НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПРИНЦИПОВ И ПЕРЕДОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРИ РАЗРАБОТКЕ ВООРУЖЕНИЯ И ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ

Вестник Академии военных наук, №4, 2005, стр.127-134

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПРИНЦИПОВ И ПЕРЕДОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРИ РАЗРАБОТКЕ ВООРУЖЕНИЯ И ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ

Подполковник И.С. КОНЮХОВ,

кандидат технических наук,

доцент, профессор АВН;

генерал-майор А.А. ФИЛИПЕНКО;

полковник С.В. КЛЫШИНСКИЙ

Вряд ли в мире есть еще хотя бы одна армия, которая имела бы на вооружении такое количество различных по типажу, конструкции и близких по предназначению образцов ВВТ, как наша. В прежние годы, когда денег на оборону не считали, никому не было дела до того, что для каждого нового образца, например, ракеты, танка, самолета или боевой машины пехоты, разрабатывался свой персональный двигатель, прицел, боеприпас. А всего доля оригинальных составных частей в механических системах некоторых систем составляет от 69 до 96%.

Хотя разрастание типажа образцов ВВТ имеет и объективные предпосылки, однако этому во многом способствовала и организационная структура военно-промышленного комплекса СССР и, главным образом, сложившаяся практика заказа вооружения, когда в роли Заказчика выступают виды Вооруженных Сил. У каждого из них - свои НИИ, полигоны, центры подготовки личного состава, ремонтные базы, а также устоявшаяся кооперация разработчиков и изготовителей: НИИ, опытно-конструкторские бюро и серийные заводы с военной приемкой. Постоянная борьба за бюджетные ассигнования в условиях финансового дефицита и затянувшихся реформ не привела к здоровой конкуренции среди разработчиков ВВТ, а свелась к примерно равномерному распределению и так недостаточных бюджетных средств.

В разные годы, например, разработку боевых ракет, ракетных проектов и комплексов в СССР и России вели 36 головных организаций. Вместе со смежниками-разработчиками систем управления и двигательных установок, топлив и топливных зарядов, систем транспортировки и заправки их число превышает несколько сотен. Обслуживали отрасль также сотни крупнейших в стране и в мире серийных и опытных заводов.

Со временем часть КБ и НИИ прекратили разработку боевых ракет и перешли на разработку космических ракет-носителей и аппаратов. Некоторые вновь вернулись к прежней тематике - разработке артиллерийских систем и самолетов, другие освоили новую тематику - разработку ракетных пусковых установок и двигателей, ряд предприятий были реорганизованы. В целом прекратили разработку боевых ракет и ракетных комплексов 15 НИИ и КБ. Сегодня продолжает создание ракетного вооружения 21 головная организация (КБ и НИИ) Российской Федерации.

Всего отечественными ракетными КБ и НИИ разработано более пятисот боевых ракет, боевых ракетных комплексов и их модификаций. Общее количество ракетных проектов, вероятно, значительно превышает эту цифру.

Главной особенностью ракетостроительного комплекса СССР, как уже отмечалось, было отсутствие единого, «своего» министерства. Заказы на разработку и производство ракетной техники распределялись между всеми министерствами ВПК и даже всеми министерствами страны.

Особенностью было и то, что ракетное оружие имели все виды Вооруженных Сил. В 1950 г. первые комплексы баллистических ракет поступили на вооружение артиллерии Советской Армии; в 1953 г. первые крылатые ракеты переданы авиации ВМФ; в 1955 г. баллистическими ракетами оснащаются части дальней авиации РВГК; в 1956 г. заступили на боевое дежурство первые части ПВО страны с зенитно-ракетными комплексами; в 1958 г. ракеты поступили в Сухопутные войска и Военно-морской флот. В 1959 г. образованы Ракетные войска стратегического назначения. Наконец, в 1967 г. в составе войск ПВО страны образованы войска противоракетной и противокосмической обороны, оснащенные комплексами противоракет. С 1950 г. по 1955 г. войска и флот имели только неядерное ракетное оружие (исключая опытные комплексы). В период с 1956 г. по 1964 г. все виды Вооруженных Сил СССР обзавелись собственным ракетно-ядерным оружием.

Уже в начале пятидесятых годов стало ясно, что для обслуживания стремительно растущей ракетной отрасли необходима мощная, разветвленная сеть научно-исследовательских, проектно-конструкторских учреждений и промышленных предприятий, а также значительные по численности войска. Учитывая исключительную важность решаемых задач, и разработчики, и эксплуатанты решили проблему с помощью привлечения всех возможных сил и средств. К ракетостроению подключились НИИ, КБ и заводы, выпускавшие ранее авиационное, артиллерийское, морское, танковое вооружение и технику, а также боеприпасы, топлива, пороха, транспортное, связное, электронное и радиотехническое оборудование. В части РВСН, начиная с 1960 г., влились десятки тысяч офицеров, сокращенных из других видов Вооруженных Сил.

Для того, чтобы не допустить отставания от США, многие ракетные разработки велись на конкурсной основе. Кроме того, руководство страны всегда стремилось уйти от конструкторского монополизма, боясь попасть в зависимость от прихотей того или иного конструктора. Уже в 1954 г. было образовано КБ под руководством Михаила Янгеля, которое начало разработку баллистической ракеты Р-12 - конкурента ракеты Р-5, создаваемой в одной из первых отечественных ракетных организаций, - КБ Сергея Королева. На конкурсной основе разрабатывались и первые ракетные комплексы подводного старта для подводных лодок в КБ Михаила Янгеля и Виктора Макеева. А первые крылатые ракеты для ВМФ разрабатывали КБ Владимира Челомея. В ходе конкурса КБ опередило коллектив головного предприятия министерства - НИИ автоматической аппаратуры во главе с академиком Семенихиным, позже выиграло новый конкурс у крупнейшего в отрасли запорожского КБ «Электроавтоматики» и даже победило коллектив московского НИИ, возглавляемого соратником Королева, генеральным конструктором академиком Н.Пилюгиным.

Коллектив НПО «Молния» во главе с Г. Лозино-Лозинским занялся разработкой орбитальной системы «Буран» - советского «Шатла».

ВПК СССР включал несколько КБ-дублеров по разработке ракет и ракетных комплексов, стартовых комплексов и пусковых установок, систем управления и командных приборов, систем связи и боевого управления. В случае необходимости руководство страны всегда могло перераспределять наиболее значимые заказы, а конструкторские коллективы должны были работать с полной отдачей, чтобы не потерять свой авторитет и расположение вышестоящих органов. Многочисленные реорганизации, в ходе которых головные предприятия становились филиалами, а филиалы - крупнейшими в стране головными разработчиками, сопровождали всю историю отечественного ракетостроения и также способствовали созданию более совершенных образцов ракетного оружия и техники. Система предполагала наличие значительного количества разработчиков.

Подавляющее число предприятий ракетостроительного комплекса было расположено в Российской Федерации. После распада Советского Союза Россия лишилась одного важного разработчика - на территории Украины осталось КБ «Южное». Оставшиеся КБ продолжили работу по трем основным направлениям: завершение разработок, начатых до распада Союза; модернизация ракетных комплексов; создание новых комплексов и ракет. Были продолжены работы над баллистическими ракетами «Тополь-М», «Барк» и «Искандер» для РВСН, ВМФ и СВ, противолодочным комплексом «Медведка», противокорабельным комплексом «Бал-Э», универсальными ракетными комплексами «Альфа» и «Яхонт». Разработаны модернизированные ЗРК «Фаворит» С-300ПМУ-2, «Антей-2500», «Бук-М2», «Бук-М1-2», «Урал», «Игла», а также зенитные ракетно-артиллерийские комплексы «Тунгуска-М» и «Панцирь-С1». Модернизированы авиационные управляемые ракеты Р-27, Р-33, Х-29, Х-31, Х-35 и неуправляемые ракеты С-8, С-13, С-25, а также ракеты РСЗО «Град», «Ураган», «Смерч».

Большинство руководителей КБ согласны с мнением о том, что количество ракетных КБ избыточно, необходима реорганизация. Однако они уверены, что реорганизация невозможна решениями «сверху» - сопротивление этим решениям, считают они, будет столь велико, что руководящие государственные органы не смогут его преодолеть. Естественная реорганизация, или, как ее называют, «реорганизация снизу», возможна, но продлится не один десяток лет.

Противоречивость этих суждений заключается в том, что, ратуя за самостоятельные решения, многие руководители на самом деле самостоятельности не хотят. Проблематична как возможность реорганизации системы с помощью государства, так и возможность реорганизации без вмешательства государства. В девяностые годы значительная масса руководителей предприятий ВПК старалась быстрее приватизировать свое предприятие и уйти из-под опеки государственных органов, считая, что, получив самостоятельность, они, наконец, начнут выпускать конкурентоспособную продукцию и пробьются на мировой рынок.

Сегодня положение изменилось. Ныне руководители гордятся тем, что они возглавляют не частное, а именно государственное предприятие, не верят в рынок и стремятся получить госзаказ. С какой надеждой от него уходили, с такой надеждой к нему и пришли. Падение объема госзаказа никого всерьез не смущает - оставшиеся на предприятиях конструкторы продолжают работать. И в двадцати одном ракетно-конструкторском бюро продолжается разработка около полусотни боевых ракет, ракетных комплексов и ракетных проектов в ядерном, неядерном и двойном исполнении. Постоянный рост типажа создает огромные трудности для производства и эксплуатации, приводит к очень большим расходам.

Наличие такого большого количества разнотипной боевой техники и оружия, кроме того, что значительно, а порой и многократно увеличивает расходы на их разработку и серийное производство, создает еще и массу проблем с обеспечением запчастями, обслуживанием и эксплуатацией, что самым отрицательным образом сказывается на вопросах боеготовности и боеспособности войск.

На Западе давно поняли, что унификация и стандартизация - дело весьма серьезное, и поэтому уделяют этой проблеме самое пристальное внимание. По оценкам военных специалистов США, например, каждый доллар, вложенный в работы по стандартизации, дает экономический эффект, оцениваемый десятью долларами. В ФРГ затраты на стандартизацию составляют 0,17-0,24%, а выигрыш от внедрения 0,7-1,2%, т.е. коэффициент экономической эффективности равен 4,0-5,0. В условиях резкого сокращения ассигнований на оборону, разрыва производственной кооперации, плачевного состояния производственной и технологической базы многих оборонных предприятий вопрос унификации и типизации ВВТ приобретает особую актуальность и рассматривается как один из краеугольных камней всей военно-технической политики. Речь идет об установлении оптимальной номенклатуры вооружений и военной техники с целью максимального сокращения количества образцов одинакового функционального назначения.

Специалисты выделяют два направления унификации. Первое - унификация по применению, предполагающая разумное сокращение типажа ВВТ путем использования одних и тех же или близких по функциональному назначению образцов для решения однотипных задач различными видами Вооруженных Сил и родами войск. И второе - унификация по конструированию, т.е. создание и применение ограниченных в разумном пределе стандартных или типовых узлов, блоков, агрегатов, приборов, комплектующих изделий, конструкционных и расходных материалов, а также технологий при создании и эксплуатации различных образцов ВВТ.

С целью устранения многообразия номенклатуры составных частей ведутся работы по созданию унифицированных изделий и более жестко устанавливаются требования по их использованию в образцах ВВТ. Так, реализация межотраслевой программы комплексной стандартизации базовых несущих конструкций радиоэлектронной аппаратуры военной техники, например, позволит сократить количество типов применяемых в радиоэлектронной аппаратуре базовых несущих конструкций шкафов в первом приближении со 101 до 22 (в 4,5 раза), блоков - со 120 до 16 (в 6,7 раза), ячеек - со 146 до 8 (в 16,2 раза) и др.

Что касается проблемы сокращения типажа и унификации видовых образцов вооружения и военной техники, то в Сухопутных войсках, например, планируется перейти к единому ракетному комплексу, к единому типу основного танка, БМП, БТР, к единому типажу шасси под огневые средства и средства обеспечения, единой реактивной системе залпового огня, единой самоходной артиллерийской установке, на два калибра в полевой артиллерии. В авиации предполагается поэтапный переход к одному базовому бортовому комплексу с возможностями многофункционального применения, создается унифицированный ряд авиационных ракет и боеприпасов. В Военно-морском флоте - сокращение типажа и номенклатуры вооружения и военной техники флота происходит за счет внедрения единых технических решений в подводном атомном судостроении, создании многоцелевых надводных кораблей ближней морской зоны, унификации ракетно-артиллерийского оружия и радиоэлектронного вооружения с соответствующим вооружением и техникой других видов Вооруженных Сил.

В то же время следует иметь ввиду, что унификация, сокращение типажа ВВТ - процесс не такой простой, как может показаться на первый взгляд. Он весьма и весьма болезненный, затрагивает интересы не только Вооруженных Сил, но и многих предприятий. Отказ от того или иного образца ВВТ, агрегата или механизма влечет за собой, как правило, и сокращение оборонного заказа на данном предприятии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но идти на этот, как теперь говорят, непопулярный шаг надо. Потому, что только вычленив базовые унифицированные образцы ВВТ и сконцентрировав на их разработке и серийном производстве все имеющиеся ресурсы, можно обеспечить в ходе проводимой военной реформы техническое перевооружение армии.

Сегодня на повестке дня стоит вопрос обеспечения совместимости и взаимозаменяемости ВВТ и их составных частей на базе гармонизации отечественных и международных стандартов. Работы в этой области направлены на обеспечение возможности сопряженного применения формирований Вооруженных Сил РФ в составе воинских контингентов, осуществляющих миротворческие действия международного характера. Объектами стандартизации являются, в частности, средства связи и управления, а также эргономические показатели и требования к ВВТ, ремонтопригодность и модернизация вооружения и военной техники на базе блочно-модульного конструирования.

В условиях резкого сокращения номенклатуры создаваемых образцов ВВТ и реструктуризации оборонной промышленности актуальным становится развитие методических основ организации работ по стандартизации, унификации и метрологии под реализацию проектов. Большое значение приобретают процессы задания требований и мероприятия по стандартизации, унификации, метрологии и обеспечению качества образца с учетом современных условий. По оценкам Госстандарта России, задание требований должно основываться на:

анализе государственных и межгосударственных стандартов стран СНГ в обеспечении реализации проекта;

анализе зарубежных стандартов и стандартов НАТО;

выборе составных частей, комплектующих изделий и материалов, подлежащих сертификации;

определении поставщиков критичных элементов, для которых необходимо проведение сертификации систем качества и производств, в том числе в странах СНГ;

проведении и использовании каталогизации составных частей ВВТ с учетом сертифицируемой продукции.

В настоящее время организациями Минобороны России и оборонной промышленности проводится работа по расширению участия в сфере сертификации продукции двойного (военного и народнохозяйственного) назначения путем аккредитации своих подразделений в качестве испытательных лабораторий и органов по сертификации конкретных образцов оборонной продукции из номенклатуры государственного оборонного заказа.

Военная стандартизация живет не только сегодняшним днем. Поэтому исследования перспектив развития военной стандартизации должны проводиться постоянно с целью обеспечения повышения качества и эффективности ВВТ, разработок новых видов вооружения, расширения масштабов использования информационных технологий в управлении войсками и применении образцов ВВТ.

Российская Федерация участвует в работах по межгосударственной стандартизации ВВТ. Это требует решения таких задач, как воссоздание и развитие на пространстве СНГ рынка продукции и технологий оборонного значения, формирования необходимых условий для возможного взаимодействия вооруженных сил государств - участников СНГ в целях обеспечения коллективной безопасности. Межгосударственная стандартизация необходима России, чтобы продавать и закупать продукцию оборонного значения, а также взаимодействовать с партнерами по СНГ на военно-техническом и политическом уровнях.

Как отмечалось выше, развитие ВВТ многих стран мира в настоящее время осуществляется в соответствии с реализацией принципа интеграции. Об этом свидетельствуют события, прошедшие в зоне Персидского залива и Югославии. Принцип интеграции является также приоритетным и для развития ВС РФ начала XXI столетия. Для подтверждения достоверности данного заключения приведем некоторые факты и рассуждения по развитию оперативной и тактической разведки применительно к разведывательно-ударным комплексам.

Результаты боевого применения новейшего высокоточного оружия и средств РЭБ в ходе войны в зоне Персидского залива оказались настолько впечатляющими, что позволили ряду специалистов сделать заключение 6 возможности достижения оперативно-стратегических целей без вторжения сухопутных войск на территорию противника.

Однако развитие средств оперативной и тактической разведки в рамках так называемой вертикальной интеграции определялось, прежде всего, потребностями того или иного вида вооруженных сил (рода войск). Лишь для средств разведки, непосредственно интегрированных со средствами поражения, задача получения разведывательных данных, достоверность, своевременность и точность которых обеспечивали бы возможность их использования для поражения обнаруженных объектов, рассматривалась как главная. Это облегчало управление разведывательными средствами, ограничивало потоки информации объемами, необходимыми для планирования огневого поражения и управления.

Наглядный пример - радиоэлектронная система воздушной разведки наземных целей и управления нанесением ударов «Джистарс». Возможности этой системы не исчерпываются определением координат обнаруженных целей. Важнейшей ее задачей является наведение средств поражения и определение точек встречи для стрельбы полевой артиллерии по движущимся объектам. Следовательно, «Джистарс», наряду с собственно разведывательной функцией, включает в себя элементы ударной системы, что существенно расширяет ее возможности.

Таким образом, добывание данных в интересах огневого поражения (радиоэлектронного подавления) и их доведение до штабов и огневых средств (средств РЭБ) в масштабе времени, близком к реальному, выдвигается в разряд основных требований, предъявляемых к техническим средствам (системам) разведки независимо от их организационной принадлежности. Наряду с этим в последнее время на них все чаще возлагаются задачи наведения средств поражения на обнаруженные цели.

Опыт войны в зоне Персидского залива свидетельствует о том, что не все средства разведки МНС позволяли эффективно решать перечисленные задачи. Приходилось вносить коррективы уже в ходе ведения боевых действий. В этом отношении показателен опыт использования системы обнаружения пусков баллистических ракет «Имеюс» (США). Первоначально она предназначалась для предварительного оповещения пунктов управления ЗРК «Патриот» и целеуказания ударным авиационным группам МНС о местах пусков ракет, но этого оказалось недостаточно для нанесения своевременных ударов по иракским подвижным ракетным комплексам, успевавшим покидать стартовые позиции до появления ударных групп. Оперативное внесение изменений в порядок приема и обработки системой получаемой информации значительно повысило своевременность, а следовательно, и эффективность целеуказания для ударной авиации. Подобные задачи ставились перед разведывательными средствами и раньше, причем нередко считались основными, например, для средств разведки РВ и А Сухопутных войск. Более того, именно они определяли необходимость вертикальной интеграции средств разведки и поражения, когда каждое войсковое формирование оснащалось собственными разведывательными средствами, что, наряду с приданием им определенной тактической самостоятельности, позволяло существенно сокращать время передачи информации до средств поражения.

Вертикальная интеграция средств разведки и поражения имела и отрицательные стороны. Дело в том, что при их разработке учитывались, как правило, только потребности того вида вооруженных сил (рода войск или формирования), в чьих интересах эти средства создавались. Это приводило к неоправданному распылению финансов, удорожанию разработок и производства вооружения. Имелись недостатки и при использовании разведывательных сведений, когда из общего их объема в расчет принимались только те, которые определялись потребностями соответствующего вида вооруженных сил (рода войск или формирования), при этом часть разведывательных сведений могла быть утрачена или поступать в штабы слишком поздно. В случае перекрытия полос (зон, секторов) разведки часть данных, полученных разведывательными средствами различных формирований, дублировала друг друга, тогда как важные объекты, расположенные вне полос разведки, могли оказаться неразведанными. Это подтверждается опытом применения разнородных средств поражения в зоне Персидского залива.

Приведенные факты подтверждают важную закономерность, проявляющуюся в развитии средств поражения на современном этапе: чем больше возрастает поражающая мощь и самостоятельность в решении огневых задач, тем в большей степени эффективность их применения зависит от своевременности, достоверности, точности и полноты разведывательных данных. Тем не менее, разработку средств разведки, даже при создании разведывательно-ударных комплексов, за рубежом первоначально предполагалось проводить на основе вертикальной интеграции. Например, первый образец РУК «Ассолт Брейкер» был ориентирован на собственное средство разведки и целеуказания - радиолокационную станцию «Пейв Мувер», размещенную на воздушном носителе. В перспективном РУК «Джисак», разрабатываемом в двух вариантах (для сухопутных войск и ВВС), также планируется иметь самостоятельные средства разведки: в сухопутных войсках в качестве носителя РЛС бокового обзора предполагалось использовать самолет ОУ-Ш «Мохаук», а в ВВС - самолеты ТК-1 и С-18. В последующем было принято решение о применении в обоих вариантах РУК радиолокационной системы воздушной разведки наземных целей и управления нанесением ударов «Джистарс». Это означало если не отказ от традиционной формы вертикальной интеграции средств разведки и поражения, то, по крайней мере, переход к созданию разведывательных систем в интересах нескольких видов вооруженных сил. Сочетание в системе «Джистарс» разведывательных и ударных возможностей способствовало улучшению управления разнородными средствами поражения.

Так как большинство наиболее важных целей (пусковых установок, батарей самоходных орудий, РСЗО и др.) являются мобильными, их эффективное поражение возможно лишь в том случае, если оно осуществляется немедленно после обнаружения, когда подтверждение достоверности данных о них затруднено или практически отсутствует. По мнению зарубежных военных специалистов, решение данной проблемы состоит в горизонтальной интеграции средств разведки объединений (соединений) на основе создания систем управления разведкой. Примером является автоматизированная система обработки и анализа разведывательных данных воздушной армии (армейского корпуса, дивизии). Наиболее глубокая интеграция различных видов разведки достигнута в дивизионном звене.

Заметим, что, образуя масштабные горизонтальные структуры, автоматизированные системы управления разведкой не исключают уже сложившейся вертикальной их интеграции. Будучи структурированными в такие формирования, как РУК, РОК, РОС, части и подразделения полевой артиллерии, средства разведки, как и раньше, будут обеспечивать их боевую деятельность. Вместе с тем их интегрирование в разведывательную систему объединения (соединения) повышает достоверность разведывательных сведений, поступающих в инстанции управления, где осуществляется непосредственное планирование огневого поражения, обеспечивающее четкую координацию действий различных средств поражения.

Следовательно, создание систем управления разведкой, основанных как на горизонтальной, так и на вертикальной интеграции средств разведки объединения (соединения), позволяет более эффективно использовать их боевые возможности, повысить достоверность разведывательных сведений. Кроме того, включение их в общую систему боевого управления и сопряжение с подсистемами средств поражения обеспечивает оперативной и тактической разведке требуемую активность и целеустремленность при добывании данных в интересах планирования и осуществления электронно-огневой операции, облегчает достижение четких и слаженных действий в ней разнородных средств поражения и радиоэлектронного подавления.

Поиск, обнаружение, распознавание, определение координат и других характеристик объектов, а также передача этих данных в соответствующие командные инстанции (средства разведки Г пункты подготовки информации Г командно-штабная машина командира дивизиона Г командно-штабная машина командира батареи Г пусковая установка) сопровождаются определенными временными затратами, которые характеризуют «инерционность» разведки. Создание систем управления разведкой позволит практически решить эту проблему.

Поэтому справедливо считается, что обеспечение своевременной обработки разведывательной информации возможно только в автоматическом или полуавтоматическом режиме. Именно так можно будет обеспечить «безинерционность» разведки, свести все разведывательные сведения в единую картину объектовой обстановки в масштабе времени, близком к реальному. Вполне очевидно, что сокращение времени на планирование операции (за счет автоматизации процессов управления войсками и оружием) утрачивает смысл, если сбор и обработка разведывательных сведений о противнике будут осуществляться по-прежнему в течение нескольких часов.

Следовательно, переход от отдельных средств и разведывательных комплексов к автоматизированным разведывательным системам и системам управления разведкой, представляющим собой высшую степень интеграции разведывательных средств в интересах оперативного и боевого обеспечения действий войск в электронно-огневой операции, составляет суть важнейшей тенденции в совершенствовании оперативной и тактической разведки.

В связи с широким внедрением различных автоматизированных разведывательных систем уместно заметить - они лишь элементы общей разведывательно-ударной и огневой систем объединений и соединений, что обеспечивает их комплексное использование.

Весьма перспективным в этом отношении, особенно в условиях резкого сокращения ассигнований на создание вооружения и военной техники, представляется тенденция горизонтальной интеграции средств разведки путем разработки и внедрения разведывательных систем в интересах нескольких видов (родов войск) Вооруженных Сил.

Следовательно, для дальнейшего развития ВС РФ необходима интеграция систем разведки и средств поражения на базе современных средств управления в единую технологическую разведывательно-ударную систему.

Если прежде исследования и разработки в области вооружений и военной техники проводились, главным образом, исходя из стремления удержать достигнутый мировой уровень по всем направлениям, то сейчас жизнь выдвигает жесткие условия для развития лишь тех направлений, где имеется реальный потенциал для получения нужного результата. И все это - в условиях крайне ограниченных ресурсов.

Вместе с тем достигается еще один важный результат - определение уровней общности промышленных технологий - двойные технологии. Но уже сейчас стало ясно, что этот результат может служить основой системы согласования технологий оборонного и гражданского комплексов страны. Тем самым обеспечивается частичное решение весьма болезненной проблемы окупаемости оборонного комплекса в мирное время.

Еще большие возможности открываются перед ВС РФ при реализации принципа двойного назначения. Рассмотрим его на примере использования космических ракет-носителей.

Разведка не может предупредить появление в стране МБР, если государство уже обладает космическими ракетами. Тем не менее, начало программы ракет-носителей является показателем потенциальной возможности осуществления программы МБР. Поэтому космические ракеты-носители могут рассматриваться как существенный потенциал баллистических ракет.

Страны, имеющие космические ракеты-носители, могут довольно быстро превратить их в МБР, что вряд ли будет обнаружено до первого летного испытания.

Государство может попытаться приобрести космическую ракету-носитель с целью превратить ее в МБР. Обнаружение факта покупки может позволить предугадать за пять лет первое летное испытание, хотя нельзя быть уверенным, что разведка способна раскрыть завуалированную сделку. Следует отметить, что многие космические ракеты являются слишком громоздкими военными системами.

Страны могут маскировать свою деятельность по разработке МБР под космические программы. Они могут испытать разгонные ступени и систему управления, которая может быть перепрограммирована на полеты по траектории баллистических ракет.

Для запуска ракет могут быть использованы транспортные средства двойного назначения (неракетные средства). К их числу могут быть отнесены коммерческие летательные аппараты, надводные судна и другие средства, тайно приспособленные для запуска ракет.

Хотя неракетные средства доставки оружия массового поражения не дают уровня устрашения и силовой дипломатии, обеспечиваемых МБР, такие варианты вызывают серьезную озабоченность. Государства или организации могут добиваться возможностей неракетной доставки, которые:

более дешевы, чем МБР;

могут разрабатываться и применяться тайно;

могут быть более надежны, чем не прошедшие полных испытаний МБР;

могут быть более точными, чем МБР, которые появятся в течение ближайших 15 лет;

возможно, будут более эффективны при распространении биологического оружия, чем баллистические ракеты;

могут обходить противоракетную оборону.

Ракетная доставка оружия массового поражения выдвигает дополнительные, строгие требования вдобавок к сложной проблеме конструирования такого оружия. Например, первоначальные образцы ядерного оружия собственной разработки слишком велики и тяжелы для баллистической ракеты среднего размера, но подходят для транспортировки судами, грузовыми автомобилями и даже самолетами. Надежность доставки является важнейшим фактором; завуалированные способы доставки дают преимущество в надежности по сравнению с ракетами.

В качестве транспортного средства для многоцелевого РУК возможно использование принципиально нового типа летательных аппаратов «ЭКИП», способных перевозить крупногабаритные грузы весом до 100 и более тонн на расстояния нескольких тысяч километров со скоростью 650-700 км/час и на высоте до 10 километров. Эти аппараты способны перемещаться с использованием воздушной подушки как вблизи поверхности земли, так и воды на скоростях до 160 км/час, а также осуществлять полет в режиме экранолета на скоростях до 650 км/час.

Аппараты «ЭКИП» являются безаэродромными аппаратами. Они будут производить посадку на аэродромы любой категории, грунтовые площадки, а также на водную поверхность. Длина взлетно-посадочной полосы для тяжелых машин (в сотни тонн) не превысит 500 метров. Взлет и посадка аппаратов будут осуществляться по крутой глиссаде, что уменьшит вредное шумовое воздействие на близлежащие населенные районы.

МЧС России нуждается в аппаратах «ЭКИП» для работы в районах стихийных бедствий, оказания оперативной медицинской помощи и эвакуации людей, а ООН - для спасения терпящих бедствие на водных акваториях. Далеко не полное перечисление потребителей аппаратов «ЭКИП» свидетельствует, что рынок для них неограничен.

Анализ предполагаемого мирового рынка по сбыту аппаратов «ЭКИП» показал, что производственных мощностей одного, даже современного, авиационного завода будет недостаточно. Так, европейские страны для разгрузки аэропортов заинтересованы в больших комфортабельных аэробусах «ЭКИП» на 1000 и более пассажиров, способных садиться на существующие аэродромы и использующих экологически чистое газовое топливо. Островные государства Юго-Восточной Азии хотят иметь аппараты водного базирования для региональных грузопассажирских перевозок. России, Бразилии, Испании и Канаде нужны специальные аппараты для тушения лесных пожаров и сохранения «легких» планеты, а Швеции, Казахстану и Азербайджану - для переброски вахтовых бригад к местам добычи нефти на море.

Канадцы с ее помощью надеются покончить с измучившими их лесными пожарами: «ЭКИП», вобрав в себя несколько тонн воды, может обрушить ее на очаги огня. Утверждают, что авария субмарины «Комсомолец» не унесла бы столько жизней, будь у нас в то время «ЭКИП». Нужен он и как «летающий госпиталь» при авариях и крушениях, в существующих и грядущих «горячих точках».

В случае использования «ЭКИП» в военных целях не потребуется создавать специальные учебные заведения для обучения военного летного состава, хранилища и ремонтные предприятия для их эксплуатации, а также аэродромы для их взлета и посадки. Достаточно создать только подразделения по загрузке и загрузке ракет в виде ПРТБ.

Мы живем в то время, когда сначала завуалированно, а затем открыто будут уходить в прошлое отдельные составляющие ВС. На выставках и рынках вооружений наибольшим спросом пользуется высокоточное оружие, а также средства его доставки и наведения. Это оружие прошло серьезную апробацию в последних локальных войнах и вооруженных конфликтах. Вполне понятно, что тот, кто уже сейчас завоюет рынок высокоточного оружия и оружия борьбы с ним, может на этом не только колоссально заработать, но и фактически окупить все свои расходы на создание новых вооружений и новых составляющих ВС.

Таким образом, внедрение вышерассмотренных принципов позволит установить рациональную структуру основных составных частей при совершенствовании имеющегося и разработке нового ракетного вооружения, а также позволит использовать номенклатуру и каталоги по имеющимся ее основным составным частям при разработке новой унифицированной ракетной техники.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации