ли обучать стратегии? Вопрос сложный, главным образом потому, что военная стратегия - не только наука, но еще и творчество, а научить творчеству невозможно. Но можно и нужно закладывать основу, на которой произрастает творчество - знания и навыки. В числе таких необходимых для последующего творчества знаний - военная история, и в частности история военной стратегии. Знание истории составляет одну из ступеней при овладении стратегией как профессией. Но рассматривать ее изолированно от общего хода эволюции военного дела - значит, обеднить представление об отечественной истории в целом и российской/советской военной стратегии в частности.

Сегодня в общей структуре исторической науки военная история занимает особое место. Для России значимость и актуальность военной истории объясняется в первую очередь тем, что наше государство - одна из самых богатых военной историей стран мира (а их сейчас более 200). Становление России, ее развитие и все существование во многом зависели от того, как она решала проблемы военной безопасности, как умела защищаться с помощью военной силы. России пришлось вести множество больших и малых войн, участвовать в сотнях вооруженных конфликтов. При этом военные победы преобладают над поражениями. К сожалению, до второй половины XX века в основе этих побед был прежде всего патриотизм, стойкость, вера в идею, а не военная наука. Россия всегда вела войны с позиций морального превосходства над противником.

У России в прошлом нередко была лучшая в мире военная организация, сильнейшая армия и флот; Россия дала миру немало великих стратегов, полководцев и флотоводцев; русское военное искусство всегда характеризовалось богатством эффективных способов ведения вооруженной борьбы; русский «солдатский материал» известен всему миру как один из самых ценных - это сообразительные, выносливые, высоко боеспособные, стойкие, бесстрашные и к тому же гуманные воины.

У России богатейшие военные традиции. Методологический потенциал военного прошлого нашей страны настолько велик и разнообразен, что он и сегодня может стать фундаментом для формирования «национальной идеи» России, ее духовной составляющей. Русский военный историк

А.А. Керсновский отмечал: «Военная доктрина - всегда национальна. Она составляет - этого никогда не следует ни на минуту забывать - лишь одну из сторон, одну из многочисленных граней доктрины национальной, является отражением духовного лика данного народа, производной его психологии. Из этого в достаточной степени явствует вся противоестественность заимствования иностранных доктрин - все равно, будут ли эти последние приспособлены к русским условиям или нет».

Нельзя также не вспомнить слова талантливого военного деятеля, мыслителя и историка генерала Николая Николаевича Сухотина из его бессмертной книги «Война в истории русского мира»: «Знание своей Родины, знание прошлого ее, знание прошлого военного и боевого своей армии есть... основа для образования народного мировоззрения (читай - народной идеи. - Авт.), - такого склада понятий и взглядов, которые сознательно и инстинктивно всегда укажут или подскажут верные и правильные пути в разных случаях деятельности, - основа для развития и укрепления прирожденного чувства любви к Родине, - основа для воспитания в каждом из нас веры в силы своего народа, своей армии».

Военная история изучает такое сложное и многоплановое социальное явление, как война. Она ищет ответы на вопросы, очень серьезно волнующие многих людей: Почему вообще возникают войны? Что определяет причину и цели войн? Каковы причины побед и поражений в военных противоборствах различных держав? В чем залог успеха той или иной армии? Какие уроки надо извлечь из прошлого, чтобы не допустить новых масштабных военных столкновений или минимизировать их негативные последствия?

Россия обладает одной из самых опытных в мире военно-исторических школ. Именно поэтому особо важна роль военно-исторической науки в современном нашем обществе. Она определяется ее природой, характером. Как общественная наука она представляет комплекс дисциплин: это история войн, история военного искусства, история военного строительства, история военной мысли, а также такие вспомогательные исторические дисциплины, как военная историография и источниковедение, археографическая военно-историческая работа и военная статистика, военная археология.

Профессор генерал-майор Е.А. Разин в своей книге, популярной как среди профессионалов, так и среди любителей военной истории, отмечал, что военная история изучает закономерный исторический процесс развития вооруженных сил и способов ведения войны, операции и боя, вскрывая социально-экономические, политические и технические основы этого развития, и выявляет его перспективы.

История военного искусства как важная составляющая военной истории показывает общие и особенные черты военного искусства каждой исторической ступени и процесс его развития у различных народов. Она изучает не всякую армию, а лишь ту, которая явилась качественно новой ступенью в процессе развития вооруженных сил. Она изучает не всякую войну и не каждое сражение, а лишь те войны и сражения, в которых возникали новые формы борьбы. Она изучает на данном этапе развития не всякий род войск, а прежде всего и наиболее полно те рода войск, которые решали исход боя в то время. Она фиксирует не всякое малейшее изменение техники, а лишь такие технические прогрессы, следствием которых были изменения в тактике, оперативном искусстве, в стратегии. Она отображает развитие военного искусства как единый, цельный исторический процесс. Поэтому нельзя историю военного искусства свести к одному лишь перечислению периодов и этапов развития, иллюстрированных примерами; нельзя ее сводить и к сумме примеров.

По мнению Е.А. Разина, основным содержанием истории военного искусства являются: организационный и боевой опыт вооруженных сил; организаторская деятельность начальствующего состава вооруженных сил; военно-теоретическая мысль, обобщающая боевой опыт. Возражая некоторым авторам, он подчеркивал, что история военного искусства - это история развития способов ведения войны вооруженными силами различных народов, а не история деятельности полководцев. Она не должна ограничиваться простым фиксированием способов ведения войны и боя на том или ином этапе исторического развития. Она обязана вскрывать то новое, что возникает и развивается, обнаруживать зародыши нового, которому суждено будущее, выявлять все то, что в силу новых условий, новой обстановки уже устарело и должно быть отброшено как тормоз в дальнейшем развитии военного искусства. Одной из задач истории военного искусства является также исследование происхождения военных теорий, их роли и значения в развитии военного искусства.

Особая роль военно-исторической науки и необходимость реализации всего потенциала военно-исторических знаний и в системе военного образования, и для целей патриотического воспитания, и для формирования подлинно национального исторического сознания ставят вопрос об уточнении социального предназначения и функций военной истории.

Прежде всего, следует выделить методологическую функцию военной истории. Ее проявление многообразно.

Во-первых, военная история изучает прошлое народов и государств, оценивает его, чтобы раскрыть закономерности общественного развития, правильно понять его важнейшие тенденции, а также извлечь из него определенные уроки и учитывать их в практике сегодняшнего и завтрашнего дня. Военно-историческая наука неразрывно связана с современностью, так как проблема войны и мира продолжает оставаться одной из наиболее острых.

Во-вторых, военно-историческая наука, объективно оценивая военное прошлое нашей страны и других стран, вырабатывает теоретические положения и оценки по истории войн, военного искусства, военного строительства и т.д. Таким образом, она активно включается в решение оборонных задач государства.

В-третьих, объективная истина, добываемая военно-исторической наукой, отражается в понятиях, которые раскрывают законы военных событий и формы их реализации, помогают людям лучше понять сущность исторического процесса и его противоречия. Показывая деятельность людей в различные эпохи, направленную на достижение политических целей военными средствами, военно-историческая наука объясняет особенности и формы этой деятельности, ее механизм.

И, наконец, в-четвертых, военно-историческая наука не только исследует историю войн, военного прошлого как единый закономерный процесс, но и формирует и определяет основные закономерности развития военного искусства, создавая тем самым основу для развития современной военной теории и практики.

Говоря об этой стороне методологической функции военно-исторической науки, необходимо отметить, что она, изучая прошлое, в особенности военные действия различного характера и масштаба, оказывает непосредственную помощь военной науке и служит важным научным материалом, с учетом которого последняя вырабатывает теоретические и практические рекомендации вооруженным силам. Она показывает факторы и условия, которые привели именно к этому, а не к другому результату, оценивает различные возможности, существовавшие в исследуемых военных действиях (войне), но особое внимание обращает на показ реализованной возможности. Изучая опыт прошлых войн, военно-историческая наука вносит огромный вклад в развитие отечественной военной теории. В этом смысле она является важным фактором укрепления оборонной мощи страны.

Важнейшей функцией военной истории является мировоззренческая, которая выражается в следующем. Во-первых, в осмыслении места войны в историческом процессе, выработке отношения к войне и роли в ней человека, а также к войне и военным действиям (искусству их ведения) как к средству изменения действительности и интересах общества и государства. Во-вторых, данная функция способствует развитию общей, в том числе военной, культуры человека, гражданина; влияет на формирование правильных представлений о характере современной войны и понимания военной доктрины государства. Иными словами, военная история как наука есть активный и равноправный участник формирования научного компонента развития общества в целом (и в этом содержится ее мировоззренческий потенциал).

Еще одной важной функцией военной истории является образовательная функция, которая выражается в передаче, прежде всего военнослужащим, профессиональных знаний, умений и навыков, повышении уровня их воинского мастерства, расширении кругозора, развитии творческого мышления.

И, наконец, существует воспитательная функция, которая состоит в том, что, раскрывая героическое прошлое народов Руси, России, СССР, военно-историческая наука способствует тем самым повышению морального духа нашего населения, его нравственности. Она не только является побудительным мотивом воспитания высоких нравственных качеств воина, гражданина, патриота, но и непосредственно участвует в формировании такой важной составной части оборонной мощи государства, как морально-политический фактор.

Военная история учила русских и советских людей побеждать врага, напоминая о героическом прошлом, об умении отстаивать настоящее и бороться за будущее. Она как бы связывала воедино минувшее, настоящее и будущее.

Эту же функцию выполняет военно-историческая наука и в современных условиях. Она выступает важным фактором военно-патриотического воспитания граждан России, и прежде всего молодежи. Правдивое и яркое воспроизведение героических страниц и военного опыта прошлого способствует воспитанию молодежи в духе патриотизма и готовности служения Родине. На этой основе укрепляется глубокая и нерасторжимая связь поколений, их верность Отечеству. Важнейшее значение в настоящее время имеет подготовка к празднованию 60-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Таким образом, можно утверждать, что военно-историческая наука, обладая огромным потенциалом, выполняет важные методологические и общемировоззренческие задачи. В этой связи возникает вопрос, в какой мере современное состояние военно-исторической науки способствует выполнению названных выше функций? Ответ на этот вопрос неоднозначен, ибо, несмотря на высокий уровень своего развития, отечественная военно-историческая наука переживает своего рода кризис, обусловленный спецификой нынешнего затянувшегося переходного периода в истории России. Его проявления очевидны:

изменяется содержательная часть военной истории в результате уточнения или изменения объекта исторических исследований и пересмотра методологических основ в изучении исторических процессов;

сокращается когорта профессионалов военных историков: многие опытные военные историки отстранены от работы, а новое поколение специалистов подготавливается, к сожалению, чрезвычайно медленно;

организационная структура системы военно-исторических исследований обеднена, а многие ее звенья упразднены или должным образом не функционируют;

нарастает опасная тенденция сужения и сокращения проблематики военно-исторических исследований;

школьные и вузовские учебники по истории обильно заполнены второстепенными фактами, событиями, датами, именами, заслоняющими истинное величие военных подвигов России;

значительно уменьшилась доля позитивного военно-исторического материала в пропагандистских программах радио и телевидения. Стало привычным концентрировать внимание российских читателей и слушателей исключительно на негативных явлениях советского периода отечественной истории. Это весьма вредная тенденция, выбивающая из идеологического потенциала военной истории очень важный пласт, столь необходимый сегодня в воспитательной работе в Вооруженных Силах и среди населения.

Этому, в частности, способствовало то обстоятельство, что в ранее запретные и малоисследованные сферы военной истории активно вторглись публицисты, деятели культуры, кино и особенно телевидения, т. е. те, кто мог быстрее всего реализовать свои возможности. К сожалению, целью большинства из них было вызвать сенсацию, обнародовав материалы, носящие разоблачительный характер. В результате был создан достаточно устойчивый историко-нигилистический фон, героические страницы военной истории Отечества, особенно периода Великой Отечественной войны, представлены обществу в извращенном, деформированном виде.

Следует признать, что отчасти в такой ситуации виновата и сама военно-историческая наука. Дискуссия вокруг книги В. Суворова «Ледокол» «показала, сколь слабы историографические разработки большого числа тем, сколь велика потребность в крупных военных исследованиях. Только дальнейшая разработка проблем кануна войны и отказ от всякой идеологической зашоренности будут способствовать их более глубокому изучению и проверке на конкретном историческом материале имеющихся концепций. Это рано или поздно приведет к формированию концепции предыстории Великой Отечественной войны, соответствующей всем известным фактам и документам».

Нельзя не сказать и о том, что кризис военно-исторической науки отчасти связан с определенными слабостями ее методологии, с одной стороны, и, как следствие, ослаблением внимания к ней особенно в 1990-е годы политического и военного руководства страны, с другой. Несмотря на кризисные явления, военно-историческая наука развивается и по-прежнему является важным фактором духовной жизни нашего общества. Народная память бережно хранит все, что непосредственно связано с защитой Отчизны, ратными делами во имя Родины.

Знаковым событием стал однодневный учебно-методический сбор военных историков армии и флота, состоявшийся в 2002 году в рамках планового сбора руководящего состава Вооруженных Сил Российской Федерации на базе Общевойсковой академии ВС РФ. Проведение этого мероприятия явилось следствием приказа министра обороны (2001 г., № 265), конкретизировавшего задачи военно-исторических структур на современном этапе строительства и реформирования российских Вооруженных Сил.

В ходе сбора были сформулированы основные задачи военно-исторической работы в войсках:

исследование актуальных проблем военной истории в интересах строительства Вооруженных Сил России;

выработка рекомендаций по обеспечению национальной безопасности государства;

внедрение результатов военно-исторических исследований в практику военного строительства;

использование накопленных знаний в области военной истории в обучении и воспитании личного состава армии и флота.

Проблемы военной историографии подробно осветил президент Академии военных наук РФ генерал армии М.А. Гареев. В числе приоритетных проблем докладчик выделил актуальность противодействия историческим искажениям и фальсификациям со стороны ряда печатных изданий. В этой связи он предложил руководству Министерства обороны, Генерального штаба, сотрудникам научных и военно-исторических отделов и групп больше внимания уделять использованию информационных возможностей военных СМИ, укреплению руководства военно-исторической работой в Вооруженных Силах и повышению роли Института военной истории Минобороны РФ как головного военного учреждения в части координации военно-исторических исследований научной работы по проблемам военной истории в войсках.

Первоочередная задача, стоящая перед военными историками всех направлений, состоит в быстрейшем преодолении кризисных явлений в развитии и функционировании науки. В этой связи особое значение приобретает необходимость более четкого представления о военной истории как науке в современных условиях, а также о ее взаимосвязи с другими отраслями научных знаний, и прежде всего с военной наукой. Так, существует определенное заблуждение по поводу того, что военно-историческая наука является частью военной науки. Что это не так - и генетически, и онтологически, и функционально, и гносеологически, - доказывают глубокие исследования, основанные на анализе и обобщении военно-исторической действительности, а не на априорных конструкциях и отрывочных фактах.

Известно, что военно-историческая наука в России сложилась как относительно самостоятельная отрасль исторической науки в XIX веке, несколько ранее, чем военная наука, или почти одновременно. В настоящее время достаточно четко определились объекты и предметы этих наук, их методы, понятия и категории, задачи, а также характер их взаимосвязи и взаимодействия, которые не являются субординированными.

Различия заключаются в следующем.

Во-первых, военно-историческая наука выражает исторический метод познания, а военная наука - теоретический. Оба метода реально существуют, взаимодействуют между собой, но не «подчиняются» при этом один другому. Ибо историческое познание (исторический метод) состоит в прослеживании конкретного процесса во всем многообразии и последовательности с момента его зарождения через основные этапы развития, т.е. в генетической взаимосвязи. Теоретическое же познание, как и теоретический (логический) метод, состоит, прежде всего, в выяснении существенного, закономерного, типичного и особенного, т.е. в формировании теоретических положений. История отражает ход общественного развития в конкретно-хронологической форме, а теория воспроизводит его в абстрактных понятиях, категориях.

Во-вторых, объект и предмет военно-исторической науки намного объемнее по сравнению с военной наукой. Военная история как наука исследует военную деятельность государств, их военных блоков и коалиций, партий, классов, различные войны в историческом измерении (мирные и не мирные периоды жизни наций, народов, государств), а военная наука исследует военно-политический, военно-стратегический и военно-технический аспекты войн определенной эпохи, вооруженную борьбу. Естественно, что история военной деятельности государства, партий, классов или история войн (например, история Второй мировой войны) по своему объему никак не может быть частью военной науки, основными проблемами которой являются закономерности вооруженной борьбы, развития и применения вооруженных сил, вопросы теории и практики военного искусства и некоторые другие, связанные с подготовкой и ведением войсками вооруженной борьбы и ее обеспечением.

В-третьих, функции и задачи военно-исторической науки многообразнее функций и задач, решаемых военной наукой. Первая играет важную мировоззренческую роль, несет в себе огромный морально-нравственный потенциал и потому незаменима в военно-патриотическом воспитании, особенно молодежи. Ее роль велика в формировании качеств, необходимых полководцу, военачальнику, в развитии как общего, так и профессионального мышления военнослужащих. Военная наука вооружает их научными знаниями, дает теорию вопроса и вырабатывает рекомендации, необходимые для военной практики. Она более профессионально-прикладная, чем военная история во всем ее многообразии.

В-четвертых, военная история как наука и военная наука имеют различные перспективы в будущем. Если войны не исчезнут вообще, то в значительной степени перестанут быть такими же «типовыми», «традиционными», какими являются сейчас, а это неизбежно приведет к замене (если не к смене) всего сущностного, понятийно-категориального аспекта военной науки в ее современном понимании. Все это позволяет предполагать, что военная наука как особая отрасль военных знаний отомрет, будет в определенный период будущего не нужна. Она войдет в науку истории и будет изучаться с той же целью, с какой мы в настоящее время изучаем историю прошлого. Военная наука имеет жизненно важное значение только до тех пор, пока существуют войны в их традиционном понимании. С другой стороны, она будет следовать за изменениями в военном деле и методами ведения вооруженной борьбы (терроризм).

И, наконец, пожалуй, самое важное. Военная история несет в себе солидный заряд антологического (бытийного) содержания для военной науки. Вопрос о «бытии» военной науки сам по себе не имеет смысла вне сферы военно-исторической действительности, познания и учета военно-исторического опыта. Фундаментальные положения современной военной науки: общетеоретические основы, категории и принципы военной науки, закономерности военной практики и т. д., - все это результат познания военно-исторического процесса в целом и его составных частей, таких, как история отечественной и зарубежной военной мысли, история военного искусства и др.

Из указанных выше обстоятельств, следует, что военно-историческая наука и военная наука - самостоятельные науки, являющиеся гранями единой системы знаний. Каждая из них играет огромную самостоятельную роль в обществе, прежде всего, в решении задач, стоящих перед Вооруженными Силами. Главное, чтобы они взаимодействовали, а не подменяли одна другую, а тем более не поглощали друг друга. Всякие попытки волюнтаристскими решениями получить объективно сложившиеся отношения двух отраслей научных знаний вели, как правило, если не к деградации, разложению двух систем научных знаний, то к существенному снижению их роли.

Наряду с решением целого комплекса философско-теоретических и теоретико-методологических проблем военно-исторической науки для ее дальнейшего развития необходимо учитывать уроки военной истории как реального процесса. Военно-историческая наука, чтобы быть на уровне стоящих перед нею задач, должна: постоянно сохранять свой национальный дух; учитывать достижения разных школ и разных направлений - как отечественных, так и зарубежных; следовать принципу преемственности разных этапов развития науки; не отрываться от практики общественного развития, эволюции военного дела.

Вместе с дальнейшим развитием и совершенствованием самой военной истории как специфической области знаний и уточнением, обогащением ее методологии необходимо активнее и энергичнее вовлекать поступающие в научный оборот новые архивные материалы и документы, а также новое прочтение «забытых» военно-исторических трудов. Представляет большой интерес решение и таких задач, как систематизация данных о количестве, социально-политическом и военно-стратегическом характере и военно-стратегических чертах войн России; изучение опыта совершенствования своеобразной русской военной системы; комплексные исследования в области истории военной безопасности России; изучение опыта проведения военных реформ (как в России, так и в ведущих зарубежных странах); обобщение опыта Российского государства в области военного сотрудничества с другими странами; обобщение опыта участия России в современных миротворческих операциях; совершение аналитической работы по уточнению основных военно-политических понятий; сравнительный анализ одних и тех же проблем в историографии разных школ и т.д.

Военный опыт, как отечественный, так и зарубежный, имеет универсальный характер. Его использование возможно и необходимо в военном строительстве, в том числе при определении системы комплектования Вооруженных Сил, в процессе обучения и воспитания войск, а также при совершенствовании форм и способов организации и ведения боевых действий.

Более того, «в современных условиях роль военной истории постоянно возрастает, и это обусловлено, прежде всего, тем, что без осмысления прошлого невозможно ни проведение любой военной реформы, ни сам процесс развития Вооруженных Сил. Как же без этого понять,

что из нашего опыта необходимо учесть, а что мешает продвижению вперед. Непреходящая ценность военной истории состоит именно в тех уроках, которые она дает, и всесторонний учет которых позволяет избежать многократного повторения пройденного и многих ранее совершенных ошибок».

Военная история занимается не одними только войнами. Несомненный интерес представляет военная деятельность государства в мирное время, связанная как с подготовкой и ведением войн и вооруженных конфликтов, так и с их предотвращением. Не случайно Концепция национальной безопасности России гласит, что Россия будет стремиться «отдавать предпочтение политическим, дипломатическим, экономическим и другим невоенным средствам». Однако при этом «Вооруженные Силы Российской Федерации играют главную роль в обеспечении военной безопасности Российской Федерации». Военная история, как и военная наука, призвана дать оценку новым факторам, существенно влияющим на военную безопасность России, среди которых: существенное изменение спектра безопасности России и появление угроз, связанных с нетрадиционными, качественно новыми формами информационной, технологической и экономической экспансии, а также с ростом международного терроризма; появление качественно новых средств вооруженной борьбы и кардинальное изменение вследствие этого характера войн и вооруженных конфликтов; изменение экономических и демографических возможностей страны.

Важное значение приобретает анализ локальных вооруженных столкновений и конфликтов как на российской территории (Чечня), так и за ее пределами, в том числе в бывших республиках СССР, Югославии, а также детальный анализ новых колониальных войн (Ирак).

Военная история в сегодняшней России, когда бездействуют многие другие базовые средства воспитания, вполне может стать опорой для формирования национальной идеи России. Обществу нужна подлинно научная военная история нашего Отечества, которая помогала бы делать обоснованные выводы из прошлого опыта и без новых трагических ошибок решать сложнейшие проблемы нынешнего дня, содействовала бы воспитанию подрастающего поколения в духе патриотизма, способствовала бы расширению сотрудничества и взаимопонимания между народами России.

Геродот. История в девяти книгах/ Пер. с греч. Ф.Г. Мищенко. М., 1888.

Керсновский А.А. История русской армии: В 4 т. Т. 1. М., 1992. С. 7.

Орлов А.Д. Суворов против Сталина, или Опыт построения артиллерии// Россия XXI. 1993, № 8; Городецкий Г. Миф «Ледокола»: накануне войны. М., 1995 и др.

Павлов А. «Ледокол» пошел задним ходом, или Что стоит за исповедью предателя?// Российская газета. 1994. 26 апр.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны: В 2 т. Т. 1. 1939-1943 СПб 1994. С. 174.

Приказ МО РФ от 28.02.1995 г. № 84 «О мерах по дальнейшему совершенствованию военно-исторической работы в Вооруженных Силах Российской Федерации».

История военной стратегии России. М.. 2000. С. 6.

Стратегические решения и Вооруженные Силы: новое прочтение. М., 2000. С. 516-517.

История военной стратегии России. С. 7-8.

"'Керсновский А.А. История русской армии. Т. 1. С. 7.

Цит. по: Военная история и безопасность Отечества. М., 1992. С. 197.

Военная энциклопедия. Т. 3. М., 1995. С. 405-407.

Разин Е.А. История военного искусства. Т. 1. М., 1995.

Разин Е.А. История военного искусства. Т. I.

Тюшкевич С.А. Отечественная военная наука: страницы истории, проблемы, тенденции. Краснодар, 2001. С. 191 - 192.

Тюшкевич С.А. Отечественная военная наука: страницы истории, проблемы, тенденции. С. 192.

Мельтюхов М.И. Советская историография Великой Отечественной войны// Советская историография. М., 1996. С. 509.

Почтарев А. Приблизить науку к практике войск// Красная звезда. 2002. 27 ноября.

Стратегические решения и Вооруженные Силы: новое прочтение. М., 2000. С. 444.

Там же.

Стратегические решения и Вооруженные Силы: новое прочтение. С. 70-71.

Скворцов А. Военный опыт универсален // Красная звезда. 2003. 1 июля.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации