О совершенствовании учебного процесса в ввузах

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 11/1989, стр. 48-59

ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

О совершенствовании учебного процесса в ввузах

(Практика и проблемы перестройки)

РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА ПРОДОЛЖАЕТ ПУБЛИКОВАТЬ МАТЕРИАЛЫ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ВВУЗАХ

В НАСТОЯЩЕЕ время со всей очевидностью высветилось наличие таких негативных явлений в подготовке управленческих кадров различных сфер деятельности, как циркулярность и нормативность мышления, иждивенчество, неспособность к принятию новаторских самостоятельных решений, требующих высокой ответственности за порученное Дело. В этом плане резкой критике подвергается высшая школа, а также сложившиеся системы иерархических взаимоотношений.

Доказывать наличие подобных проблем в подготовке военных кадров нет необходимости. Теоретические основы тактики и оперативного искусства в виде определенных принципов, правил, положений находят свое отражение в уставных документах. Однако в предисловии к каждому из них оговаривается, что рекомендации и требования надлежит применять творчески, сообразуясь с конкретной обстановкой. Следовательно, сам характер военного дела требует постоянного развития у офицерского состава творческого, в частности должного оперативно-тактического мышления, искусства при выполнении поставленных задач, способности к принятию под влиянием сложившейся обстановки инициативных решений, определенной степени риска в действиях.

Большая роль в формировании этих качеств принадлежит военным академиям. Однако в печати нередко констатируется, что перестройка учебно-воспитательного процесса идет недопустимо медленно, уровень военно-профессиональной подготовки и воинского воспитания значительной части выпускников не отвечает все возрастающим требованиям к офицерским кадрам. А ведь шаблон и тр-афарет в оперативно-тактическом мышлении берут начало именно в училищах и академиях. Анализируя эти обстоятельства, невольно обращаешься к воспоминаниям Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского, относящимся к периоду формирования им в 1941 году в районе Ярцево управления из группы офицеров, только что окончивших академию. «К достоинствам офицеров управления, - писал он, - отнесу глубокое понимание важности возложенной на них задачи, смелость, доходившую до самопожертвования, а также способность быстро разбираться в запутанной обстановке и проявлять инициативу. Не раз я в мыслях добром поминал академию имени Фрунзе, подготовившую этих товарищей».

Почему же сегодня таких достоинств, относящихся в первую очередь к морально-боевым качествам и творческим умениям, не хватает некоторым выпускникам академий?

OB этой связи в статье хотелось бы на основе, опыта работы в Военной командной академии противовоздушной обороны имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова осветить два взаимосвязанных вопроса: место и роль преподавателя в учебном процессе и пути совершенствования форм и методов формирования, творческого мышления у слушателей.

Начнем, как, отмечал М.C.Горбачев на февральском, (1988 года) Пленуме ЦК КПСС, с «основного звена» всей системы образования - с учителя. Качества личности педагога, его поступки, компетентность, отношение к труду, жизненная позиция должны соответствовать тем нормам и требованиям, которые предопределяются учебно-воспитательными целями. Прав известный советский педагог М. А. Сухомлинский, что ум воспитывается умом, совесть - совестью, преданность Родине- действенным служением ей.

Надо отметить, что в настоящее время еще не все-преподаватели ввузов могут выдержать подобный экзамен на личностные качества и профессионализм. Причин этому много, корни - в негативном влиянии периода застоя в обществе. Некоторые из них нашли возможность не перетруждаться, в то время как преподавательская деятельность требует каждодневной напряженной работы, полной отдачи сил и энергии, непрерывного поддержания своей формы.

Снизилась престижность преподавательского труда даже в военных академиях. Перспективные офицеры с должностей, соответствующих предназначению оперативно-тактических кафедр, на преподавательскую работу из войск идут неохотно. А как же учить, не имея собственного опыта? Это приводит к появлению, если можно так сказать, преподавателей в лучшем случае теоретиков, в худшем - начетчиков. При решении кадровых вопросов в ввузах между «остепененными» и «неостепененными» искусственно продолжает существовать стена. Совершенно правильно, что для нормального функционирования ввуза (кафедры), успешного выполнения задач в его составе должен быть определенный (достаточно большой) процент докторов и кандидатов наук. Однако только это нельзя считать безусловным показателем кадрового «благополучия» в ввузе (на кафедре). Иной раз по результатам деятельности «неученого» педагога не только можно, но и целесообразно предпочесть ученому, хотя главный показатель и снижается. Очевидно, во всяком деле требуется индивидуальный подход без формализма и вала.

Пришел, например, хороший опытный командир полка на должность преподавателя, проявил себя в учебном процессе, работает старательно, успешно, но выдвинуть его на должность старшего преподавателя трудно: не имеет ученой степени. Возразят: преподаватель ввуза должен сочетать учебную и научную работу. Правильно. Он ее сочетает, порой не менее успешно, особенно в оперативно-тактических вопросах. Но написать и защитить диссертацию в порядке соискательства по объему рабочей нагрузки совсем непросто. Надо или время, а его порой уже мало осталось до окончания службы, или нужно снижать качество своей повседневной учебной работы, что и встречается у отдельных преподавателей, подчинивших свою деятельность «требованиям дня» - написанию диссертации. Так и притупляется у этого педагога-командира энтузиазм в преподавательской работе.

B коллективах профессорско-преподавательского состава необходимо разумно сочетать деятельность офицеров, имеющих как научную квалификацию, так и хороший практический опыт работы в войсках. Решению этой проблемы, в частности, способствовало бы чередование службы ряда офицеров в соединениях (частях) и работы в ввузах. Подобный опыт есть в нашей истории, и его эффективность не подлежит сомнению. Однако долгие годы он не использовался при подготовке кадров и их резерва, а также для повышения потенциала ввузов и войск. В настоящее время это положение меняется, тем не менее для пользы дела требуется еще более широкий, безбоязненный подход к прохождению службы офицеров.

Каждый не может быть отличным педагогом. Для этого нужны компетентность, умение и постоянный заряд на передачу своих знаний. При наличии этих качеств можно совершенствовать и методическое мастерство. Таких офицеров надо искать. Опыт показывает, что чем больше их на кафедре, в ввузе, тем выше уровень преподавания. И наоборот, отсутствие талантливых преподавателей трудно компенсировать различного рода мероприятиями.

Несколько слов о совершенствовании педагогического мастерства преподавателя, которое проявляется и оттачивается в процессе учебной деятельности. Большую роль в становлении офицера как преподавателя играет контроль проведения им занятий - одна из форм индивидуальной воспитательной работы. Это указывает на необходимость особо тщательной подготовки каждого должностного лица к его осуществлению. Контролирующий должен глубоко изучить всю имеющуюся по теме литературу, содержание материала занятия, его место в учебной дисциплине и связь с отрабатываемыми ранее вопросами, продумать особенности методики проведения занятия, учесть опыт других преподавателей. Очень информативен последовательный контроль двух занятий, подготовленных разными преподавателями по одной и той же тематике.

Только при этом условии он достигает поставленных целей с точки зрения подготовки преподавателя, совершенствования педагогического мастерства, организации индивидуальной работы с ним. В противном случае проверяется больше форма, а не содержание и достижение цели занятия, выполнение теоретического трафарета методики, циркулярных положений. При этом не всегда учитывается, что преподавание - творческий процесс и каждое занятие имеет свои особенности, что в структуре занятия и в других вопросах методики раз и навсегда данных рецептов нет.

В Постановлении Пленума ЦК КПСС от 18 февраля 1988 года отмечено: «...в корне, решительно, без проволочек и колебаний изменить отношение к учителю, избавить его от мелочной опеки, разгрузить от чуждых преподавательскому труду обязанностей, поддерживать творческий, новаторский поиск...». Это один из путей перестройки всей системы образования.

О методах формирования творческого мышления у слушателей. Задача обучения офицеров командирскому творчеству, эффективному управлению частями и подразделениями в реальных, в том числе экстремальных, условиях обстановки достаточно сложна, по своей сути многогранна, требует комплексного подхода ко всем аспектам ее решения.

IB силу своих обязанностей ежегодно мною просматривается около ста дипломных задач и работ на допуск к защите. Зная творческие возможности ряда слушателей по результатам текущей учебы, часто приходится отмечать несоответствие уровня многих дипломных работ этим возможностям, их стандартность, привязанность содержания к уставным и нормативным документам. Почему же вдруг в них стало меньше продукта творчества, на которое способен обучаемый?

Его проявление у офицера, деятельность которого оценивается старшим или в данном случае экзаменационной комиссией, можно ожидать только при условии, если, во-первых, обучаемый (подчиненный) уверен, что комиссия (начальник) способна понять и оценить творчество, и, во-вторых, во взаимоотношениях между ними допустимо отстаивание своей точки зрения. Приверженность в недалеком прошлом некоторых управленческих инстанций (начальников) к методам голого администрирования, проявление нетерпимости к другому мнению сдерживали развитие творческого, в частности оперативно-тактического, мышления офицеров. Именно поэтому часть слушателей, разрабатывая диплом, просто подстраховывала себя типовыми решениями и ссылками на нормативные документы. Да, порой подобное делали и мы сами.

Изъяны в обучении офицеров командирскому творчеству есть следствие не только недостатков программ подготовки и методики обучения. Анализируя их, приходится вновь и вновь убеждаться, что атмосфера взаимоотношений в полной мере должна расковывать инициативу, творчество и самостоятельность слушателей (подчиненных), что у преподавателя (командира) с высоким уровнем творческого потенциала непременно будут и творчески мыслящие обучаемые.

Процесс перестройки в армии меняет эти отношения к лучшему. Но и сейчас встречается, когда беспощадной строгостью высшая инстанция просто прикрывает свою некомпетентность, нежелание по существу решать вопросы или когда подчиненный стремится угадать мнение начальника, что способствует продвижению.

Осмысливая методические аспекты развития творческих способностей человека, можно в какой-то мере этот процесс сравнить с достижением спортивных результатов. Здесь что-то дается человеку природой (его алгоритм, механизм функционирования мыслительного аппарата), что-то средой воспитания и общения и что-то (многое) напряженной и целенаправленной работой преподавателей и самого обучаемого. «И творческие знания, и политический опыт, и организаторская ловкость, - указывал В. И. Ленин, - все это вещи наживные. Была бы только охота учиться и вырабатывать в себе требуемые качества» (Поли. собр. соч., т. 6, с. 364). Поэтому необходимо определенным образом воздействовать на все элементы личности, ее мыслительного аппарата (память, органы чувств, волю, сознание, подсознание, эмоции и т. д.).

Это подчеркивает важность активизации познавательной деятельности обучаемых, их стремления к творческому труду. Из общего числа уровней умений в педагогике обычно выделяют: умение действовать по известному образцу в стандартной ситуации и умение действовать в измененной ситуации на основе выбора способа из ранее известных типовых (частично-поисковые умения и т. д.). Творческие умения - высший уровень профессиональной подготовки. Повышение уровней умений при обучении идет от низших к более высоким. Офицер не может проявить творчество при принятии решения, если он не знает обстановки, возможных вариантов выполнения этой задачи, если не прошел стадии эмпирического и аксиоматического мышления.

Но иногда можно наблюдать и такую картину. Обучаемые ставятся в критические ситуации, хотя еще не приобрели навыков действий в простой обстановке, т. е. целенаправленно в ходе занятий не обучались. С подыгрышем такое занятие провести легче. Это, на наш взгляд, одна из причин низкой результативности занятий в плане выработки у офицеров практических умений и командирского творчества. Поэтому в дополнение к такой методике можно порекомендовать, что если ограничено время на обучение, то к проведению таких занятий надо подходить творчески. Например, в целях обучения управлению частями и подразделениями в противовоздушном бою ставить слушателей в сложную обстановку (большое количество целей во всем диапазоне высот, сильное радиоэлектронное подавление, маневр, огневое подавление, скоротечность боя, взаимодействие с истребителями и обеспечение их безопасности). IB этом случае на начальном этапе достигается только чисто психологический эффект - глубокое, осознание каждым офицером необходимости напряженного труда в приобретении умений. Потом начинается обучение, если можно так сказать, по «разделениям». Каждый слушатель обучается умению классифицировать цели при оценке воздушной обстановки, распознавать их, определять тактическую важность, возможный замысел удара противника, воспринимать обстановку в целом, применять различные способы ведения боя и т. д.

Подыгрыш обстановки при этом включает как можно большее количество наиболее специфичных и сложных ее элементов, требующих различных решений. По мере выработки обучаемыми умений в управлении войсками структура и методика занятий все больше приобретают характер тренировок с постановкой командира, начальника штаба и других лиц боевого расчета К.П в критические ситуации.

Способность офицера к творчеству проявляется прежде всего при принятии им решения. Этот процесс, как известно, включает ряд этапов, охваченных прямыми и обратными связями. В самом общем виде таковыми являются: анализ информации, формулирование выводов, выявление проблемной ситуации (основного противоречия обстановки), определение целей действий; формулирование замысла действий; разработка вариантов действий (альтернатив решения), формирование критерия (профиля предпочтения), моделирование вариантов действий и сравнительная оценка их эффективности; принятие решения.

Оптимальное решение находится путем сравнительной оценки эффективности его возможных вариантов. Определяющая роль при этом (при отсутствии универсальных методов разработки вариантов) принадлежит личностным качествам командира, его способности к творчеству, профессиональным знаниям, опыту и интуиции. Принципы тактики, возможность их реализации, логический анализ, тактические расчеты, условия обстановки, существующие «за» и «против» позволяют исключить некоторые варианты из дальнейшего рассмотрения. Для проработки оставшихся используется моделирование боевых действий на ЭВМ. Но компьютеризация процесса выработки решения не заменяет и не подменяет творчества командира, а переносит его на более высокую ступень. Под оптимальным решением понимается такое, которое приводит к выполнению поставленной задачи с наибольшей эффективностью при наличии допустимого риска в отношении отдельных его элементов (решение принимается в условиях неопределенности в действиях противника, величина риска зависит от обоснованности их прогноза).

Как же учить слушателей (офицеров) этой углубленной мыслительной работе, диалектическому сочетанию «машинных» и эвристических методов нахождения решения?

Опыт показывает, что в условиях ввуза (большое число обучаемых по одной и той же программе для замещения в войсках одних и тех же должностей) наиболее эффективной формой тактической подготовки офицеров является учебная комплексная тактическая задача. Она включает определенную последовательность групповых упражнений, практических занятий и тренировок, объединенных единой обстановкой и замыслом и имеющих конечную цель - выработать у слушателей навыки и умения по базовым должностям предназначения, развить у них творческое тактическое мышление. На занятиях в классах и на местности группы обучаемых действуют, как правило, в одной и той же роли, на КП - в составе основных лиц боевого расчета.

Достижение учебных целей тактической задачи требует предварительной глубокой и творческой проработки всех ее аспектов преподавателями, проводящими занятия. Проделывается весь объем аналитической, расчетной, моделирующей, рекогносцировочной деятельности, характерный для выработки и нахождения решений. Исходные данные, варианты оценок и действий, расчеты, результаты моделирования на ЭВМ включаются в методические материалы, придают гибкость так называемому кафедральному варианту отработки тактической задачи, позволяют преподавателю вести полемику со слушателями, направлять творческий поиск, давать вводные на их действия, развивать тактическое мышление. Мало предложить вариант решения, необходимо еще доказать, что он в данных конкретных условиях обстановки наилучший. А это невозможно сделать без применения всей совокупности современных логико-математических методов оптимизации решений, выполнения всех этапов процесса их выработки, в том числе этапа количественной оценки предпочтительности вариантов действий. В творческом овладении технологией нахождения решения, собственно, и состоит одна из главных целей обучения.

В современном бою сложность и динамичность обстановки, ее неопределенность, влияние оптимальности решений на конечные результаты боевых действий неизмеримо возросли. Нахождение наилучшего решения - непростая задача. Предлагаемые слушателями 8 ходе отработки тактических задач варианты, как правило, анализируются при подготовке методических материалов. Опыт показывает, что в большинстве случаев они не являются наилучшими. Конечно, если предложенные ими варианты не противоречат принципам тактики, исходной обстановке, то в этом обучаемые должны убедиться сами, проделав под руководством преподавателя весь цикл нахождения решения.

Опыт показывает, что эффективность отработки учебной тактической задачи, как и всех других видов занятий, формирующих творческие умения слушателей, определяющим образом зависит от объема и качества труда, вложенного в их подготовку преподавательским составом и кафедрой в целом. С точки зрения предварительной подготовки все виды занятий исключительно трудоемки. Их невысокая результативность, низкий уровень, как правило, являются следствием поверхностного, неглубокого подхода при подготовке к ним. Если глубина проработки тактической части замысла задачи и методических материалов кафедры недостаточна, если при их подготовке не использованы весь комплекс научных методов нахождения решения, опыт войн, военных конфликтов и учений войск, то это в ходе занятий не компенсируется даже высоким уровнем методических возможностей преподавателя.

Современные преобразования в военном деле, представляющие диалектическое единство множества скачков, не имеют аналогов в истории и носят всеохватывающий характер. Ныне застой военной мысли, отсутствие новаторства в деятельности командиров и штабов всех степеней, даже неготовность отдельных офицеров к принятию самостоятельных творческих решений чреваты невыполнением боевых задач. Высшая военная школа, система обучения и воспитания офицеров напрямую связаны с этими проблемами, а перестройка обязывает нас по-новому, более глубоко взглянуть на некоторые аспекты их деятельности.

Генерал-майор Ф. К. НЕУПОКОЕВ, доктор военных наук,

профессор

КАЧЕСТВО военно-профессиональной подготовки будущих офицеров - одна из важнейших проблем учебно-воспитательного процесса в ввузе. Некоторые пути ее решения были рассмотрены в статье генерал-полковника В. Н. Кончина. Продолжая начатый им разговор по очень актуальной теме, нам хочется рассмотреть вопрос повышения качества обучения курсантов на примере Оренбургского высшего зенитного ракетного командного училища.

Дело в том, что, как показывает опыт работы в училище, подготовка специалистов для войск ПВО еще не в полной мере соответствует тем требованиям, которые предъявляются к ним в войсках. Об этом свидетельствует и тот факт, что срок становления офицера как специалиста после окончания училища составляет от трех месяцев до двух лет.

По нашему мнению, этот срок велик, так как овладевать профессиональными качествами курсант должен еще в училище. Эта проблема, на наш взгляд, может быть решена внедрением в практику гарантированного обучения военных специалистов, под которым понимается комплекс организационных и педагогических мер, направленных на конкретизацию задач и способов формирования умений и навыков выпускников учебных заведений, что вполне приемлемо и для подготовки младших специалистов.

Основой для разработки программы обучения должен стать войсковой заказ на выпускника, в котором в полном объеме отображаются нормативные требования. Их выполнение должно обеспечивать надежность работы военного специалиста в должности по прямому предназначению. При этом в программе учитываются и вопросы доучивания в войсках за единое время, в процессе которого происходит становление молодого офицера в должности. Готовность к управлению подразделениями в бою определяется в войсковом заказе через показатели: полевая выучка, командирские (управленческие) качества, знание материальной части, умения и навыки ее эксплуатации, способность к обучению личного состава расчетов, личностные качества и др. Так, например, в нашем училище разработан и проходит испытание в войсках и других ввузах войсковой заказ, связанный с подготовкой начальника расчета ЗРК.

На основе войскового заказа в учебных программах выделяется соответствующий материал и составляется план формирования умений и навыков с тем, чтобы этот курс профессиональной подготовки освоил каждый курсант.

Основное требование гарантированной подготовки заключается в том, чтобы качество отработки заказа определялось только одним показателем - знания усвоены, навыки сформированы. Курсанты сдают зачеты по каждому элементу заказа до тех пор, пока не будет достигнут необходимый уровень знаний и умений.

Войсковой заказ реализуется на всех кафедрах звуза. Качество его выполнения проверяется организацией входного контроля со стороны преподавателей обеспечиваемых кафедр". Процесс выработки знаний организуется так, что вначале обучаемый получает необходимые сведения по общенаучной дисциплине, а затем уже по линии инженерных, военно-технических и специальных кафедр. Войсковой заказ трансформируется в перечень необходимых знаний и навыков и оформляется в виде моделей - блоков учебной информации.

Критериями оценки практической деятельности специалистов выступают различные качественные показатели эффективности гарантированного обучения. Наиболее ценны, на наш взгляд, отзывы из войск, а также самооценка выпускника, экспертные оценки и др.

Безусловно, самым эффективным критерием является отзыв при условии его объективности и высокого качества отработки командным составом в войсках, своевременного представления и полного охвата выпускников ввузов.

Важное значение при гарантированном обучении отводится учебно-материальной базе. Каждый элемент гарантированных знаний должен быть обеспечен техническими и информационными средствами с учетом полной занятости курсантов на практических занятиях, пропуск которых должен восстанавливаться за счет самостоятельной работы под руководством преподавателя.

Принцип гарантированной подготовки предполагает заданное качество подготовки выпускников. Считается, что для выполнения обязанностей в противовоздушном бою необходим определенный минимум знаний и навыков. Заданный уровень подготовки достигается выделением определенного времени на обучение в ввузе и на период становления в войсках. При этом важное значение имеет выбор эффективных методик обучения, к числу которых можно отнести игровой метод, поэтапное обучение, подготовку с опорой на современные средства представления информации.

Переход к программированному обучению требует проведения целого комплекса организационных мероприятий. К важнейшим из них относятся: строгий учет формирования навыков; обязательные консультации и тренировки; динамичная связь ввуза с войсками; переход от стихийного развития учебно-материальной базы к обоснованному; использование факультативных занятий для привития навыков в службе; воспитательная работа с курсантами и др.

Полковник М. С. КАРПЮК

Полковник Ю. Д. БЕЛОУСОВ, кандидат психологических наук,

доцент

НА СТРАНИЦАХ журнала «Военная Мысль» регулярно обсуждаются проблемы повышения качества учебно-воспитательной работы в ввузах. Идет поиск путей ее улучшения. Примером тому служат статьи генерал-полковника В. Н. Кончица и подполковника Ю. Н. Неронова. По мнению авторов, один из способов решения этой проблемы заключается в совершенствовании организации приемных экзаменов. Но этот вопрос рассматривается применительно лишь к военным академиям. Вместе с тем отбор кандидатов на учебу в военные училища не менее важен, так как именно в их стенах начинается для молодого человека принципиально новый этап деятельности, определяющий всю его последующую жизнь. Поддерживая предложения авторов, хочется высказать некоторые свои соображения по этому поводу.

Как мне кажется, в решении проблемы отбора кандидатов в курсанты имеется огромный резерв. Необходимо сделать все возможное для того, чтобы абитуриенты обладали наиболее благоприятными природными и приобретенными в ходе предшествующей учебы данными, воздействие на которые вело бы к желаемому конечному результату - подготовке высококвалифицированных офицеров. До сих пор военные педагоги мало внимания уделяли личному знакомству с будущими курсантами. Впервые они встречались с ними лишь в начале учебного года и только в ходе семинарских и практических занятий устанавливали реальную картину возможностей обучаемых. Выяснялось, что многие из них не в полной мере подготовлены к обучению в ввузе. А ведь каждый из поступивших сдал вступительные экзамены авторитетной комиссии!

Все дело в том, что экзамены на право быть курсантом высшего военного училища - это не что иное, как повторение школьных выпускных экзаменов. Получается, что командование военных училищ и Главное управление военных учебных заведений Министерства обороны СССР, не доверяя дирекциям средних школ и Государственному комитету по народному образованию страны, подвергают абитуриентов повторной проверке их общеобразовательного уровня. Думается, нынешнюю систему приема в ввузы необходимо упразднить, сохранив один ее элемент - квалификационный экзамен, который сделать более комплексным, коллегиальным, разносторонним.

На мой взгляд, па вступительных экзаменах надо проверять не только знания за среднюю школу (здесь возможны случайности: «счастливый билет», шпаргалка, подсказка, протекция), а в большей степени способность абитуриента усваивать программу данного ввуза.

Несомненно, высокий уровень знаний общественных и точных наук, способность правильно и грамотно выражать свои мысли являются показателями пригодности поступающего юноши к будущей профессии кадрового военного. Но основная задача шире. Необходимо определить особую склонность его к военному делу. И подобно тому, как поступающий в музыкальное учебное заведение непременно должен обладать музыкальным слухом, особого рода способности должны быть и у будущего офицера, с тем чтобы в нашей «военной консерватории» «соловей и воробей» вместе не учились. Поэтому, принимая молодого человека в военную школу, нужно выявить наличие у него таких качеств, как: тактическое мышление, организаторские способности, исполнительность, склонность к порядку и дисциплине. Кроме того, будущий офицер должен уметь влиять на людей (быть лидером в коллективе), принимать решение в сложной обстановке, быть энергичным, уверенным в себе, пунктуальным, склонным к работе с техникой, сообразительным и т. д.

Вскрыть эти качества у абитуриента - и есть главная задача экзаменаторов. Повторю, экзамен должен быть обязательно коллегиальным. Только при этом условии обеспечиваются оптимальность и справедливость оценки.

Практическая сторона вышеизложенного представляется, на мой взгляд, в следующем. На каждого поступающего должна оформляться экзаменационная карта, в которую заносятся в конкретной форме названные выше параметры. К их определению и оценке следует привлекать преподавателей всех дисциплин, изучаемых в училище, а также работников группы профессионально-психологического отбора и командиров учебных подразделений, в которых будущие курсанты будут проходить службу, т. е. всех тех, кому предстоит из отобранных кандидатов подготовить качественных специалистов. В течение 1 -1,5 месяца при помощи собеседования, анкетирования, тестирования, длительного наблюдения, проб в практических действиях производится всесторонняя диагностика кандидата с определением ему по каждому параметру оценочного балла, что удостоверяется подписью экзаменатора. В конце проверки определится суммарный балл, который и будет являться проходным.

Участие должностных лиц в отборе наиболее достойных претендентов носит ярко выраженный характер личной заинтересованности. Кто отбирает, тот и учит, а на государственных экзаменах представляет, отчитываясь в объеме своей компетенции: преподаватель - за результат по своей дисциплине, командиры подразделений - за повседневную деятельность курсанта на протяжении всего периода обучения и т. д. Существующее в настоящее время правило, согласно которому курсантов отбирают одни, а обучают другие (зачастую пожиная плоды ошибок первых), по меньшей мере нелогично.

Принимая вступительные экзамены и ставя абитуриенту высокую оценку, экзаменующие дают как бы поручительство, гарантию будущих высоких показателей подготовки по своей дисциплине именно отобранного ими субъекта.

А пока отзывы из войск на выпускников училищ - самый объективный показатель работы-зачастую приносят нам огорчения. Ежегодно большой процент «брака», появление которого было предопределено подбором «исходного материала». Необходимо отметить, что объясняется это и особым конкурсом для поступающих военнослужащих, прежде всего, если они сдают вступительные экзамены не представителям училища. Своеобразной «услугой» училищу является и обязанность принимать для учебы выпускников суворовских (нахимовских) военных училищ (СВУ) без экзамена. Непонятно, почему для этой категории есть исключения? Напротив! Им должна быть предоставлена возможность продемонстрировать высокий уровень подготовки, чтобы по ее результатам судить о качестве работы командно-преподавательского состава СВУ.

Таким образом, следует понять, что без коренной перестройки системы управления ввузов, без предоставления военной школе в известной степени самоуправления коренного улучшения качества обучения не добиться.

Подполковник А. И. СЛЮСАРЕВ

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ курс КПСС на совершенствование Вооруженных Сил СССР обусловливает соответственно повышение требований к выполнению военно-научных исследований. В теоретическом плане эта проблема неоднократно рассматривалась и на страницах журнала «Военная Мысль». Однако конструктивных предложений по практической перестройке исследований в области военной науки было мало. В связи с этим весьма актуальным становится поиск новых форм организации военно-научной деятельности. Генеральная линия при этом определена-это сочетание хозрасчетных методов с научным планированием работы. Но конкретные формы организации научной деятельности, отвечающие этой линии, найти сразу нелегко, ибо объединение плана и хозрасчета в единый регулятор - труднейшая проблема. Не исключено, что формы придется подбирать эмпирически, путем неоднократных их изменений в свете потребностей практики. Об этом предупреждал и В. И. Ленин, подчеркивая, что «многократные переделки, испытание на опыте различных систем управления, различных норм наложения дисциплины неизбежны...» (Поли. собр. соч., т. 36, с. 379).

В этом направлении предлагается сделать конкретный практический шаг: отказаться от ставшего уже традиционным пути повышения результативности военно-научных поисков за счет создания всевозможных «научных советов» и «авторских коллективов» по принципу общественной «дополнительной нагрузки».

Для принятия обоснованных организационно-технических решений при использовании плана и хозрасчета в качестве единого регулятора военно-научной деятельности необходима в первую очередь объективная информация. Следовательно, нужны соответствующие источники. Если мы не найдем или не создадим их, то недостающая информация неизбежно будет выдаваться в форме административной директивы, а это приведет к рассогласованию плана и хозрасчета, и тогда либо тот, либо другой приобретет формальный характер. При поиске источников информации следует учитывать, что информация «снизу-вверх» не всегда, мягко говоря, соответствует действительному положению вещей. Подразделения, как правило, склонны ее приукрашивать, так как при этом увеличивается вероятность получения «вознаграждения» и уменьшается возможность «наказания». Организационно обеспечить объективность информации (можно только за счет автономности ее источников. Этому требованию удовлетворяет введение в ввузы и НИУ Министерства обороны СССР некоторой независимой структуры как элемента единой системы общественно-государственного контроля качества выполнения научных исследований. Другими словами, в условиях расширения организационно-экономических прав военно-научных коллективов предлагается создать выведенный из административного подчинения видов Вооруженных Сил и управлений Министерства обороны экспертно-координационный совет (впервые с идеей создания консультативного совета ученых, независимых от «аппарата управления», еще в начале 60-х годов выступил академик М. А. Лаврентьев). С одной стороны, он может непосредственно замыкаться на Генеральный штаб, а с другой - являться специальным подразделением, например АН СССР. Такая структура связей способствовала бы интеграции прикладных военных исследований с фундаментальными академическими. Характерной чертой формируемого совета должно стать обязательное включение в его структуру механизма, обеспечивающего эффективную зависимость извлекаемой пользы (вознаграждения) его экспертов непременно от результатов военно-научной деятельности Министерства обороны СССР. Последнее является принципиальным и требует пояснения.

В науке продукт деятельности и результат или эффект деятельности не одно и то же. Эффект не исчерпывается продукцией (отчеты, статьи, доклады и т. п.) и никоим образом не измеряется ее количеством, так как продукция может быть полезной и бесполезной, необходимой и излишней. Поэтому путь к улучшению ее организации лежит через решение проблемы соизмерения затрат и конкретных результатов выполненных исследований. Оценить же эффективность совокупной военно-научной деятельности на уровне отдельных творческих коллективов не представляется возможным. Эта задача разрешима только лишь предлагаемым советом. В свою очередь его эксперты будут заинтересованы в разработке таких требований к научно-технической продукции и затратам на ее получение, при помощи которых коллективы военных ученых, руководствуясь принципом «максимум продукции - минимум затрат», сами смогут найти варианты и формы научной деятельности, наиболее полно соответствующие и плановым заказам/ и своим интересам.

Результат научных исследований зависит от творческой инициативы каждого работника. Следовательно, для более качественного выполнения исследований нужны и моральные, и экономические стимулы.

Расширить экономические права научным организациям легко, но согласовать при этом интересы отдельных научных коллективов и государства гораздо сложнее. Исходя из этого, материальную и моральную заинтересованность этих коллективов целесообразно стимулировать только по тем показателям, по которым «местная выгода» не противоречит общим интересам. Оптимум в организации военно-научной деятельности - максимальная внутренняя свобода при всесторонней координации усилий, т. е. ее развитие по пути как демократизации, так и централизации. Это достигается при наиболее полном учете этих путей. Таким образом, если расширение организационно-экономических прав военно-научных коллективов реализует вопросы демократизации, то создание совета направлено, хотя и косвенно, на централизацию в области военно-научной деятельности.

Говоря словами В. И. Ленина, одно из назначений экспертно-координационного совета «проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой...» (Полн. собр. соч., т. 45, с, 391). Другое его назначение - это создание в творческих коллективах обстановки высокой требовательности, взаимной взыскательности, принципиальной деловой критики, государственного отношения к решению поставленных задач, повышение роли ученых советов научных подразделений Министерства обороны СССР. К тому же создание такого совета станет практическим шагом в совершенствовании механизма подготовки военных ученых. Особенностью организации научной деятельности ввузов и НИУ Министерства обороны СССР является то, что тематика диссертационных работ, как правило, совпадает с направлениями плановых исследований. Поэтому, контролируя и координируя последние, совет одновременно будет влиять и на формирование диссертационных исследований в ходе всего процесса их выполнения, что, естественно, положительно скажется на их качестве. Он способен взять на себя функции по оценке актуальности, научной новизны и практической ценности диссертаций. Для повышения объективности оценки такая работа совета должна выполняться хозрасчетным способом с материальной ответственностью экспертов за правильность принятых решений.

Приведем некоторые гарантии, исключающие, на наш взгляд, превращение новой структуры в очередной бюрократический аппарат.

Совет должен быть не только контролирующим и координирующим органом, но и хозрасчетной научно-исследовательской корпорацией, способной самостоятельно решать крупные военные проблемы. Замещение вакантных должностей в нем следует осуществлять на основе демократии, гласности и состязательности. Плавающая "гибкая связь «вознаграждения» экспертов непосредственно по результатам военно-научной деятельности надежно обеспечит отбор кадров в совет только с учетом их деловых качеств.

Совет должен быть открыт для научной критики, в том числе через печатный научно-практический орган, проблемный, дискуссионный по характеру и доступный для всех категорий и рангов военно-научных работников.

Главной же гарантией является то, что «историческая миссия» совета заключается именно в налаживании действенных форм и механизмов организации научной деятельности, обеспечивающих наиболее полное сочетание хозрасчета с планом, индивидуальных научных интересов подразделений с общегосударственными. Только при этом можно будет ожидать резкого повышения качества и. результативности военно-научных исследований. В перспективе совет может стать межведомственной хозрасчетной научно-исследовательской корпорацией, специализирующейся на решении крупных военных проблем. Путь, ведущий к этому,- триединый процесс, естественным образом включающий в себя проведение теоретических исследований по проблемам организации и управления военно-научной деятельностью, совершенствования подготовки научных кадров и рационализации существующих организационных структур научных подразделений Министерства обороны СССР.

Подполковник В. К. ЗМЕЕВ,

кандидат технических наук

Рокоссовский К. К. Солдатский долг.- М.: Воениздат, 1984.-С. 26.

Материалы Пленума ЦК КПСС, 17-18 февраля 1988 г.-М.: Политиздат, 1988. - С. 63.

Военная Мысль.- 1988.- № 11.

Военная Мысль. - 1988. - № 11.

Военная Мысль. - 1987. - № 2, 3, 5, 8; 1988.- № 5.

Там же.- 1985.- № I- С. 61; !988.- № 5.- С. 56.

Роджерс Э., Агарвала-Роджерс Р. Коммуникации в организациях.- М.: Экономика, 1980.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации