Катастрофа под Харьковом

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 8,9/1992

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Катастрофа под Харьковом

Полковник в отставке Ф. Д. СВЕРДЛОВ,

доктор исторических наук, профессор

В мае 1942 года войска Юго-Западного фронта (21, 28, 38-я и 6-я армии) развернули активные действия в районе Харькова в целях разгрома противостоящих сил противника и овладения рубежом Гомель - Киев - Черкассы. В период с 12 по 14 мая, упреждая врага в нанесении удара, советские войска продвинулись на 25-50 км. Немецкое командование, перебросив в район Волчанска несколько дивизий, усилило группировку и, достигнув превосходства над 28-й армией, вынудило ее перейти к обороне. Добившись равновесия сил в полосе 6-й и 38-й армий, гитлеровцы закрепились на тыловом рубеже и приостановили успешно начавшуюся Харьковскую наступательную операцию. Нерешительные действия командования Юго-Западного фронта привели к утрате стратегической инициативы, а впоследствии и к окружению советских войск. Итоги этого поражения хорошо известны: из 300 тыс. человек, попавших в окружение, вышли только 22 тыс. Таких примеров военная история еще не знала (см. схему). Основная вина за случившееся ложится на политическое руководство СССР и Ставку Верховного Главного Командования.

Предугадав наступательный характер планов гитлеровского командования на весенне-летнюю кампанию 1942 года, Ставка ВГК и Генеральный штаб высказались относительно действий Красной Армии. Это должна была быть активная стратегическая оборона, так как не хватало резервов и материально-технических средств. Раскрыв замысел противника на период предстоящих действий, руководство страны неверно определило направление главного удара немецких войск. Исходя из того, что крупная группировка врага (более 70 дивизий) находилась на московском направлении, оно считало, что гитлеровцы вновь нанесут удар на Москву. Это давало Ставке и Генеральному штабу основания для всемерного укрепления центрального направления - Западного и частично Брянского фронтов. Делалось это в ущерб Юго-Западному и Южному фронтам. Именно здесь гитлеровское командование намечало нанести главный удар на юг и таким образом решить задачу по овладению Кавказом, лишить страну основных источников нефти, угля, металла, а также южных путей сообщения с союзниками и завершить войну уже к концу 1942 года.

Предложения начальника Генерального штаба Б. М. Шапошникова и его заместителя А. М. Василевского о ведении оборонительных действий и отражении вражеского наступления с последующим переходом в контрнаступление Верховным Главнокомандующим были отвергнуты. Наоборот, Ставка ВГК приняла решение зимой и весной провести несколько частных наступательных операций: под Ленинградом, в районе Демянска, на смоленском и льговско-курском направлениях, под Вязьмой и, наконец, наиболее крупную - под Харьковом. По ее мнению эти операции должны были в дальнейшем обеспечить широкое наступление Красной Армии по всему фронту. Поэтому стратегические резервы были равномерно распределены по фронтам, что само по себе уже являлось грубым просчетом, противоречившим основным принципам военного искусства. В результате советские войска не создали значительного превосходства над противником ни на одном из стратегических направлений.

Ни одна из указанных наступательных операций не имела успеха. Кроме того, советские войска в ходе зимнего трёхмесячного наступления понесли большие потери. Не хватало танков, артиллерии, крайне мало было боеприпасов. В сложившейся ситуации военный совет Юго-Западного направления выступил с предложением провести крупное наступление на юге. Генеральный штаб, рассмотрев эти предложения, доложил И. В. Сталину о своем несогласии с ними и невозможности проведения подобного наступления весной 1942 года. И. В. Сталин, согласившись с мнением Генерального штаба, разрешил С. К. Тимошенко (главнокомандующий войсками направления) проведение частной (только силами направления) наступательной операции. Для этого военный совет Юго-Западного направления разработал и представил в Ставку план операции, согласно которому ее проведение возлагалось на Юго-Западный фронт. Начало операции планировалось на 4 мая, но из-за опоздания с перегруппировкой оно было перенесено.

12 мая 1942 года войска Юго-Западного фронта перешли в наступление. Основная цель операции заключалась в окружении и разгроме харьковской группировки противника, овладении Харьковом и создании условий для дальнейшего наступления на Днепропетровск. С.К. Тимошенко, соглашаясь с оценкой обстановки, данной Ставкой еще 23 марта 1942 года, докладывал в Москву: «Нам удалось заставить противника не только израсходовать все оперативные резервы, но и раздергать их для локализации наших успехов. Без притока крупных стратегических резервов и значительного пополнения людьми и материальной частью он не способен предпринять операции с решительной целью». Это донесение свидетельствует об отсутствии у С.К. Тимошенко оперативного предвидения, которым должен обладать командующий войсками направления и фронта. Помимо этого, он не оценил должным образом донесения разведывательного отдела Южного фронта о передвижении значительного количества железнодорожных эшелонов с танками и артиллерией. Тем временем соединения группы армий «Юг» спешно пополнялись личным составом и боевой техникой. Численный состав пехотных дивизий в начале мая уже составлял 14-15 тыс. человек. Количество танков в каждой танковой дивизии достигло 170-185 единиц. Группа была усилена одиннадцатью дивизиями, пять из которых (три пехотные и две танковые) сосредоточились непосредственно против войск Юго-Западного фронта в районе Харькова. Значительно был усилен самолетами немецкий 4-й воздушный флот.

К началу наступления группировка войск Юго-Западного направления насчитывала: 74 стрелковых и 18 кавалерийских дивизий, 480 танков (из них больше половины устаревших образцов), 13 тыс. орудий и минометов, 806 боевых самолетов (из них 223 ночных бомбардировщика У-2). Юго-Западный фронт, действовавший на направлении главного удара, имел в своем составе пять армий, два танковых и два кавалерийских корпуса. Левое крыло фронта прикрывалось двумя (9-й и 57-й) армиями Южного фронта.

Группировка противника включала 6-ю и 17-ю полевую и 1-ю танковую армии. Всего немецкие войска имели на этом направлении 64 дивизии, в том числе танковых - 7, моторизованных - 6, дивизий СС - 3, в которых насчитывалось до 500 танков, около 16 тыс. орудий и минометов, 1000 боевых самолетов (в основном Ю-88 и Ме-109) . Руководство войсками было возложено на командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока, назначение которого должно было насторожить Верховное Главное Командование. Перемещение одного из наиболее авторитетных гитлеровских военачальников свидетельствовало об изменении предстоящего главного удара, но Ставка не придала этому особого значения.

При примерном равенстве сил на направлении Юго-Западный фронт, где была сосредоточена для наступления наша основная группировка, превосходил противника по личному составу в 1,5, а по танкам - в 2 раза.

Главный удар войска Юго-Западного фронта наносили с так называемого барвенковского выступа, завоеванного в упорных боях в январе 1942 года, из района южнее Лозовой. Сюда был нацелен и основной удар группы генерала Э. Клейста, который командовал 1-й танковой армией (основной силой гитлеровцев на юге) с первого дня войны. Командование вермахта планировало встречными ударами окружить войска Юго-Западного фронта. К сожалению, замысел противника полностью удался. Успешно начав наступление, войска фронта за три дня продвинулись на запад на 25-50 км. 15 мая 1942 года создались выгодные условия для ввода в сражение двух танковых корпусов и нескольких стрелковых дивизий второго эшелона, что могло бы развить наступление на Харьков с юга и одновременно оковать часть ударной северной группировки противника. Однако С. К. Тимошенко не ввел их ни 15, ни 16 мая, так как ожидал более благоприятных условий и, кроме того, получил данные о действиях двух танковых дивизий противника на севере. Темп наступления стал снижаться. Противник получил возможность перебросить еще пять дивизий против северной группировки фронта, наступавшей на Харьков с северо-востока, вынудил ее перейти к обороне, а затем сумел окружить. К исходу 15 мая С. К. Тимошенко докладывал в Ставку: «Противник выдвинул из Харькова две танковые дивизиии и контрударами оттеснил 38-ю армию в исходное положение. Противник развивает успех во фланг и тыл северной группировки фронта. Танковые дивизии противника потеряли 150 танков, мы - 100. Противник не разгадал замысла нашей операции и свой основной ударный кулак направил на второстепенный участок фронта и этим предоставил свободу действий нашим ударным группировкам». Это дало И. В. Сталину повод упрекнуть Генеральный штаб в том, что по его настоянию он чуть было не отменил столь удачно развивающуюся операцию. Нет, не гитлеровское командование, а С. К. Тимошенко не разгадал замысла противника, И это уже в ходе операции, буквально за неделю до катастрофы. Сталин также не чувствовал опасности.

Только 17 мая С. К. Тимошенко ввел в сражение танковый корпус, но было уже поздно. Противник успел закрепиться на тыловом рубеже, и танковому корпусу вместо стремительного продвижения вперед пришлось прорывать оборону, неся серьезные потери. Ранним утром 17 мая группа Э. Клейста при поддержке крупных сил авиации нанесла внезапный удар по одной из армий Южного фронта генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского, имевшей всего 5 дивизий по 5-7 тыс. человек в каждой. Как можно было не обнаружить сосредоточение 11 вражеских дивизий, остается загадкой. В первый день наступления немецкие войска продвинулись вперед на 20 км. Нависла угроза выхода их в тыл войскам Юго-Западного фронта. В полосу наступления противника С. К. Тимошенко выдвинул два кавалерийских корпуса, стрелковую дивизию и танковую бригаду. Однако генерал Р. Я. Малиновский не сумел своевременно организовать их перегруппировку, взаимодействие и проведение контрудара. Противник уничтожил их по частям.

Создавшаяся обстановка настоятельно требовала прекращения наступления войск Юго-Западного фронта и передислокации их значительной части на юг против группы Э. Клейста. С. К. Тимошенко ограничился лишь незначительными силами (две дивизии и две танковые бригады), а затем еще двумя танковыми корпусами и одной стрелковой дивизией.

Генерал А. М. Василевский, исполнявший обязанности начальника Генерального штаба, учитывая, что на направлении наступления Юго-Западного фронта крупных резервов нет и, следовательно, быстро помочь ему нечем, внес в Ставку предложение немедленно прекратить наступление фронта. Однако С. К. Тимошенко заверил И. В. Сталина в том, что справится со сложной обстановкой, отразит удар группировки Э. Клейста и продолжит наступление. Здесь Ставкой ВГК была допущена вторая серьезная ошибка. Необходимо было прекратить наступление и перейти к обороне, но этого сделано не было. 18 мая обстановка в полосе Юго-Западного фронта еще больше обострилась. Противник ввел в сражение свежие войска и, нарастив силу удара, рассек отходившие армии Южного фронта. А. М. Василевский повторно поставил перед Ставкой вопрос о прекращении наступления фронта и переброске его войск на юг. Однако и на этот раз мнение С. К. Тимошенко о целесообразности дальнейшего наступления взяло верх.

К исходу 19 мая, когда стало ясно, что три армии Юго-Западного и две Южного фронтов окружаются противником, С. К. Тимошенко остановил наступление войск, но было уже поздно. Стремительное продвижение танковых и моторизованных соединений врага сорвало сосредоточение наших войск и вынудило их вступить в бой разрозненно, без авиационной и артиллерийской поддержки. В результате, неся большие потери, они не только не продвинулись вперед, но и сами под ударами противника стали отходить.

23 мая 1942 года 6-я армия генерала Ф. Паулюса, наступавшая с севера, и две армии генерала Э. Клейста, действовавшие с южного направления, соединились в районе южнее Балаклеи и окружили основные силы Юго-Западного фронта, которые с 24 по 29 мая вели тяжелые бои с превосходящими силами противника при полном господстве его авиации. Возглавил управление окруженными армиями заместитель командующего войсками фронта генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко. Попытка деблокировать окруженную группировку ударом 38-й армии с востока успеха не имела. Испытывая острую нехватку боеприпасов, продовольствия, горючего, советские войска были обречены на поражение. Смертью храбрых вместе с десятками тысяч бойцов в боях в окружении погибли генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко, командующие армиями Л.Б. Бобкин, А.М. Городнянский, К.П. Подлас, члены военных советов армий А.И. Власов и А.И. Попенко, начальник штаба армии А.Ф. Анисов, многие командиры дивизий.

Вызывает удивление, как могли И.В. Сталин, Ставка ВГК в ходе наступательной операции руководствоваться оценкой обстановки и решением С.К. Тимошенко - человека, чей стратегический кругозор был невелик? Ведь в ходе войны он проиграл практически все сражения, которыми руководил. Очевидно, тут сыграла роль неверная оценка обстановки и стремление выдать желаемое за действительное.

Изучая действия наших войск под Харьковом, военные историки находят много причин поражения: отсутствие должного взаимодействия фронтов, плохое управление войсками, запоздалый ввод в сражение танковых корпусов. Но главное, по нашему мнению, заключалось в том, что С.К.Тимошенко в ходе операции не сумел должным образом оценить новые данные обстановки и не владел искусством оперативно-стратегического предвидения. Его (командование фронтом и доклады в Ставку) в ходе операции напоминали в большей степени действия отважного кавалерийского начальника, каким он был в 1-й Конной армии в годы гражданской войны, но не Главнокомандующего войсками направления и фронта. У командующих армиями и командиров дивизий также были ошибки. И кроме того, их боевой опыт не шел ни в какое сравнение с опытом немецких генералов и офицеров, прошедших Францию, Польшу, Югославию, Украину. Нельзя забывать и о квалификации командующих. Ведь в 1937-.1941 годах было репрессировано 40 тыс. человек преимущественно высшего командного состава, в том числе 90% командующих армиями, 80% командиров корпусов, более 70% командиров дивизий. Армиями Юго-Западного, Южного и других фронтов в основном командовали бывшие командиры дивизий, а дивизиями - командиры полков. Конечно, они ошибались, но их промахи ни в какое сравнение не идут с просчетами высшего руководства страны и Вооруженных Сил, которые приводили к катастрофам. Так было на Юго-Западном фронте в сентябре 1941 года, когда И. В. Сталин запретил своевременный отход войск от Киева. Это решение привело к окружению восточнее Киева 600 тыс. бойцов Красной Армии и быстрому продвижению фашистских войск па восток. Так было под Харьковом. В результате этого поражения обстановка на южном крыле советско-германского фронта резко изменилась в пользу противника. Юго-Западный и Южный фронты понесли огромные потери и были значительно ослаблены. К середине июня 1942 года войска Юго-Западного фронта были отброшены противником на восток на р. Оскол, что в значительной степени облегчило фашистским войскам дальнейший выход к Волге и на Северный Кавказ. Харьковская катастрофа послужила суровым уроком, выводы из которого были учтены при подготовке и проведении последующих операций советских войск.

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. - Т. 2. - М,: Изд-во АПН, 1990. - С.281.

Василевский А. М. Дело всей жизни. - Т. 1, - М.: Политическая литература, 1988.- С. 206.

Военно-исторический журнал.- 1989, - № 12. - С. 13.

Там же.

Военно-исторический журнал.- 1990. - № 1. - С. 17.

Василевский А. М. Дело всей жизни, - С. 212.

Москаленко К. С. На Юго-Западном направлении. - Т. 1.- М.: Воениздат, 1979.-С. 181.

Василевский А. М. Дело всей жизни. - С. 212, 213.

Василевский А. М. Дело всей жизни. - С. 212, 213.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации