Упадок Генерального штаба России ставит крест на военной реформе

ВИНИТИ

Серия «Вооруженные силы и военно-промышленный потенциал»

№ 10-2005, стр.20-2

Упадок Генерального штаба России ставит крест на военной реформе

Журнал «Jane's Intelligence Review» исследует причины решения президента В.Путина отправить в отставку своего начальника Генерального штаба и выбрать курс на усиление контроля за ВС России и оценивает его влияние на преобразование военных структур ВС России.

Российский Генеральный штаб (обычно называемый Генштабом) вынужден смириться со своей новой урезанной ролью и с новым, возможно, более квалифицированным начальником в результате проводимого плана сокращения высших командных должностей, предложенного прошлой осенью С.Ивановым, министром обороны России, и утвержденного в виде поправок к закону об обороне Государственной думой в мае-июне 2004 г. А.Квашнин, прежний начальник Генштаба, упорно противодействовал этому плану и был уволен в отставку указом Президента от 19 июля 2004 г.

Основания этого плана кажутся вполне разумными, так как функциональные разногласия между Министерством обороны (МО) и Генштабом вызывали напряженность в отношениях между этими непомерно разросшимися структурами. Решение подобного рода ожидали уже давно, но потребовались значительные усилия, а также необходимые обоснования для продвижения военной реформы после слишком многих неудачных попыток в этом направлении.

Центральная роль Генштаба в военной структуре России обеспечивается не только пересечением в нем всех командных связей, но и его уникальной репутацией. Идея Генштаба, как Центрального штаба страны, состоит в том, что он концентрирует всю закрытую информацию, аналитический опыт, стратегическое планирование и руководство военными операциями. Высокая репутация Генштаба прежде всего связана с победами во Второй мировой войне. Фактически Генштаб в 20-х годах был воссоздан заново, имея в качестве образца для подражания Генштаб Российской империи и некоторым образом заимствуя прусскую модель фон Мольтке. В этом смысле современный российский Генштаб является прямым последователем всемогущих генеральных штабов, ведущих Первую мировую войну в Европе 90 лет назад.

Одержанная с большими потерями победа в 1945 г. закрепила это традиционное отношение к Генштабу, и только совсем недавно эта традиция была поколеблена. Когда десятки генералов из здания на Арбатской площади Москвы были отправлены в отставку без особых хлопот, нельзя было ссылаться на каких-то «безответственных» гражданских экспертов, которые ставили под сомнение необходимость существования такой военной суперструктуры. В действительности А.Квашнину удалось сосредоточить в своих руках многие функции управления ВС, которых не было у большинства его предшественников, и это свидетельствует не столько о его талантах, сколько о стиле руководства министров обороны России.

Постоянное возвышение А.Квашнина, начавшееся при Павле Грачеве, который чувствовал себя неуверенно при властном Генштабе и поэтому повысил сравнительно молодого генерала без особых связей и амбиций, назначив его начальником Генштаба. Сменивший П.Грачева Игорь Родионов был слишком занят своей безнадежной политической борьбой за претворение в жизнь реальной военной реформы (почти без всякой поддержки со стороны Генштаба) и был уволен в отставку, проработав в своей должности министра обороны менее года. Лучшие годы для А.Квашнина наступили при следующем министре обороны Игоре Сергееве, который все свое время тратил на стратегические ядерные силы, оставив оперативное управление обычными ВС в руках Генштаба. Первоначально А.Квашнин был вполне доволен таким положением, но с течением времени его стало раздражать то, что приоритет в финансировании имели стратегические силы. После нескольких незначительных стычек между министром обороны и А.Квашниным последний решился на открытое противостояние с И.Сергеевым летом 2000 г., когда президент В.Путин еще едва ли достаточно знал о своих обязанностях в роли главнокомандующего. У А.Квашнина не было ни полезных связей с внутренним окружением В.Путина, ни плана модернизации обычных ВС, состояние которых с каждым годом становилось все хуже, но его бескомпромиссный напор и солидный авторитет Генштаба обеспечили ему победу. В начале 2001 г. Путин отправил И.Сергеева в отставку и назначил вместо него своего доверенного помощника Сергея Иванова, считая необходимым держать А.Квашнина на коротком поводке.

Нельзя сказать, что С.Иванов был очень рад этому назначению, так как оказался в изоляции среди многочисленной военной бюрократии и первоначально был доволен возможностью делегировать операционное управление ВС Генштабу, себе оставив только вопросы финансирования и международные отношения. Он также был намерен поручить А.Квашнину неблагодарную задачу противостояния политическому давлению на МО, чтобы оно отказалось от всеобщего воинского призыва и перешло на полностью профессиональную армию. Однако постепенно становилось ясно, что С.Иванов полностью «увяз» в своей должности и он чувствовал большое неудовлетворение от отсутствия реальной власти и полномочий. Поэтому он методично готовил свое наступление и в октябре 2003 г. получил от В.Путина разрешение на реализацию своего объемного рапорта под названием «Текущие задачи развития российских вооруженных сил». Хотя его доктринерское мышление довольно путаное и его стратегические приоритеты направлены в разные стороны, однако, намеченные им линии управления прямые и четкие: президент - МО - войска, а на долю Генштаба пришлось только планирование и контроль. А.Квашнин попытался вступиться за свое ведомство, направив президенту свою закрытую докторскую диссертацию, в которой якобы Генштаб был помещен в самый центр организационной структуры ВС. Однако после того, как Дума окончательно приняла поправки к закону об обороне, где была значительна уменьшена роль Генштаба, стало ясно, что усилия А.Квашнина были напрасны. Но его освобождение от должности начальника Генштаба связано с довольно драматическими событиями.

Возвышение Генштаба и вместе с ним А.Квашнина в значительной степени было определено его важнейшей ролью в ведении чеченских войн. Именно А.Квашнин планировал неудачную новогоднюю (1995 г.) атаку на Грозный в первой войне, и П.Грачев был рад разделить ответственность за свой провал с А.Квашниным, но вместо военного суда ему было присвоено звание Героя России. Именно Генштаб начал сразу же после этого планировать операцию возмездия, уделив особое внимание созданию нескольких боеспособных армейских подразделений вместо того, чтобы извлечь полезные уроки из поражения и реформировать ВС. Заслуги за победоносное начало второй чеченской войны осенью 1999 г. пришлись на долю В.Путина, но Генштаб был награжден триумфом над МО, так как А.Квашнин фактически руководил боевыми операциями, поэтому его увольнение вместе с И.Сергеевым, когда победа становилась эфемерной, едва ли было подходящим решением для «воинствующего президента». Постепенно, по мере того как война стала приобретать характер мелких и частых стычек с партизанами и нападений террористов, ответственность за операции перешла к ФСБ и МВД.

Генштаб стал естественным центром новой российской военной культуры и трудно переносил вмешательство политиков. Особенно раздражало ближайших союзников В.Путина, бюрократов, работавших раньше в аппарате силовых структур, смешанное отношение закаленных войной «чеченских генералов» к А.Квашнину, тем не менее считавших Генштаб своим идеологическим домом.

С началом реализации новой политики Кремля в отношении к «чеченизации» войны в начале 2003 г. оперативная роль Генштаба еще больше уменьшилась. Убийство Ахмада Кадырова, руководителя Чечни, поддерживаемого Москвой, 9 мая 2004 г., конечно, было тяжелым ударом для этой политики, но теперь В.Путин уже не проявлял склонности к ее изменению. Однако такая политика была, возможно, весьма сомнительной, о чем свидетельствовала быстрая эскалация насилия в конце лета, начавшаяся 22 июня 2004 г. ночным нападением на Назрань, столицу Ингушетии, отряда мятежников численностью 150 чел. Войска МВД подверглись соответствующей критике, и В.Путин уволил их командующего, но после месячного размышления назначил на этот пост первого заместителя командующего, при этом заметив, что в целом он не возлагает вину на все внутренние войска.

Это также дало возможность В.Путину удалить А.Квашнина, хотя в данном случае неудача не являлась его виной. Откроется ли теперь дорога для реальной военной реформы? В течение последних нескольких лет А.Квашнин настаивал, что само это понятие является «неэтичным», он придерживался этого даже после того, как В.Путин заявил в Думе в апреле 2003 г., что военная реформа является важнейшим приоритетом страны. Через полгода, однако, В.Путин и С.Иванов отказались от этого приоритета, утверждая, что «армия устала от бесконечных реформ» и обещая вместо этого «нормальное ее укрепление» с одновременной модернизацией. Если этой новой риторике верить, то уход А.Квашнина едва ли будет способствовать военной реформе.

Однако глубокие и всеобъемлющие реформы являются необходимостью, что было доказано слишком многими трагическими случаями и обескураживающими неудачами во время стратегических учений. Изменение структуры Верховного командования с его многочисленной бюрократией и дублирующими функциями может быть и нужно начинать, но такие реформы требуют для их осуществления группы целеустремленных лиц и разумного плана. Сомнительно, чтобы С.Иванов хотел создать такую группу, и чтобы Ю.Балуевский, приемник А.Квашнина, мог разработать такой план. С.Иванов, возможно, развил у себя вкус к командованию, но у его министерства нет соответствующих структур и опыта для того, чтобы иметь хотя какой-нибудь шанс на успех. Для этого С.Иванову нужен будет Генштаб или, чтобы некоторые из его отделов были переведены в МО. Если в крайнем случае до этого дело дойдет, то это, вероятно, будет означать, что старая военная элита просто «колонизирует» министерство. Это противоречило бы желанию В.Путина «огражданить» МО, назначив гражданского министра (даже из бывших сотрудников КГБ) и ввести в штат преимущественно гражданских управляющих и экспертов в таких сферах деятельности, как общая безопасность, финансы и военное снабжение. Президентский указ по Министерству обороны, подписанный в середине августа 2004 г., подчеркивает это центральное намерение, но не объясняет новую систему управления.

По мнению автора статьи, в существующей цепочке команд, несмотря на ее сверхразвитие, абсолютно не хватает унифицированных команд, которые позволили бы организовать и провести сложные операции силами подразделений из различных родов ВС и с элементами других структур безопасности. Недавно восстановленное Командование наземными силами, а также (реорганизованное) Командование авиадесантных войск не могут осуществить эту роль, так как их власть функционально ограничена. Штабу шести военных округов никогда не ставили таких задач, и он больше подходит для административного, а не оперативного управления. Пока не решена эта проблема, Генштабу будет невозможно сконцентрировать усилия на своих основных функциях планирования, так как «мозг армии» не сможет сообщаться со своими членами. У В.Путина теперь имеется единственный лояльный С.Иванов, на которого он возложит всю вину за неблагополучие, которое неизбежно возникнет при постоянной деградации нереформированных ВС.

К.Я.Прохоров

Jane's Intelligence Review. - 2004. - October. - P.48- 49.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации