Система военно-научных знаний проблемы и современные оценки

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 12/1993

Система военно-научных знаний: проблемы и современные оценки

Полковник Ю.А.ЧЕРНАВИН,

кандидат философских наук

Полковник запаса Н.К.МОНАХОВ,

кандидат военных наук, профессор

В СЕРЕДИНЕ 70-х годов на страницах журнала проводилась широкая дискуссия по проблемам военной науки. В последующие годы отдельные авторы пытались продолжить обсуждение данной проблемы, однако должного разговора не получилось. И лишь в 1992 году в газете «Красная звезда» была опубликована статья И.Н.Родионова, вызвавшая большой интерес не только у специалистов, но и у широкого круга читателей. На наш взгляд, автор прав, полагая, что военная наука недостаточно активно влияет на строительство армии и флота, а процесс их реформирования постоянно наталкивается на сложные нерешенные вопросы. С другой стороны, военная наука не способна выполнить весь комплекс задач, касающихся современного состояния военной сферы общественной жизни. Это возможно, если полностью привлечь всю систему военно-научных знаний.

В структуре военно-научных знаний имеется три взаимосвязанных элемента: военная наука как ядро системы; общественные, естественные и технические науки, исследующие различные аспекты развития военной сферы жизни общества; военная доктрина как совокупность официально принятых положений по военным вопросам, которая обладает наибольшей «практичностью».

Может ли сегодня система военно-научных знаний включать только названные элементы? Думаем, вряд ли. В мировом сообществе военное строительство вступает в качественно новый этап развития, который и по глубине преобразований, и по их направленности не имеет аналогов в военной истории. Военная сила как основное средство достижения целей все больше уступает место политическим факторам; формируются принципиально новые модели безопасности.

Наиболее плодотворно исследовать военные реалии, спрогнозировать будущее позволит лишь система научных знаний о войне и мире, обеспечении безопасности, а также военно-социальная теория. В последнюю могли бы войти положения социальной философии, экономической теории, военной политологии, а также определенные концептуальные идеи военной истории.

Общеизвестно, что до недавнего времени в системе военно-научных знаний существовала единственная методология - марксистско-ленинское учение о войне и армии. Сегодня оно не отвечает характеру происходящих в мире объективных процессов, тенденций и особенно военной политики России. Это учение развивалось вдали от мировой военно-теоретической мысли, в отрыве от анализа проблем безопасности. К сожалению, ни авторский коллектив, издавший труд «Марксистско-ленинское учение о войне и армии», ни другие ученые, работающие в области военно-социальной теории и практики, в новых условиях общественного развития не определили своего отношения к данной проблеме. Но это не говорит о том, что следует отказаться от непосредственной методологической основы военной науки и всей системы военно-научных знаний. Ее необходимо рассматривать по-новому. Трудно согласиться с И.Н.Родионовым, который предлагает, чтобы проблемы, касающиеся военного строительства, включая руководство обороной страны, организацию идеологического обеспечения этой сферы, изучала только военная наука. Ссылка на то, что многие из этих вопросов не стали рассматриваться ни общественной, ни естественной, ни технической наукой, малоубедительна. Если ими не занимались иные науки, то это еще не значит, что исследовать их призвана военная наука. Во-первых, данными проблемами ведают отрасли знаний о войне, мире, обеспечении безопасности. Именно в процессе анализа современности может возникнуть система военно-социальной теории. Во-вторых, военной науке не следует заниматься не свойственными ей вопросами.

Еще в 70-е годы некоторые авторы пытались дать расширенное толкование военной науки как системы знаний о характере и законах войны, ее зависимости от политики и экономики. Однако в ходе дискуссий большинство из них пришли к выводу о целесообразности ограничения предмета военной науки военно-стратегическими законами, строительством и подготовкой вооруженных сил и страны к войне, способами ведения вооруженной борьбы. В последнем издании Военного энциклопедического словаря предмет военной науки сформулирован уже с учетом этих позиций. Сегодня его необходимо уточнить. В частности, речь идет о военно-социальных проблемах, которые молено исследовать, если использовать соответствующие их природе систему методов и новый категориальный аппарат. Это тем более правомерно потому, что реальности современного общества требуют включения в исследования в рамках комплексной военно-социальной теории наряду с традиционными новых проблем, не стоявших ранее перед марксистско-ленинским учением о войне и армии, например: выявления закономерностей, определяющих взаимодействие в современных условиях войны, политики, интересов тех или иных государств (коалиций); разработки теории общей и военной безопасности, основанной на балансе не столько военной мощи государств, сколько их экономических, политических и прочих интересов; построения концепции предотвращения войны на основе приоритетности политических средств обеспечения безопасности перед военными; определения путей военного строительства при опоре на принцип оборонной достаточности; осмысления качественно новых отношений в системе «общество-армия», возникающих в условиях демократического обновления общественно-политического устройства, и др. Предметом военно-социальной теории следует считать социально-философские, экономические и политические закономерности сохранения мира и предотвращения войны, обеспечение международной и национальной безопасности, оборону страны и военное строительство, а также их отражение в специфических формах общественного сознания.

Комплексная военно-социальная теория должна иметь иной структурный и содержательный вид, нежели марксистско-ленинское учение о войне и армии. Выступая в качестве современной методологической базы всей системы военно-научных знаний, она потребует приведения их в сбалансированный, согласованный вид, каждый элемент будет выполнять свои функции, активно влияя на другие. Итогом системных процессов интегративного и дифференциального характера может стать изменение содержания и структуры предмета военной науки. В рамках ее исследования могут быть: военно-технические аспекты предотвращения войны; проблема сдерживания ядерного оружия; новые виды силового противоборства, такие, как информационная борьба и другие области деятельности, свойственные только военной науке. Именно она могла бы помочь разрешению военных проблем, касающихся средств военной деятельности, так как военно-социальные теории ими никогда не занимались. Впервые военным проблемам было уделено серьезное внимание лишь при появлении ядерного оружия. Сегодня сложились новые условия. Во-первых, появляются инновационно ориентированные, опирающиеся на новые принципы и технологии средства вооруженной борьбы. Во-вторых, они перерастают рамки только войны, требуют своего осознания применительно к задачам обеспечения мира и безопасности. В настоящее время военная наука должна наладить обратную связь между чисто военными вопросами и общественными аспектами теории.

Становление логико-гносеологических, системно-структурных и функциональных связей будет закреплять военную науку в системе знаний о войне, мире, об обеспечении безопасности и позволит избежать ее механического следования, как подчеркивает И.Н.Родионов, в арьергарде политики. Подчинение науки политической конъюнктуре наряду с другими причинами было обусловлено и отставанием методологии, ее неспособностью преодолеть рамки существующих схем.

Отметим, что процесс формирования современной системы военно-научных знаний уже состоялся. Однако нельзя считать завершенным теоретическое освоение новой социальной ситуации. Тем не менее сегодня существуют разработки различных моделей национальной безопасности, варианты конверсии предприятий оборонной промышленности, концепции крупномасштабной военной реформы и реформы Вооруженных Сил, обоснование строительства конституционно-правового механизма использования военной мощи государства, положения об оборонном сознании и путях военно-патриотического воспитания. Подходы к решению проблем достаточно многообразны. В этих условиях неизмеримо возрастает роль военной доктрины: она становится важнейшим практическим военно-политическим документом. Попытка сформулировать ее без опоры на методологические знания желаемого результата не дает.

Формирование системы знаний о войне, мире, обеспечении безопасности, создание в ее рамках комплексной военно-социальной теории как составляющей системы и одновременно ее непосредственной методологической основы требуют определенных усилий. При этом важны не только автономность науки от политики, но и многообразие субъектов, работающих над научными проблемами. Высокий практический эффект появляется в том случае, когда обеспечивается многовариантность исследований. Теория, отражающая военную сферу общества, не должна формироваться только в лоне самой военной сферы. Ее необходимо обогащать достижениями ученых, практиков, общественности. Наряду с созданием единого Центра для координации исследований о войне и военном строительстве вполне приемлемо формирование научно-исследовательских организаций, институтов, центров, фондов - военных и гражданских, правительственных и независимых, - складывающихся в единую систему и эффективно работающих на нужды военной практики.

Родионов И.Н. Военная наука: служить, а не быть в услужении // Красная звезда. -1992. -2 декабря.

Марксистско-ленинское учение о войне и армии. - М.:Воениздат, 1984.

Военный энциклопедический словарь. - М.: Воениздат, 1986. - С.135.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации