Военный фактор в концепции глобальной безопасности

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/1993, стр.18-22

Военный фактор в концепции глобальной безопасности

Полковник А.Н.ЗАХАРОВ,

кандидат военных наук, доцент

БОЛЕЕ четырех десятилетий человечество находится в условиях, при которых вероятность его выживания зависит от успешного решения проблем глобальной безопасности. Возможность самоуничтожения для нашей планеты реальна, как никогда. Поэтому в последние годы между-народная безопасность и ее составляющие из объекта исследований от-дельных ученых-энтузиастов все чаще становятся предметом обсужде-ния на представительных конференциях и симпозиумах. Вопросы безо-пасности освещаются в периодической печати, в том числе и на страни-цах журнала «Военная мысль». Сегодня она рассматривается в двух ас-пектах: как определенное состояние земной цивилизации и как концеп-ция достижения и поддержания этого состояния на требуемом уровне. Однако официальное определение глобальной безопасности еще не вы-работано. Мы предлагаем сформулировать его следующим образом: глобальная безопасность - это определенное состояние защищенности жизненно важных интересов земной цивилизации от внутренних и внеш-них угроз в военной, экономической, экологической, генетической и дру-гих областях, составляющих среду биологического обитания и социаль-ного существования человека.

Не следует отрицать предложения некоторых авторов включить в со-держание рассматриваемой категории следующие составляющие: кон-цепцию безопасности; сущность безопасности; проблемы безопасности регионов; механизмы и институты, необходимые для достижения безо-пасности; изменения в распределении сил; цели и методы контроля над вооружением; невоенные проблемы глобальной безопасности; теорию безопасности. При этом абсолютное большинство теоретиков и практи-ков считает, что военная безопасность продолжает оставаться одной из важнейших составляющих глобальной безопасности, в поддержании ко-торой военный фактор (вооружение и военная техника, группировки войск, т.е. военная сила) продолжает играть решающую роль.

Признавая правомерность существующих подходов в решении про-блем глобальной безопасности, считаем необходимым выразить свои суждения по одному из вопросов военной безопасности - о возможной роли военного фактора в обеспечении глобальной безопасности, сред-ствах и механизмах ее реализации. Именно военный фактор выступает одним из важнейших рычагов политики принуждения. Будет ли так и в XXI веке?

Краткий ретроспективный анализ процесса формирования проблемы глобальной безопасности показывает, что после второй мировой войны этого понятия еще не существовало, хотя об оружии, способном уничто-жить жизнь на Земле, стало известно значительно раньше. Поэтому предпринимались отдельные попытки закрепить его. Достаточно вспомнить Женевский протокол (1925 год) о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериоло-гических средств. Тем не менее, осознавая опасность химического ору-жия, ведущие державы мира разработали еще более мощное средство массового поражения - ядерное оружие. Безусловно, лидеры этих госу-дарств прекрасно понимали, что его применение грозит человечеству уничтожением. Однако биполярная расстановка военно-политических сил на планете диктовала свои условия. Наращивание арсеналов ядер-ного и химического оружия продолжалось.

Со временем страны, обладающие ядерным оружием, договорились об ограничении его распространения. Но, к сожалению, мало кто смог со всей полнотой оценить и, самое главное, предать гласности значение на-висшей над человечеством угрозы. К концу 60-х годов сформировалась первая из глобальных проблем - что делать с оружием, способным унич-тожить все живое на Земле? Справедливости ради отметим - решение ее частных составляющих все же осуществлялось, хотя и спонтанно. Од-нако достижение конечной цели, на наш взгляд, (ввиду масштабности, сложности, огромных материальных затрат) под силу только всему ми-ровому сообществу. Более того, важнейшим условием успешных дей-ствий следует признать необходимость использования возможностей всех государств при объединении их усилий в рамках общей идеологии и стратегии действий в интересах земной цивилизации. Видимо, одной из отраслей такого разделения можно рассматривать «военный труд» - при-менение военной силы (военного фактора) для решения исследуемой метапроблемы и ее важнейшей составляющей - военной безопасности.

Сначала определим роль военного фактора в обеспечении глобаль-ной безопасности в XXI веке. До настоящего времени, т.е. в период бипо-лярного военно-политического равновесия, при рассмотрении возмож-ных путей, а также сил и средств, способных обеспечить достигнутый уровень глобальной безопасности, в качестве военного фактора рассма-тривалось оружие массового поражения - в основном ядерное. Обладая последним, сверхдержавы довольно успешно решали вопросы военной безопасности - всемирного столкновения не было более 45 лет. Вопрос, быть или не быть Земле, решался именно в интересах сверхдержав, и практически все остальные государства с этим смирились. В то же время из-за различия политических целей стран, обладающих ядерным ору-жием, ни форм, ни механизмов реализации роли военного фактора в обеспечении глобальной безопасности, за исключением неформальных организаций типа «ядерного клуба», не было и нет. До сих пор все осно-вывается на здравомыслии определенной группы политических лиде-ров.

Таким образом, учитывая опыт межгосударственных отношений, можно выделить ряд положений, позволяющих наметить некоторые пути решения проблемы обеспечения глобальной безопасности в буду-щем.

Во-первых, военный фактор - одно из средств достижения желаемого состояния глобальной безопасности и важнейший инструмент реализа-ции политики принуждения, воздействующий в мирное время не по при-нципу «принуждение через уничтожение», а по принципу «принуждение через сдерживание путем угрозы возмездия». В прошлом формула сдер-живания имела безальтернативное решение - неизбежная гибель земной цивилизации в случае развязывания всеобщей ядерной войны. Другими словами (в отношении агрессора), это означало: «тебе придется решать дилемму - или ты действуешь по установившимся правилам глобальных отношений, или вместе с тобой погибает мир».

Во-вторых, роль военного фактора отводилась ядерному оружию, ко-торое по своим боевым возможностям превосходило все другие средства вооруженной борьбы.

В-третьих, ввиду биполярности мира и наличия военно-политиче-ских противоречий сдерживание проводилось только в интересах опре-деленных групп государств, для чего, собственно, и было пригодно только ядерное оружие.

В-четвертых, сдерживание осуществлялось спонтанно, при отсут-ствии постоянно функционирующих механизмов реализации роли воен-ного фактора (Карибский кризис), т.е. по принципу «создание адекват-ного механизма взаимных угроз в каждом конкретном случае обострения межгосударственных отношений».

В-пятых, сдерживание осуществлялось благодаря жесткому ограни-чению распространения ядерного оружия и принятию мер, исключаю-щих его несанкционированное применение.

Анализ перспектив развития земной цивилизации позволяет предпо-ложить, что и в XXI веке военный фактор будет продолжать играть опре-деляющую роль в обеспечении глобальной безопасности. Однако, на наш взгляд, средства станут несколько иными, их нельзя связывать только с ядерным оружием. В свете завершившегося глобального проти-востояния двух социальных систем сдерживание будет целесообразно осуществлять, исходя из интересов земной цивилизации. Более того, ве-роятны изменения, во-первых, масштаба сдерживания (не глобальный, а региональный), во-вторых, самой формулы сдерживания по отношению к агрессору: «тебе придется решать дилемму - или ты действуешь по установившимся правилам глобальных отношений, или ты погибаешь, а мир продолжает развиваться без тебя».

Для реализации данной формулы необходимо разработать формы и создать механизмы, которые функционировали бы под эгидой междуна-родных организаций, используя оружие группы государств, заинтересо-ванных в безконфликтном развитии мирового сообщества, и принимая меры для исключения внедрения подобного оружия в армии других стран и вооруженные формирования неформальных организаций.

Анализ развития средств вооруженной борьбы показывает, что в XXI веке роль военного фактора в обеспечении глобальной безопасности сможет играть высокоточное оружие, боевые возможности которого ярко продемонстрировала война в зоне Персидского залива. Это оружие способно решать задачи сдерживания не только за счет наличия в арсена-лах многонациональных сил, но и вследствие избирательности применения, не приводящей к губительным последствиям, т.е. так называемых хирургических ударов. Следовательно, можно вести речь о других мас-штабах сдерживания и локализации вооруженных конфликтов - регио-нальных, притом по формуле, безопасной для цивилизации.

Поэтому уже сейчас необходимо в интересах глобальной безопасно-сти приостановить под эгидой ООН производство ВТО, других видов вы-сокотехнологического оружия и прекратить их распространение. Это пока возможно благодаря малому числу стран, обладающих техноло-гией его производства. Не следует забывать печальный опыт создания ядерного оружия. Именно глобальное противостояние двух систем при-вело к чрезмерному накоплению его запасов, способных уничтожить все живое на Земле. Сегодня, в период наметившегося глобального сотруд-ничества, нельзя допустить нового витка гонки вооружений, пополнения арсеналов развитых стран еще более губительными средствами воору-женной борьбы.

Учитывая постоянно возрастающую насыщенность территорий госу-дарств экологически опасными объектами как военного назначения, так и мирной экономики, становится очевидным, что применение ВТО в лю-бом регионе грозит катастрофой. Следовательно, неконтролируемые мировым сообществом создание, производство и применение агрессо-ром высокоточного оружия могут привести к глобализации региональ-ных и даже локальных военных конфликтов. Это еще раз подтверждает актуальность проблемы ограничения его распространения.

Рассуждая о формах и механизмах реализации военного фактора, от-метим, что они будут эффективны лишь при подчинении общей законо-мерности в решении проблемы глобальной безопасности - междуна-родному разделению военного труда, В какой форме это может быть осу-ществлено?

Исследования показывают, что необходимо создать глобальную си-стему региональных центров военно-технологического сдерживания, цель которой будет заключаться в обеспечении нормального функцио-нирования единой мировой экономической системы, повышении роли международных институтов типа ООН, гарантированной национальной независимости государств, а также снижении уровня их военных расхо-дов путем решения определенных задач. Среди последних следует выде-лить: сдерживание агрессии в любом регионе планеты или пресечение военного конфликта на самой ранней его стадии; эффективное противо-действие попыткам нарушения существующего военно-политического равновесия в мире, в том числе актам международного терроризма; пре-кращение соперничества в гонке вооружений; предотвращение передачи новейших военных технологий, систем, средств, а также ресурсов стра-нам и террористическим организациям - потенциальным нарушителям мирового военно-политического равновесия.

Рассматриваемая система структурно может состоять из координа-ционного центра, возглавляемого секретарем-координатором при Со-вете Безопасности ООН, и региональных центров военно-технологиче-ского сдерживания, имеющих свою сферу влияния и контроля. Каждый из центров сдерживания в свою очередь может состоять из базового рай-она, стационарных и подвижных постов влияния и контроля. В базовые районы следует включить пункты управления командного состава цен-тра, базы боевой техники и склады для высокоточных боеприпасов, пун-кты приема и размещения личного состава с легким вооружением, а также посты охранения и всю инфраструктуру обеспечения (аэродромы, причалы, дороги и др.).

Состав координационного центра и центров сдерживания целесооб-разно сформировать из войск ООН и контингентов вооруженных сил стран, предназначенных для их усиления в кризисный период. Центр сдерживания может состоять из постоянного контрольного аппарата, функционирующего в течение определенного (договорного) периода в базовом районе на стационарных и подвижных постах, и основных сил, перебрасываемых в регион в случае обострения ситуации.

Постоянный контрольный аппарат комплектуется исходя из потреб-ности в специалистах определенного профиля всех государств-членов ООН, а основные силы - из личного состава вооруженных сил стран, спо-собных обеспечить их подготовку к ведению боевых действий в усло-виях данного региона. Основное вооружение и военную технику центров сдерживания, на наш взгляд, должны составлять различные системы ВТО, а также силы и средства всех видов технической разведки. Коли-чественные параметры военной техники и личного состава каждого цен-тра согласовываются договорами стран определенного региона с учетом мнений соседних и имеющих там свои традиционные экономические интересы государств. Задачи, структура и состав центров утверждаются решением Совета Безопасности ООН.

Коротко о механизме действия глобальной системы. В мирное время в центрах функционирует постоянный контрольный аппарат, обеспечи-вая реализацию принципа сдерживания путем постоянных инспектор-ских проверок. В угрожаемый период осуществляются прием личного со-става и его размещение в базовом районе, приведение в боевую готов-ность военной техники. Сдерживание обеспечивается за счет активиза-ции работы на стационарных постах, а также постоянного боевого дежур-ства во всем воздушном пространстве сферы влияния и контроля. При неудачной попытке сдерживания осуществляется переход к превентив-ным военным действиям, которые ведутся в соответствии с существую-щими правилами военного искусства.

Все мероприятия с началом угрожаемого периода санкционируются Советом Безопасности ООН и контролируются координационным цен-тром.

В заключение необходимо затронуть еще один вопрос, который мо-жет показаться не соответствующим рассматриваемой теме. Дело в том, что, изыскивая пути решения проблемы глобальной безопасности, нельзя забывать о реальности, а она такова, что Россия была, есть и будет одной из ведущих военных держав. Так сложилось исторически. Это еще раз подтвердила выставка военной техники ИДЕКС-93, прошедшая в феврале 1993 года в столице ОАЭ. Поэтому, на наш взгляд, предприни-маемые попытки уничтожить (некоторые говорят мягко - конверсиро-вать) большую часть военно-технологического потенциала нашего госу-дарства к добру не приведут. Ничто не исчезает бесследно. Куда начнет перетекать этот потенциал? Очевидно, в неформальные или междуна-родные террористические организации. Кому это выгодно? Думается, кому угодно, но только не миролюбивым силам планеты. Поэтому се-годня одна из главных задач - сохранение оборонного потенциала Рос-сии под государственным управлением и контролем ООН путем его вне-дрения в систему международного разделения «военного труда», реали-зации этого потенциала в интересах создания региональных центров военно-технологического сдерживания, о которых шла речь. Это будет существенной помощью мирового сообщества Российскому государству в его стремлении содействовать идее выживания человечества.

Безопасность// Информационный сборник. - 1992. - Сентябрь.

Большая Советская Энциклопедия. - Т.9. - М.: Сов. энциклопедия, 1972. - С. 168.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации