Государство, политика, флот

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 12/1993

Государство, политика, флот

(Исторический опыт строительства флота России во второй половине XIX века)*

Капитан I ранга М.В.МОСКОВЕНКО

Продолжение. Начало в № 10 за 1993 год.

В результате проведенной на флоте в 50-60-х годах прошлого столетия «константиновской» реформы Россия уже в 1861 году смогла приступить к строительству броненосных кораблей. В статье показаны последовательные шаги военно-политического руководства страны по созданию нового флота, обоснованы его задачи и состав вплоть до начала XX века. Листая страницы истории, можно найти много поучительного в действиях государственных органов Российской империи при изменениях внешних и внутренних условий.

В РЕЗУЛЬТАТЕ коренного пересмотра приоритетов в судостроительной политике России во второй половине XIX века роль Морского министерства как самостоятельного органа управления стала более значимой. Оно внимательно отслеживало происходящие изменения в развитии мирового военного судостроения. Начиная с 1858 года шеф флота великий князь Константин Николаевич при ежегодных утверждениях флотских смет неоднократно обращал внимание императора Александра II и Государственного совета на активное строительство броненосных судов в передовых морских державах и необходимость создания таких кораблей в России.

Однако государство в это время испытывало серьезные финансовые затруднения. Поэтому Морское министерство, не надеясь на его поддержку, было вынуждено начать развитие броненосного судостроения самостоятельно. Первым кораблем России, обшитым отечественными железными щитами, в 1861 году стала канонерская лодка «Опыт». Одновременно в целях изучения передовых зарубежных технологий была заказана в Англии и в 1863 году построена железная броненосная плавучая батарея «Первенец», считающаяся первым русским броненосцем. Оба корабля сооружались исключительно на сэкономленные самим министерством (за счет некоторого сокращения заграничных и внутренних плаваний) средства. Ведомство пошло на это для создания так называемого технологического задела в целях быстрого развертывания расширенного серийного производства при более благоприятных условиях.

Инициативы Морского министерства позволили оперативно выявить отставание отечественной металлургической промышленности, стали поводом к перестройке казенных адмиралтейств.

Важно отметить, что строительство броненосного флота проводилось на основе новых принципов. Сначала предполагалось создать оборонительный флот для защиты побережья государства, после чего приступить к развитию мореходного броненосного флота, способного действовать в дальних морях и океанах. Было признано целесообразным в полной мере использовать опыт зарубежного кораблестроения. Однако, чтобы избежать иностранной зависимости, строительство броненосцев планировалось осуществлять российскими специалистами и только на отечественных судостроительных заводах.

Для реализации этих принципов был создан комитет под председательством вице-адмирала В.И. Румянцева, который при разработке первой «броненосной» кораблестроительной программы много внимания уделил развитию судостроительной базы страны. По расчетам специалистов, российские заводы по истечении пяти-шести лет могли отказаться от иностранной помощи и полностью удовлетворить потребности флота в броненосных судах. Однако внутренние реформы в стране требовали все больших расходов, и министерство с тревогой отмечало резкое сокращение морского бюджета и как следствие значительное отставание в темпах строительства броненосцев. В результате, когда новая угроза войны с Англией стала реальной, прекрасные отечественные винтовые корабли, имея сильную артиллерию, без хорошей броневой защиты могли использоваться только как наступательное средство. Противопоставить что-либо броненосному флоту противника при обороне своих баз России было практически нечего. Она снова оказалась отброшенной на десятилетие назад.

Сделает ли нынешняя Россия правильные и скорые выводы из этого опыта -история покажет. А в январе 1863 года правительство вынуждено было принять решительные меры по организации обороны Кронштадта и выделить экстраординарный кредит для строительства оборонительного флота. В «броненосную» программу были внесены существенные изменения. Для всесторонней проработки плана обороны учредили комитет под председательством начальника Артиллерийской академии генерал-адьютанта Н.А.Кржижановского, имевшего боевой опыт организации обороны Севастополя. Члены комитета единодушно пришли к выводу, что без широкого применения броненосных кораблей защитить морскую крепость невозможно.

Параллельно с работой этой организации в комитете В.И. Румянцева шел выбор конкретных типов судов. Была признана необходимость наличия на Балтийском флоте высокоманевренных кораблей, способных вести боевые действия в условиях мелководья Финского залива и имеющих артиллерию, защищенную броней. В целях экономии средств и времени за основу принимались проекты кораблей, уже построенных у нас и за рубежом и показавших высокие боевые качества.

Изложенным требованиям удовлетворял только один тип судов - плавучие батареи-мониторы, появившиеся первоначально в Северной Америке. Разработка и одновременное строительство 10 таких мониторов были осуществлены на государственных адмиралтейских и частных заводах России в очень сжатые сроки - за один год. Важное значение при этом имели сравнительно невысокая стоимость постройки отдельного корабля и возможность переброски его по суше на любой театр войны. До начала их строительства было решено в качестве временной меры построить на наших заводах еще 13 батарейных плотов, обшитых броней и вооруженных каждый двумя орудиями большого калибра.

В целом первая программа по созданию флота береговой обороны завершилась в 1865 году. Она полностью соответствовала утвердившимся взглядам на назначение флота: обеспечить оборону побережья, защитить политические и экономические интересы России в ближних морях. Развитие судостроительной промышленности и жестко связанного с ней машиностроения способствовало, по мнению Морского министерства, значительному подъему экономики и индустриализации России.

Вместе с тем начатое с таким трудом строительство броненосного флота не осталось «незамеченным» российской общественностью. Сторонники «сухопутного» мышления упорно доказывали, что: России из-за экономической отсталости не создать флот, равный по мощи английскому или французскому, поэтому ее морские силы в принципе бесполезны; Кронштадт как морские ворота столицы можно сделать неприступным и без помощи флота; возможная потеря Санкт-Петербурга в войне с морскими державами не оправдывает расходов на флот, так как один город - еще не вся Россия; при отсутствии у России морской торговли в больших масштабах и заморских колоний мощный военный флот - дело искусственное и надуманное, а содержание морских сил расточительно для страны; русский народ в большинстве своем не имеет даже понятия о флоте, тем более о его задачах. Добавим, что сегодня, спустя более ста лет, доводы нынешних противников строительства мощного флота в России не отличаются оригинальностью.

Понимая пагубность подобных суждений, министерство в 1864 году публикует на страницах журнала «Морской сборник» статью «Современное значение броненосного флота». В ней отражены как личные взгляды великого князя, так и политика ведомства в целом, показана программа строительства военного флота. Убедительно доказывая в очередной раз абсолютную несостоятельность выводов «теоретиков от флота», автор тем не менее реально оценивал ситуацию на тот момент: «...даже при цветущем состоянии мы никогда не будем в силах вывести в море число кораблей, равное числу кораблей первоклассных морских держав, но зато не подлежит сомнению, что небольшой, хорошо содержимый броненосный флот вполне обеспечит государству защиту важнейших приморских пунктов и заставит серьезно подумать, прежде чем третировать русский народ... мы можем иметь флот, который заставит дорожить нашим союзом всякую другую морскую державу». Серьезными и, несомненно, актуальными и в наше время аргументами в пользу строительства флота были утверждения о том, что гарантией сохранения мира для России и обеспечения возможности преобразований в ней является «всегдашняя готовность к войне», при этом полная оборона государства уже в то время предполагала обязательное взаимодействие сухопутных и морских сил. Доказывая, что удар с моря может быть отражен только в море, о чем сейчас сознательно забывают при утверждении военного бюджета, в статье подчеркивалось, что «расходы на флот не роскошь, а необходимость, пусть даже печальная, но не подлежащая сомнению... при этом флоты, создаваемые годами и десятками лет, не могут подобно армиям быть увеличены по произволу, в минуту действительной надобности».

Завершая создание оборонительного флота, морское ведомство в 1864 году разработало новую программу строительства нескольких броненосных кораблей и фрегатов, в том числе «для заграничных посылок». Однако на нее нужны были дополнительные бюджетные ассигнования и много времени. Из-за их отсутствия министерство сначала выделило часть имеющихся средств на строительство не железных, а деревянных судов, предназначенных для длительных дальних плаваний, крейсерской службы и подготовки будущих экипажей броненосцев. Позже, изыскав нужные деньги, ведомство построило восемь разнотипных кораблей. Обосновывалось это, как и прежде, необходимостью иметь определенный технологический задел, а также сохранить квалифицированные рабочие кадры, ранее участвовавшие в создании броненосцев. Первые броненосные мореходные фрегаты «Князь Пожарский» и «Минин» предназначались для дальних плаваний, усиления линейной эскадры и стационерной службы (стациоиер (истор.) - военный корабль, находившийся на постоянной стоянке в иностранном порту в распоряжении, как правило, посла своего государства в этой стране (XIX - начало XX века). - Ред.).

Заблаговременное принятие и успешное завершение в 1870 году второй программы стало определенным шагом вперед в создании оборонительного флота. Оценить работу Морского министерства в этой области была призвана комиссия под председательством заместителя генерал-инспектора военных инженеров генерал-адъютанта Э.И.Тотлебена - участника обороны Севастополя, в чьем авторитете и беспристрастности вряд ли кто мог сомневаться. Комиссия установила, что построенный флот соответствует своему предназначению, подходы к Кронштадту прикрыты надежно. Проанализировав соотношение боевых потенциалов флотов России и других морских держав, специалисты пришли к заключению, что Балтийский броненосный флот по численности слабее английского и французского, но в одиночном бою его корабли не уступят противнику. В целом флот оказался сильнее флотов стран - соседей по Балтийскому морю, мог вступать с ними в бой в открытом море и действовать против их береговых крепостей. В случае прихода на Балтику морских сил Австрии, Турции, Италии русский флот, опираясь на свои береговые укрепления, был способен дать им достойный отпор. Но самый важный вывод, сделанный комиссией, заключается в том, что Россия начиная с 1866 года стала независимой от западных держав в деле создания отечественного флота.

К сожалению, эта проблема, казалось бы, окончательно решенная Россией еще в XIX веке, в конце нынешнего столетия в связи с распадом Советского Союза и отходом многих предприятий судостроения в ближнее зарубежье вновь становится актуальной.

Отметим, что начавшееся с середины 60-х годов прошлого века стремительное соревнование брони, скорости и артиллерии, определившее на многие последующие десятилетия направленность развития флотов, убедило правительства крупных держав в необходимости обладания мощными военно-морскими силами. Отрадно, что в основы морской стратегии Российской Федерации закладываются те же принципы, какими руководствовались наши предки, а именно: «Россия должна ориентироваться на создание флота, способного быть одним из инструментов ее внешней политики, обеспечения ее экономических интересов и национальный безопасности».

Вместе с тем трудно представить, как в современных условиях флот может быть «инструментом внешней политики», если руководство ВМФ не имеет возможности самостоятельного доклада правительству по вопросам обоснования программ развития флота и его финансирования. По нашему убеждению, необходимые для ВМФ средства должны выделяться не по остаточному принципу (как одному из видов Вооруженных Сил), а в соответствии с отдельными статьями государственного бюджета по решению законодательного органа страны.

Олицетворением мощи флотов многих стран того времени стал броненосец. Строительство одного такого корабля было делом престижа страны, поскольку показывало ее экономические возможности. При этом не каждое государство могло создать крупные броненосные эскадры.

В 1867 году Россия объявила конкурс на лучший проект мореходного броненосца. Победил в нем вице-адмирал А.А.Попов. По его проекту в 1869 году был заложен и через три года спущен на воду башенно-брустверный броненосец, послуживший прототипом серии кораблей - «эскадренных броненосцев», составивших впоследствии ядро многих флотов. Этот корабль, названный «Петр Великий», ознаменовал крупный технический успех русского военного кораблестроения, поскольку не только не уступал лучшим мировым образцам, но по некоторым параметрам превосходил их. Многие идеи А.А.Попова были немедленно взяты на вооружение западными конструкторами. К сожалению, в последующие 10 лет Морскому министерству из-за ограниченного бюджета не удалось наладить серийное производство этого прекрасного корабля.

Развивая дальше идею создания океанского флота и учитывая рост политического и экономического значения дальневосточного региона, морское ведомство России запланировало осуществлять постоянное военное присутствие в тихоокеанских водах и в случае необходимости активно действовать на торговых путях. Наиболее приемлемым решением этой проблемы, по мнению специалистов, являлось образование четырех морских отрядов. Так как эта сила оказалась весьма малочисленной (12 кораблей), то вся тяжесть выполнения морской политики ложилась на плечи российских моряков, вынужденных находиться в море по три года. Один отряд должен был следовать на Восток, второй - в это же время выполнять боевые задачи на станциях и в Тихом океане, третий - возвращаться на Балтику, четвертый - заниматься ремонтом и отдыхать. (Станция (истор.) -географический пункт (порт), назначенный командованием как место пребывания (базирования) корабля, эскадры. - Ред.).

Стратегическая разобщенность важных для России морских театров и отсутствие у нее промежуточных баз потребовали в дальнейшем создать океанские корабли большого радиуса действия, с повышенными скоростями хода. Возник, по существу, новый класс кораблей - «броненосные крейсера», первыми представителями которого стали созданные по проекту корабельных инженеров И.С.Дмитриева и Н.Е.Кутейникова парусно-паровые фрегаты «Генерал-адмирал» и «Герцог Эдинбургский». Они вошли в строй в 1875-1877 годах, когда Англия только разрабатывала эту идею, поэтому она признала приоритет России в данной области. В отчете Морского министерства было сказано: «Заслуга лиц, на которых лежит обязанность создания морских сил в государстве, заключается не в боязливой осторожности подвергнуться неудачам при осуществлении в деле кораблестроения нового и неизведанного, но в верной оценке того, что лучше может служить цели создания флота, путей, которые скорей ведут к ней. Во исполнение этой задачи, как то показывает ныне опыт и пример других держав - Англии, Германии, Италии, мы действовали верно по отношению сооружения нашего броненосного флота».

Так было положено начало выполнению «крейсерской» программы. Завершилась же она в 1880 году постройкой на отечественных верфях восьми железных небронированных клиперов (впоследствии крейсеров II ранга). При этом ведомство из положенной сметы не вышло.

Необходимо отметить, что в развитии морских сил России того времени четко обозначились три направления: строительство кораблей береговой обороны, крейсерского и мореходного броненосного флота. Целью создания такого разнородного флота, без сомнения, было желание успешно противостоять морской мощи одной из самых крупных держав - Англии, напряженность в отношениях с которой постоянно усиливалась.

В связи с этим особое внимание следует обратить на разработку идеи «крейсерской» войны, которая легла в основу будущей идеологии строительства русского флота и оказала существенное влияние на обоснование и реализацию новой судостроительной программы 1881-1902 годов. Военно-политическое руководство страны понимало, что в данный период отечественный флот еще не готов к прямому столкновению с английским, но может создать угрозу морским коммуникациям Англии и тем самым заставить ее отказаться от военных планов в отношении России. Присутствие в конце 1876 года у берегов Америки русских Средиземноморской и Тихоокеанской эскадр под командованием контр-адмиралов И.И.Бутакова и О.П.Пузино вызвало заметное снижение активности в действиях английского флота в районе Дарданелл.

Далее русским правительством были предприняты еще более решительные шаги для ограждения интересов России от притязаний Англии. В кратчайший срок Морское министерство при содействии конгресса США отправило в штат Мэн 66 офицеров и 600 матросов для приобретения судов и подготовки их к крейсерской службе. С помощью этих рейдеров предусматривалось ведение действий на коммуникациях с использованием иностранных портов в редких случаях. Поэтому купленные в 1878-1879 годах пароходы сразу перестроили в целях удобства размещения команды, оружия, запасов провизии, топлива и в расчете на длительное плавание (не менее 6 месяцев) в различных климатических условиях. В самой России в 1878 году было учреждено судоходное общество «Добровольный флот», чьи пароходы планировалось в случае необходимости также переоборудовать в крейсера.

Успешная деятельность рейдеров в Средиземном море, Тихом и Индийском океанах дала возможность Морскому министерству уточнить взгляды на развитие самого «трудного» класса боевых кораблей, определить перечень требований к будущим крейсерам, исходя из их универсального назначения. Несмотря на то что крейсерские операции по-прежнему рассматривались как вспомогательные (способ раздробления сил), сама угроза коммуникациям требовала привлечения значительных сил флота противника для обеспечения их безопасности, что в свою очередь приводило к снятию кораблей с других направлений. В XIX веке этим достигалась одна из стратегических целей России в морской войне с крупными державами.

Вместе с тем неожиданный дипломатический успех блока Англия - Австро-Венгрия на Балканском конгрессе 1878 года свел к минимуму итоги победоносной войны России с Турцией, показал всем сомневающимся в России необходимость строительства не только крейсерского, но и линейного флота как орудия мировой политики. Это послужило толчком к созданию активного броненосного флота, в первую очередь на Черном море. А через некоторое время, уже на Дальнем Востоке, Россия своей созданной заново морской силой заставила Японию отказаться от выгодных условий продиктованного Китаю мира.

Знаменательно, что в 1880 году контроль за выделением необходимых флоту средств и строительством кораблей впервые взял на себя орган государственной власти - Государственный совет. В следующем году для обсуждения будущего состава флота им была образована комиссия под председательством великого князя Алексея Александровича с участием представителей Военного министерства и Министерства иностранных дел. Она выработала конкретные требования к флотам на каждом морском театре.

На Черноморском театре необходимо было строить флот, превосходящий турецкий, способный обеспечить перевозку десанта в район пролива Босфор и тем самым воспретить заход эскадр противника в Черное море. При этом Россия никогда не ставила цель присоединить турецкую территорию к своей.

Балтийский флот должен был обеспечить защиту побережья и при необходимости вести активные наступательные действия, в том числе за пределами театра. В целях осуществления круглогодичной деятельности кораблей на Балтике ставился вопрос о создании там незамерзающей базы.

Тихоокеанский флот, обеспечивая оборону важнейших пунктов на российском побережье с учетом его протяженности, а также просторов всего океана, должен был быть крейсерским. Для поддержки политических инициатив России в этом регионе и в случае конфликта с Японией или Китаем планировалось переводить на Дальний Восток эскадры о Балтийского и Черного морей.

Идея межтеатровой переброски сил флотов, родившаяся в недрах Морского министерства, оказалась настолько перспективной, что ее неоднократно использовали Россия и другие страны в последующих войнах. Не потеряла она своей актуальности, по мнению специалистов, ив наше время.

Ядро всех флотов должны были составлять броненосцы, способные вести боевые действия как на внутренних морях, так и в любом районе Мирового океана. Для создания угрозы на морских коммуникациях планировалось иметь крейсерский флот с базой во Владивостоке. Дальнейшее развитие получали канонерские лодки и миноносцы как наиболее эффективные силы для обороны рейдов, портов и шхер на прибрежных морских театрах. Следует отметить растущее в те годы понимание того, что сила российского флота - это не только боевые корабли, но и порты, судостроительные заводы, оборудованные всем необходимым.

В обосновании общего предназначения флота утверждалось, что Россия не может и не должна играть на море прежнюю роль, как в последнюю турецкую войну. Она обязана быть готовой встретить неприятеля за пределами своих вод, у берегов противника на любом морском театре. Только таким образом можно было надежно обеспечить выход России в Мировой океан как в политическом, так и военном отношении.

Эти замыслы воплотились в утвержденной в мае 1882 года кораблестроительной программе, рассчитанной на строительство около 190 кораблей в течение 20 лет. Несмотря на смену российского царя (в 1881 году им стал Александр III), общая направленность развития флота вплоть до 1914 года соответствовала выработанным ранее взглядам. Особенно это касалось своевременной сдачи кораблей для Черноморского флота, что обеспечивало стабильность на театре.

В последующем выяснилось, что без крупных государственных ассигнований очень трудно достичь превосходства над Германией на Балтийском море и одновременно воссоздать Черноморский флот. К тому же в марте 1885 года из-за афганского вопроса Россия и Англия снова оказались на грани войны. Избежать ее на Черном море удалось дипломатическим путем. Однако на Балтике, по мнению специалистов, нейтрализовать угрозу Санкт-Петербургу можно было лишь с помощью армии и флота.

Пересмотренная в том же году программа предусматривала срочное строительство для Балтийского флота 84 кораблей, возведение крупных береговых батарей в Сестрорецке и Ораниенбауме. В целях расширения зоны оперативной деятельности флота и возможностей его базирования в незамерзающей части Балтийского моря было решено соорудить в районе Либавы мощный военный порт. Александр III лично освятил закладку порта, произнеся при этом: «... вверяю оборону вновь созидаемой твердыни доблести балтийских моряков, вполне убежденный, что верные преданиям стольких побед, одержанных в Балтике, и славы Чесмы, Наварина и Петропавловска, они сумеют охранить от всякого покушения подступы к нашим пределам, обеспечить русскому флоту спокойное владычество в водах, их омывающих, и своевременно появляться всюду, где того потребует достоинство Русской державы».

Программа кораблестроения для Балтики уточнялась по мере накопления опыта строительства крупных кораблей и расширения судостроительной базы. Так, Морское министерство в 1890 году утвердило программу ускоренного усиления флота за пять лет. В соответствии с ней были построены еще 43 корабля, которые периодически включались в состав эскадр, несших службу также в Средиземном море и на Тихом океане. В следующие пять лет планом судостроения предписывалось в противовес германскому флоту построить еще около 90 кораблей.

Отметим, что одной из основных целей всех крупных морских держав, противостоявших в разные времена России, всегда было стремление запереть ее с моря на всех направлениях. В условиях начавшегося в конце XIX века экономического подъема страны возросшая мощь флота стала надежной опорой нашей дипломатии.

Так, на Черном море молодой русский флот сумел противостоять английским кораблям. В середине 90-х годов внешнеполитический курс Турции был направлен на улучшение отношений с Россией, что неизбежно вело к ослаблению британского влияния в данном регионе. В связи с этим в 1896 году «владычица морей» в который раз бросила к Дарданеллам броненосную эскадру - свой самый веский аргумент. Однако русское правительство известило Лондон о том, что в ответ на его действия Черноморский флот войдет в Босфор. Таким образом, были созданы благоприятные условия для проведения нами самостоятельной внешней политики на всем Ближнем Востоке.

Наличие на Дальнем Востоке мощной Тихоокеанской эскадры и ее умелое использование позволили России добиться больших дипломатических успехов и решить ряд экономических и территориальных проблем. Занятие в 1898 году на арендной основе Квантунской области, а вместе с ней и незамерзающей морской крепости Порт-Артур, постройка города Дальнего и Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) через Маньчжурию явились крупнейшими и поистине беспрецедентными политическими акциями государственных органов России. Их общей целью было не присоединение земель и покорение народов, а создание благоприятных условий для развития экономических отношений России со странами всего региона.

О возможности проведения успешной региональной политики с использованием потенциала флота приходится говорить сегодня потому, что дальневосточные проблемы вновь заявляют о себе.

В ноябре же 1895 года для пересмотра взглядов на военно-политическое положение в зоне Тихого океана состоялось особое совещание высших государственных лиц. На нем было отмечено, что с 1881 года Япония проявляет агрессивные устремления в отношении России: ее судостроительная программа свидетельствует о непосредственной подготовке морского ведомства к вооруженному столкновению с нами, в котором, по прогнозам, флоту в период с 1903 по 1906 год отводится главенствующая роль. Поэтому признавалась необходимость срочной выработки специальной программы судостроения для достижения превосходства российского флота над японским.

Утвержденная императором России в 1898 году программа («для нужд Дальнего Востока») предусматривала строительство до 1905 года 63 кораблей. Большой объем работ и сжатые сроки вынудили Россию воспользоваться услугами иностранных верфей. Согласно планам ядро Тихоокеанской эскадры по-прежнему должны были составлять корабли Балтийского флота, направлявшиеся в Тихий океан с таким расчетом, чтобы на театре находилось одновременно до 90 единиц. Конечной целью ставилось превращение эскадры, не имевшей постоянного состава, в самостоятельную мощную морскую силу - Тихоокеанский флот.

В связи с быстрым ростом морской мощи Германии Морскому министерству России пришлось уточнить также общую программу. В ходе реализации новой 20-летней программы намечалось с 1903 по 1923 год построить для всех флотов свыше 600 кораблей.

Важно отметить, что бурное развитие флота России в эти годы определялось прежде всего постоянно растущими экономическими возможностями страны, а также убежденностью высшего руководства в необходимости иметь мощный флот.

Усилия России по созданию морской мощи были не напрасны. По состоянию на 1 января 1904 года наш флот не уступал английскому и французскому ни в чем, кроме численности, и прочно удерживал третье место в мировой флотской иерархии. Он был построен в основном (на 90%) на отечественных заводах и мог решать как оборонительные, так и наступательные задачи на всех широтах Мирового океана.

Массовое строительство кораблей с различными тактическими возможностями потребовало проведения их классификации. Это было не формальное деление на классы: за каждой из двенадцати цифр классов стояли оригинальные инженерные решения, корабли, обладающие специфическими тактико-техническими характеристиками. В наши дни можно гордиться тем, что в начале столетия на разных стадиях проектирования и строительства на верфях нескольких стран находилось одновременно до 75 боевых кораблей России (в год спускалось на воду по 2-3 крупных корабля).

Для повышения боевой устойчивости крейсерских соединений были созданы специальные броненосцы. Не менее успешно шло развитие крейсеров «фрегат-ского» и «корветского» рангов. Они строились с расчетом на длительные самостоятельные действия в океане, поэтому их проекты совмещали, казалось бы, противоречивые требования. Но к чести отечественных кораблестроителей каждый крейсер, сходящий со стапелей, по своим характеристикам существенно превосходил предшественников.

В конце XIX века Россия стала одной из первых стран, где начали строиться подводные лодки, хотя мало кто тогда предвидел их роль в будущих морских сражениях.

Необходимо заметить, что большое количество кораблей - еще не флот. Для управления кораблями, эскадрами в бою постоянно требуются люди. И если Россия в целом, ее политика, экономика смогли на рубеже веков технически обеспечить создание современных кораблей, то с проблемой выдвижения талантливых специалистов на должности командующих, создания системы управления флотом в океане морское ведомство справлялось не всегда. Это стало, по нашему мнению, одной из причин поражения российского флота в русско-японской войне 1904-1905 годов, подлинной трагедии для страны. Результаты ее сказываются до сих пор.

В целом России потребовалось более 80 лет, чтобы количественно приблизиться к уровню состава флота 1905 года. Что пришлось за эти годы пережить - известно всем. Какой ценой был построен наш флот - не тайна. Очевидно, что начавшееся в последнее время саморазрушение флота, если не принять срочных мер, может стать неуправляемым и необратимым процессом, снизит роль нашего государства на мировой арене. Поэтому уже в ближайшие годы стране необходимо приложить невероятные усилия для сохранения и приумножения мощи флота, способного, на наш взгляд, и в будущем быть надежным гарантом политического и военного престижа России, стабильности во всех районах Мирового океана.

Морской сборник. - 1864. - № 4. - С.313.

Там же. -С.314.

Красная звезда.-1993. - 20 марта

Мордовин П. Русское военное судостроение в течение последних 25 лет, 1855-1880 годы. - Т.2. -СПб., 1881. -С.77,

Риттих А.В., Бубнов Л.А. Россия и ее моря. - СПб.,1907. -С.117-118.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации