О НЕКОТОРЫХ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ СОВРЕМЕННЫМ ВЫЗОВАМ И УГРОЗАМ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(14)/2006

Генерал армии А.С. КУЛИКОВ,

заместитель председателя Комитета Государственной Думы

Федерального Собрания Российской Федерации по безопасности,

председатель правления Всемирного антикриминального и

антитеррористического форума

О НЕКОТОРЫХ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ СОВРЕМЕННЫМ ВЫЗОВАМ И УГРОЗАМ

В настоящее время в большинстве стран евразиатского пространства по-прежнему продолжается начатый после окончания «холодной войны» процесс реформирования национальных и наднациональных вооруженных сил.

Столь длительный процесс свидетельствует о серьезности произошедших и планируемых преобразований в военных структурах, системах управления и вооружении вооруженных сил национальных государств и интеграционных структур всего пространства, а также о многообразии и сложности влияющих на него факторов.

Очевидно, что современные вооруженные силы строятся не из расчета на прямую угрозу полномасштабной военной агрессии как в региональном, так и в глобальном контексте или ответ потенциальному противнику, а исходя из многообразия разрастающихся и прогнозируемых в эпоху глобализации угроз безопасности и вызовов стабильности.

Налицо глобальная террористическая угроза, угрожающих размеров наркоопасность, трансграничная преступность, усиление национально-этнического, религиозного экстремизма, активизация сепаратистских движений.

Все это серьезно осложняет выработку военных стратегий и определение облика вооруженных сил.

Приведу характерный пример из деятельности Комитета по безопасности Государственной Думы по совершенствованию российского антитеррористического законодательства

В условиях возрастания террористической угрозы и в развитие Федерального закона «О борьбе с терроризмом» в качестве одной из неотложных мер по обеспечению национальной безопасности в Комитете по безопасности разработан и Государственной Думой Российской Федерации в декабре 2004 года был принят в первом чтении и в настоящее время готовится ко второму проект Федерального закона «О противодействии терроризму».

Концепция законопроекта предполагает, что противодействие терроризму обеспечивается суммой мер, осуществляемых на основе анализа информации и оценки террористических угроз, выработкой предложений по их предупреждению и пресечению, подготовке сил и средств, организации взаимодействия и координации действий органов исполнительной власти.

В этой связи разработчиками в качестве новых элементов законопроекта были внесены разделы об участии Вооруженных Сил Российской Федерации в противодействии терроризму и видах правовых режимов (террористической опасности или контртеррористической операции).

Действительно, неурегулированность действующим законодательством оснований, порядка и пределов применения Вооруженных Сил в случаях необходимости, в частности, в ходе контртеррористической операции по восстановлению конституционного строя в Чеченской Республике, неоднократно являлись поводом для постоянной критики в адрес России со стороны международных организаций и правозащитников.

В этой связи в законопроекте ныне прописан правовой механизм, позволяющий привлекать Вооруженные Силы Российской Федерации для пресечения террористических актов, в том числе, наделяя их правом применять оружие и боевую технику, а это, естественно, потребует внесения соответствующих корректив в планирование применения Вооруженных Сил.

Очевидно, что в условиях отсутствия реальной военной угрозы и при негативном отношении общественности к повышению расходов на оборону при перспективном планировании вооруженных сил, национальные правительства большинства государств вряд ли смогут значительно увеличить военные бюджеты. Поэтому, по мнению экспертов, актуально построение новой системы международной безопасности, которая позволяла бы государствам совместными усилиями противостоять современным асимметричным угрозам, в первую очередь, угрозе террористической. Практически речь идет о повышении роли наднациональных структур и многонациональных вооруженных сил.

Характерно, что в этом направлении в последние годы происходят серьезные процессы в области формирования Европейского союза (ЕС), Организации Североатлантического договора (НАТО) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Разработка единых подходов к реформированию и построению военных организационных структур в динамично меняющейся обстановке является, по мнению западных экспертов, важнейшим условием создания эффективной системы коллективной безопасности.

К наиболее значимым концептуальным документам, инициативам и программам, касающимся коллективной обороны и безопасности НАТО и ЕС, относятся «Стратегическая концепция НАТО», «Концепция многонациональных оперативных сил», «Инициатива об оборонном потенциале», «Европейская политика в области безопасности и обороны», «Каталог вооруженных сил и средств ЕС».

Реформирование осуществляется по двум направлениям:

  • реформирование структуры органов управления с учетом реализации концепции многонациональных оперативных сил или многонациональных оперативно-тактических групп;

  • создание динамичных гибких воинских формирований, способных в короткие сроки развертываться для выполнения конкретных боевых и других задач.

При этом происходит перераспределение функций между НАТО и ЕС.

Планомерная интеграция военных структур НАТО и ЕС, а также не входящих в эти организации европейских государств по различным направлениям (стандартизация, унификация, совершенствование организации и т.д.) с использованием новейших технологий может привести в ближайшие 5-10 лет к существенному повышению боевого потенциала многонациональных сил.

Россия со своей стороны в целях формирования новой архитектуры международной безопасности выступает за сложение усилий НАТО, Евросоюза, ОДКБ, ШОС и других региональных организаций. Это подразумевает нахождение общих подходов в противодействии международному терроризму и наркобизнесу, отработку совместных мероприятий по чрезвычайным ситуациям и т.д.

Однако официальная позиция НАТО относительно сотрудничества с ОДКБ сводится в настоящее время к тому, чтобы держаться в стороне от этой организации. Лишь в последнее время появились мнения о том, что не стоит столь категорично игнорировать ОДКБ.

В самом деле, в развитии этой организации можно выделить не только поступательное движение, но и периоды отката. Очевидно, что это можно объяснить периодом переосмысления внешнеполитического курса и концепции безопасности руководством России и других государств - участников и государств - членов СНГ.

Изначально представлялось, что ОДКБ не станет аналогом Варшавского договора. Действительно, Варшавский договор представлял собой один из центров в симметричной двухполюсной системе и отражал стратегические реальности двухполярного мира. Что же касается Договора о коллективной безопасности, то он является скорее одним из элементов стратегической многополярности, которая предполагает функционирование других сдерживающих центров, например, европейской системы коллективной безопасности, евразийской и потенциально - азиатской.

В этом контексте создание ОДКБ - один из примеров консолидированной и абсолютно адекватной политики стран - участниц, это региональный союз, который позволит им сообща противодействовать современным угрозам, прежде всего терроризму и распространению наркотиков, а также решать свои локальные задачи.

Сама суть Договора о коллективной безопасности, заложенные в нем принципы и формы сотрудничества, а также заявленные позиции предопределяют реальную возможность для стран - участниц стать составной частью системы общей и всеобъемлющей безопасности для Европы и Азии.

Полноценной организацией ОДКБ стала совсем недавно после ее регистрации в ООН и получения статуса международного наблюдателя. С признанием ООН ОДКБ в качестве регионального объединения по безопасности в соответствии с главой 8 Устава ООН международно-правовой статус ОДКБ и НАТО сравнялся.

Весьма характерно сопоставление активно формируемых в рамках ЕС, НАТО и ОДКБ сил кризисного реагирования.

На начало 2005 года НАТО вышла на 6 тысяч военнослужащих, отнесенных к этим силам, которые предполагается использовать в конфликтных регионах. В ЕС созданы две боевые группы по 1,5 тысячи военнослужащих.

Контингент ОДКБ в настоящее время общей численностью в 3 тысячи военнослужащих в Центральной Азии и 800 человек авиабазы в Канте с учетом геополитической значимости его задач и функций сопоставим по численности с показателями сил быстрого реагирования ЕС.

Вместе с тем, по мнению экспертов, ОДКБ сейчас вряд ли сможет стать такой же универсальной политической организацией, как НАТО, и ему в первую очередь надо позиционировать себя как организацию стран, «которые строят свои армии и свою безопасность на российской платформе».

Очевидно, что сложившиеся ранее дружеские отношения и связи между государствами СНГ нуждаются в подпитке со стороны России сегодня, причем не политическими реверансами, а материализуемыми практическими предложениями и живыми деньгами.

Сегодняшний максимум возможностей России для укрепления военной составляющей Содружества - это поставка военной техники и систем вооружения по внутрироссийским ценам, а также бесплатное обучение военнослужащих государств, входящих в организацию договора. Этого явно недостаточно для того, чтобы считать, что в случае реальных угроз границам СНГ государства - участники ОДКБ смогут им противостоять.

Именно поэтому создание Коллективных сил быстрого реагирования в Центрально-азиатском регионе призвано было стать первой, реально действующей совместной структурой в рамках ОДКБ.

Однако, как отмечают специалисты, кроме российских подразделений, ни одна из входящих в КСБР частей пока полностью не соответствует необходимому уровню боеготовности. В этой связи КСБР сегодня являются больше средством психологического, нежели военного сдерживания.

Вместе с тем возрастающие угрозы (терроризм, наркотрафик, восстановление структуры управления движением «Талибан» в Афганистане), а также стратегические цели диктуют России необходимость действий по удержанию партнеров по ОДКБ и выполнению основного бремени задач.

Представляется, что в стратегическом плане, опираясь на крепнущие экономические связи,

Россия должна будет обязательно добиваться от государств - участников политической лояльности, а основными критериями лояльности должны быть участие в возглавляемой ею системе безопасности и исключение преобладающего влияния третьих стран (США, ЕС, Китая, Турции).

На обозримую перспективу главной целью такой стратегии видится реорганизация постсоветского пространства и создание интегрированной системы региональной безопасности с центром силы во главе с Россией.

Главная проблема здесь - отсутствие концептуальных положений такого развития, механизмов реализации стратегии и людей, которые будут ее продвигать.

Таким образом, процесс строительства многонациональных вооруженных сил в Европе становится основным принципом формирования новой европейской системы безопасности.

Создание этой системы сопровождается втягиванием в военно-политические союзы даже нейтральных государств.

НАТО считает необходимым сохранить формат индивидуального партнерства с государствами - членами ОДКБ, а не самой организацией, несмотря на предложения России и ОДКБ по объединению усилий против новых вызовов и угроз.

Дальнейшее развитие ситуации неизбежно приведет к тому, что Россия окажется перед лицом скоординированной мощи большинства европейских стран, обеспечивающих защиту приоритетных интересов НАТО и ЕС.

Необходим поиск компромиссов и альтернатив!


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации