Некоторые опасные тенденции современной политики США

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/1986, стр. 63-72

На международные темы

Некоторые опасные тенденции современной политики США

Майор А. Е. САВИНКИН,

кандидат философских наук

XXVII СЪЕЗД КПСС на основе глубокого марксистско-ленинского анализа современной международной обстановки отметил, что мир, в котором мы живем, перегружен опасностями и противоречиями, побуждающими говорить о едва ли не самой тревожной полосе истории. Сохраняется тенденция к нарастанию военной опасности. Она проявляется в непрекращающихся войнах и. вооруженных конфликтах, в росте масштабов ядерной угрозы человечеству. В этих условиях важное теоретическое и практическое значение приобретает вывод партии о том, что «на международной арене сложились объективные условия, в которых противоборство между капитализмом и социализмом может протекать только и исключительно в формах мирного соревнования и мирного соперничества».

Советский Союз никогда не являлся сторонником силового решения международных проблем. Он всегда выступал и выступает за мирное сосуществование государств с различным общественным строем. Новым свидетельством этому стала выдвинутая XXVII съездом КПСС концепция всеобъемлющей системы международной безопасности. Были сформулированы ее принципиальные Основы, руководствуясь которыми, отмечает Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев, «можно было бы добиться, чтобы мирное сосуществование стало высшим универсальным принципом межгосударственных отношений». И совсем иную политику проводит империализм. Он стремится перевести соревнование двух противоположных систем на язык военного противоборства, постоянно генерирует в силу своей общественной природы агрессивную, авантюристическую политику, создавая угрозу третьей мировой войны. С особой силой милитаризм проявляется в политике и идеологии американского империализма. «Цитадель международной реакции - империализм США, - говорится в новой редакции Программы КПСС. - Именно от него прежде всего исходит угроза войны».

Широкий спектр антикоммунистических и гегемонистских целей и задач, решаемых империализмом США при помощи военной силы, определяет доминирующее положение военной политики в деятельности вашингтонской администрации, ее милитаристский характер. Процесс создания и использования военной силы в интересах государственно-монополистического капитала, военно-промышленного комплекса отражается в военной доктрине американского империализма как совокупности военно-политических и стратегических концепций, в которых выражаются официально принятые в США взгляды на подготовку вооруженных сил к войне, характер и способы использования их против социалистических государств, развивающихся стран и народов.

Советский Союз рассматривается реакционными силами американского империализма в качестве главного препятствия на пути к мировой гегемонии. Несмотря на признание возможности нормализации советско-американских отношений, администрация США продолжает придерживаться политики тотального противоборства и конфронтации, которая не имеет будущего. Свои военные приготовления она направляет прежде всего против СССР. Такая направленность предопределяется рядом опасных тенденций: ростом влияния военно-промышленного комплекса на формирование военной политики США; раздуванием мифа о «советской военной угрозе»; курсом на нарушение военно-стратегического равновесия, достижение военного превосходства над СССР; усилением агрессивно-наступательного содержания стратегии «устрашения».

Рост влияния военно-промышленного комплекса на формирование внешней политики США явился результатом действия благоприятных для сил милитаризма условий, сложившихся в США на рубеже 80-х годов. К этому времени ставленники военно-промышленного комплекса заняли ключевые посты в администрации США. Произошел поворот от разрядки к военно-силовой политике. Коммунизм был объявлен «Средоточием зла», раздались призывы к «крестовому походу» против социализма, которые приобрели форму конкретной политической программы.

В это же время за основу военно-политической деятельности американского правительства принимается стратегия «прямого, противоборства» с СССР в глобальном и региональном масштабах, не исключающая возможность ядерной войны между США и СССР и предусматривающая военно-политическое противодействие Советскому Союзу в «периферийных районах».

Рост враждебности к СССР явился необходимой предпосылкой усиления военных приготовлений США, наращивания качественно новых вооружений. Подготовка к войне оказалась выгодным делом для представителей военно-промышленного комплекса. В работе «Вооружения и капитализм» В. И. Ленин отмечал, что в вооружении заинтересованы и правительства, и капиталисты. «Правительства - приказчики класса капиталистов. Приказчикам платят хорошо. Приказчики - сами пайщики. А овечек стригут вместе под шумок речей о «патриотизме»...» (Полн. собр. соч., т. 23, с. 176).

В угоду военно-промышленному комплексу администрация Р. Рейгана развернула тотальную гонку вооружений. Принята небывалая в истории «программа перевооружения Америки». Спираль гонки вооружений спланирована вплоть до конца нынешнего тысячелетия. Модель американской армии «образца 2000 года», разработанная Пентагоном, предусматривает оснащение ее шестьюстами видами вооружений, в которых будут применены новейшие достижения науки и техники. Еще на более длительную перспективу рассчитана реализация так называемой «стратегической оборонной инициативы» Р. Рейгана. Она принесет баснословные прибыли военным корпорациям.

В условиях «перспективного» развертывания гонки вооружений, базирующегося на антисоветских установках, силы военно-промышленного комплекса США по-прежнему определяют направленность современной политики этого государства. «Монополии, производящие оружие, генералитет, государственная бюрократия, идеологический аппарат, милитаризованная наука, слившись в военно-промышленный комплекс, - говорится в Программе КПСС, - стали наиболее рьяными проводниками и организаторами политики авантюризма и агрессии».

Правые силы США во главе с К. Уайнбергером и его сторонниками видят в нормализации советско-американских отношений, разрядке напряженности угрозу своим корыстным интересам. Поэтому они всячески стремятся саботировать достигнутые в Женеве договоренности. «По всему видно, - отмечает товарищ Горбачев М. С. - правящая группировка США поставила узкокорыстные интересы военно-промышленных кругов выше интересов всего человечества и своего собственного народа». Особая ставка при этом делается на искажение политики СССР в области обороны и безопасности.

Раздувание мифа о «советской военной угрозе» все в большей степени служит цели оправдания и обоснования конфронтационной направленности внешней политики США, ее антисоветского и милитаристского содержания. В то время как Советский Союз стремится соблюдать сдержанность в высказываниях в отношении США, американская сторона развертывает «кампании ненависти» против СССР, пытается представить его политику и идеологию как источник военной опасности. Реакционные силы империализма опасаются, что мирные советские инициативы подорвут версию о Советском Союзе как «средоточии зла» и источнике всеобщей опасности, на которой, собственно, и. строится вся политика гонки вооружений. «Абсурдно и преступно перед лицом ядерной угрозы, - подчеркнул в речи на торжественном собрании, посвященном вручению Владивостоку ордена Ленина, товарищ Горбачев М. С. - действовать по старой, уже мертвой схеме: то, что хорошо для социалистических стран, должно быть отвергнуто. В этом особенно видны классовая узость, примитивный идеологический автоматизм, растущее политическое влияние милитаризма».

Все меньше людей на Западе верят сегодня в мифическую «советскую военную угрозу». Верховный главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе генерал Роджерс сетует на отсутствие у части военнослужащих «понимания существа и характера военной опасности».

Предпринимается попытка приписать СССР стремление к военному превосходству, чтобы оправдать курс на наращивание военного потенциала США и НАТО. Советский Союз обвиняется в «приверженности» к стратегии «устрашения». Но ведь хорошо известно, что данная установка составляет стержень внешней политики США и их союзников по НАТО. Позиция СССР по отношению к ней всегда была негативной. «Мир, построенный на устрашении с помощью ядерного оружия, - шаткий мир, - отмечает товарищ Горбачев М. С. - Укрепить его через наращивание вооружений - земных или космических - невозможно».

Искажая внешнеполитические цели СССР, американские идеологи большое внимание уделяют фальсификации военной доктрины нашей страны. При помощи оперативно-тактической терминологии искажается ее военно-политический аспект, вплоть до объявления всей военной доктрины «наступательной». Произвольно приписываются взгляды на «победоносную ядерную войну», «обычную войну как предпосылку ядерного конфликта», «военное превосходство» и т. д. Совершенно очевидно, что собственные военно-стратегические взгляды просто нечистоплотно «внедряются» в содержание военной доктрины СССР. И после этого следует «устрашающий» вывод, сформулированный, например, западногерманским идеологом Г. Рюле: «...характеристика советского наступательного потенциала как инструмента и выражения агрессивной политики не может быть поставлена под вопрос».

Советский Союз взял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие, выступает против использования военной силы в международных отношениях, предлагает эффективные меры по разоружению. В Программе КПСС однозначно сказано, что советская военная доктрина имеет сугубо оборонительный характер и направлена на защиту от нападения извне. В то же время современная военная доктрина США имеет не просто агрессивный, наступательный характер, но и является средством раздувания мифа о «советской военной угрозе». Ссылки на него имеются в каждой военно-политической и военно-стратегической концепции США. «Устрашение» предполагает «сдерживание агрессии со стороны СССР». «Стратегическая оборонная инициатива» имеет целью «защиту от советского нападения» путем перехвата и уничтожения «советских ракет» и т. д. Все эти концепции базируются на ложном представлении об «агрессивности» Советского Союза, которым прикрывается их собственное милитаристское содержание.

Миф о «советской военной угрозе» выходит за границы собственно военного содержания. В него активно включаются фальсифицированные и неправомочные сравнения военной политики царской России и политики в области обороны Советского государства. Значительное место занимает искажение военной политики КПСС периода второй мировой войны. Продолжаются разговоры об «агрессивности» коммунистической идеологии, политической системы СССР. Они направлены на то, чтобы «доказать» невозможность нормализации советско-американских отношений без изменения социалистического строя, в том числе и военным путем.

Несостоятельность мифа о «советской военной угрозе» очевидна. Советский Союз не стремится ни к «конфронтации» с США, ни к «военному превосходству», ни к «ядерной агрессии». В Программе КПСС подчеркивается, что партия считает недопустимым распространение на сферу межгосударственных отношений идеологических противоречий между двумя системами. КПСС - за нормальные стабильные отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки, предполагающие невмешательство во внутренние дела, уважение законных интересов друг друга, признание и осуществление на деле принципа равенства и одинаковой безопасности, установление на этой базе возможно большего взаимного доверия. Несмотря на угрозу миру со стороны агрессивных кругов империализма, КПСС считает, что «фатальной неизбежности мировой войны нет. Предотвратить войну, уберечь человечество от катастрофы можно».

Раздувание мифа о «советской военной угрозе», включение его в идеологический компонент агрессивной политики администрации США не могут способствовать нормализации советско-американских отношений, ведут к идеологической подготовке войны против Советского Союза. Он оказывается важным звеном в системе оправдания развернутой администрацией Р. Рейгана беспрецедентной гонки вооружений.

Курс на нарушение военно-стратегического равновесия, достижение военного превосходства над СССР представляет собой отчетливо выраженную тенденцию современной внешней политики США. Он находится в противоречии с договоренностью сторон в Женеве о недопущении военных преимуществ друг над другом, необходимости укрепления стратегической стабильности и сокращения ядерных вооружений.

Стратегическая стабильность исключает возможность ядерного шантажа, делает развязывание войны самоубийственной для самого же агрессора. Она выступает основой реализации в советско-американских отношениях принципа равенства и одинаковой безопасности сторон, создает возможности для ядерного разоружения, снижения военного противостояния. «Историческим достижением социализма, - отмечается в Программе КПСС, - явилось установление военно-стратегического паритета между СССР и США, Организацией Варшавского Договора и НАТО. Оно упрочило позиции СССР, стран социализма и всех прогрессивных сил, опрокинуло расчеты агрессивных кругов империализма на победу в мировой ядерной войне. В сохранении этого равновесия - серьезный фактор обеспечения мира и международной безопасности».

В 70-е годы США признавали необходимость паритета в стратегических вооружениях. В это время была подписана целая система советско-американских договоров и соглашений. Была продемонстрирована возможность мирного сосуществования противоположных государств в условиях разрядки напряженности. В конце 70 - начале 80-х годов США взяли курс на слом военно-стратегического равновесия. Разрядка была объявлена противоречащей интересам США. Гонке вооружений отдавался абсолютный приоритет по сравнению с разоружением.

Данное положение в значительной степени сохраняется и в современных условиях. Пытаясь оправдать стремление к нарушению военно-стратегического равновесия, американские идеологи и их «коллеги» из других стран НАТО выдвинули целый ряд авантюристических тезисов, оправдывающих гонку вооружений. Среди администрации США господствует тезис о том, что «Советский Союз согласился на переговоры по разоружению благодаря большому вооружению Рейгана». Тем самым молчаливо признается, что США нужна «позиция силы», чтобы диктовать свои условия на переговорах с СССР. Западногерманский политик реакционного толка Ю. Тоденхёфер объявляет главной целью Запада «стабильный мир на высоком уровне вооружения».

Таким образом. США и их союзники по НАТО должны вооружаться, а Советский Союз, которому приписывается «военное превосходство», разоружаться. Только тогда, по замыслу американских стратегов, мир будет стабилен, т. е. США получат безграничную возможность диктовать свою волю всему миру, и прежде всего социалистическим государствам. Отношение США к прекращению гонки вооружений нашло свое отражение в выхолащивании позитивного содержания самого термина «разоружение». Речь ведется только об «ограничении вооружения», «контроле над вооружением».

В погоне за военным превосходством США практически игнорируют все предложения СССР по реальному ограничению вооружений и разоружению. Особенно яростно правые силы США выступают- против сокращения ядерного оружия. Данный процесс блокируется выдвижением различных «увязок» и «условий». За ними скрывается нежелание американского руководства приступить на деле к решению проблемы ликвидации ядерной угрозы. Неудивительно, что теоретической основой подобной негативной позиции выступают суждения, что контроль над вооружениями находится в «противоречии со стратегическими интересами США», а «договоры о контроле над вооружениями не имеют никакого значения, будь то с точки зрения войны или мира». Учитывая такой подход к проблеме разоружения, XXVII съезд КПСС констатировал: «Похоже, что в Вашингтоне, да и не только там, сжились с ядерным оружием, связывая с ним свои планы на международной арене. И все же политикам Запада придется, хотят они того или нет, ответить на вопрос: готовы ли они вообще расстаться с ядерным оружием?».

Особенно опасным является стремление США направить гонку вооружений по новому руслу, развернуть широкомасштабную противоракетную оборону с элементами космического, базирования. Милитаризация космоса, к которой стремится администрация США, будет означать качественно новый скачок в гонке вооружений. В конечном итоге возрастут масштабы военного соперничества, исчезнет само понятие стратегической стабильности в связи с повышением уровня баланса ядерных потенциалов противостоящих сторон до таких пределов, «когда даже паритет перестанет быть фактором военно-политического сдерживания».

Не понимая этой объективной логики, Вашингтон по-прежнему идет по пути наращивания своего наступательного военного потенциала. «Стратегическая оборонная инициатива» начинает приобретать реальные очертания: осуществлены испытания авиационно-ракетного противоспутникового комплекса «АСАТ» по цели в космосе; проводятся испытания лазерного оружия с «ядерной накачкой», «электромагнитной пушки»; разрабатываются антиракеты-перехватчики и т. д. Следует учесть, что многие элементы космического базирования ПРО могут использоваться в качестве разрушительных наступательных вооружений в первом ядерном ударе, т. е. предполагается уничтожение ракет «в значительной степени уже перед их стартом». Об этом открыто говорится в западной печати.

США сочетают усилия по созданию космических ударных систем с наращиванием и совершенствованием стратегических наступательных средств. Это никак не согласуется с заявлениями представителей администрации США о том, что реализация «стратегической оборонной инициативы» сделает ядерные вооружения устаревшими. Принимаются или планируется принять на вооружение межконтинентальные ракеты MX, «Миджитмен», баллистические ракеты подводных лодок «Трайдент-2», тяжелые стратегические бомбардировщики В-1В и «Стеле», крылатые ракеты наземного, воздушного и морского базирования. Количество этих средств измеряется сотнями и тысячами. Под руководством К. Уайнбергера Пентагон разработал планы создания в предстоящие 10-12 лет около 40 000 новых ядерных боеголовок. При этом администрация Р. Рейгана планирует увеличить число боеголовок на стратегических МБР и БРПЛ с 9000 до 14 000 единиц, или на 60 проц..

Ядерное и обычное оружие первого удара не просто наращивается и. совершенствуется в США, но ему стараются придать новые свойства. Создаются соответствующие средства: быстролетящие на низкой высоте крылатые ракеты, ложные боеголовки баллистических ракет, маневрирующие головки для МБР и БРПЛ. Все это делается в рамках программы под названием «Системы усовершенствования стратегических ракет».

О стремлении к нарушению военно-стратегического равновесия, к качественному совершенствованию ударных космических и ядерных вооружений свидетельствует нежелание США поддержать предложение СССР о прекращении любых ядерных взрывов, односторонний мораторий на которые продлен советской стороной до 1 января 1987 года. Как отмечалось в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева по советскому телевидению 18 августа 1986 года, «Соединенные Штаты, оставаясь на протяжении 40 лет чемпионами по числу взрывов, взорвали за год советского моратория еще 18 ядерных устройств... Притом, как правило, делали это демонстративно, приурочивая испытания то к очередному нашему заявлению о продлении моратория, то к той или иной новой советской инициативе... К этому стоит добавить, что нынешняя администрация США осуществляет самые широкие военные программы».

Развязываемая США гонка вооружений таит в себе угрозу ядерной войны. Она сама по себе оказывает дестабилизирующее воздействие на военно-стратегическую ситуацию. Говоря словами Ф. Энгельса, возникает «опасность войны, порождаемая постоянным ростом вооружений» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, с. 415). Правая милитаристская группировка в Соединенных Штатах Америки, представляющая мощный военно-промышленный комплекс, просто помешалась на гонке вооружений. Интерес тут, пожалуй, троякий: не допустить, чтобы оскудел поток наживы на производстве оружия; обеспечить США военное превосходство; попытаться измотать Советский Союз экономически, ослабить политически; и, в конечном счете,- обеспечить командные позиции в мире, осуществить давние имперские амбиции, проводить и впредь политику грабежа в отношении развивающихся стран.

Усиление агрессивно-наступательного содержания стратегии «устрашения» указывает на характер использования военной мощи США против СССР. Данная тенденция современной внешней политики американского империализма суммирует содержание предшествующих тенденций. Это видно из понимания самого «сдерживания путем устрашения», которое министр обороны США К. Уайнбергер называет «краеугольным камнем военной политики США», «ядром стратегии Соединенных Штатов». Система «устрашения» предполагает агрессивного противника, на роль которого навечно определен Советский Союз. Поэтому она не может существовать без мифа о «советской военной угрозе». Эта стратегия строится на необходимости военного, прежде всего ядерного, превосходства, так как она представляет собой особую форму шантажа, т. е. психологического давления на противника угрозой применения или применением силы в целях изменения его политического поведения.

Сами Соединенные Штаты Америки давно уже не мыслят своего поведения на международной арене без опоры на военную силу. В официальных военно-политических документах этот факт постоянно подчеркивается. В докладе министра обороны США по военному бюджету на 1986 год приводятся слова Р. Рейгана о том, что «без силы дипломатия и переговоры останутся безрезультатными». К. Уайнбергер более подробно разъясняет это положение, говоря о военной силе как о предпосылке «осуществления национальных интересов Соединенных Штатов и успешной дипломатии», «беспрепятственного развертывания остальных элементов нашей национальной мощи».

Внешнеполитическая практика США свидетельствует о том, что только после 1945 года это государство участвовало в десятках локальных войн и вооруженных конфликтах. Специалистами подсчитано: начиная с 1945 по 1981 год США использовали в «политических целях» военную силу 245 раз. За годы пребывания у власти Р. Рейгана к ним прибавилось еще около 50 случаев. Число их продолжает расти. «Становится все более очевидным, - отмечает товарищ Горбачев М. С, - что правящие круги США продолжают делать упор на проведение милитаристской линии, ставку на силу, с тем чтобы диктовать свою волю другим странам и народам. При этом во всеуслышание делаются заявления, что именно таким способом они будут воздействовать и на политику Советского Союза».

Именно этой цели служит так называемая доктрина «нового глобализма», или «доктрина Рейгана». Она отражает современный курс администрации США на «отбрасывание коммунизма», удушение национально-освободительного движения, провоцирование локальных конфликтов. Именно на этой основе США ведут «необъявленные войны» против Афганистана и Никарагуа, оказывают непрекращающееся давление на Ливию, осуществляют против нее военные акции и экономические санкции. Террористическая политика администрации США преследует наряду с этим далеко идущие цели: отвлечь внимание народов от всеобъемлющих мирных инициатив Советского Союза, взвалить на него ответственность за обострение международной напряженности, оказать давление на его политику посредством демонстрации «силы и твердости».

Доктрина «нового глобализма» оказывается, таким образом, связанной с определенным подходом Вашингтона к американо-советским отношениям. Учитывая наличие военно-стратегического паритета, империализм предпринимает попытки оказания нажима на СССР через периферийные направления путем серии тактических контратак. Поэтому американская администрация пытается представить региональные конфликты как проявление «глобальной конфронтации между Востоком и Западом». Апологеты этого ложного тезиса отмечают, что «настоящая война» между противоположными общественными системами «давно уже началась в третьем мире».

В этой связи появилась идея подготовки США к «конфликтам малой интенсивности» как вероятным аспектам конфронтации между Востоком и Западом. Суть их заключается в поддержке контрреволюционных сил в ряде развивающихся государств. Этим силам оказывается военная помощь, их обучают и ими руководят американские советники. При этом США оставляют за собой право на проведение «упреждающих ударов», «антитеррористических операций» против любых стран, которые произвольно относятся к разряду «террористических». Вооруженная агрессия США против Гренады и Ливии показывает, что американская военщина не исключает прямое использование военной силы в рамках «конфликтов малой интенсивности». В Заявлении Советского правительства по поводу агрессии США против Ливии говорится, что «нынешняя американская администрация нормой своей политики делает насилие, агрессию, воинствующий шовинизм». Ставка на «неоглобализм» бесперспективна. Локальные войны не принесли успеха империализму в прошлом, не принесут они его и в будущем. Об этом напоминает крах американской агрессии во Вьетнаме. «Неоглобалистский» курс США не заставит также Советский Союз отказаться от оказания помощи прогрессивным развивающимся государствам. Такой курс означает прямое навязывание СССР политики конфронтации в различных регионах. Он может привести к перерастанию военного конфликта в мировую войну.

В практике отношений с Советским Союзом в военно-политической сфере США однозначно опираются на «ядерное устрашение», т. е. на ядерный шантаж. Применяются многочисленные способы его осуществления. Распространяется ложь о советской «ядерной угрозе», чтобы оправдать подготовку войны против СССР. Официальные лица США заявляли о возможности использования ядерного оружия в «чрезвычайных обстоятельствах». До конца 70-х годов они неоднократно угрожали применением ядерного оружия против прогрессивных государств, в том числе и против Советского Союза. В рамках «ядерного устрашения» СССР происходит размещение в Западной Европе 108 ракет «Пегшинг-2» и 464 крылатых ракет.

В стратегии ядерного шантажа есть крайне опасный элемент. Чтобы иметь «абсолютно надежное ядерное сдерживание», США постоянно развивают возможность, способность и готовность ведения ядерной войны в расчете на победу. При этом открыто провозглашается возможность перехода от шантажа к ядерной войне, стремление на основе «эскалационного доминирования» закончить ее «победоносно».

Основной упор при этом делается на массированный первый удар с целью «обезоружить», уничтожить ядерный потенциал и «обезглавить», вывести из строя пункты управления, военно-политическое руководство СССР. На этой авантюристической и чрезвычайно агрессивной установке строились концепции «ограниченной» и «затяжной» ракетно-ядерной войны.

Ставка на первый удар проявляется как на уровне стратегического, так и на уровне оперативно-тактического планирования. Американский исследователь Д. Форд в специальной книге «Кнопка: пентагоновская система стратегического командования и контроля» пишет о том, что в процессе фактической подготовки США к ядерной войне «чрезвычайный план требует массированного первого удара...», американские генералы считают «стратегию ответного удара бессмысленной». Весь аппарат контроля и управления применением ядерного оружия США «не способен передавать приказы на ответный удар, но направлен на то, чтобы передавать дальше приказы на первый удар».

Возможность нанесения первого удара усиливает реализация «стратегической оборонной инициативы». Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев отмечает в этой связи: «Космические вооружения... способны породить опасную иллюзию, что можно нанести первым ядерный удар из-под космического «щита», а ответный - предотвратить или, по крайней мере, ослабить... Все говорит именно за то, что противоракетная космическая система США замышляется вовсе не как «щит», а как часть единого наступательного комплекса». Сочетание подобной «оборонительной» системы с наступательными ядерными силами США, направленность ее на повышение эффективности первого удара являются наглядным свидетельством агрессивности военной политики США.

Буржуазные политики и идеологи все меньше сейчас говорят о СОИ как о «новом пути предотвращения ядерной войны», «освобождения всего мира от страха ядерной войны». Она все больше связывается с «ядерным устрашением», его «улучшением» и «усилением». На практике это означает стремление вернуться к ситуации, когда США были единственной страной, обладавшей ядерным оружием. На этой основе возрождается идея ядерного превосходства как предпосылки военного шантажа. СОИ выступает в этом отношении очередным «проектом» выхода из «ядерного тупика», восстановления материальной и доктринальной способности ведения «победоносной» ядерной войны. «Пусть и здесь,- отмечает товарищ Горбачев М. С.- не рассчитывают запугать нас или подтолкнуть к ненужным расходам. Если потребуется, мы быстро найдем ответ, причем будет он не таким, каким его ожидают в США. Но это будет ответ, который обесценит программу «звездных войн».

В современных условиях важным фактором сдерживания агрессивных устремлений империализма выступают укрепление обороноспособности страны, повышение бдительности, боевой и мобилизационной готовности Советских Вооруженных Сил. «КПСС будет прилагать всё усилия к тому, чтобы Вооруженные Силы СССР находились на уровне, исключающем стратегическое превосходство сил империализма, чтобы всесторонне совершенствовалась обороноспособность Советского государства, укреплялось боевое содружество армий братских социалистических стран».

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1986, с. 111.

Там же, с. 76.

Там же, с. 132.

Правда, 1986, 18 января.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 133.

Правда, 1986, 30 марта.

Красная звезда, 1985, 3 сентября.

Там же, 1986, 10 января.

Правда, 1985, 19 декабря.

Bauernkurier (BRD), 1985, № 7. September. S. 12.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 161.

Там ж е, с. 137.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 127,

Europa Archiv, 1985, № 7, S. 376.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 69.

Там же, с. 65.

Reagan and the world: Imperial policy in the new coid war.- L., 1984, p. 18.

Правда, 1985, 28 декабря.

Правда, 1986, 19 августа.

Там же.

США: экономика, политика, идеология, 1985, № 1,с. 114-121.

Правда, J9S6, 30 марта.

Правда. 1986, 16 апреля.

Blatter fur deutsche und Internationale Politik, 1985, № 9, S. 1057, 1061.

Правда, 1985, 28 ноября.

Там же, 1986, 19 августа.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с, 161.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации