Проблемы добычи и транспортировки каспийской нефти

ВИНИТИ

Серия «ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ»

10/2005, стр. 36-43

Проблемы добычи и транспортировки каспийской нефти

В журнале Jane's Intelligence Review опубликована статья J.Donaldson, научного сотрудника университета в Durham (Великобритания), в которой анализируется процесс раздела Каспийского моря с его крупными запасами нефти и природного газа прибрежными государствами.

Как отмечается в публикации, достигнутый за последнее время прогресс в заключении двусторонних пограничных соглашений по Каспийскому морю привлек повышенный политический и коммерческий интерес со стороны государств и компаний, намеренных разведывать и использовать в своих интересах энергетические ресурсы региона.

Прогнозируется, что в Каспийском море находятся 3% подтвержденных мировых запасов нефти и 4% подтвержденных мировых запасов природного газа. В прошлом десятилетии планы развития не реализовывались, поскольку прикаспийские государства боролись за достижение выгодных им соглашений, определяющих принципы раздела моря. В настоящее время озабоченность потенциальной террористической угрозой выдвигает вопрос относительно путей обеспечения безопасности условий для развития региона.

Существуют разногласия по целому ряду проблем, включая газовый вопрос: является Каспий морем или озером? Это определение является критически важным с точки зрения морской юрисдикции. Как море оно полностью подпадает под морскую конвенцию ООН 1982 г. (UNCLOS) и, следовательно, под международные юридические режимы, касающиеся морского пространства. Однако, если прибрежные государства не согласятся признать Каспий морем, он может классифицироваться как международное озеро, которое находится под полным суверенитетом государств, т.е. по существу как суша.

При том что многосторонние переговоры идут непросто, недавно произошли подвижки в достижении двусторонних соглашений, в частности, по северной части Каспия. Азербайджан, Казахстан и Россия подписали двусторонние соглашения, устанавливающие границы по дну моря, позволяющие им продвигать планы, связанные с выдачей концессий и разработкой месторождений. Хотя оценки запасов нефти и природного газа имеют довольно большой разброс из-за отсутствия разведочных данных, полагают, что в этом регионе имеются большие запасы углеводородов, включая несколько месторождений, разработка которых экономически целесообразна.

Небольшая глубина в северной части Каспия облегчает ведение разведочных работ, а нефтяные отрасли в указанных трех государствах имеют хорошую инфраструктуру и крупные инвестиции, особенно со стороны американских и европейских компаний. Хотя Иран имеет неплохую нефтяную инфраструктуру и без американских инвестиций, его внимание сосредоточено скорее на своих южных территориях и на Персидском заливе, чем на глубоководной южной части Каспия.

Первое соглашение, наметившее принципы, в соответствии с которыми могут быть проведены границы в Каспийском море, было подписано Казахстаном и Россией 6 июля 1998 г. Дополнительный протокол, включающий координаты границы, был согласован почти через четыре года, 13 мая 2002 г. Казахстан ратифицировал соглашение 14 ноября 2002 г., Россия 7 апреля 2003 г.

Потенциально самая протяженная граница в Каспийском море - российско-казахстанская - начинается от конца совместной сухопутной границы и следует по слегка модифицированной срединной или равноудаленной линии в большей части северного Каспия. Эта граница относится только к морскому дну, но не к поверхности, водной толще моря или к воздушному пространству над ним.

В рамках части соглашения Казахстан и Россия рассмотрели и решили проблему, связанную с тремя спорными и неразведанными месторождениями углеводородов, расположенными вблизи донной границы. Потенциальные запасы месторождений «Курмангази», «Хвалинское» и «Центральное» еще неизвестны, но над ними был установлен специальный режим по соглашению 2002 г. Месторождение «Курмангази» будет находиться под юрисдикцией Казахстана, а Россия сможет разрабатывать 50% этого месторождения. Аналогичным образом, месторождение «Хвалинское» будет находиться под юрисдикцией России, а Казахстан сможет разрабатывать свою долю в 50%. Месторождение «Центральное» будет поделено поровну.

Азербайджан и Казахстан последовали этому примеру и подписали соглашение по морскому дну 29 ноября 2001 г., которое было ратифицировано сторонами к 10 декабря 2003 г. Между Казахстаном и Азербайджаном не было двусторонних споров, которые могли бы помешать подписанию соглашения, и нет известных месторождений нефти, которые могли бы создать проблемы для определения границы на дне моря.

Азербайджан и Россия также достигли согласия о границе по дну Каспия. Первоначальное соглашение было подписано 23 сентября 2002 г., а окончательное - 15 июня 2003 г.

Азербайджан, Казахстан и Россия 13 мая 2003 г. подписали трехстороннее соглашение, которое устанавливает точку схождения трех границ на дне Каспийского моря.

При разграничении не важно, рассматривается Каспий морем или озером, поскольку использование равноудаленного метода не определяется конвенцией ООН UNCLOS, а государства согласились на использование этого метода на двусторонней основе.

Туркмения не высказывала четкую позицию по разграничению Каспия на севере с Казахстаном, на западе с Азербайджаном и на юге с Ираном. Однако в 2003 г. на Туркмению начали оказывать давление северные прикаспийские государства, особенно Россия, призывающие ее последовать их примеру и делимитировать границы по срединной линии на дне Каспия. По сообщениям, летом 2003 г. состоялись переговоры с Казахстаном по потенциальной границе на дне моря. Хотя пока соглашение не достигнуто, по-видимому, между двумя государствами нет каких-либо серьезных разногласий, которые могли бы осложнить делимитизацию.

Однако отношения между Азербайджаном и Туркменией являются более напряженными. В 1997 г. выяснилось, что обе страны претендуют на три очень крупные месторождения углеводородов - «Чираг» (известное в Туркмении как «Осман»), «Азери» («Хазар») и «Кяпаз», расположенные в середине Каспийского моря между двумя береговыми линиями. В ходе переговоров, состоявшихся в 2001 г., соглашение по трем спорным месторождениям достигнуто не было. Поскольку полуостров Апшерон и скальные острова выдаются на восток, большая часть трех выявленных месторождений окажется на азербайджанской стороне от строго срединной линии. Вполне понятно, что такое решение не устраивает Туркмению, которая предложила провести разграничительную линию не по прежнему методу, а соединяя средние точки линий широты, полученные с помощью замеров от соответствующей береговой линии. Однако, если в будущем Туркмения согласится с разграничением с Казахстаном по принципу равной удаленности, то будет трудно спорить против использования такого же метода с Азербайджаном. Недавно пограничная напряженность между Азербайджаном и Туркменией ослабла, и переговоры между ними возобновились в январе 2004 г.

Иран решительно не согласен с недавними методами делимитации морского дна Каспийского моря и отказывается признать любые уже достигнутые пограничные соглашения. Тегеран ссылался на два договора между Ираном и Советским Союзом (1921 г. и 1935/1940 гг.), в которых Каспийское море рассматривается как советское и иранское озеро. После распада Советского Союза Иран призывал не разграничивать Каспийское море и считать его общим достоянием пяти прибрежных государств. По мере того, как среди четырех бывших советских республик росла поддержка раздела Каспия, Иран корректировал свою позицию, утверждая, что каждое государство должно иметь долю в размере 20 %. Если использовать метод равного удаления, то доля Ирана составит около 14 %.

Понятно, что позиция Ирана не находит большой поддержки со стороны других прибрежных государств. Учитывая прецедент, созданный двухсторонним разграничением морского дна Каспия, Ирану необходимо выставлять свои аргументы в двухсторонних переговорах с Азербайджаном и Туркменией. Однако двухсторонние проблемы также существуют. Иран продолжает претендовать на месторождение «Алов» (известное в Иране как «Alborz»), на разработку которого от Азербайджана получила лицензию компания ВР Amoco. В июле 2001 г. иранские артиллерийские катера изгнали два судна компании ВР Amoco из района месторождения. Хотя переговоры состоялись в мае 2002 г., этот спор, несомненно, осложняет отношения между Азербайджаном и Ираном, а учитывая, что большая часть нефтяного потенциала Ирана находится далеко на юге, в Персидском заливе, очевидно, что Иран не спешит видеть разрешение тупиковой ситуации на Каспийском море.

Недавние пограничные соглашения в северной части Каспийского моря отчленили принцип раздела морского дна от принципов раздела поверхности и водной толщи, на которые имелись различные точки зрения на начальном этапе переговоров в 90-е годы. Иран и Россия выступали за то, чтобы большая часть воды Каспия была свободна для всех пяти государств и использовалась сообща, однако Азербайджан, в частности, полагает, что целесообразнее поделить дно моря, толщу воды и поверхность согласно равной удаленности и каждое государство будет контролировать соответствующий сектор, как это сделано в отношении большинства международных озер.

Различие в позициях отражает относительный баланс сил в регионе. Россия, имеющая значительно большее военное присутствие в Каспийском море, выступает за совместное использование водной поверхности, что даст ее кораблям большую свободу для маневрирования, а Азербайджан, с его гораздо меньшим присутствием, предпочитает держать свой сектор недоступным для других государств.

После подписания соглашений о разграничении дна моря и проведения интенсивных многосторонних переговоров компромисс, по-видимому, возможен. Общий консенсус возник после того, как пять стран согласились с тем, что часть Каспийского моря будет находиться в общем пользовании. Каждое государство будет контролировать «национальную» или «прибрежную» зону, которая простирается от соответствующей береговой линии. Размер таких «национальных» зон стал центральной темой дискуссий. Россия выступает за относительно узкие национальные зоны, возможно, шириной около 28 км (15 морских миль), а Азербайджан и Казахстан предпочитают расширить зоны до 74 км (40 морских миль). Иран придерживается той позиции, что море должно находиться в общем владении, а морское дно должно быть разделено поровну.

Точный характер прав в зонах также должен быть согласован всеми пятью прикаспийскими государствами. Режим в "национальных" зонах будет, вероятно, определяться конвенцией ООН UNCLOS 1982 г., дающей прибрежному государству почти полный суверенитет и контроль над водной толщей, поверхностью и воздушным пространством над зоной, аналогично правам прибрежных государств международных озер.

Если концепция «национальных» зон будет принята, большая часть центра каспийского моря, особенно в южной половине, будет общей. Учитывая, что границы на дне моря определены вдоль равноудаленных линий, имеется вероятность того, что прибрежное морское бурение будет осуществляться за пределами «национальных» зон, которые еще не определены. Это может создать ситуацию, при которой, например, российские корабли будут осуществлять патрулирование вокруг нефтяных вышек-платформ, принадлежащих и эксплуатируемых нефтяными компаниями США по контрактам с Азербайджаном в азербайджанской зоне морского дна. Безусловно, что такие сценарии чреваты возможностью конфликта.

Вероятно, реагируя на преобладающее признание участниками переговоров «национальных» зон, Иран, поддерживаемый Азербайджаном, предложил полностью демилитаризировать Каспийское море. Россия отвергла эту идею, что грозит ей появлением не сулящего ничего хорошего союзника в лице США, которые с начала 90-х годов пытаются максимально наращивать свое влияние в регионе.

После событий в Афганистане и Ираке США стали выражать озабоченность в связи с тем, что террористические организации могут проникнуть в соседний каспийский регион, где их целями могут стать сооружения, связанные с производством нефти. И для противодействия таким угрозам Каспий не должен демилитаризироваться. Россия согласна с такой позицией, однако, представляя главную военную силу на Каспийском море, Россия видит себя, а не США, государством, несущим бремя обеспечения безопасности. Ясно, что Иран отдаст предпочтение доминированию России, а не дальнейшему вторжению в регион США.

Коммерческое инвестирование США в каспийский регион сдерживается двумя государствами из пяти. Казахстан является самым большим получателем американских инвестиций. По оценкам, на долю американских компаний приходятся 64 % инвестиций в его нефтегазовый сектор и 37 % в реальное производство. Калифорнийская ChevronTexaco является крупнейшим инвестором из числа компаний США, имея 50 %-ное участие в капитале в 40-летней программе стоимостью 20 млрд. долл., предусматривающей совместную с Казахстаном разработку крупного берегового месторождения «Тенгиз». Созданный в 1993 г. консорциум TengizChevrOil включает компанию ExxonMobil, которая имеет 25 % акций. Эта компания и ConocoPhillips являются участниками 30-летней программы стоимостью 30 млрд. долл., обладая соответственно 16,67 % и 10,5 % акций, в рамках которой создан консорциум совместно с казахстанской компанией KazMunaiGaz, который будет разрабатывать огромное, находящееся на расстоянии от берега, нефтяное месторождение «Кашаган».

Около 95 % запасов нефти и природного газа Азербайджана находится в море, и ChevronTexaco и ExxonMobil имеют акции в нескольких таких месторождениях. Первая компания, главным образом, участвует в разработке месторождения «Абершон», в которое она инвестировала 3,2 млрд. долл. Согласно официальным данным за 2002 г., ExxonMobil инвестировала 15,34 млрд. долл. в рамках соглашений о разделе продукции по нескольким месторождениям («Нахичевань», «Зафар-Машал» совместно с компанией Conoco и «Араз-Алов-Шарг», который оспаривает Иран), но, по последним оценкам, инвестиции компании ExxonMobil в морские месторождения Азербайджана могут составлять 25 млрд., долл. Инвестиции компании British Petroleum (BP) в Азербайджане достигли почти 8,0 млрд. долл.; она занимает лидирующее положение в разработке месторождения «Шираг-Азери» и в трубопроводном консорциуме Баку-Тбилиси-Сейхан (БТС).

Существенный коммерческий интерес США в Иране и Туркмении не просматривается. В Иране участие проблематично по политическим причинам, а в Туркмении - по материально-техническим. Нефтегазовые интересы России в каспийском регионе представлены почти исключительно российскими компаниями. Однако несколько американских фирм инвестировали в Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), который строил трубопровод Тенгиз-Новороссийск. В настоящее время по этому трубопроводу к Черному морю транспортируется значительная часть экспортируемых Казахстаном нефти и природного газа, в основном через территорию России.

Администрация США использовала террористическую угрозу для оправдания повышенного военного присутствия в каспийском регионе. Самым очевидным и близким союзником США в регионе продолжает оставаться Азербайджан. Его правительство видит потенциальные выгоды от расширения военной кооперации с точки зрения нужд разведки и разработки нефтяных месторождений. Такие задачи трудно решать азербайджанским военным самостоятельно. Азербайджан, по-видимому, рассматривает также военное присутствие США в регионе как потенциальную помощь в разрешении затянувшегося спора с Арменией по Нагорному Карабаху, который отделился от Азербайджана, но не признан в качестве независимого государства.

Хотя в Азербайджане нет постоянного военного присутствия США, МО США проинспектировало несколько воздушных баз, которые могут быть использованы в будущем. В августе 2003 г. ВМС Азербайджана и США провели совместные учения в Каспийском море.

Спорный способ прихода к власти в октябре 2003 г. И.Алиева ставит политику США в Азербайджане в щекотливое положение. Как Россия, так и Иран будут проявлять подозрительность в отношении американского присутствия в центре Каспийского региона. И.Алиев может начать устанавливать более тесные отношения с Россией и Ираном, хотя им не могут игнорироваться огромные инвестиции США.

В Туркмении политику в значительной степени определяет президент С.Ниязов. В 2002 г. в ходе операции в Афганистане Туркмения не разрешила войскам США использовать свою территорию. В то же время американские базы создавались в соседнем Узбекистане. Необходимо заметить потепление в отношениях Ашхабада и Вашингтона.

Хотя наиболее значимые коммерческие интересы США сосредоточены в Казахстане, отношения между Астаной и Вашингтоном отличаются отсутствием ясности. Россия критически отнеслась к наращиванию военной мощи на Каспии как Казахстана, так и Азербайджана, подозревая, что постоянное военное присутствие США - дело не столь далекого будущего. С тем, чтобы устранить такие опасения, Казахстан не развивает отношения с США и предпочитает быть ближе к России.

Огромные углеводородные ресурсы Каспийского моря географически изолированы от наиболее прибыльных рынков сбыта. Морская транспортировка возможна через Черное море, но растущее судоходство по узкому проливу Босфор побудило Турцию ввести транзитные ограничения, а его малая глубина ограничивает проход судов большого водоизмещения. Для преодоления проблемы с транспортировкой углеводородов была разработана система трубопроводов, однако они уязвимы с точки зрения террористической угрозы, а также политических игр, что делает обеспечение безопасности трубопроводов ключевой проблемой.

Строящийся трубопровод БТС получил существенную американскую и западную поддержку и, бесспорно, останется ключевым для транспортировки каспийской нефти и природного газа в обозримом будущем. Предназначенный для безопасной доставки каспийской нефти в глубоководный порт Сейхан на турецком побережье Средиземного моря трубопровод БТС должен был быть проложен к концу 2004 г., однако задержки в строительстве, как ожидалось, не позволят его закончить к указанному сроку.

Поддерживаемый консорциумом западных нефтяных компаний, финансированием со стороны Азербайджана, Грузии и Турции, при руководстве со стороны компании ВР, трубопровод БТС в настоящее время нуждается в принятии мер по обеспечению его безопасности. Маршрут трубопровода через Азербайджан выбран частично по причине белее простой топографии, но также еще и потому, что он идет в обход территории спорного Нагорного Карабаха. Однако недавние события в Грузии показали, что трубопровод БТС остается незащищенным перед сепаратистскими движениями.

Хотя отделившаяся и поддерживаемая Россией Аджария, расположенная на черноморском побережье, не находится на пути трубопровода, она достаточно близка к нему для того, чтобы вызывать нервозность у инвесторов. Степень контроля со стороны Грузии стала очевидна в марте 2004 г., когда силы Аджарии и Грузии закрыли свои границы, ликвидировав доступ к порту Батуми, в который поступает экспортируемая Азербайджаном нефть. По оценкам, из-за задержки экспортных поставок потери Грузии составили от 10 до 15 млн. долл. Грузия гарантировала безопасность трубопровода БТС собственными силами, но при возникновении волнений в нескольких районах в Грузии представители консорциума заявили о возможном приглашении частной фирмы, которая совместно с военными будет обеспечивать безопасность на маршруте трубопровода. Точный характер такого комбинированного обеспечения безопасности пока не ясен и может включать привлечение зарубежных войск. Некоторые критики трубопровода БТС указывали на то, что компания ВР и ее партнеры практически получили контроль над территорией коридора трубопровода для обеспечения безопасности.

В настоящее время Азербайджан осуществляет экспортные поставки нефти и природного газа по железной дороге, через трубопровод, идущий к грузинским портам на Черном море, или по трубопроводам, соединяющим Баку с российским черноморским портом Новороссийск. Россия стремится поддерживать экспортные потоки через трубопроводы, идущие в Новороссийск, и оценивает трубопровод БТС как еще один пример вмешательства США в дела каспийского региона. Новая политика Грузии стала более проамериканской, поскольку в январе 2004 г. президентом страны стал М.Саакашвили, получивший образование в США.

Хотя Казахстан обладает крупнейшим и потенциально самым богатым участком дна Каспийского моря, он находится в самом географически невыгодном положении с точки зрения поставки своих значительных запасов нефти и природного газа на глобальные, особенно западные рынки. В настоящее время большая часть нефти, добытой на месторождении «Тенгиз», транспортируется по 1600-км Каспийскому трубопроводному консорциуму через Россию в черноморский порт Новороссийск. Для России является стратегическим приоритетом сохранить экспортные поставки по трубопроводу консорциума КТК, в который в качестве инвесторов входит ряд американских компаний -Chevron (15 %), ExxonMobil (7,5 %), Oryx (1,75 %).

Если удаленные от берега месторождения, такие как «Кашаган», будут столь крупными, как прогнозируется, Казахстан будет извлекать огромные запасы и трубопровод консорциума КТК не будет соответствовать темпам добычи. Для разрешения этой проблемы и диверсификации своих вариантов транспортировки Казахстан рассматривает два дополнительных варианта. Во-первых, Казахстан взял обязательство в отношении трубопровода БТС, идущего из Баку в Сейхан. Проектируемая стратегия предусматривает доставку нефти и природного газа через Каспийское море сначала в Баку, а затем их транспортировку по трубопроводу БТС. Однако, если нужные объемы углеводородов не смогут доставляться морским путем, Казахстан будет рассматривать возможность строительства подводного транскаспийского трубопровода до Баку. Россия резко отреагировала на идею транскаспийского трубопровода, поскольку хотела бы сохранить транспортировку казахстанской нефти и природного газа через свою территорию. Казахстан был осторожен в отношении идеи транскаспийского трубопровода или даже какого-то участия в трубопроводе БТС, используя противоречия между интересами Запада и России для своей выгоды.

Вторым вариантом предлагается строительство трубопровода в восточном направлении, через территорию Казахстана в Китай. Протяженность такого трубопровода чрезвычайно большая, около 3000 км, но он не будет проходить через территорию какой-либо третьей страны, а при его строительстве не возникнет топографических проблем. Строительство самой длинной секции трубопровода в западной части Казахстана, финансируемое Китаем, должно было начаться в середине 2004 г., однако план завершения прокладки всего трубопровода в 2006 г. чрезвычайно амбициозен. Россия больше заинтересована в казахстанско-китайском трубопроводе, полагая, что он может быть также интегрирован в российскую систему трубопроводов. Несмотря на это, прокладка трубопровода означает вступление Китая в Каспийский регион в качестве нового и мощного «игрока». Казахстан не исключает возможность строительства трубопроводов в южном направлении, через Туркмению и Иран в Персидский залив, хотя такой маршрут мало обсуждается в последнее время.

Трубопроводы уязвимы в отношении диверсий, и их охрана требует больших затрат. Чем важнее роль трубопровода, тем более он привлекателен в качестве потенциальной цели для террористов.

В условиях нестабильности на Кавказе и малой вероятности, что западные компании будут строить трубопроводы, идущие через Иран, единственными маршрутами для поставки каспийской нефти и природного газа будут трансроссийский и Баку-Тбилиси-Сейхан. Трубопровод БТС может оказаться привлекательной целью для сепаратистов, террористов и экстремистов. Блокировка Аджарией порта Батуми в течение недели в марте 2004 г. продемонстрировала уязвимость транспортной системы экспортных поставок из каспийского региона. Через порт Батуми ежегодно проходит около 10 млн. т нефти. В то время как большая часть экспортируемой из Баку нефти проходит через грузинский порт Поти, закрытие порта Батуми привело к тому, что весь экспорт нефти направлялся через Поти, который не справлялся с возросшей нагрузкой.

В ближайшем будущем прикаспийские государства окажутся перед лицом ряда важных проблем. С точки зрения разработки ресурсов в Каспийском море, остается открытым вопрос: когда и как государства согласятся на разграничение и сохранится ли тенденция разделения морского дна Каспия по срединной линии. После разграничения морского дна необходимо будет решать проблемы, связанные с поверхностью и водной толщей, а также с размером «национальных» зон. Договоренность об охране окружающей среды, достигнутая между пятью государствами в ноябре 2003 г., свидетельствует об их готовности к кооперации по экологическим проблемам, решению проблемы загрязнения и сохранению биологических ресурсов, особенно осетровых. Однако основой мощи стран каспийского региона продолжают оставаться нефть и природный газ.

Другой важной проблемой является возможность проведения в регионе террористических атак. Возрастает опасность терактов на производственных сооружениях и трубопроводах со стороны исламистских экстремистских групп в Средней Азии или со стороны многочисленных сепаратистских групп, которые периодически возникают на Кавказе. Требуется определить, каким образом такие нападения могут осуществляться и как прибрежные государства, а также внешние участники будут реагировать на эти угрозы. В условиях, когда, по крайней мере, три государства в настоящее время усиливают свои морские силы на Каспийском море, нельзя исключать гонки вооружений в регионе. В направлении сотрудничества уже сделаны определенные шаги, но за всеми проблемами стоит манипулирование со стороны США и России, которое усиливает нестабильность ситуации.

Важно также иметь в виду, что влияние США в каспийском регионе может не ограничиваться лишь присутствием американских вооруженных сил. Если США начнут добычу иракской нефти, на мировой рынок может быть выброшено огромное количество дешевого горючего. Экономически все прикаспийские государства, включая Россию, в значительной степени зависят от экспорта нефти и природного газа, и любое резкое падение цен на нефть будет для них чрезвычайно разрушительным. Пока что баланс сил в Каспийском море устойчивый, но хрупкий, заключает автор статьи.

В.И.Вершинин

Jane's Intelligence Review. - 2004. - May. - P.48-53.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации