Модернизация ВМС КНР

ВИНИТИ

Серия «Вооруженные силы и военно-промышленный потенциал»

№ 9-2005, стр. 35-36

Модернизация ВМС КНР

(Обзор)

Масштабные замыслы и соответствующие программы развития китайских ВМС с целью повышения их боевых и операционных возможностей ведения оборонительных и наступательных операций и действий в открытом море и океанской зоне начали формироваться в высшем политическом и военном руководстве Китая в конце 70-х годов прошлого века и с началом 90-х годов стали приоритетным направлением в военном строительстве наряду с развитием ракетно-ядерных сил, ВВС и СВ НОАК страны.

В наступившую после Мао Цзедуна эпоху китайское руководство по достоинству переоценило и признало особую значимость и важность развития военно-морских сил страны, которым на длительную перспективу ставятся важнейшие задачи не только стратегической обороны страны в новых геополитических условиях вероятных вызовов и угроз безопасности, конфликтов и войн, но и задачи защиты территориальной целостности, национального суверенитета, экономических, политических интересов Китая в мировом океане и прилегающих морях.

По прогнозам, главные вызовы интересам и безопасности КНР в ближайшие два-три десятилетия будут исходить с морских и океанских направлений, прежде всего со стороны основного вероятного противника - Соединенных Штатов, с которыми КНР, как прогнозируют даже американцы, неизбежно столкнется по важнейшей для нее проблеме Тайваня, а в обозримой перспективе и в остром противоборстве с США за позиции и лидерство в важнейшем Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Не менее вероятно столкновение также с рядом стран-соседей Азии по территориальным проблемам - со странами, оспаривающими претензии Китая на морские территории в прилегающих морях и океане (природные ресурсы нефти, газа на шельфе, биоресурсы моря, морские и океанские коммуникации).

В середине 90-х годов XX в. военно-политическое руководство КНР разработало и приняло новую амбициозную военно-морскую стратегию (доктрину) «океанских рубежей» стратегической обороны страны, реализация которой планируется тремя временными этапами в период 2000-2050 гг. по мере наращивания экономических, производственно-технологических возможностей. Новая «океанская» стратегия (доктрина) ВМС КНР пришла на смену прежней «прибрежной» доктрине, действовавшей в 50-90-х годах XX в.

В основу новой военно-морской доктрины КНР заложена стратегия «активной обороны» на морских/океанских направлениях, последовательное выдвижение рубежей стратегической обороны страны в океан на большие удаления и создание в океане «зоны безопасности» Китая глубиной до 4000 и более километров (свыше 2000 морских миль от берегов КНР). По замыслу, океанский надводный и подводный флот ВМС Китая в тесном взаимодействии с мощными ВВС, наземными ракетными войсками при поддержке всей оборонной инфраструктуры страны должны не только отразить агрессию с моря/океана, но и осуществлять при необходимости активные «превентивные» действия против угроз вероятного противника, упреждать его действия. Говоря образно, Китай намерен по существу последовательно строить и выдвигать в океан «великую китайскую стену» - передовые рубежи стратегической обороны страны для новых геополитических условий на обозримую перспективу.

На первом временном этапе, протяженностью примерно 10-15 лет, ориентировочно до 2010-2015 гг., планируется создать и обеспечить силами ВМС, ВВС и других видов и родов ВС (НОАК) первый рубеж обороны на море, который выдвигается на линию островов Рюкю (Филиппины) и обеспечивает «зону безопасности» Китая в акваториях Желтого, Восточно-Китайского (включая воды Тайваньского пролива и охватывая остров Тайвань) и Южно-Китайского морей.

В этом пространстве должны взаимодействовать уже имеющиеся и строящиеся надводные и подводные силы Северного, Восточного, Южного оперативных флотов НОАК, авиация ВМС и ВВС, силы и средства береговой и противодесантной обороны, СВ, наземные ракетные войска, пограничные и таможенные силы и средства. Группировки ВС/ВМС КНР в этой зоне должны эффективно защищать морские экономические интересы Китая, морские коммуникации и «спорные» территории - острова Сэнкаку в Восточно-Китайском море, Парасельские острова и Спратли в Южно-Китайском море.

Успешная реализация плана первого этапа по созданию «зоны безопасности и активной обороны» в пределах первого рубежа стратегической обороны КНР, создание для этого необходимых группировок разнородных наступательно-оборонительных сил и боевых средств, вероятно, может послужить важной предпосылкой для возможного «военного решения», при возникновении необходимости, тайваньской проблемы даже в гипотетическом сценарии военного противостояния с США. Успешное решение задач такими группировками ОВС КНР в зоне «безопасности и активной обороны» на первом морском рубеже военное руководство КНР, очевидно, связывает с вводом в боевой состав флота новейших российских ракетных эсминцев (РЭМ) типа «Современный» (2 + 2 ед. - к 2006 г. и до 6 ед. к 2010 г.; до 8-10 российских ДЭПЛ проектов 636/877 и «Амур»/«Лада» к тому же сроку), а в ВВС нескольких десятков (до сотни) истребителей-бомбардировщиков Су-30 МКК и истребителей Миг-29, которые могут стать ядром мощных корабельно-авиационных ударных групп, способных противостоять группировкам авианосных и подводных сил ВМС США и Тайваня.

По данным авторитетных справочников, в боевом составе ВМС НОАК (трех оперативных объединений - флотов) по состоянию на начало XXI в. насчитывалось:

- 6 эскадр подводных лодок (1 ПЛАРБ «СЯ» с 12 БРПЛ ДЛ-1; 5 торпедных АПЛ типа «Хань» собственной постройки; до 60 ДЕПЛ, в том числе российских, проектов 636/877 ЕКМ);

- 7 эскадр надводных ударных и эскортных кораблей (до 60 боевых кораблей основных классов, в том числе: 20 РЭМ китайских проектов; 2 РЭМ типа «Современный»; 37 фрегатов УРО), а также до 90 ракетных катеров различных типов, оснащенных китайскими ПКРК С-801/С-802 и их модификациями. Базирование флотов обеспечивается 20 военно-морскими базами.

На втором этапе, ориентировочно в период 2010-2015 - 2025-2030 гг., планируется рубеж стратегической обороны выдвинуть на линию Курильские - Японские острова - острова Нампхо/Бонин - Марианские - Каролинские острова - остров Новая Гвинея на юго-западе Тихого океана. Это пространство («зона безопасности»/активной обороны КНР) охватит дополнительно огромные площади центральной, северной, западной и северо-восточной частей Тихого океана практически вплоть до Гавайских островов на востоке океана и Алеутских островов на севере, Японское, Охотское и Филиппинское моря, моря Индонезийского архипелага. В этом пространстве «безопасности» по замыслу должны взаимодействовать в наступательных и оборонительных операциях модернизированные и обновленные силы ВМС, ВВС, наземные ракетные войска, силы и средства боевого обеспечения и поддержки.

На третьем этапе, ориентировочно с 2030 по 2050 гг. планируется создать мощный океанский флот, способный эффективно решать поставленные перед ним задачи в любом районе Мирового океана, защищать позиции и интересы Китая в глобальном масштабе. Для этого Китаю придется построить более мореходные и мощные современные корабли основных классов - авианосцы, ракетные крейсеры, ракетные эскадренные миноносцы и фрегаты, многоцелевые АПЛ и новые ДЕПЛ с управляемым ракетным и торпедным вооружением, дальние бомбардировщики-ракетоносцы, противолодочные самолеты, силы и средства боевого обеспечения и поддержки. Потребуется также развернуть разветвленную систему морских, авиационных и других баз, корабельные силы тылового обеспечения и снабжения сил флота в отрыве от баз. Китаю, помимо прочего, необходимо будет найти надежных военно-политических союзников, наладить с ними прочное стратегическое партнерство, сотрудничество и взаимодействие в проведении морских и океанских операций.

Проблемы строительства океанского флота ВМС КНР. Вместе с принципиально важным принятием новой стратегии океанских рубежей стратегической обороны перед КНР встал не менее серьезный вызов - как на деле реализовать замыслы и планы создания мощного океанского надводного и подводного флота.

В 70-х годах прошлого века ввиду разрыва с 1962 г. с СССР Китай фактически оказался в изоляции от основных направлений развития военно-морских вооружений в мире. В результате, большинство боевых кораблей основных классов в составе ВМС НОАК относились по уровню технологии кораблестроения и вооружения в лучшем случае к кораблям проектов 40-х - начала 50-х годов XX века. Попытки Китая в такой ситуации построить новый, более современный и технически оснащенный надводный и подводный флот собственными силами и на своих предприятиях провалились еще в ходе разрушительной китайской «культурной революции». Китай серьезно отстал в промышленном развитии и не располагал технологическими и производственными ресурсами кораблестроения для организации такого строительства.

В 80-х годах прошлого века КНР открылась для внешнего мира, начала развивать отношения с зарубежными странами, импортировать новые технологии военного и двойного назначения. Вместе с тем, отставание было слишком большим, и модернизация флота требовала больших собственных ресурсов и усилий. Стоимость строительства полноценных боевых кораблей собственных проектов «с чистого листа» и на своих предприятиях оказалась для китайской кораблестроительной промышленности неподъемным делом. Китай попытался решить проблему модернизации флота за счет импорта военно-морских технологий и техники из Франции, Италии, Великобритании и США и интегрировать их в корпуса новых надводных кораблей собственной постройки. Но этот процесс был лишь вынужденной полумерой и также требовал времени, ресурсных затрат и вскоре остановился ввиду отказа западных стран и США в поставках Китаю новых технологий в связи с известными событиями на площади Тяньаньмэнь в Пекине, связанными с применением вооруженных сил для разгона демонстрации студентов, требовавших либерализации режима в стране.

Тем не менее, процесс обновления китайского надводного флота за счет внедрения импортных технологий в новые корабли китайских проектов все же приносил флоту КНР некоторые вполне положительные результаты накопления опыта и технологий по категориям малых кораблей подклассов фрегат и ниже, хотя и не вел к решению принципиальной долгосрочной цели создания флота открытого моря. Однако, дело обстояло намного хуже в строительстве более необходимых боеспособных и мореходных надводных боевых кораблей класса эскадренных миноносцев, особенно ракетных, а также подводных лодок - кораблей, крайне необходимых флоту КНР для ведения действий в дальней морской и океанской зонах против американских корабельных группировок. Китайское кораблестроение испытывало серьезные проблемы в налаживании строительства таких кораблей.

В начале 90-х годов прошлого века преобладающим типом эсминцев в ВМС НОАК были ЭМ китайской постройки проекта «051» типа «Luda», которые создавались на основе советского проекта «41» (БПК/ ЭМ типа «Таллинн»), оказавшегося неудачным. Головной ЭМ типа «Luda» вступил в строй ВМС КНР еще в 1972 г. и вместил в себя все недостатки проекта «41». Последующий проект ЭМ «Luda-II» не ознаменовал какого-либо технического прогресса. Новый китайский проект потенциально мощных ракетных эсминцев (РЭМ) типа «Luhu» (проект «053 НТ») и созданный на его базе проект нового РЭМ типа «Luhai» китайская кораблестроительная промышленность не смогла освоить и построить эти РЭМ в сколько-нибудь значительных количествах, удовлетворяющих растущие потребности ВМС КНР.

В итоге, в конце прошлого века перед ВМС КНР возникла серьезная проблема строительства современных боевых кораблей основных классов - ракетных эскадренных миноносцев и подводных лодок - АПЛ и ДЕПЛ. Китай оказался неспособным разрешить эту проблему собственными силами адекватно потребностям развития флота. КНР пришлось обратиться к России для получения необходимой помощи (СССР уже прекратил свое существование).

Восстановление и развитие военно-технических связей КНР с Россией началось в 1991 г., когда Китай заключил контракт на поставку китайским ВВС партии боевых истребителей Су-27СК производственного объединения КНААПО. В 1993 г. последовал контракт с РФ на поставку ВМС КНР ДЕПЛ типа «Кило». В 1997 г. с РФ был заключен важный контракт на строительство для ВМС НОАК двух ракетных эсминцев типа «Современный» (проект 956). Россия предложила достроить по ОТТ Китая 18-й и 19-й недостроенные корпуса РЭМ данного типа, предназначавшиеся для ВМФ РФ, но строительство которых было приостановлено из-за отсутствия финансирования. Достройка этих РЭМ осуществлялась на кораблестроительном заводе «Северная верфь» в Санкт-Петербурге.

РЭМ проекта «956» вооружены противокорабельным ракетным комплексом (ПКРК) с управляемыми сверхзвуковыми ПКР «Москит», которые по единодушной оценке зарубежных специалистов не имеют аналогов в мире по боевой эффективности. Головной РЭМ получил в ВМС НОАК название «Ханчжоу» (Hangzhou, бортовой номер 136) и передан ВМС НОАК в декабре 1999 г. Второй РЭМ - «Фучжоу» (Fuzhou, бортовой номер 137), передан ВМС НОАК 25 декабря 2000 г.

По оценкам аналитиков США и Японии, ввод в боевой состав ВМС КНР этих двух мощных РЭМ существенно повышает ударные возможности китайского надводного флота при действиях против американских авианосных ударных групп. Помимо этого, китайцы получили широкий доступ к современным технологиям этих РЭМ и их вооружения, что позволяет поднять технологический уровень китайского кораблестроения и организовать на этой базе в последующем строительство и вооружение современных РЭМ и ракетных фрегатов собственных проектов на собственных предприятиях.

В 2002 г., через 2 года после ввода в состав ВМС НОАК второго РЭМ «Фучжоу» Китай вновь обратился в российскую корпорацию «Рособоронэкспорт» с предложением контракта на масштабные поставки в КНР военно-морских вооружений, и в середине 2002 г. такой контракт был заключен. Контракт включал строительство в России и поставку в КНР 8 ДЕПЛ российских проектов 636 и 877 ЕКМ и еще 2 РЭМ типа «Современный» (проект «956Э» модернизированный). Контракт предусматривает тот же состав ПКРК на эсминцах, но оснащение их усовершенствованными электронными системами, где это стороны сочтут необходимым. Предполагается, в частности, установка на новых РЭМ ПУ ПКР вертикального старта (VLS), что позволит более рационально использовать корабельные объемы, увеличить запас ракет ПКРК, разместить дополнительные системы непосредственной ПВО/ПРО корабля. Ввод в состав ВМС НОАК заказанных ДЕПЛ и РЭМ планируется на период 2006-2008 гг. По оценкам военных аналитиков Запада, реализация этого контракта позволит ВМС НОАК существенно усилить боевые и операционные возможности надводного и подводного флотов для ведения эффективных операций в открытом море в ближайшей перспективе, по крайней мере в пределах «зоны безопасности» создаваемого Китаем первого рубежа обороны на море.

Тем не менее, это достижение в области военно-технического сотрудничества с Россией, по тем же оценкам, не может не подчеркнуть того факта, что Китай самостоятельно все еще не в состоянии обеспечивать потребности ВМС НОАК в современных боевых кораблях основных классов - ракетных ЭМ и фрегатах, подводных лодках, наиболее нужных флоту на современной этапе и будет вынужден еще долгое время опираться в строительстве своего океанского флота на военно-техническое сотрудничество с Россией.

В связи с этим обстоятельством, западные военные аналитики считают, что по всем признакам Китай планирует в ближайшем будущем, ориентировочно к 2010-2012гг., пополнить свой надводный флот еще не менее чем 2 РЭМ проекта «956Э-М» российской постройки, а подводные силы - несколькими (4-6) российскими ДЕПЛ типа «Амур», в том числе, как предполагают аналитики, оснащенными новейшими энергетическими установками AIP (Air Independant Power Systems), позволяющими существенно повысить боевые характеристики и операционные возможности лодок - повышенные скрытность и автономность, пониженную шумность.

Новые РЭМ и ДЕПЛ по своим характеристикам позволят военному руководству КНР использовать их в качестве боевого ядра при формировании достаточно мощных и боеспособных объединенных ударных группировок для действий (совместно с авиацией и береговыми силами) в открытом море и ближней океанской зоне против «экспедиционных» группировок ВС США.

Между тем в Китае отмечается очевидный процесс модернизации собственной кораблестроительной промышленности и смежных отраслей, особенно связанных с электроникой и телекоммуникациями, информационными технологиями. Об этом свидетельствует, в частности, строительство в КНР атомных ПЛ и ДЕПЛ общего назначения и ПЛАРБ «второго поколения» (проект «094»), хотя и замедленными темпами и с техническими затруднениями. Более того, по данным зарубежных источников, Китай фактически приступил к строительству авианосного флота. На верфи в Шанхае в 1999 г. был заложен киль первого авианосца (более вероятно авианесущего крейсера), предположительно по проекту, разработанному китайцами на основе конструкции бывшего российского тяжелого авианесущего крейсера «Варяг», купленного у Украины за 20 млн. долл. и отбуксированного в КНР.

Ввод в строй этого первого, по существу экспериментального прототипа авианосца (авианесущего корабля), ожидается не ранее 2010 г., и при успехе проекта можно будет ожидать последующего строительства в Китае уже серии авианосцев, водоизмещением до 40 тыс. т с современным ракетным вооружением, палубными самолетами и вертолетами. Появление таких авианосцев в ВМС НОАК в необходимых количествах, по оценкам аналитиков, можно ожидать в период 2015-2025 гг.

Программа создания авианосного флота потребует от КНР дополнительных серьезных усилий по разрешению множества сложных технических и производственных проблем, крупных ресурсных вложений в развитие кораблестроения, промышленности вооружений, в подготовку кадров индустрии и специалистов ВМС, дальнейшего развития ВТС с развитыми странами.

КНР осуществляет масштабную, многоплановую реорганизацию и модернизацию вооруженных сил и всей военной организации государства в интересах неотложного усиления оборонных возможностей страны с учетом перспектив развития геополитической обстановки, появления вызовов и угроз национальной безопасности нового облика. Важное место в этой программе занимает строительство и подготовка современного океанского флота, способного эффективно обеспечивать национальные интересы страны в мировом океане, ее оборону и безопасность с морских/океанских направлений.

А.Ф.Горшков

Defence News. - 2003. - 10 March. - Р.З;

Space & Missile Defence Report. -2002. - 18 Juli. - P.1,5;

Asian Military Review (AMR). - 2003. - V.ll, issue 3. - P.34-37.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации