Повышение эффективности мер оперативной маскировки

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 3/1993, стр. 47-51

Повышение эффективности мер оперативной маскировки

в операциях

Полковник Л.В.БОЙКОВ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ свидетельствует, что тщательная подго-товка и успешное проведение различных операций невозможны, если одной стороне заранее известны состав, положение, состояние группиро-вок и замысел командования другой. Поэтому практически во всех вой-нах и локальных конфликтах мероприятия оперативной маскировки всегда были ориентированы на обеспечение скрытности действий войск и введение противника в заблуждение.

В современных условиях, когда постоянно возрастают разведыва-тельные возможности противника, эта проблема приобретает особое значение и вызывает объективную необходимость поиска путей совер-шенствования оперативной маскировки, повышения эффективности ее мероприятий. Анализ опыта учений, практики оперативной подготовки штабов и войск, последних научных исследований в этой области позво-ляет выявить возможные направления повышения эффективности мер по обману в операциях. Условно они могут быть разделены на организа-ционные и технические. К первым целесообразно отнести совершенство-вание процесса организации оперативной маскировки, особенно повы-шение качества планирования мер по обману, всестороннее изучение си-стем и средств разведки противника, согласование усилий маскировки на всех уровнях. (Немаловажна также дальнейшая разработка понятийного аппарата оперативной маскировки. Ко вторым - разработку, производ-ство и оснащение войск современными средствами маскировки и имита-ции, совершенствование структуры и вооружения маскировочных частей и подразделений, другие мероприятия. Рассмотрим некоторые из них бо-лее подробно.

Основой замысла оперативной маскировки на операцию являются определенные командующим меры по обману противника. Однако сле-дует отметить, что существующими документами суть этого понятия не раскрывается, тогда как единое и правильное его толкование, на наш взгляд, крайне важно. Дело в том, что в практической деятельности войск под мерами по обману противника обычно подразумевается ком-плекс мероприятий по оборудованию определенного числа ложных объектов, функционирование ложных радиосетей, задымление участков местности с целью введения противника в заблуждение лишь относи-тельно построения обороны и скрытия наиболее важных элементов опе-ративного построения.

Подобная трактовка сущности мер по обману противника, по-види-мому, не совсем верна. Во-первых, вышеуказанные действия еще не создают полной ложной обстановки в полосе объединения, да и против-ник, надо полагать, будет знать примерное количество и возможные рай-оны развертывания и действий наиболее важных объектов. Поэтому нео-жиданное и необъяснимое их появление на других направлениях (в рай-онах) скорее всего повлечет за собой компрометацию замысла оператив-ной маскировки на операцию. Во-вторых, при таком подходе остается не совсем понятным, какие результаты ожидаются в итоге проведения запланированных мероприятий.

По нашему мнению, командующий при определении мер по обману противника должен формулировать общую идею и способы ее осуществ-ления, четко обозначать конечную цель мероприятий оперативной ма-скировки. Исходя из этого, под мерами по обману противника предлагается понимать комплекс мероприятий по созданию в полосе объединения ложной обстановки, побуждающей противную сторону к определенным действиям, результатом которых будет неожиданное для нее соотношение в силах и средствах на главных направлениях при выполнении оперативных задач операции. Иначе говоря, мероприятия скрытности и введения про-тивника в заблуждение должны планироваться осознанно, а руководствоваться при этом следует конечным итогом намеченных действий.

Говоря о результативности мер по обману противника целесооб-разно, на наш взгляд, выработать критерии эффективности мероприятий скрытия и введения в заблуждение. По существующим взглядам, эффек-тивность оперативной маскировки оценивается реакцией противника на проводимые мероприятия скрытности и введения в заблуждение, а также временем, необходимым ему для принятия ответных мер. Подоб-ная трактовка, как нам представляется, не в полной мере отражает суть вопроса. Как известно, оперативная маскировка является средством по-вышения живучести войск и достижения внезапности их действий за счет проведения мероприятий скрытия и введения противника в заблуж-дение. Следовательно, эффективность указанных мероприятий, видимо, целесообразно оценивать через предотвращенный от ударов противника ущерб и степень неожиданности для противной стороны характера и на-правлений действий войск в операции. Чтобы такую оценку проводить не только в теоретическом, но и в практическом плане, достаточно при-менить известное понятие о критериях эффективности - показателях, по численному значению которых можно объективно судить о достижении целей каких-либо действий. На наш взгляд, такими показателями могут быть сохраненные от ударов противника силы, средства и время, упу-щенное противоборствующей стороной для адекватной реакции на происходящие события. Таким образом, используя данный понятийный аппарат,

правомерны будут следующие предложения. Первое. Критерием эффективности мероприятий скрытия в операции является боевой потен-циал войск (в расчетных дивизиях или единицах вооружения), сохраненный от ударов противника за счет мер оперативной маскировки. Второе. Крите-рием эффективности мероприятий по введению противника в заблуждение в операции является время (часы, сутки), выигранное у противоборствую-щей стороны посредством мероприятий оперативной маскировки.

Рассмотрим практическое значение данных критериев на примерах. Предположим, что при подготовке и проведении операции мероприятия скрытия не проводились. Противник в этом случае вскрыл около 80-90% объектов и в ходе ведения боевых действий нанес поражение 40-50% от вскрытых. В результате объединение понесет потери до 40% и может по-терять боеспособность. В другой операции мероприятия скрытия тща-тельно планировались и осуществлялись, поэтому противник смог вскрыть не более 60% объектов и нанести поражение также 40-50%, но по-тери объединения составят только 20-25% и, следовательно, войска сох-раняют боеспособность. В данном примере эффективность мероприятий скрытия в операции выразилась в сохранении определенной части бое-вого потенциала объединения.

Другой пример. Допустим, что при подготовке и проведении насту-пательной операции меры по введению в заблуждение не планировались и не осуществлялись. Противник, вскрыв направление главного удара войск, правильно построил оборону, в результате наступление захлебну-лось. Если мероприятия проведены, противник неверно оценив обста-новку, сосредоточил основные усилия на второстепенном направлении и с началом наступления не успел провести перегруппировку, то эффек-тивность мероприятий выразится во времени, которого не хватило противнику для принятия ответных мер. Мероприятия скрытия и введения в заблуждение не могут существовать отдельно - они тесно взаимодей-ствуют и должны осуществляться комплексно.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, целесообразно, на наш взгляд, дать следующее определение: критерием эффективности меро-приятий оперативной маскировки в операции является достигнутое за счет мер по обману приращение в соотношении сил и средств на главных направ-лениях действий войск на важнейших этапах ее проведения.

Возвращаясь к вопросу результативности мер по обману противника теперь можно предположить, что в концентрированном виде она выра-зится в содействии созданию и поддержанию на важнейших этапах про-ведения операции приемлемого соотношения в силах и средствах на главных направлениях действий войск. Например, если при планирова-нии мероприятий скрытия и введения противника в заблуждение выяс-няется, что ожидаемая эффективность не позволит достичь желаемого приращения в соотношении боевых потенциалов сторон, то командующий дополнительно выделяет необходимые силы и средства для успеш-ного решения задач оперативной маскировки, а значит и для достижения цели операции.

Руководство предложенными критериями оценки эффективности в процессе планирования оперативными штабами мероприятий скрытно-сти и введения противника в заблуждение и правильное понимание сути организуемых и осуществляемых мер по обману, но нашему мнению, бу-дет способствовать повышению эффективности оперативной маски-ровки в операциях.

Война в зоне Персидского залива велась довольно непродолжитель-ное время, однако изучение и осмысление опыта прошедших боевых действий позволяет сделать ряд выводов, в том числе и по проблемам оперативной маскировки. Так, многонациональные силы (МНС) в тече-ние 38 суток проводили воздушную наступательную операцию (ВНО), итогом которой явилась практически полная потеря боеспособности противостоящей группировкой иракских войск еще до начала наземной фазы боевых действий. Большая продолжительность ВНО в будущем, видимо, станет нормой. Поэтому уже сейчас необходимо задаться вопро-сом, как сохранить боеспособность войск к началу активных действий на земле?

Полагаем, что одним из возможных приемов повышения живучести войск может стать периодическая смена соединениями и частями районов расположения до и в ходе нанесения противником массированных ракетно-авиационных ударов. Анализ показывает, сегодня этой проблеме должного внимания еще не уделяется, причем главным недостатком в ее решении является отсутствие критериев, которыми следует руковод-ствоваться при определении периодичности смены занимаемых вой-сками районов. Например, смена позиционных районов частями ПВО планируется, как правило, в период, предшествующий нанесению про-тивником первого массированного удара в темное время суток, а также после его отражения. В таком подходе есть свои слабые места, в частно-сти, определение времени нанесения противником удара. Не будет ли смена позиционного района запоздалой? Дело в том, что слишком дол-гое нахождение частей и подразделений на одном и том же месте увели-чивает вероятность их обнаружения и уничтожения. В то же время более частая, чем это в действительности требуется, смена так же опасна, как и запоздалая, так как защищенность войск на путях маневра и в новых рай-онах какое-то время будет ниже.

При определении периодичности смены районов целесообразно, на наш взгляд, руководствоваться следующими основными критериями: требованиями к боеспособности войск; возможностями противника по вскрытию и поражению объектов; степенью оперативной важности объекта на том или ином этапе боевых действий.

Если использовать существующие в настоящее время методики по определению степени боеспособности войск, расчету вероятностей по-ражения тех или иных объектов различными типами боеприпасов и ви-дами огневых средств, а также вероятностей вскрытия объектов всеми видами разведки противника на любом отрезке времени, то можно опре-делить предельное время нахождения подразделения, части в одном районе с учетом времени на развертывание и свертывание (см.рисунок). Следует отметить; что оно не должно превышать времени, необходи-мого противнику для обнаружения, классификации и определения

Повышение эффективности мер оперативной маскировки

координат объекта с вероятностью 0,5, т.е. Рвскр = 0,5 должна являться «пороговой величиной». Кривые Р'вскр и Р"вскр показывают веро-ятности вскрытия объекта в зави-симости от времени его нахожде-ния в районе без применения мер маскировки и с их применением соответственно. Эффективность мер маскировки в данном случае выразится в возможности более длительного безопасного пребы-вания объекта в одном районе.

И, наконец, при расчете перио-дичности смены районов располо-жения следует учитывать степень оперативной важности объектов. Иначе говоря, необходимо принимать во внимание приоритетность в выборе противником объектов для пора-жения. Она будет зависеть от периода боевых действий, их влияния на ход операции, а также от того ущерба, который может быть им нанесен. В то же время нельзя не отметить, что если ожидаемая эффективность от нанесения удара противника будет незначительна, а его потери при этом превысят допустимые, то он, несмотря на оперативную важность объекта, может отказаться от поражения. Поэтому, на наш взгляд, на этапе планирования мероприятий оперативной маскировки (исходя из прогноза развития боевых действий, изучения огневых и разведыватель-ных возможностей противника) необходимо разделять все объекты на три категории: объекты, которые обязательно будут поражаться, пораже-ние которых вероятно и маловероятно. Для объектов, составляющих первые две группы, предложения о периодичности смены районов рас-положения должны относиться в полной мере. Для третьей категории время непрерывного нахождения в одних и тех же районах может быть более длительным. Разумеется, предлагаемые рекомендации следует применять творчески, сообразуясь с конкретной обстановкой.

Война в зоне Персидского залива убедительно продемонстрировала огромное значение мероприятий скрытия и введения противника в за-блуждение для достижения успеха в операции. Большая роль при этом отводилась средствам маскировки и имитации. В американской армии, например, для имитации боевых порядков армейских корпусов и диви-зий применялись различные ложные комплекты командных пунктов, районов сосредоточения войск, взлетно-посадочных полос (ВПП) аэро-дромов, узлов связи, ретрансляционных пунктов и радиостанций, объек-тов системы тылового обеспечения.

Серьезное внимание вопросам оперативной маскировки уделяло и командование вооруженных сил Ирака. Созданные иракцами ложные районы обороны с установкой в них макетов военной техники и вооруже-ния промышленного изготовления с высокой степенью Детализации (итальянские пневматические макеты танка Т-72, английские пневмати-ческие макеты ЗСУ-23-4, имитаторы разрушенных ВПП, аэродромов и др.) вынудили МНС израсходовать огромное количество боеприпасов впустую. По оценкам западных военных специалистов, это позволило повысить живучесть иракских войск в целом на 25-30%. Последние иссле-дования, проведенные за рубежом, свидетельствуют о значительном снижении потерь личного состава, вооружения и военной техники в зави-симости от степени имитации основных объектов, подлежащих к пора-жению (см.таблицу).

Конечно, с применением одних макетов воевать нельзя, однако не учитывать их роли в современной войне то же вряд ли благоразумно. Ви-димо, здесь должно быть найдено то оптимальное соотношение, кото-рое и будет способствовать повышению живучести войск в операциях.

Говоря об имитации, сле-дует учитывать опыт опера-тивной маскировки, получен-ный в годы Великой Отече-ственной войны. Уже в то время объекты, имитировав-шиеся макетами, изготовлен-ными в основном из подруч-ных средств, почти всегда идентифицировались про-тивником как ложные. В на-стоящее время, когда воз-можности разведки против-ника многократно возросли, необходимо разрабатывать и оснащать войска современ-ными средствами маскировки и имитации, создавать маскировочные части новой организа-ционно-штатной структуры с более высокими возможностями, на дру-гом качественном уровне проводить маскировочные и имитационные, мероприятия. В современных условиях, когда сроки на подготовку опе-раций по сравнению с периодом Великой Отечественной войны значительно сокращаются, у войск не будет времени для массового изготовления из подручных средств макетов техники и вооружения, их перевозки и установки в выбранных районах.

Повышение эффективности мер оперативной маскировки

Поэтому они должны изготавливаться промышленным способом, быть легкоразборными, с высокой степенью детализации, иметь радиолокационную и тепловизуальную контрастность, аналогичную имитируемым образцам.

Исходя из важности вышеизложенного полагаем, что в настоящее время целесообразно переориентировать часть военных расходов на создание современных средств маскировки и имитации. Это может стать од-ним из направлений повышения боевого потенциала войск за счет сни-жения их потерь в ходе боевых действий.

Тем более это выгодно и экономически, если принять во внимание, что стоимость боевого танка составляет порядка 1-1,5 млн долл., а макета; танка - 27-30 тыс.долл., то соотношение затрачиваемых средств составляет примерно 50:1.

Опыт локальных войн последних лет подтвердил, что недооценка и упущения в области скрытности отрицательно сказываются на качестве подготовки и успехе проведения современных операций. И, наоборот, при тщательном и ответственном подходе мероприятия оперативной маскировки вносят значительный вклад в достижение целей военных действий. Причем это касается не столько военного времени, сколько мирного, включая период, непосредственно предшествующий началу войны.

Конечно, сегодня нет ни одной страны, которая бы открыто угрожала войной странам СНГ. Однако исторический опыт свидетельствует, что подобная угроза может появиться достаточно внезапно, а ответная реак-ция, как правило, запаздывает. Следовательно, уже сейчас необходимо дальнейшее развитие теоретических основ оперативной маскировки, поиск оптимальных структур маскировочных частей и подразделений, разработка, производство и оснащение войск современными средствами маскировки и имитации, обучение пользованию ими, совершенствова-ние процесса организации и осуществления мероприятий скрытности и введения противника в заблуждение. Без этого немыслим успех в совре-менной войне.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации