НАТО и Южный Кавказ

ВИНИТИ

Серия «Вооруженные силы и военно-промышленный потенциал»

8-2005, 14-20

НАТО и Южный Кавказ

В журнале «Jane's Defence Weekly» опубликована статья, которая информирует о военно-политической обстановке на Южном Кавказе, об отношениях Армении, Азербайджана, Грузии между собой и с НАТО.

В статье говорится, что после развала Советского Союза Армении, Азербайджану и Грузии пришлось решать проблемы, связанные с обеспечением своей безопасности. Три вооруженных национальных конфликта, имевших место в постсоветский период, оказали огромное воздействие на политику безопасности каждой республики. Нагорно-Карабахский автономный округ, населенный армянами, решил отделиться от Азербайджана и получил полную поддержку со стороны Армении, когда начались военные действия.

Тем временем правительство Грузии имеет дело с двумя сепаратистскими пророссийскими регионами, Абхазией и Северной Осетией, которые борются за признание их в качестве независимых государств. Однако оба региона выразили интерес к присоединению к Российской Федерации. За последние десять лет Южная Осетия стала райским местом для контрабандистов, что привело к тому, что России послала в Южную Осетию свои войска с тем, чтобы решать эту проблему совместно с грузинскими и южноосетинскими военными.

Все три республики обратили свое внимание на зарубежные государства в поиске политического покровительства и путей повышения своих военных возможностей. Отношения Армении с Россией за прошедшее десятилетие стали прочнее, а Азербайджан рассматривает пути усиления отношений с Россией. Наоборот, отношения Грузии с Россией ухудшились в результате альянса Грузии с США. Расширение НАТО на восток может еще больше осложнить ситуацию, поскольку НАТО в настоящее время переоценивает важность республик Южного Кавказа.

Армения. С начала открытого военного конфликта между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, поддержка России способствовала изоляции Армении от своих соседей и укрепила позицию России, как безусловного партнера Армении в сфере обеспечения безопасности.

Хотя Армения обычно отрицает то, что она имеет свои войска в Нагорном Карабахе, известно, что она направляет частично подготовленных призывников в автономный округ для приобретения боевого опыта и усиления сил его этнически армянской администрации. Тем временем, отсутствие решения проблемы продолжает препятствовать экономическому оживлению, приводит к более высоким транспортным издержкам, к закрытию экспортных рынков в Турции и Азербайджане, провоцирует чрезмерные военные расходы и повышает инвестиционные риски.

В Армении тесные связи с Россией базируются на широко распространенном чувстве, что только Россия может гарантировать долгосрочное выживание Армении в качестве независимого государства. Это чувство в значительной мере является историческим продуктом, охватывает практически все население республики, и в ней нет заметных голосов, которые призывали бы к стратегическому пересмотру. У президента Р.Кочаряна нет оснований беспокоиться об оппозиции, которая критиковала бы его политику в отношении России или отношения с НАТО.

Учитывая сравнительно тесные связи Азербайджана и Грузии с НАТО, Армения просто рассматривает свои отношения с Россией как наиболее эффективный противовес. Осенью 2004 г. некоторые представители армянской оппозиции и СМИ поднимали вопрос о весьма благоприятных политических условиях, которыми пользуются в Армении российские компании, но вопрос не распространился на центральный принцип отношений. Россия не будет смотреть благосклонно на любые конкретные шаги Армении, направленные на расширение связей с НАТО без ее согласия.

Военное присутствие России в Армении в определенной степени гарантировало безопасность против угроз со стороны Азербайджана и потенциальной угрозы со стороны Турции. Тесная кооперация была расширена в связи с подписанием Россией и Арменией Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи в августе 1997 г. (ратифицированного в 1999 г.), который вызвал беспокойство в Азербайджане и некоторую неуверенность в Грузии. Министр иностранных дел Армении В.Осканян отметил, что присутствие в Армении российских баз и пограничников является фактором стабильности во всем Кавказском регионе и имеет «сдерживающий эффект». Однако он отрицал, что это присутствие является признаком враждебного намерения в отношении какой-либо третьей стороны.

С 1994 г. Армения является активным участником программы НАТО «Партнерство ради мира» и изыскивала пути расширения отношений с этим альянсом и его членами в интересах удовлетворения своих военных потребностей. Целью НАТО было усиление экспортного контроля Армении и пограничной безопасности; содействие профессионализации вооруженных сил; повышение возможностей МО Армении по командованию и управлению; повышение возможностей по миротворчеству и контртерроризму; повышение оперативной совместимости вооруженных сил Армении с силами НАТО и другими многонациональными силами.

Армения значительно расширила свое участие в программе «Партнерство ради мира» в результате проведения на ее территории учения НАТО в рамках этой программы - «Cooperative Best Effort» в июне 2003 г. В ходе учения, продолжавшегося 11 суток, участие приняли более 400 военнослужащих из 19 стран, включая Грузию, Грецию, Италию, Польшу, Россию, Турцию, Великобританию и США. Примечательно, что на армянской территории Россия впервые участвовала в учении НАТО в лице штабных офицеров и пехотного отделения. Координация политики России и Армении в отношении НАТО была безусловной.

Азербайджан. Нагорный Карабах остается фундаментальным приоритетом внешней политики Азербайджана. Поэтому отношение республики как к НАТО, так и к России в значительной мере формируется ближайшей необходимостью усиления Азербайджана против Армении. Конфликт строго ограничен в рамках параметров международного посредничества, главным образом, ОБСЕ, и они дополняются серией прямых президентских встреч лидеров Армении и Азербайджана. Хотя оба направления служат поощрению диалога вместо конфронтации, имело место ужесточение позиций обеих сторон. В результате какой-либо прогресс в достижении урегулирования в Нагорном Карабахе остается весьма отдаленной перспективой.

Унаследовав от своего отца президентство в октябре 2003 г., И.Алиев будучи новичком попытался создать внутреннюю политическую платформу с тем, чтобы сдерживать критиков, которые открыто осуждают первую династическую передачи власти в СНГ. И хотя, кажется, И.Алиев обеспечил себе поддержку со стороны азербайджанской элиты, он нуждается в популярной легитимности и полагает, что более воинственная тональность по Нагорному Карабаху укрепит его позицию. Примерно пятая часть территории Азербайджана находится под контролем сил самопровозглашенной Республики Нагорный Карабах, разрешение этой проблемы принесет И.Алиеву значительную политическую легитимность. Однако недавнее заявление И.Алиева о том, что Азербайджан может прибегнуть к военному решению проблемы в случае необходимости, стало пустой угрозой, которая не вызвала беспокойства у лидеров Нагорного Карабаха и Армении.

ВС Азербайджана все еще неадекватно вооружены и обучены для того, чтобы провести успешную наступательную операцию против Нагорного Карабаха. Хотя доходы от нефти могут сдвинуть военный баланс в пользу Азербайджана, неуверенность правительства И.Алиева в своих вооруженных силах и рассмотрение их в качестве возможной силовой базы оппозиции в будущем являются главными препятствиями военного возрождения республики.

Воинственно настроенные группы, такие как «Организация освобождения Карабаха», также являются слабыми, а политическое решение маловероятно, поскольку Армения не примет любое соглашение, которое предусматривает Карабах в качестве конституционной части Азербайджана. В таком контексте региональное и международное давление могло бы быть решающим фактором. Данная реальность и лежит в значительной мере в основе усилий во внешней политике Азербайджана.

Как и Армения, Азербайджан в 1994 г. присоединился к программе НАТО. «Партнерство ради мира», хотя в этом случае просто финансовая помощь и помощь в обучении не были единственными целями налаживания связей с НАТО. Азербайджан неоднократно предлагал свою территорию для создания военных баз НАТО или Турции, которые, как он полагает, будут противовесом российскому военному присутствию в Армении, и одновременно будут служить сильным сдерживающим фактором в отношении Ирана, учитывая напряженные отношения с этой страной.

Неудача Азербайджана с обеспечением такого уровня кооперации со стороны НАТО была такой разочаровывающей, что к середине 2003 г. Азербайджан начал реагировать на инициативы России, которые были определенно нацелены на уязвимые точки, свойственные для политического переходного этапа Азербайджана.

Сочетание равнодушия со стороны НАТО к призывам Азербайджана и внутренней хрупкости при неопытном лидере дает основание говорить об отсутствии способности к быстрому восстановлению физических и духовных сил, которые были бы необходимы для отражения согласованной российской геостратегической амбиции, связанной с установлением большего контроля и влияния в Азербайджане.

Отказ Азербайджана в выдаче виз офицерам Армении, которые должны были принять участие в учении НАТО «Co-operation Best Effort 2004» в рамках программы «Партнерство ради мира» в сентябре 2004 г., не способствовал большей симпатии к Азербайджану со стороны НАТО, которая отменила учение 13 сентября. Правительство Азербайджана не хотело участия Армении в учении, как азербайджанцы не участвовали в аналогичном учении, которое в 2003 г. проводилось на территории Армении.

Грузия. Главной целью внешней политике Грузии является интегрирование в «евро-атлантические» структуры, особенно в НАТО и Европейский союз, и эта цель имеет широкую внутреннюю политическую и общественную поддержку.

Включение в Совет Европы и группировку ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия) оказалось разочаровывающим для Грузии и не сумело разрешить ее озабоченность в отношении безопасности и в сфере экономики. Установление связей с НАТО рассматривается Грузией в качестве наиболее реалистического пути снижения доминирования России на Южном Кавказе и в стремящихся к отделению от Грузии Абхазии и Южной Осетии.

В апреле 2004 г. президент Грузии М.Саакашвили представил НАТО план действий по вступлению Грузии в члены НАТО. Главной темой обсуждений в Брюсселе был невывод российского военного персонала, находящегося на базах в Батуми, Аджария, и Алхалкалаки, Грузия, в соответствии с стамбульским соглашением ОБСЕ, подписанном в 1999 г.

Россия согласилась закрыть свои базы в Вазиани и Гудауте к июлю 2001 г. (первая база уже демонтирована, хотя противоречия остаются в отношении второй, к которой Тбилиси не имеет доступа, поскольку она находится в Абхазии) и провести переговоры с Грузии по базам в Батуми и Ахалкалаки. В январе 2004 г. министр обороны России С.Иванов заявил, что Россия не намерена ускорять процесс вывода и он не будет завершен в полном объеме до 2014 г. Он сказал также о необходимости финансовых компенсаций расходов, связанных с передислокацией, что грузинская сторона рассматривает как очевидную провокацию, учитывая заявления России, сделанные раньше, и ограниченность финансовых ресурсов Грузии.

Период ухудшения российско-грузинских отношений начался в 2002 г., и перспективы их улучшения остаются слабыми. Присутствие американских войск на территории Грузии в 2002 - мае 2004 гг. так разгневало российских политиков, что комитет по внешним отношениям Государственной думы рассмотрел проект решения, предусматривающий признание независимости Абхазии и Южной Осетии. 6 марта 2002 г. Госдума РФ приняла резолюцию, осуждающую базирование ВС США в Грузии, хотя положения, касающиеся Абхазии и Южной Осетии, были отклонены.

Текущее политическое настроение в Грузии заключается в сопротивлении российскому давлению и в стремлении получить поддержку со стороны НАТО. В марте 1994 г. Грузия стала 13-м государством подписавшим документ НАТО «Партнерство ради мира». С тех пор, как президент Э.Шеварднадзе, так и М.Саакашвили открыто демонстрировали приверженность к присоединению к НАТО, что вызвало недовольство со стороны России. Тем временем предложенные Грузией временные рамки часто были нереально оптимистичными.

Южный Кавказ. Несмотря на то, что все три республики присоединились в 1994 г. к программе НАТО «Партнерство ради мира», отношения с НАТО развивались медленно из-за политического беспорядка, продолжающихся конфликтов и из-за доминирующего присутствия в регионе России. Альянс НАТО колебался в отношение взятия на себя лидерства.

В то время, как США инициировали программу подготовки и вооружения специальных сил Грузии, а Турция принимала активное участие в реструктуризации системы военного образования в Азербайджане, роль НАТО в целом ограничивалась рекомендациями по вопросам подготовки, демократического контроля над вооруженными силами, рационального использования бюджетных средств на оборону и планирования строительства.

Новые возможности появились в начале 2004 г., когда еще семь государств-участников программы «Партнерство ради мира» завершили ее и стали членами НАТО. В июне на стамбульском саммите НАТО обязалась обратить «особое внимание» на отношения с кавказскими государствами, признавая стратегическую важность региона. НАТО приветствовала решение Азербайджана и Грузии принять индивидуальные планы партнерства, IPP (Individual Partnership Plans), которые предусматривают сосредоточение на специфических требованиях военного реформирования в каждой республике. Альянс согласился также улучшить взаимные связи с Кавказским регионом. Теперь НАТО будет иметь офицера связи взаимодействия в регионе и специального представителя по Кавказу и Центральной Азии в своем штабе в Брюсселе.

Обязательства, взятые на стамбульском саммите, хотя и являются шагом вперед по сравнению с предыдущей политикой невмешательства, все же недостаточны по своему содержанию, что отражает политическое разделение внутри НАТО, а также существующие обязательства НАТО в Афганистане и на Балканах.

Греция, Турция и США выступают за более активную позицию НАТО на Кавказе, а остальные члены занимают более осторожную точку зрения. Промежуточную точку зрения высказывают Германия и Великобритания, которые готовы оказывать Азербайджану и Грузии помощь в материально-техническом, подготовительном и оборонном планировании, но сомневаются в отношении достоинств военного присутствия НАТО в регионе или в расширении процесса приема новых членов на кавказские республики.

Правительства Бельгии, Дании, Голландии и Норвегии остаются чувствительными к послужному списку Азербайджана и Армении с точки зрения соблюдения прав человека. Франция, Италия и Испания сосредоточили свое внимание на угрозах, исходящих от нестабильности в Северной Африке и на Среднем Востоке, ставя Средиземноморский диалог НАТО на первое место.

Если бы даже была политическая воля к наращиванию присутствия НАТО на Кавказе, союзники будут иметь трудности в выделением дополнительных сил и средств для миротворческих операций в регионе, поскольку альянс испытывает нехватку сил быстрого развертывания. Недавно созданные силы реагирования НАТО (NATO Response Force), которые должны стать главным инструментом проведения операций, непредусмотренных пятой статьей договора НАТО, вероятно, будут формировать основу долгосрочного присутствия НАТО в Афганистане. Органы оборонного планирования штаба ВГК ОВС в Европе (SHAPE) полагают, что международные силы помощи в обеспечении безопасности ISAF (International Security Assistance Force) в Афганистане, вероятно, останутся в стране, по крайней мере в течение трех лет, а возможно, и далее. В настоящее время в Афганистане находится примерно 6500 военнослужащих из состава сил ISAF, планировалось увеличить контингент примерно до 2000 чел. в период выборов в Афганистане в октябре 2004 г. В результате НАТО окажется в затруднительном положении с точки зрения осуществления параллельных подобных миссий где-либо еще в мире.

Обеспечение кавказских республик таким же уровнем поддержки как кандидатов на вступление в НАТО также не является реальным вариантом. Процесс подготовки Албании, Хорватии, Македонии к перспективному членству в НАТО лишь набирает силу. Офицер НАТО, отвечающий за оборонное партнерство, сказал, что интеграция этих трех государств и распространение процесса членства на Боснию и Сербию, связаны с большими потребностями, чем предыдущие волны приема в члены НАТО. Балканы остаются неустойчивым регионом, государственные институты в Албании и Македонии слабые, а Хорватия еще должна представить свои планы военной реформы.

Поэтому НАТО вряд ли будет проводить амбициозную партнерскую программу на Кавказе, пока не будет достигнут серьезный прогресс на Балканах. Учитывая нестабильность в Косово, проблемы, связанные с государственным строительством в Боснии, это может потребовать, по крайней мере, от трех до пяти лет.

Согласно источникам НАТО, надежды Грузии на членство в обозримом будущем являются необоснованными. Как сказал один представитель НАТО, альянс заинтересован только в «пакетной сделке» с успешным разрешением существующих конфликтов, видимым прогрессом в демократических реформах и улучшением отношений между тремя республиками в качестве необходимого предварительного условия.

Региональные перспективы. Армения и Азербайджан все более реалистично оценивают ограниченные возможности НАТО в отношении охвата региона Кавказа. Грузия продолжает настаивать на членстве в НАТО, а Армения удовлетворена нынешним уровнем своего участия в программе «Партнерство ради мира». Азербайджан, настаивая на более тесных связях с НАТО, недавно отказался от официальной претензии на членство.

В мае на конференции, спонсируемой НАТО, заместитель министра иностранных дел Азербайджана А.Азимов сказал, что заявка на членство в данный момент не служила бы национальным интересам республики. Представитель миссии Азербайджана в штабе НАТО в Брюсселе подтвердил точку зрения А.Азимова, добавив, что данный сдвиг частично произошел из-за определенного разочарования неготовностью НАТО к участию в разрешении конфликта из-за Нагорного Карабаха. Азербайджанский дипломат отметил также то, что Азербайджану необходимо еще трансформировать свои вооруженных силы с тем, чтобы они отвечали стандартам НАТО с точки зрения управления и демократического контроля.

Азербайджан также должен учитывать свои улучшившиеся отношения с Россией, которая решительно против присутствия НАТО в регионе. Дипломат сказал, что Азербайджан хочет привилегированного партнерства, которое включало бы продолжающийся диалог по региональной безопасности, мероприятиям миротворчества и обеспечения силами и средствами страны размещения войск.

Армения также находится в зависимости от России с точки зрения военной и экономической помощи, как в прямом, так и косвенном смысле. Более одного миллиона армянских рабочих-мигрантов отправляют заработанные деньги домой в Армению, пользуясь безвизовым режимом, который может быть легко отменен, как это было в случае с Грузией. Российское влияние в Армении является долгосрочным, и осторожная политика Армении в отношении НАТО вряд ли изменится даже в случае изменения в Армении режима.

Российские вооруженные силы в Армении, включающие два моторизованных батальона и истребительную авиационную эскадрилью, получили в 2003 г. право на постоянное базирование.

Другим фактором является уровень поддержки ВС Азербайджана Турцией. Армения всегда относилась с опасением к тому, в какой степени участвует Турция в строительстве и реформировании ВС Азербайджана. Это, конечно, не означает, что НАТО не имеет ценности для Армении. Политический сотрудник посольства Армении в Москве сказал, что Армения приветствует помощь в обучении и оборонном планировании в рамках программы «Партнерство ради мира», но не имеет интереса к членству в НАТО и выступает против размещения сил НАТО в регионе.

Несмотря на то, что Грузия остается твердым сторонником более тесных связей с НАТО, ее пространство для маневрирования более ограничено, чем можно было бы полагать, исходя из недавнего дипломатического наступления. Российские дипломатические посланники были конструктивными в переговорах по отставке президента Э.Шеварднадзе и лидера Аджарии А.Абашидзе. Высокий чиновник МИД России сказал, что вопрос об А.Абашидзе обговаривался с президентом Грузии М.Саакашвили. Он утверждал, что частью достигнутого соглашения было обязательство Грузии не допускать развертывания войск НАТО на ее территории.

Этот пример показывает, какова степень влияния России в регионе. Грузии еще предстоит восстановить свой контроль над Абхазией и Южной Осетией. И Абхазия, и Южная Осетия имеют на своих территориях российские военные базы, и большое количество их жителей с началом конфликтов с центральным правительством Грузии приобрели российское гражданство. Любое окончательное решение будет связано с участием России, и она имеет сильную позицию для увязки проблемы с отношениями Грузии с НАТО.

Перспективы НАТО. Вопрос о том, сможет ли НАТО поддерживать долгосрочное присутствие на Кавказе, остается открытым. Несомненно то, что более активная политика необходима. Ситуация в регионе имеет прямое отношение к европейской безопасности, поскольку неулаженные конфликты и политическая нестабильность трансформируются в распространение криминальных и террористических угроз.

На карту поставлены и экономические интересы. Западные энергетические компании уже инвестировали миллиарды долларов в нефтяной сектор Азербайджана, а Грузия имеет потенциально важное значение для транзитного маршрута в Европейский союз, идущего из Каспийского региона и Центральной Азии.

Решение, принятое в Стамбуле и направленное на улучшение связей, может привести к некоторому повышению статуса НАТО в регионе Кавказа, но члены НАТО все еще сомневаются в своем широком стратегическом интересе к этому региону. НАТО сдерживается сложным комплексом нерешенных конфликтов и опасается роли Россией и ее реакции. Налаживание лучшего диалога с Россией и сильных партнерских отношений на Кавказе одновременно будет непростой задачей.

Россия не сумела предотвратить предыдущие волны расширения НАТО, но она и не обладала таким значительным влиянием на вступивших в альянс. Россия намерена использовать все имеющиеся средства, включая энергетическую зависимость, базирование сил, фактический контроль над сепаратистскими регионами, иммиграционную политику и широкие разведывательные ресурсы с тем, чтобы держать кавказские государства вне досягаемости НАТО.

В.И.Вершинин

Jane's Defence Weekly. - 2004. - б October. - P. 27-29.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации