Из истории советской военной мысли

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 11/1990, стр.34-40

ВОЕННАЯ НАУКА И ПРАКТИКА

Из истории советской военной мысли

Журнал открывает новую рубрику «Из истории советской военной мысли». В ней предполагается знакомить офицеров и генералов с важнейшими, ранее не публиковавшимися документами и материалами по теории и практике строительства, подготовки и оперативного использования Вооруженных Сил СССР, советского военного искусства. По нашему мнению, это будет способствовать расширению оперативно-стратегического кругозора читателей журнала. В этом номере впервые публикуется «Положение о службе Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Документ хранится в Центральном государственном архиве Советской Армии.

ПОЛОЖЕНИЕ

о службе Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Служба Генерального штаба РККА создается для укомплектования войсковых и оперативных штабов высококвалифицированными кадрами командиров, способных создать в распоряжении общевойскового командира (командующего) четкий и безотказный аппарат управления войсками как в мирное, так и военное время, особенно в бою и операции.

2. Перечень должностей, подлежащих замещению командирами Генерального штаба во всех звеньях войскового управления, прилагается.

3. Личный состав службы Генерального штаба комплектуется путем отбора командиров из числа лиц, окончивших Академию Генерального штаба РККА.

Окончившие Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе и командные факультеты других военных академий по прослужении, после окончания академии один год на штабных должностях, при наличии хорошей аттестации по штабной службе, управлению войсками и руководству боевой подготовкой, зачисляются кандидатами по службе Генерального штаба.

4. Помимо формальных образовательных требований, к командирам службы Генерального штаба предъявляются следующие требования: высокий уровень марксистско-ленинской подготовки, беспредельная преданность делу Октябрьской революции и Коммунистической партии, высокий уровень общеобразовательной подготовки, всестороннее знание войск, методов боевой подготовки и всех видов военной техники.

II. ПРОХОЖДЕНИЕ СЛУЖБЫ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

5. Основная служебная деятельность командиров службы Генерального штаба должна протекать в штабах - от штаба дивизии и равных ей соединений сухопутных, воздушных и морских сил до Генерального штаба РККА включительно. При этом служба в штабах должна чередоваться с периодической стажировкой в командовании войсковыми частями различных родов войск и соединениями.

6. Для лиц, зачисленных в состав службы Генерального штаба, устанавливаются специальные правила прохождения службы, а именно:

А) Для лиц, зачисленных в состав службы Генерального штаба по окончании Академии Генерального штаба, устанавливается следующий порядок прохождения службы:

а) не прошедшие должности командира полка или отдельной части в специальных родах войск (эскадрилья, танковый батальон, корабль)- назначаются на эти должности по своему роду войск для командования на срок не менее года; лица, имеющие строевой стаж по должности командира полка или отдельной части, назначаются в зависимости от военного звания на штатные должности;

б) в процессе прохождения службы Генерального штаба все командиры по мере необходимости обязаны: пройти летно-воздушную подготовку в течение года (6 месяцев в строевой летной части и 6 месяцев в штабе высших военно-воздушных соединений); пройти практическую работу или в Генеральном штабе РККА в течение 2 лет, или в штабе округа в течение 3 лет, из них не менее одного года для изучения вероятных театров военных действий в приграничном округе; после этого обязательно откомандовать соединением (дивизией, бригадой).

Б) Для кандидатов службы Генерального штаба из числа окончивших Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе или командные факультеты других военных академий устанавливается следующий порядок прохождения службы: не прошедшие должность командира стрелкового батальона (или ей соответствующей в специальных родах войск) назначаются на эту должность (или соответствующую по своему роду войск) для командования на срок не менее 8 месяцев; лица, имеющие строевой стаж по должности командира батальона (или соответствующей в других родах войск), назначаются в зависимости от военного звания на штатные должности.

III. ПРАВА И ПРЕИМУЩЕСТВА КОМАНДИРОВ, ПРОХОДЯЩИХ СЛУЖБУ ПО ГЕНЕРАЛЬНОМУ ШТАБУ

7. Командиры службы Генерального штаба, занимающие штатные должности, находятся в прямом подчинении своих непосредственных начальников, но, кроме того, они имеют право по вопросам соответствующих изменений оперативных руководств и наставлений, общетактических уставов, штабной техники, а также по вопросам военно-научного порядка обращаться непосредственно к вышестоящему начальнику службы Генерального штаба РККА.

8. Командиры службы Генерального штаба имеют право на сокращенный срок выслуги:

а) в звании майор (капитан 3 ранга) вместо 4 лет выслуги не более 3 лет, но при условии, если майор (капитан 3 ранга) предварительно откомандовал батальоном, эскадроном или неотдельным авиаотрядом (кораблем 3 ранга или соединением кораблей 4 ранга) в течение не менее 8 месяцев;

б) в звании полковник (капитан 2 ранга) вместо 6 лет выслуги - не более 5 лет, но при обязательном условии откомандования стрелковым или кавалерийским полком (отдельным танковым батальоном, авиаэскадрильей, кораблем 2 ранга и соединением кораблей 3 ранга) в течение не менее 1 года.

Присвоение очередного командирского звания производится, как правило, после отбытия командиром строевого стажа.

9. Должности по службе Генерального штаба тарифицируются по особой шкале зарплаты.

Командиры службы Генерального штаба пользуются персональной служебной машиной.

10. Командирам службы Генерального штаба присваивается к их военному званию добавление: «Генерального штаба», которое сохраняется за ними на все время службы.

11. Форма одежды - особая по службе Генерального штаба. Командиры службы Генерального штаба носят особый нагрудный знак.

IV. УЧЕТ КОМАНДИРОВ ПО СЛУЖБЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

12. Весь учет командного и начальствующего состава по службе Генерального штаба сосредоточивается в специальном отделе кадров Генерального штаба РККА.

Председатель Совета Народных

Комиссаров Союза ССР

(В. МОЛОТОВ)

Комментарий военного историка

КАК система мероприятий и деятельности по обеспечению руководства вооруженными силами и управления войсками в мирное и военное время служба Генерального штаба зародилась с созданием массовых армий. Для управления ими при высших военачальниках стали создаваться органы, ведавшие узловыми вопросами строительства, подготовки и боевого использования вооруженных сил, В различных странах такие органы и службы назывались по-разному,

В России служба Генерального штаба приобрела более или менее оформленный вид в процессе военных преобразований Петра 1с введением должности генерал-квартирмейстера (1701 год). В последующем эти функции в русской армии выполняли различные по своим наименованиям органы - Свита его Величества по Квартирмейстерской части (1796 год), департамент Генерального штаба (1832 год), Управление Генерального штаба (в составе Главного штаба, 1865 год), Главное управление Генерального штаба (ГУГШ - самостоятельный орган, начальник которого на правах военного министра подчинялся непосредственно императору, 1905 год), Главное управление Генерального штаба (ГУГШ - подчиненное военному министру, 1908 год).

Служба Генерального штаба всегда и во всех государствах предъявляла особые требования к подбору и профессиональной подготовке личного состава. Они, как правило, обусловливаются исключительной ролью «мозга армии» как основного органа военного руководства в мирное и военное время, объединяющего в оперативном отношении деятельность всех других управлений и служб. Значительный опыт в этой области был накоплен в русской армии. Так, должности в Главном управлении Генерального штаба, Главном штабе и в некоторых других штабах замещались исключительно офицерами, окончившими Академию Генерального штаба и прошедшими процедуру «причисления» и «перевода» в Генеральный штаб. Для офицеров Генерального штаба был установлен особый порядок прохождения службы, выдвижения на вакантные должности, присвоения воинских званий, Им предоставлялись определенные привилегии и преимущества. Генштабисты имели особую форму одежды. В целом система отбора, подготовки и прохождения службы по Генеральному штабу при всей ее сложности и некоторых особенностях давала возможность государству обеспечивать армию и иметь необходимый резерв военных кадров высшей квалификации в оперативно-стратегическом звене.

После Великой Октябрьской социалистической революции руководство вооруженными силами претерпело коренные изменения. Генеральный штаб был ликвидирован, а его функции распределены между Всероссийским Главным штабом и Полевым штабом Реввоенсовета Республики. Подверглась преобразованиям и служба Генерального штаба. 'Как и в целом офицерский корпус старой армии, офицеры и генералы Генерального штаба оказались по разным сторонам баррикад. К примеру, на октябрь 1917 года наиболее подготовленная в оперативно-стратегическом отношении часть офицерского корпуса России - лица Генерального штаба - насчитывала 1494 человека. Из них в Красной Армии в различное время служили 639 человек (252 генерала, 239 штаб-офицеров и 148 обер-офицеров). Причем 475 человек (треть генштабистов старой армии) служили Советской республике не за страх, а за совесть.

Сложная обстановка обусловила применение разнообразных форм использования бывших генштабистов. Особенно широко практиковалось их периодическое привлечение как профессионалов для выполнения неотложных оперативных задач, для работы в штабах, межведомственных комиссиях, при ведении переговоров с представителями австро-германского командования и т. д. Предусматривался и порядок так называемого «причисления» и «перевода» в Генеральный штаб наиболее талантливых военачальников, проявивших незаурядные оперативно-стратегические способности в борьбе с интервентами и белогвардейцами, а также некоторых бывших выпускников Академии Генерального штаба, служивших в действующей армии. Всего за годы гражданской войны к Генеральному штабу были причислены 23 отличившихся военачальника. Среди них 9 - бывшие офицеры: штабс-капитан М. И. Алафузо, полковник П. Н. Алексеев, капитан Г. А. Армадеров, полковник А. А. Бобрищев, подполковник А. И. Егоров, капитан И. Н. Захаров, штабс-капитан И. А. Троицкий, подпоручик М. Н. Тухачевский, поручик И. П. Уборевич-Губоревич и один - вольноопределяющийся - М. В. Фрунзе-Михайлов. Самыми молодыми советскими генштабистами стали 26-летний поручик И. П. Уборевич-Губоревич и 27-летний подпоручик М. Н. Тухачевский. Наиболее выдающимся советским генштабистом, безусловно, был 35-летний вольноопределяющийся, не имевший специального военного образования М. В. Фрунзе. Вот как характеризовался Главным Командованием в представлении (№ 10361/К от 31 декабря 1920 года) на перевод в Генеральный штаб командующий Южным фронтом Фрунзе-Михайлов М. В.: «Последовательно исполняя должности командующего войсками 4-й армии, Южной группы Восточного фронта, Восточного, Туркестанского и Южного фронтов, блестяще выказал на деле свои крупные природные военные способности».

Однако «причисления» и «переводы» в Генеральный штаб не могли восполнить растущие потребности Красной Армии в военных кадрах оперативно-стратегического звена. Поэтому в октябре 1918 года на базе Императорской Николаевской военной академии была создана Академия Генерального штаба РККА, на которую возлагалась задача «давать не только высшее военное и исчерпывающее специальное, но и по возможности широкое общее образование, дабы лица, окончившие ее, могли занять штабные и командные должности и являлись людьми, способными откликнуться на все вопросы политической, общественной и международной жизни». Слушатели академии приобретали глубокие знания по вопросам стратегии, общей тактики и тактики родов войск, службы Генерального штаба, истории военного искусства.

Вместе с тем было сделано немало для того, чтобы искоренить все, что было связано с «буржуазным Генштабом». Вытравливалось само понятие «Генеральный штаб». Завершающий удар по всему, что было связано с этим, нанес приказ РВСР № 1904 от 10 августа 1922 года, который исключал наименование «лица Генерального штаба» и вводил «лица с высшим военным образованием». Отменялась особая форма одежды. В оперативном управлении Штаба РККА упразднялось отделение по службе Генерального штаба, ведавшее вопросами учета и прохождения службы лиц Генерального штаба. Академия Генерального штаба, подготовившая в течение трех лет несколько сот командиров, среди которых многие впоследствии стали известными военачальниками и видными военными учеными, например П. Е. Дыбенко, Ф. Н. Зеленцов, С. Н. Красильников, В. А. Меликов, К. А. Мерецков, Ф. П. Никонов, В. Д. Соколовский, Ф. И. Толбухин, В. К. Триандафиллов, И. В. Тюленев, А. В. Хрулев и другие, была преобразована в Военную академию РККА. Ее главное внимание сосредоточивалось на подготовке офицеров в звене батальон - дивизия.

Военная реформа 1924-1925 годов дала импульс возрождению службы Генерального штаба. Этому способствовало прежде всего разделение созданного в феврале 1921 года на базе Всероссийского Главного штаба и Полевого штаба РВСР единого Штаба РККА на три органа. Оперативным органом остался штаб РККА. Ему были переданы функции общей подготовки страны к отражению военного нападения, разработки оперативных и мобилизационных планов, основ организации Вооруженных Сил, обобщения опыта гражданской и первой мировой войн. Административное руководство повседневной жизнью и деятельностью армии и флота сосредоточилось во вновь созданном Главном управлении РККА (до осени 1924 года - Управление РККА). Органом боевой подготовки и инспектирования Сухопутных, Военно-Воздушных и Военно-Морских Сил стал вновь созданный Инспекторат РККА.

Однако попытки принизить роль службы Генерального штаба продолжались. Отражением борьбы в этом плане стала дискуссия в высших военных кругах о роли и месте Штаба РККА как в советском государственном аппарате, так и в самой военной системе. При этом выявились два противоположных подхода к решению этой проблемы. Военачальники, в различное время возглавлявшие Штаб РККА, - П. П. Лебедев, М. В. Фрунзе, С. С. Каменев, М. Н. Тухачевский, Б. М. Шапошников, А. И. Егоров - рассматривали его как основной рабочий орган правительства по обороне страны, Наркома по военным и морским делам (с 1934 года - Наркома обороны) и Главного командования по оперативному и мобилизационному планированию, по руководству строительством, подготовкой и оперативным использованием Вооруженных Сил. «Этот оперативный штаб, - говорил М. В. Фрунзе,- должен стать не только мозгом Красной Армии, - он должен стать военным мозгом для всего нашего Советского государства и должен поставлять тот материал, который ляжет в основу работ Совета Обороны».

Однако ряд видных военных деятелей (С. М. Буденный, Н. Н. Кузьмин, А. М. Постников, М. К. Левандовский и другие) решительно выступили против наделения Штаба РККА указанными функциями. Некоторые из них утверждали, будто Штаб РККА «считает себя оком над всеми...» и «добивается диктатуры Генерального штаба», а «молодые академики» (т. е. переведенные в Генеральный штаб военачальники, а также окончившие Военную академию РККА.- В. Д.) заражены бациллой Большого Генштаба». «В условиях пролетарского государства,- писал начальник Главного управления РККА М. К. Левандовский, - начальник Генштаба в том понимании, как его определяют буржуазные военные круги и какого придерживается т. Шапошников, не мыслимый и опасный». Такие категоричные суждения, как мне кажется, были обусловлены главным образом сложностью и новизной задач по организации системы высшего военного управления в соответствии с требованиями, предъявляемыми к ней военно-техническим прогрессом. Однако нельзя при этом не видеть и инерции игнорирования всего, что было связано с «буржуазным Генштабом».

В целях повышения профессиональной подготовки высшего командно-начальствующего состава в январе.1931 года при Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе открылся оперативный факультет с одногодичным сроком обучения. Его основной задачей была подготовка офицеров для оперативных органов корпусов, армий, фронтов (округов) и Штаба РККА. Комплектовался факультет комсоставом с высшим военным образованием. Принимались на него и лица, не имевшие высшего образования, но с богатым практическим опытом работы в войсковых штабах.

К середине 30-х годов Штаб РККА превратился в орган, который в соответствии с распоряжениями Наркома обороны объединял деятельность всех управлений Наркомата обороны, давал им задания и указания. В связи с повышением роли и усложнением функций по руководству Вооруженными Силами 22 сентября 1935 года он был преобразован в Генеральный штаб Рабоче-Крестьянской Красной Армии (первым его начальником стал Маршал Советского Союза А. И. Егоров, возглавлявший с 1931 года Штаб РККА). Это преобразование не было просто сменой вывесок, а отражало создание качественно нового органа, наделенного соответствующими полномочиями. При этом учитывался и внешнеполитический аспект его деятельности, так как активизировались контакты с генеральными штабами иностранных армий.

Возникла необходимость восстановления и некоторых ранее ликвидированных и образования новых органов и учреждений по службе Генерального штаба. В частности, в апреле 1936 года воссоздается Академия Генерального штаба. На нее возлагалась задача «готовить высококвалифицированных командиров не только на командные должности, но и для несения службы Генерального штаба в крупных общевойсковых штабах и органах высшего командования... с широким оперативным кругозором, способных разрабатывать и осуществлять на практике армейские, фронтовые и более крупные операции». Отметим, что многие ее питомцы в годы Великой Отечественной войны успешно трудились на высоких командных и штабных постах. Среди них А. И. Антонов, И. X. Баграмян, А. Н. Боголюбов, А. М. Василевский, Н. Ф. Ватутин, А. И. Гасгилович, И. С. Глебов, М, В. Захаров, М. И. Казаков, В. В. Курасов, П. А, Курочкин, Н. А. Ломов, Г. К. Маландин, Л. А. Говоров, А. А. Гречко, А. П. Покровский, Л. М. Сандалов, К. Ф. Скоробогаткин, Н. И. Четвериков, А. И. Шимонаев, С. М. Штеменко и другие.

Предпринимались попытки разработать нормативный документ, который определял бы круг деятельности службы Генерального штаба. В соответствии с постановлением ВЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1936 года такой документ - «Положение о службе Генерального штаба РККА»- надлежало представить на утверждение в правительство к 1 июня 1936 года. Однако по ряду причин работа над ним затянулась. Первоначально предполагалось определить и регламентировать содержание службы Генерального штаба в мирное и военное время, т. е. охватить широкий «руг вопросов, в том числе разработку оперативно-стратегических планов войны, организационного строительства Вооруженных Сил, мобилизационного планирования, изучения и подготовки театров военных действий, перспектив развития военной техники и вооружения, оперативной подготовки высшего комсостава и штабов, материально-технического обеспечения войск (сил) во время войны и др. В процессе работы над документом маршал А. И. Егоров пришел к заключению о целесообразности включения в «Положение» исключительно аспектов, связанных с подготовкой и прохождением службы Генерального штаба. Что касается других вопросов, то их надлежало отразить в соответствующих нормативных документах.

К весне 1937 года работа над «Положением» завершилась. 5 мая оно было представлено председателю Комиссии обороны В. М. Молотову, но, к сожалению, осталось неутвержденным. Дело в том, что идеологи и авторы «Положения» оказались репрессированными. В Наркомате обороны возобладала группа военачальников, возглавляемая маршалом К. Е. Ворошиловым. В военной теории и практике стало отвергаться либо игнорироваться все, что было связано, по словам 'К. Ворошилова, с деятельностью «продажных каналий». Даже курс стратегии был исключен из программы Академии Генерального штаба (восстановлен лишь в 1940 году).

Содержание публикуемого «Положения» было подчинено главной идее - созданию службы Генерального штаба, которая могла бы обеспечить войсковые и оперативные штабы высококвалифицированными кадрами офицеров и генералов, способными создать в распоряжении войсковых командиров (командующих) «четкий и безотказный аппарат управления войсками как в мирное, так и военное время, особенно в бою и операции» (§ 1). Любой орган военного управления - это прежде всего коллектив офицеров и генералов, сплоченных единством воли, целей и действий, которое достигается специальной подготовкой и тренировкой. Готовила управленческие кадры оперативно-стратегического звена главным образом Академия Генерального штаба. Не исключалась также возможность их подготовки из числа выпускников Военной академии имени М. В. Фрунзе и командных факультетов других военных академий. Однако для этой категории офицеров устанавливался особый порядок зачисления в Генеральный штаб и при условии «хорошей аттестации по штабной службе, управлению войсками и руководству боевой подготовкой» (§ 3). При этом первоначально они зачислялись лишь кандидатами по службе Генерального штаба.

На мой взгляд, заслуживают пристального внимания требования, касающиеся обязательности прохождения основной служебной деятельности офицеров в органах от штаба дивизии и равных ей соединений Сухопутных, Военно-Воздушных и Военно-Морских Сил до Генерального штаба включительно, а также необходимости чередования такой службы с командованием войсковыми формированиями различных родов войск (§ 5). Важным было и то, что лица, зачисленные в Генеральный штаб после окончания Академии Генерального штаба, если они ранее не служили в должностях командира полка (отдельной части), в обязательном порядке должны были назначаться на такие должности «по своему роду войск» на срок не менее года. Все офицеры в процессе прохождения службы Генерального штаба по мере необходимости привлекались к летно-воздушной подготовке в течение года: шесть месяцев в строевой части и шесть в штабе высших военно-воздушных соединений. Следует заметить, что и в наше время соблюдение такого порядка позволило бы Вооруженным Силам иметь более подготовленный контингент офицеров и генералов по службе Генерального штаба. Думается, что интерес представляет и обязательность осуществления лицами Генерального штаба практической работы либо в Генеральном штабе (два года), либо в штабе военного округа (три года, из них не менее года для изучения вероятных театров военных действий в приграничном округе), а после этого «откомандовать соединением (дивизией), бригадой» (§ 6, п. Б).

Как показывает анализ «Положения», порядок подготовки и прохождения службы в Генеральном штабе (за исключением некоторых аспектов) создавал добротные предпосылки для обеспечения кадра и запаса высококвалифицированных специалистов оперативно-стратегического звена. Отсутствие же к началу войны четкого порядка и правил службы Генерального штаба привело к тому, что не только для работы в нем, но даже к руководству назначались не отвечающие должности лица. Отдавая, например, должное Г. К.. Жукову как военачальнику, надо признать, что он не был подготовлен к выполнению функций руководителя «мозга армии». Маршал Г. К. Жуков, оценивая свое назначение в феврале 1941 года на высокий Пост начальника Генерального штаба, заявил: «Я не имел до этого опыта штабной работы и к началу войны, по моему собственному ощущению, не был достаточно опытным и подготовленным начальником Генерального штаба, не говоря уже о том, что по своей натуре и по опыту службы тяготел не к штабной, а к командной деятельности».

С высоты современного военно-технического прогресса, уровня военного строительства и военного искусства содержание рассматриваемого «Положения о службе Генерального штаба РККА» требует критической оценки. Но, как мне представляется, в наше время многие его положения не потеряли своего значения. Это обусловливается: необходимостью дальнейшей специализации управленческого труда офицеров и генералов Генерального штаба в связи с бурным военно-техническим прогрессом, усложнением 'процесса управления Вооруженными Силами, неуклонным повышением роли и ответственности Генерального штаба в мирное и военное время как основного оперативного органа Министерства обороны и Верховного Главнокомандования в строительстве, подготовке и оперативном использовании Вооруженных Сил, оборонном строительстве. Это связано с осуществлением военной реформы, в особенности с совершенствованием руководства Вооруженными Силами, управления войсками, внедрением качественных параметров в организацию и деятельность Генерального штаба.

Полковник в отставке В. Д. ДАНИЛОВ,

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник

Центральный государственный архив Советской Армии "(далее - ЦГАСА) ф 32871, оп. 1, д. 61, лл. 36-40.

Перечень с данным документом не публикуется.

Подпись отсутствует.

С 31 июля 1909 года - Николаевская военная академия, с 8 августа того же года - Императорская Николаевская военная академия.

Макшеев Ф. Генеральный штаб,- СПб., 1899.- С. 1-50.

Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. - М, 1988 -С. 196.

ЦГАСА, ф. 11, оп. 5, д. 930, л. 125.

ЦГАСА. Сборник приказов РВСР за 1918 г. Приказ РВСР от 7 октября 1918 г.

ЦГАСА, ф. 33987, оп. 2, д. 140. л. 31.

Фрунзе М. 3. Избранные произведения. - М., 1984. - С. 156.

Военно-исторический журнал.-1978. -№ 8.- С. 104; ЦГАСА ф 4 оп 1 д. 1413, л. 3.

ЦГАСА, ф. 4, оп. 1, д. 743, л. 81.

ЦГАСА, ф. 4, оп. 15. д. 72, л. 359.

Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы, - М., 1989,-С. 118.

ЦГАСА, ф. 32871, оп. 1, д. 61, л. 36.

Военно-исторический журнал.- 1987. - № 9. - С. 50.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации