Морские десанты в локальных войнах

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 4/1986, стр. 22-32

Морские десанты в локальных войнах

Капитан 1 ранга А. В. УСИКОВ,

кандидат исторических наук, доцент

ИСТОРИЧЕСКИЙ опыт показывает, что многие локальные войны, развязанные империалистами после второй мировой войны, начинались с высадки морских десантов на побережье независимых государств. Примерами этого являются англо-франко-израильская агрессия против Египта в октябре 1956 года, вторжение контрреволюционеров на Кубу в апреле 1961 года, американских войск в Доминиканскую Республику в апреле 1965 года, захват англичанами Фолклендских (Мальвинских) островов в апреле-июне 1982 года и др. Высадка большинства морских десантов, по мнению зарубежных военных специалистов, осуществлялась в соответствии с современными взглядами на проведение десантной операции, но, как правило, при отсутствии противодействия на переходе десанта морем.

Анализ накопленного опыта высадки морских десантов в локальных войнах на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, Южном и Восточном Средиземноморье, в районе Карибского бассейна и в Южной Атлантике позволяет вскрыть особенности и характерные черты, а также некоторые тенденции развития этого вида боевых действий. Цели и задачи морских десантов, их состав, организация и интенсивность использования в локальных войнах были различными и определялись политическими целями войны (конфликта), военно-географическими условиями театра, характером вооруженной борьбы на суше, соотношением сил сторон и сложившейся обстановкой. Проведением десантных операций агрессор нередко стремился достичь не только военных, но и крупных военно-политических целей: свержения правительств независимых государств (Суэцкая десантная операция, вооруженное вторжение на Кубу и Гренаду), восстановления колониального статуса (Фолклендская десантная операция) и др.

Перед десантами ставились такие задачи, как нанесение ударов во фланг или тыл группировкам войск другой стороны; захват военно-морских баз, приморских городов, районов побережья или узлов прибрежных коммуникаций и островных территорий.

В локальных войнах в зависимости от целей и состава участвующих сил производилась высадка оперативных, тактических и разведывательно-диверсионных десантов. Как правило, в ходе морских десантных операций выбрасывались и разведывательно-диверсионные группы, а также осуществлялась высадка демонстративных десантов с задачей содействия главным силам. Для успешного ведения десантных действий, как и в годы второй мировой войны, обязательным считалось выполнение следующих условий: изоляция района боевых действий, создание превосходства сил на море и в воздухе, максимальное ослабление противодесантной обороны побережья до начала высадки десантов, достижение скрытности подготовки и внезапности нападения. Кроме того, в этот период в подготовке и ведении морских десантных операций имели место и существенные особенности, которые предопределялись прежде всего возросшими боевыми возможностями современных десантов, сил флота и авиации.

Главными силами в морских десантах являлись сухопутные войска и морская пехота. Количество войск, выделяемых в их состав, зависело от характера противодесантной обороны противника и поставленных задач. В оперативных десантах оно колебалось от 2-4 бригад с частями усиления (высадка англо-французских войск в Египет и английских - на Восточный Фолкленд) до армейского корпуса (Инчхонская десантная операция) общей численностью до 70 тыс. человек. Их боевые действия обеспечивали крупные силы флота и авиации: до 250 боевых кораблей и судов и до 500 боевых самолетов.

В тактических десантах численность войск колебалась в еще более широком диапазоне. Так, для вторжения на Кубу привлекалась бригада «2506» в составе шести батальонов (четырех пехотных, одного моторизованного и одного воздушно-десантного) с частями усиления (танковая рота, бронеотряд и батальон тяжелого оружия). Их переброска осуществлялась на б транспортах, а высадка прикрывалась двумя эсминцами. В авиационной подготовке участвовало 12 самолетов, из них 9 бомбардировщиков В-26.

В ходе проводившихся вооруженными силами США поисково-карательных операций против патриотических сил Южного Вьетнама в состав тактических десантов, как правило, выделялось не свыше усиленного полка морской пехоты - полковая десантная группа и до 15-18 десантных кораблей. А в период агрессии Израиля в Ливане в июне 1982 года в тылу палестинских войск и национально-патриотических сил Ливана в районах городов Сур, Сайда и Дамур были высажены десанты в составе нескольких батальонов с привлечением значительного количества кораблей.

Независимо от состояния противодесантной обороны нападающая сторона всегда стремилась к созданию и поддержанию в районе высадки подавляющего превосходства над противником в силах и средствах. В Инчхонской десантной операции в Корее интервенты имели, например, более чем 20-кратное преимущество в численности войск и абсолютное - по авиации и кораблям, в Суэцкой - англо-францу-зы превосходили египтян более чем в 5 раз, а в Фолклендской - группировка сил английского флота имела восьмикратное превосходство над противодействующими ей силами ВМС Аргентины.

Наиболее подготовленной для высадки и действий в передовых эшелонах десантов или в качестве штурмовых групп показала себя морская пехота. В тактических десантах она зачастую решала задачи самостоятельно или с приданными частями усиления. В ходе локальных войн агрессор, как правило, стремился значительно увеличить состав морской пехоты. Так, командование ВМС США во время войны в Корее подняло численность этого рода сил с 75 тыс. до 249 тыс., а во Вьетнаме - со 190 тыс. до 304,5 тыс. человек.

Основными тактическими подразделениями в вооруженных силах США и НАТО стали батальонные десантные группы, состоящие из батальона морской пехоты и подразделений усиления и обслуживания общей численностью до 2500 человек. Для транспортировки и высадки такой группы привлекался десантный вертолетоносец или войсковой транспорт и транспорт-док. При погрузке на корабли и суда обычно сохранялась тактическая целостность подразделений, что обеспечивало их высокую готовность к немедленным действиям при высадке на побережье. Батальонная десантная группа стала основной типовой тактической единицей при планировании и выполнении всех расчетов в ходе подготовки морских десантных операций.

Районы высадки выбирались как на оборудованном побережье (непосредственно в порты - высадка американской дивизии морской пехоты в Инчхон 15 сентября 1950 года, английских бригады морской пехоты и парашютной бригады в Порт-Саид и французских механизированной дивизии и танкового полка в Порт-Фуад в ноябре 1956 года), так и в необорудованных районах, а в ряде случаев на труднодоступных с моря участках побережья, где отсутствовала или была слабо подготовлена противодесантная оборона (высадка английских войск в бухте Сан-Карлос острова Восточный Фолкленд 21 мая 1982 года).

Способы десантирования в основном зависели от природных условий, конкретной оперативной обстановки, наличия и возможностей десантно-транспортных и десантно-высадочных средств. Высадка проводилась различными способами: «берег - берег» - без перегрузки войск с десантно-транспортных судов на высадочные средства; «корабль - берег» - с их перегрузкой и «комбинированным».

В морских десантных операциях широко применялись воздушные десанты. Для их высадки стали привлекаться вертолеты. Начало этому было положено в ходе боевых действий американских войск в Корее. 20 сентября 1951 года усиленная рота морской пехоты США (228 солдат с вооружением и 8 т груза) за 4 часа на 21 вертолете была высажена в нейтральную зону юго-западнее Косона. В дальнейшем вертолетные десанты стали составной частью морских десантов. В период англо-франко-израильской агрессии против Египта в ноябре 1956 года во втором эшелоне морского десанта с двух авианосцев, маневрировавших в 100 км от берега, на корабельных вертолетах в район Порт-Саида был высажен английский батальон морской пехоты в составе более 400 человек с вооружением. Это новое явление в практике морских десантов* послужило толчком к совершенствованию способов высадки десанта и строительству специальных кораблей (десантных вертолетоносцев типа «Иводзима» и универсальных десантных кораблей типа «Таррава»). Вертолетные десанты нашли широкое применение в последующих локальных войнах.

На основе массированного использования вертолетов в войне во Вьетнаме были выработаны особые способы десантных действий - «вертикальный охват» и «орлиный полет». Суть первого заключалась в высадке десанта с вертолетов, взлетавших с кораблей-вертолетоносцев и кораблей-доков, за которой следовал захват плацдарма. Второй имел место тогда, когда подразделения десанта после овладения плацдармом перебрасывались на транспортных вертолетах в глубину обороны для захвата новых рубежей. В обоих случаях боевые действия десантов поддерживались огневыми ударами вертолетов и самолетов морской пехоты с вертикальным взлетом и посадкой (СВВП). Для доставки десанта стал применяться новый тип корабля - десантно-вертолетный корабль-док.

Комбинированная высадка морского и воздушного десантов обеспечивала штурм побережья с моря и с воздуха. Такое использование сил и средств придавало десантной операции ярко выраженный воздушно-морской характер, что широко проявилось при высадке десантов в период войны во Вьетнаме и англо-аргентинского конфликта. Авиация, особенно вертолеты, при этом решала довольно сложные задачи: погрузка сил десанта на корабли и суда в пунктах погрузки; противолодочная оборона (ПЛО) оперативного соединения и передача грузов на суда на переходе морем; ведение разведки, обеспечение высадки разведывательно-диверсионных групп и передовых отрядов морской пехоты, переброска боевой техники с десантных судов на берег, огневая поддержка сил десанта в ходе боя за высадку и при решении задач на берегу; переброска сил на новые рубежи при захвате господствующих высот и узлов коммуникаций; нанесение ударов по наземным целям и кораблям противника; доставка материальных средств; связь и управление, эвакуация раненых. По взглядам американского командования, не менее одной трети личного состава морской пехоты должно доставляться на плацдарм высадки транспортно-десантными вертолетами.

Для проведения морских десантных операций формировались специальные соединения флота. Так, командование ВМС США для осуществления Инчхонской десантной операции осенью 1950 года временно создавало 7-е оперативное соединение флота, в состав которого входили соединения для перевозки и высадки основных сил и средств десанта, соединение сил прикрытия для огневой подготовки высадки и поддержки боевых действий его на берегу, авианосное соединение для прикрытия перехода сил десанта морем и его поддержки с воздуха, соединение тылового обеспечения, разведывательное соединение. Группировка ВМС, созданная для участия в операции, насчитывала в целом 257 единиц. Задачу прикрытия с воздуха выполняли около 500 боевых самолетов морского и наземного базирования.

Для восстановления колониального господства на Фолклендских (Мальвинских) островах было сформировано специальное оперативное соединение ВМС Великобритании, включавшее две авианосные группы (корабельную ударную и поисково-ударную), две амфибийно-десантные и группу сил обслуживания. По составу и целевому назначению оно, по мнению зарубежных специалистов, представляло собой оперативный флот, созданный с учетом возможностей противника и удаленности района боевых действий.

В некоторых морских десантных операциях участвовали как национальные силы агрессора, так и соединения и части коалиционного состава.

Во всех десантных операциях особое значение придавалось надежному огневому подавлению противодесантной обороны (ПДО) путем проведения эффективной огневой подготовки и поддержки десанта. Его части и подразделения, как правило, стремились под прикрытием мощных огневых ударов в высоких темпах высадиться на берег, захватить плацдарм и в дальнейшем развивать наступление в глубину. Так, перед англо-франко-израильской интервенцией в Египет морские силы агрессоров блокировали побережье страны. Непосредственному вторжению их войск предшествовали интенсивные бомбардировки, которые значительно ослабили оборону египтян. 5 ноября 1956 года после двухчасовой авиационной подготовки были выброшены на парашютах воздушные десанты в районе аэродрома Гамаль и южнее Порт-Фуада в целях обеспечения высадки посадочного эшелона и морского десанта. А на рассвете 6 ноября под прикрытием мощного огня корабельной артиллерии агрессоры приступили к высадке морского десанта. Высадка воздушного и морского десантов осуществлялась со специальных десантных судов в два эшелона. Ударами превосходящих сил египетская оборона была прорвана. Интервенты овладели Порт-Саидом и продвинулись вдоль Суэцкого канала на 35 км.

Одной из сложных проблем подготовки и проведения морской десантной операции является организация ПВО. Так, в англоаргентинском конфликте она стала выполнять и задачи ПРО от противокорабельных ракет (ПКР). ПВО английских ВМС строилась по зональному принципу и предусматривала эшелонированное использование средств разведки и РЭБ, палубных самолетов и вертолетов, корабельных и наземных зенитных ракетных и артиллерийских комплексов. При ее организации учитывались радиусы действия аргентинских и английских самолетов, а также удаленность островов от материка. В иностранной печати отмечается, что было создано три района ПВО: первый - на расстоянии 120 миль от группировки главных сил; второй - над Фолклендскими (Мальвинскими) островами; третий - в северной части Фолклендского пролива и в бухте Сан-Карлос для непосредственного прикрытия десантных сил на плацдарме.

Англичане стремились в ходе подготовки и проведения морской десантной операции увеличить дальность полета самолетов патрульной авиации и дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). В качестве средств раннего обнаружения воздушных целей использовались фрегаты и эсминцы УРО. Воздушное прикрытие обеспечивалось самолетами с вертикальным или укороченным взлетом и посадкой (СВВП) и вертолетами. Часть из них находилась в воздухе, а остальные в трехминутной готовности к взлету. Для отражения ударов аргентинской авиации использовались зенитные ракетные комплексы (ЗРК) и корабельные зенитные артиллерийские системы. Самолеты СВВП, обладающие хорошей маневренностью, зарекомендовали себя в ходе конфликта довольно эффективным средством ПВО. Ими был уничтожен 31 аргентинский самолет. Зенитными ракетными и артиллерийскими комплексами кораблей в общей сложности было сбито 25 самолетов.

Результативным средством ПВО наземных позиций английских частей и подразделений, существенно затруднявшим действия аргентинской авиации, оказались ЗРК «Рапира», смонтированные на шасси автомобилей, а также переносные ЗРК «Блоупайт» с оптической системой наведения, которыми было сбито 9 и 10 аргентинских самолетов соответственно.

И все же, подчеркивает зарубежная печать, ПВО и ПРО оперативного соединения ВМС Великобритании имели много недостатков. Из-за нехватки средств дальнего радиолокационного обнаружения и эффективных РЛС обнаружения авиации и ПКР на малых высотах действия по их отражению были в большинстве случаев запоздалыми. Учитывая опыт обеспечения морских десантов в локальных войнах последних лет, военное руководство Великобритании и других стран НАТО пересматривает организацию ПВО и ПРО. Их системы предлагается полностью автоматизировать, на кораблях установить более совершенные РЛС, наиболее эффективные ЗРК. и ЗАК с большей скорострельностью. При переоборудовании кораблей строго соблюдается требование электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств.

В большинстве десантных операций отмечалось стремление достичь внезапности путем тщательной организации всестороннего обеспечения и принятия мер для надежного управления силами и средствами.

В ходе локальных войн наметилась устойчивая тенденция комбинированного использования различных способов достижения внезапности. Важнейшее место в этом отводилось оперативной маскировке. Ее цели достигались прежде всего скрытием планов, отвлекающими, демонстративными (имитационными) действиями, радио-, устной и документальной дезинформацией. Так, в ходе войны в Корее для обеспечения скрытности подготовки Инчхонской десантной операции план ее разрабатывала небольшая группа из 12 офицеров. Подготовка сил десанта велась длительное время в нескольких районах Японии. В заливах Строганова, Сагами и других местах проводились учения по отработке способов высадки войск на берег и поддержки десанта огнем с моря и с воздуха. Погрузка войск и техники осуществлялась рассредоточенно: 1-я дивизия морской пехоты без 5-го полка - в Кобе, ее 5-й полк - в Пусане, 7-я пехотная дивизия - в Иокогаме, группа поддержки - в Сасебо, штабная группа - в Токио. Движение групп кораблей начиналось в разное время. Первые вышли из Иокогамы 3 сентября 1950 года, а последние - из Пусана 13 сентября. До последнего момента личному составу не сообщали маршрута следования десанта.

Достижению внезапности способствовали: распространение слухов о высадке десантов в других районах - в Кунсане и Вонсане; нанесение ударов палубной авиацией на широком фронте в полосе до 240 км к северу и до 160 км к югу от назначенного района высадки; тщательный сбор сведений о районах десантирования. Внезапности высадки добивались также выбором места и времени десантирования основных сил. Впервые десантирование войск США производилось в дневное время и непосредственно в гавань крупного морского порта.

Широкий круг мероприятий по оперативной маскировке имел место и в период англо-аргентинского конфликта. Факт подготовки морской десантной операции командованием вооруженных сил Великобритании не скрывался. Но были приняты меры к тому, чтобы скрыть состав десантных сил, время и место проведения операции, направление главного удара. Чтобы заставить противника сосредоточить свои силы и средства на ложных направлениях, была организована блокада района боевых действий с целью не допустить туда разведывательные силы противника. Англичане применяли демонстративные удары по пунктам, где высадка не планировалась, инсценировали «потерю секретных документов» с указанием места высадки десанта. Для подкрепления этих данных велись радиопереговоры между кораблями оперативного соединения и демонстративными группами. В результате аргентинская разведка так и не смогла вскрыть момент начала десантной операции и установить место действительной высадки. Противодесантные действия войск, авиации и сил флота оборонявшихся были запоздалыми.

Таким образом, согласованные и проводимые по единому замыслу и плану мероприятия по введению противника в заблуждение относительно цели, масштаба, времени, района высадки и состава привлекаемых сил стали основным содержанием мероприятий по достижению внезапности в десантных операциях.

При подготовке морских десантов все большее значение придавалось разведке. Во время войн во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и особенно англо-аргентинского конфликта она добывала и обобщала сведения о военно-политической обстановке, вооруженных силах, театре военных действий, группировке сил, противодесантной обороне, а также другие данные, необходимые для успешного проведения десантной операции. Так, в период англо-аргентинского конфликта вооруженные силы Великобритании использовали все виды разведки: наземную, воздушную, морскую, космическую и специальную. Наиболее характерным было комплексное применение всех ее видов в тесном взаимодействии со спецслужбами и космическими системами США.

Впервые в практике морских десантных операций широко использовались данные космической радио- и радиотехнической, метеорологической и топогеодезической разведки с цифровыми методами передачи информации. Американские искусственные спутники Земли оптико-космической разведки («Ки Хоул-11»), фото- и радиотехнической разведки («Биг Берд») собирали и передавали командованию английского оперативного соединения обширную информацию, оказав тем самым значительную помощь в подготовке и проведении десантной операции. Для тактической разведки применялись самолеты вертикального взлета и посадки, вертолеты, специально оборудованные разведывательной аппаратурой и средствами радиотехнической разведки, корабли дальнего радиолокационного обнаружения и самолеты-разведчики «Нимрод», а также разведчики-диверсанты, разведывательные подразделения морской пехоты и части «коммандос».

Опыт локальных войн показал, что на проведение морских десантных операций все возрастающее влияние оказывают действия разведывательно-диверсионных сил. Техническому и боевому оснащению, укомплектованности, подготовленности к выполнению задач, постоянному совершенствованию вооружения подразделений и частей этих сил в армиях империалистических государств в послевоенные годы уделяется самое пристальное внимание. Расширяется круг решаемых ими задач. Их специальная подготовка осуществляется в районах, схожих по характеру местности, климатическим и погодным условиям с районами предстоящего боевого применения. Отличительной чертой их действий является скрытность, внезапность.

В локальных войнах задачи некоторых тактических' и большинства разведывательно-диверсионных десантов выполнялись только частями и подразделениями специального назначения. В морских десантных операциях наряду с другими войсками разведывательно-диверсионные силы флота действовали как самостоятельно, так и во взаимодействии с силами специального назначения армии и ВВС, а также с аналогичными подразделениями морской пехоты. Наиболее широкий размах их совместное использование получило в период англо-аргентинского конфликта.

В боевых действиях участвовало большое количество разведывательно-диверсионных частей и подразделений английских сухопутных войск и ВМС. Они вели разведку минных полей на подходах к побережью и всей системы противодесантной обороны в предполагаемых районах высадки, выбирали и готовили участки высадки десанта и посадочные площадки для вертолетов. Важное значение придавалось захвату ими аэродромов, уничтожению боевой техники, складов боеприпасов и горюче-смазочных материалов, нарушению линий связи. Кроме того, разведывательно-диверсионные подразделения и группы корректировали огонь корабельной артиллерии, наводили самолеты и вертолеты на цели, а также вели боевые действия для введения аргентинцев в заблуждение относительно места высадки десанта и выполняли другие задачи.

Опыт боевых действий подтверждает, что специально подготовленные и оснащенные части и подразделения этих сил способны успешно решать разнообразные задачи и оказывать существенное влияние на успех морских десантных операций.

Радиоэлектронная борьба как вид боевого (оперативного) обеспечения зародилась в локальных войнах 50-70-х годов, когда были определены роль и место средств радиоэлектронного противодействия в военных действиях, разработаны основные принципы построения системы этих средств и тактика их применения.

В морских десантных операциях 80-х годов РЭБ стала одним из важнейших элементов их подготовки и ведения. Так, при высадке десанта на Восточный Фолкленд РЭБ осуществлялась всеми родами английских экспедиционных сил в целях разведки и последующего огневого поражения и радиоэлектронного подавления радиоэлектронных средств (РЭС) и систем аргентинской стороны, особенно систем управления силами, а также радиоэлектронной защиты своих РЭС и систем. Для этого использовались корабельные, самолетные и вертолетные радиоэлектронные системы, включающие станции разведки и помех. Уже во время конфликта англичане в срочном порядке оснастили СВВП и некоторые типы вертолетов приемниками обнаружения радиолокационного облучения, автоматами для выстреливания диполь-ных отражателей и инфракрасными ловушками. Были установлены передатчики активных помех, которые успешно применялись против РЛС управления огнем зенитной артиллерии.

В воздушных боях англичане широко использовали новые образцы помехозащищенных ракет третьего поколения с высокочувствительными инфракрасными головками самонаведения (ГСН) и активными неконтактными лазерными взрывателями.

Опыт ведения РЭБ в десантной операции по захвату Фолклендских (Мальвинских) островов подтвердил наметившуюся ранее тенденцию возрастания ее интенсивности и увеличения возможностей по нарушению систем разведки, управления силами и средствами противника во всех звеньях и обеспечения устойчивости действий своих систем. Главное внимание стало уделяться развитию средств, способов и тактики радиоэлектронного подавления и поражения самонаводящимся оружием радиоэлектронных средств ПВО, управления авиацией, силами и средствами ПДО.

Такие виды обеспечения морской десантной операции, как противоминное (ПМО) и противолодочное (ПЛО), в локальных войнах имели второстепенное значение и велись ограниченным составом. Однако охранение сил высадки на переходе морем и в районах операций всегда строилось с учетом вероятной угрозы и необходимости организовать тот или иной вид обеспечения.

Успеху морских десантных операций во многом способствовала организация тылового и технического обеспечения. Количество видов материального обеспечения и их суммарная масса (в пересчете на одного военнослужащего) постоянно возрастают. Обеспечение десантов осуществлялось путем создания подвижного тыла, опыт работы которого тщательно изучался со времен второй мировой войны. Отмечается устойчивая тенденция неуклонного изменения соотношения между боевыми кораблями и обеспечивающими судами в сторону увеличения доли последних. Если в Инчхонской десантной операции оно составляло 1:0,8, то в ходе высадки на Восточный Фолкленд - уже 1:1,7. Для проведения последней операции англичане привлекли за 2,5 месяца боевых действий 51 боевой корабль и 86 судов, в том числе 36 танкеров, 13 лайнеров, войсковых и грузовых транспортов. В этой связи, как отмечают зарубежные специалисты, «особый интерес представляет использование в военных целях судов торгового флота, четкая работа различных складов и арсеналов, а также умелое привлечение промышленности к решению задач военного характера».

По мнению зарубежных специалистов, практика локальных войн выявила устойчивую тенденцию к централизации управления силами и средствами в десантных операциях. В Инчхонской десантной операции, например, общее руководство осуществлял главнокомандующий вооруженными силами США на Дальнем Востоке, а в Фолклендской - специальный штаб во главе с начальником штаба (командующим) ВМС Великобритании. В него входили: командующий ВВС, командующий ВМФ, командующий морской пехотой и начальник главного управления МТО ВМС. Штаб, размещавшийся в Нортвуде (близ Лондона), одновременно являлся консультирующим органом правительства. Непосредственное руководство силами в районе операции возлагалось на командующего 1-й флотилией надводных кораблей, принявшего командование оперативным соединением. Для обеспечения связи КЛ ВМС с флагманским кораблем «Гермес» на геостационарную орбиту был выведен английский спутник связи «Гепфиллер». Управление силами осуществлялось также через американские спутники и систему военной связи восточного побережья Канады, предоставленных командованию вооруженных сил Великобритании союзниками по НАТО во время конфликта.

Серьезные изменения происходили и в средствах управления разнородными силами десанта. Так, большое количество выделенных для проведения операции сил, огромная удаленность района высадки потребовали от англичан в ходе борьбы за Фолклендские (Мальвинские) острова улучшить организацию связи. Традиционные средства пришлось дублировать новыми высокоэффективными закрытыми системами связи с большей пропускной способностью, обеспечивающими передачу данных в реальном масштабе времени. В последних локальных войнах, по отзывам иностранных специалистов, наметилась тенденция к сокращению информации, передаваемой по открытым каналам, а также к широкому использованию космических систем связи, обладающих высокой помехозащищенностью, надежностью, гибкостью и большой пропускной способностью.

Анализ морских десантных операций в локальных войнах, как свидетельствует иностранная печать, позволяет вскрыть их характерные черты и некоторые тенденции дальнейшего развития этой формы боевых действий, взгляды командования ВМС НАТО на применение десантов в будущих военных действиях.

Во-первых, совершенствование способов высадки морских десантов будет осуществляться путем принятия на вооружение новых скоростных десантно-высадочных средств, прежде всего кораблей на воздушной подушке и катеров с более плоским корпусом и меньшей осадкой (водометно-глиссерного типа), что позволит им преодолевать линию прибоя, полосу пляжа и доставлять войска и технику прямо на берег. Их надводная скорость будет в 3-5 раз выше, чем у имеющихся десантно-высадочных средств. Значительно возрастут десантовместимость, дальность плавания, огневая мощь. Рассчитанные на базирование в сухих доках амфибийных кораблей, они значительно повысят мобильность десантных войск. Все это, по мнению американских специалистов, расширит десантодоступность побережья с 17 до 70 проц. общей протяженности береговой линии и в несколько раз увеличит возможность высадки морских десантов на необорудованное побережье и окажет влияние на повышение темпов высадки войск десанта на берег.

Во-вторых, возрастет применение в морских десантах самолетов СВВП и вертолетов. Они могут перебрасываться на тех же десантных кораблях, что и морская пехота, производить взлет и посадку с палубных надстроек боевых кораблей и транспортных судов или со слабо оборудованных береговых площадок, обеспечивать гибкость базирования и непосредственную авиационную поддержку сил и войск десанта. Из 52 самолетов, использовавшихся англичанами в ходе боевых действий в Южной Атлантике, 43 были самолетами СВВП.

В-третьих, новые десантно-высадочные средства, по мнению зарубежных специалистов, уже в середине 80-х годов позволят осуществить на практике концепцию «глубокого штурма побережья», в основе которой заложены стремительность действий штурмовых подразделений десанта, огневое поражение противника на всю глубину его ПДО; тесное взаимодействие частей, совершающих «горизонтальный» и «вертикальный» штурм побережья, с корабельной авиацией вертикального взлета и посадки и вертолетами. По новой концепции спуск десантно-высадочных средств будет происходить на расстоянии до 60 км от берега (сейчас 5-7 км и менее). В зоне между десантными кораблями и берегом планируется размещать корабли РЭП для постановки помех системам ПКР.

В-четвертых, решающей силой в морских десантах будет и впредь оставаться морская пехота. Ее оснащению и подготовке уделяется сейчас большое внимание. Так, корпусу морской пехоты США рекомендуется проводить подготовку в различных климатических условиях. Часть ее должна быть способна действовать в «условиях тропиков, большой влажности, низких широт... и находиться в состоянии боеготовности действовать в Карибском море, Восточном Средиземноморье, Южно-Китайском море и других горячих точках планеты». Для этих целей рекомендовано выделить по одной бригаде морской пехоты на Тихоокеанском и Атлантическом побережьях США. Большую часть этого рода сил планируется готовить для действий в арктических условиях и проведения операций за Полярным кругом.

В-пятых, существенные изменения произойдут в организации артиллерийской подготовки и поддержки в десантных операциях. По мнению военных специалистов США, отсутствие на современных кораблях артиллерии крупного калибра не позволяет оказывать достаточную артиллерийскую поддержку десантным частям во время их высадки на побережье, боя за высадку и при решении задач на берегу. Повышение эффективности артиллерийского огня предполагается осуществить по следующим направлениям: создание и применение новых снарядов, в том числе активно-реактивных калибра 155 и 203,2 мм с полуактивной системой управления на конечном участке траектории, что позволит увеличить дальность и точность огня корабельной артиллерии; принятие на вооружение облегченных артиллерийских установок калибра 203,2 мм (скорострельность - 12 выстрелов в минуту, дальность стрельбы до 28 км); модернизация и ввод в строй старых артиллерийских кораблей, содержащихся в резерве.

По мнению иностранных специалистов, в современных локальных войнах роль морских десантов не только не снижается, а наоборот, значительно возрастает. Для отдельных же театров и направлений по опыту англо-аргентинского конфликта десантирование может стать главным содержанием наступательных военных действий. О важности морских десантов в будущем свидетельствует и направленность боевой подготовки ОВС НАТО. Почти на всех учениях этого блока одно из важных мест занимают десантные операции крупного масштаба.

Кэгл М., Мэн сон Ф. Морская война в Корее.-М.: Воениздат, 1962, с. 365-379; Монтросс Л., Кэнзона Н. Иньчхонь-Сеульская операция.- М.: Иностранная литература. 1959, с. 309-343; International Defence Review, 1982 № 6 p. 685-686.

Военно-исторический журнал, 1963, № 7. с. 42-43; Куба, 1966, № 4, с. 4.

Зарубежное военное обозрение, 1982, № 8, с. 9.

Морской сборник, 1985, № 10, с. 17.

Военно-исторический журнал, 1983, № 4, с. 68; L'Expresse, 1982, № 1618, р. 37.

Васильев А. М. и др. Морские десантные силы.- М.: Воениздат, 1971, с. 251.

Морской сборник, 1982, № 11, с. 87.

Зарубежное военное обозрение, 1983, № 3, с. 64-67.

International Defense Review, 1982, № 8, p. 980.

Air et Cosmos, 1982, № 917, p. 35.

Внезапность в операциях вооруженных сил США.- М.: Воениздат, 1982, с. 253.

Монтросс Л., Кэнзона Н. Иньчхонь-Сеульская операция, с. 306-307; Внезапность в операциях вооруженных сил США, с. 248-253.

Морской сборник, 1983, № 2, с. 20; Красная звезда, 1983, 15 января.

Osterreichische Militarische Zeitschrift, 1982, № 4, S. 312.

U.S. Naval Institute Proceedings, 1983, p. 133; Air et Cosmos, 1982, № 913, p. 40; № 917, p. 33.

International Defense Review, 1982, № 8, p. 977.

Морской сборник, 1982, № 12, с. 87.

Journal of the Royal United Services Institute for Defence Studies, 1982, № 3, p. 53-55.

Defense Nationale, 1983, Mai, p. 171.

Военно-исторический журнал, 1983, № 4, с. 68; Морской сборник, 1985, № 10, с. 18.

Defense Nationale, 1983, Mai, p. 170-171.

Военный вестник, 1982, № 3, с. 91-93.

Marine Corps Gazette, 1980, № 2, p. 38.

Военный вестник, 1982, № 3, с. 91.

Зарубежное военное обозрение, 1982, № 10, с. 12,


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации