НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945г г г УРОКИ И ВЫВОДЫ

Вестник Академии военных наук, №2, 2005. стр. 75-86

НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945г г г: УРОКИ И ВЫВОДЫ

А.А. ЛЕЛЕХОВ,

заслуженный деятель науки РФ,

доктор военных наук, профессор,

действительный член АВН

Есть события, которые навсегда остаются в па-мяти народа и составляют неотъемлемую часть его истории. К таким событиям относится Великая Отечественная война советского народа с немец-ко-фашистскими захватчиками 1941-1945 гг.

Особенно тяжелым для советского народа был ее начальный период, когда Красная Армия вынужде-на была отходить под ударами превосходящих сил внезапно и вероломно напавшего противника - фа-шистской Германии.

В нашей военной историографии начальный период войны трактуется, как действия вооружен-ных сил сторон группировками войск, развернуты-ми еще до начала войны, для достижения ближай-ших стратегических целей - нападающей стороной и до развертывания и подхода к фронту стратегиче-ских резервов - обороняющейся стороной. Про-должительность такого периода по историческому опыту войны колеблется от нескольких недель до нескольких месяцев. Что касается длительности начального периода Великой Отечественной вой-ны 1941-1945 гг., то его принято ограничивать тре-мя неделями с 22 июня по 15 июля 1941 г., когда к фронту подошли основные силы (резервы) второго стратегического эшелона и сходу вступили в сраже-ние с фашистскими захватчиками.

Этот период войны был одним из самых тяже-лых, трагических, но и героических, когда наши войска вынуждены были биться с превосходящи-ми силами противника и отходить в глубь страны, оставляя города, села, целые районы и области.

Этот период войны, к сожалению, не нашел должного, полного и объективного отражения в нашей военно-исторической литературе. Одной из причин этого стала утрата отходящими частями и соединениями подлинных отчетных документов и боевых донесений, отражавших ход боевых дей-ствий, в том числе и достоверных данных о поте-рях в людях, вооружении и технике. Но самым опасным для исторической истины этого периода войны явилось искажение и необъективное трак-тование событий того грозного периода в годы на-чавшейся перестройки и особенно после развала СССР некоторыми псевдоисториками и журнали-стами в угоду руководителям первой волны демо-кратов. Выливались ушаты лжи и грязи на совет-ское политическое и военное руководство страны, огульно охаиваемое и обвиняемое во всех бедах, неудачах и утратах. Да, ошибки и просчеты были, и о них надо говорить и извлекать уроки на буду-щее, делать соответствующие выводы, но нельзя клеветать без должного анализа событий того грозного периода героической борьбы народа и армии против темных сил фашистов.

Этот тяжелейший период вооруженной борь-бы требует тщательного и объективного анализа и осмысления.

Начало этому было положено в трудах генерала армии, президента АВН МА.Гареева1, генерал-пол-ковника Ю.Г. Горькова2, полковника А. Г.Хорькова3, историка В.А.Алферова4, других историков и колле-ктивов авторов, в том числе из академии ГШ5.

В указанных работах на основе архивных мате-риалов и сохранившихся документов Ставки ВГК и Генерального штаба ВС СССР, личных докумен-тов И.В.Сталина были проанализированы события тех грозных первых недель лета 1941 года и сдела-ны некоторые оценки событий, деятельности по-литического и военного руководства СССР, Ген-штаба и войск западных фронтов.

Вернемся вновь к осмыслению событий, кото-рые предшествовали нападению Германии на СССР и первым неделям войны.

Советский Союз после отказа Англии и Фран-ции от совместной борьбы с фашистской Германи-ей вынужден был в интересах собственной безопас-ности подписать предложенный ей в 1939 г. договор о ненападении. Это позволяло выиграть время и це-ленаправленно готовиться к неизбежной войне. То, что Германия рано или поздно нападет на СССР, у И.В.Сталина и советского руководства сомнений не вызывало. Об этом свидетельствует бывший в то время председателем СНК СССР В.М.Молотов в своем интервью писателю Ф.Чуеву6.

К началу войны с Советским Союзом чис-ленность вооруженных сил Германии была дове-дена до 7 млн. человек (1,2 млн. чел. - вольнона-емных). Одновременно шло наращивание выпу-ска новейших образцов боевой техники и оружия. Так, выпуск новых танков «Т-3» и «Т-4» составлял 280-300 ед., а с 1941 г. - 400-500 ед. в месяц. Промышленность ряда оккупированных стран также поставляла танки Германии. Увели-чился и выпуск боевых самолетов, который со-ставлял 850-1000 самолетов в месяц. Выпуск орудий полевой артиллерии (75-мм и выше) в 1940 г. составил 6 тыс. стволов ежемесячно, а в 1941 г. - 7 тыс. стволов7.

Военная машина Германии была готова к дви-жению. Хотя в планах Гитлера нападение на СССР было давным-давно предрешено, но впер-вые он объявил свое решение о нападении на СССР 25 июня 1940 г.8.

В книге Ф. Гальдера, бывшего в 1941 г. замести-телем начальника штаба высшего оперативного ру-ководства (ОКВ), отмечается, что впервые Гитлер дал задание по составлению плана операции на Во-стоке еще весной 1940 г., т.е. через полгода после подписания пакта о ненападении на СССР. А уже 30 июня 1940 г. из беседы Гальдера со статс-секрета-рем МИД Вайцзекером стало известно, что поли-тическое решение о войне с СССР Гитлером при-нято, о чем были поставлены в известность началь-ник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал Кейтель и Главком СВ генерал-фельдмаршал Браухич10.

31 июля в Бергхофе состоялось совещание руко-водящего состава вермахта, на котором выступил Гитлер. Он официально объявил о своем решении напасть на Россию и изложил стратегический замы-сел операции, заявив при этом, что «операция будет иметь смысл только тогда, если мы одним стреми-тельным ударом разгромим все государство цели-ком»10. Здесь же были определены силы и средства, которые привлекались для операции, основные це-ли, задачи и этапы операции. Было указано о разра-ботке директивы ОКВ по стратегической маскиров-ке и дезинформации при подготовке операции, а также директивы по стратегическому и оперативно-му развертыванию ВС. Подготовку к вторжению было приказано завершить к 15 мая 1941 г.

5 декабря 1940 г. план операции был разработан и доложен Гитлеру и в целом одобрен им. 18 декаб-ря 1940 г. на основе этого плана была подготовлена директива № 21, получившая наименование «План Барбаросса». В основе этого стратегического плана лежала теория тотальной и молниеносной войны «Блицкриг», по которой в первоначальный удар включались основные силы вермахта - 156 диви-зий и 37 дивизий союзных с Германией стран (Финляндии, Румынии, Венгрии), 4,5 тыс. танков, 5 тыс. самолетов и 42,7 тыс. орудий и минометов.

План операции предусматривал:

- на первом этапе - разгромить главные силы Красной Армии в приграничной зоне и не допус-тить их отхода за реки Западная Двина и Днепр, овладеть Прибалтикой, Белоруссией, частью Укра-ины, Ленинградом и военно-морской крепостью Кронштадт, захватить или потопить Балтийский флот.

- на втором этапе - мощными танковыми клиньями при поддержке авиации развернуть пре-следование остатков отходящих войск противника и разгромить подходящие из глубины страны ре-зервы, овладеть столицей СССР - Москвой, стра-тегическим районом Донбасса и всей Украиной, выйти на Кубань и Северный Кавказ.

- на третьем этапе - преследуя разгромленные соединения Красной Армии, стремительными действиями подвижных войск еще до наступления осенней распутицы и зимы выйти на рубеж - Аст-рахань, река Волга, Архангельск и закончить здесь военные действия9.

Таков был общий стратегический замысел веде-ния войны. Главная его цель - уничтожение жиз-ненной силы России и захват ее территории.

Остановимся на подготовке Советского Союза и его вооруженных сил к возможному отпору врагу.

Подготовка СССР к войне с Германией целена-правленно начала осуществляться с конца 1938 -начала 1939 гг., когда, после мюнхенского сговора западных держав с Гитлером, стало очевидным, что война с фашистской Германией неизбежна. Еще более утвердилось в этом советское руководство, когда Гитлер развязал Вторую мировую войну. В этом же году СССР перевел свои ВС на кадровую систему комплектования и более активно начал го-товиться к отпору возможной агрессии.

Западные страны упорно хотели направить аг-рессивные устремления Германии против СССР, ко-торый предлагал Англии и Франции противодейст-вовать агрессии Германии, но те не пошли на карди-нальные меры, предлагаемые руководством СССР.

Утверждение некоторых историков перестро-ечного периода о том, что СССР не готовился к войне - это либо незнание фактов, либо умыш-ленная ложь.

Подготовка СССР к отпору агрессии велась по политической, экономической, дипломатической и собственно военной линии.

По политической линии путем договора о не-нападении с Германией удалось выиграть мирное время вводом наших войск в западные районы Белоруссии и Украины (граница отодвинулась на 250-300 км западнее), присоединением Прибал-тийских государств (предупреждение неизбежно-го ввода туда немецко-фашистских войск), уда-лось, наконец, отодвинуть границу с Финлянди-ей от Ленинграда.

Можно, конечно, спорить о правовых нормах некоторых из этих решений, но они были сделаны в интересах безопасности народа нашей Родины.

В экономическом плане за годы двух первых пятилеток была создана индустриальная база воен-ных отраслей промышленности, которых не было в дореволюционной России. Это, прежде всего, танкостроительная, самолетостроительная и авиа-моторная. Развитие получили автомобилестрои-тельная и судостроительная отрасли.

Уже в 1939 г. в СССР был принят новый народ-но-хозяйственный план на третью пятилетку (1939-1942 гг.), который был ориентирован на раз-витие оборонных отраслей промышленности.

В 1940 г. состоялась XVIII Всесоюзная парт-конференция, имевшая большое значение для дальнейшего усиления военной мощи государст-ва. На ней была принята ускоренная программа перевооружения ВС на новые современные об-разцы военной техники.

Подготовка Красной Армии и флота к отраже-нию возможного нападения противника осуществ-лялась планомерно и возрастающими темпами. Так, если в 1939 г. численность ВС была 1,9 млн чел. (98 дивизий), то уже в 1940 г. численность ВС возросла до 2,6 млн.чел. (200 дивизий), а к июню 1941 г. - началу войны - численность ВС состави-ла 5 млн.чел. и 302 дивизии. Правда, из этих 302 дивизий только 144 дивизии были укомплектова-ны личным составом близко к штатам военного времени. С 1940 г. началось формирование 20 ме-ханизированных корпусов, но к началу войны уда-лось укомплектовать только половину из них и то не полностью и большей частью старой техникой.

По последнему мобплану развертывание ВС, принятому в феврале 1941 г. (МП-41), предусмат-ривалось с началом войны иметь численность ВС 8,6 млн.чел. и 304 дивизии, 30 отдельных механизи-рованных корпусов и 65 управлений стрелковых корпусов. Численность стрелковой дивизии по МП-41 должна составлять 11-14 тыс.чел. Обеспе-чение развертывания округов вооружением, тех-никой и средствами МТО предполагалось осуще-ствить со складов этих округов и баз (арсеналов) центра10. Реально же процент укомплектованно-сти войск западных военных округов на 22 июня 1941 г. составил 61%. Численность личного состава на западной границе была 2,6 млн.чел. вместо 4,7 млн.чел. по штатам. Генеральный штаб при-нимал экстренные меры к укомплектованию ар-мий прикрытия госграницы западных военных ок-ругов. За два последних предвоенных месяца эти армии получили еще 400 тыс.чел.

Беда состояла в том, что все спланированные по МП-41 мероприятия до войск и военкоматов дош-ли только в конце марта-начале апреля 1941 г., т.е. за два с половиной месяца до войны. В такие сро-ки организовать и полностью осуществить мобразвертывание войск по плану мобилизации было невозможно. Однако этот мобплан все же сыграл свою роль в мобразвертывании войск с началом войны. Хотелось бы прояснить вопрос о количест-ве танков у нас и у немцев, о чем давно идет спор.

По собранным архивным данным11, на 1.06.1941 г. в Красной Армии насчитывалось 25,4 тыс. танков и танкеток, последние, а их было 2,4 тыс, не могли считаться танками, т.к. не имели пу-шечного вооружения при весьма слабой броневой защите. Из 23 тыс. танков исправных и боеготовых было 17,3 тыс. танков. Из них на востоке страны и во внутренних округах было 1,2 тыс.танков. Танков новых образцов «KB» и «Т-34» всего было 1486, ос-тальные были танки старых образцов БТ-5, БТ-7, Т-26, имевшие 45-мм пушки и 7,62-мм пулемет «ДТ». В западных округах армий прикрытия и от-дельных мехкорпусах было 9 тыс. танков15. Срав-ним с количеством танков у немцев на это же вре-мя. У немцев на 22.06.1941 г. было 5,7тыс. своих ис-правных танков. Кроме того, они захватили в оккупированных странах 1,5 тыс. танков(английских, французских, чешских и польских). Всего, таким образом, Вермахт располагал 7 тыс. танков, а с союзными Германии странами Финляндией, Румынией, Венгрией в общей сложности было около 9 тыс. танков. Из этих чисел следует: вопре-ки утверждениям некоторых «писателей» о чудо-вищном превосходстве в количестве наших тан-ков, даже включая и старые образцы, можно мягко сказать - это надумано.

В начале 1941 г. правительство СССР в предви-дении войны утвердило новый ускоренный план строительства Вооруженных Сил на 1941-1942 гг. Планом предусматривалось увеличение объема подготовки командных кадров. Уже к концу 1940 г. было сформировано 42 новых училища, а в 1941 г. весной проведен досрочный выпуск командиров, большинство которых были направлены в армии прикрытия на западную границу. Старослужащие солдаты и младшие командиры были хорошо обу-чены и подготовлены. Вместе с тем с мая 1941 г. в округа поступили молодые призывники (400 тыс.чел.) из общего количества 800 тыс.чел., скрытно мобилизованных под видом проведения сборов резервистов, они успели пройти только курс молодого бойца и не имели полевой выучки и опыта. В то же время немецкие солдаты и офице-ры имели двухлетний боевой опыт войны в Евро-пе и, конечно, по своей выучке превосходили на-ших солдат и командиров.

Войсками западных военных округов командовали:

Ленинградским ВО - генерал-лейтенант М.М. Попов.

СевЗОВО - генерал-полковник Ф.И. Кузнецов. Западным ОВО - генерал армии Д.Г. Павлов. ЮЗОВО - генерал-полковник М.И. Кирпонос. Одесским ОВО - генерал-полковник Черевиченко (с августа 1941 г. - генерал армии И.В. Тюленев).

Рассмотрим, какая военная доктрина была при-нята в СССР накануне войны.

Основным противником рассматривалась фа-шистская Германия и ее союзники: Финляндия, Румыния, Италия и Венгрия. Не исключалось вступление в войну на стороне Германии Турции и Японии, хотя последняя в 1941 г. объявила о своем нейтралитете. Генштаб считал, что главным теат-ром военных действий будет Западный.

Считалось также, что Германия начнет нападе-ние не главными силами, а передовыми соедине-ниями, а Красная Армия сможет под прикрытием армий первого эшелона развернуть свои главные силы и подтянуть стратегические резервы, которые вместе с войсками первого эшелона, армий при-крытия нанесут контрудары по вклинившемуся противнику и затем перейдут в контрнаступление. Это было ошибочным мнением. Направлением главного удара противника считалось юго-запад-ное (на Украине), что также явилось просчетом Главного командования и Генштаба и привело к серьезным негативным последствиям, т.к. немцы нанесли главный удар в Белоруссии, где было со-средоточено меньше сил и средств, чем на Украине.

Военно-политическое руководство Советско-го Союза считало и не без оснований, что война примет длительный и напряженный характер, а достижение победы будет решаться состоянием потенциала воюющих государств, а не временно действующими факторами12. Что касается страте-гического замысла применения вооруженных сил сторон, то предлагалось выполнение задач осуще-ствить в форме ответного удара после развертыва-ния сил второго стратегического эшелона. При этом на первом этапе армии прикрытия госграницы должны были остановить противника, а с под-ходом резервов из глубины страны нанести мощ-ные контрудары, разгромить вторгшиеся на нашу территорию войска противника и перейти в контрнаступление, переведя боевые действия на его территорию.

Военно-морской флот получил задачу не допу-стить подхода противника со стороны моря и с по-мощью постановки минных заграждений и берего-вой обороны побережья совместно с войсками не допустить захвата ВМБ с моря, воспретить высадку десантов противника и его проникновения с моря в Рижский и Финский заливы, а Черноморскому флоту совместно с войсками оборонять Крымское побережье и ВМБ Севастополь.

В целом задачи Красной Армии и флота своди-лись к отражению войсками западных военных округов первого удара врага и обеспечения раз-вертывания главных сил Красной Армии и нане-сения ответных ударов. Считалось, что стороны начнут военные действия только частью передо-вых сил и что для развертывания главных сил сто-рон потребуется не менее двух недель. Существо-вавшая уверенность Главного командования КА в том, что сил первого стратегического эшелона бу-дет достаточно для отражения нападения против-ника, не оправдалась. Не был учтен опыт действий немецко-фашистских войск в Европе в 1940 г., ко-торый показал, что немцы вводили в сражение сразу главные силы и добивались успеха (Польша, Франция и др.)

Что касается утверждения некоторых журнали-стов и историков о том, что СССР готовил упреж-дающий удар по фашистским войскам, это их фан-тазия, причем измышления, исходящие от Гитле-ра, который хотел оправдать свою агрессию против СССР. Это достаточно убедительно показано в ра-ботах генерала армии М.А.Гареева и генерал-пол-ковника Ю.Горькова14.

Рассмотрим, какая же группировка войск Вооруженных Сил СССР была развернута на западных рубежах страны к исходу 21 июня 1941 г.

Войска Ленинградского ВО силами 14, 7 и 23 -й армий прикрывали государственную границу с Финляндией от п-ова Рыбачий на севере до Фин-ского залива на юге (фронт 1680 км). В составе ок-руга имелись 21 дивизия, в т.ч. 6 танковых и мото-ризованных и одна отдельная стрелковая бригада (осбр), которая обороняла о.Ханхо. В резерве был один мехкорпус. Все войска округа находились в городках постоянной дислокации и в летних лаге-рях на расстоянии 10-20 км от границы. На грани-це находились пограничники и расчеты УР на Ка-рельском перешейке.

Войска Прибалтийского особого военного ок-руга силами 8, 11 и 27-й армий прикрывали госу-дарственную границу от Финского залива на севе-ре до южной границы Литвы. Они непосредствен-но соприкасались с немецко-фашистскими войсками на границе с Восточной Пруссией (об-щий фронт 814 км). Основные силы округа были сосредоточены на границе с Восточной Пруссией на фронте 394 км. Побережье Балтийского моря от Таллина до Лиепаи прикрывали две стрелковые дивизии из состава 27-й армии, находившиеся в резерве округа. На островах Моаонзундского ар-хипелага (о. Сарема и о. Даго) дислоцировалась отдельная стрелковая бригада (осбр), готовящая оборону на этих островах. Войска округа поддер-живали две авиадивизии и силы Балтфлота. Всего в составе ПрибВО было 25 дивизий.

Западный особый военный округ (ЗапОВО) прикрывал госграницу на центральном стратеги-ческом направлении в Белоруссии от южной гра-ницы Литвы до северной границы УССР (общий фронт 450 км). Три армии - 3, 4 и 10-я находились в первом эшелоне и одна - 13-я армия - во вто-ром эшелоне. При этом в первом и втором эшело-не находились по 13 дивизий, что, конечно, вы-зывает сомнение. Части дивизий первого эшело-на располагались в летних лагерях и городках постоянной дислокации в 10-20 км от госграни-цы, и такое удаление частей дивизии тоже вызы-вает сомнение. Только две дивизии (6-я и 42-я) находились на границе в Брестской крепости и 175 сд находилась вблизи границы южнее Бреста. Всего в округе было 44 дивизии (из них 24 тд и мд). В резерве округа на удалении 100-200 км от границы находились 18 дивизий. Войска округа прикрывали и поддерживали 4-я авиадивизия, полки которой располагались на аэродромах по-стоянной дислокации, довольно скученно и близ-ко от границы13.

Войска Киевского особого ВО силами 5, 6, 12 и 26-й армий прикрывали госграницу на фронте от северной границы Украины до Липкан на юге (об-щий фронт 820 км). Всего в составе округа находилось 58 дивизий (26 стрелковых, 16 танковых, 8 мо-торизованных, 6 горно-стрелковых и 2 кавдивизии). Округ поддерживало 4 авиадивизии. Это был самый мощный по боевому и численному составу военный округ на западной границе.

Здесь, как и в других округах, части и дивизии первого эшелона располагались в городках и лаге-рях постоянной дислокации на удалении 10-20 км от границы. А имевшиеся УРы не были полностью подготовлены к отражению врага, личный состав УРов находился вне дотов, и только дежурные рас-четы занимали огневые точки.

В резерве округа находилось 18 дивизий, кото-рые располагались на удалении 200 км от границы. Войска Одесского военного округа силами со-единений 9-й армии развертывались на рубеже Липканы до устья Дуная на Черном Море (фронт 450 км). Войска фронта противостояли немецко-румынским соединениям. К 21.6.1941 г. в район Флорешти на усиление округа прибыл 48 ск гене-рала Р.Я. Малиновского. Всего в округе было 31 дивизия (16 сд, 3 гсд, 3 мд и 3ка). В Крыму дисло-цировался 9 ск генерал-лейтенанта П.И. Батова, который совместно с ЧФ оборонял Крымский по-луостров и прибрежные воды Черного моря.

С 22.6.1941 г. Одесский военный округ был пе-реименован в Южный фронт, в командование ко-торым вступил генерал армии И.В.Тюленев.

Всего на западной границе в военных округах к 22.6.1941 г. насчитывалось 170 дивизий. Из них в первом эшелоне армий было 107 дивизий, а в пер-вом эшелоне корпусов у границы находилось 58 дивизий, которые располагались в городках посто-янной дислокации или в летних лагерях вблизи этих городков в 10-20 км от границы. Непосредст-венно у границы за линией погранзастав находи-лось по 1-2 батальона от полков дивизий первого эшелона, которые готовили оборонительные уча-стки для своих полков. Границу непосредственно охраняли заставы, отряды и комендатуры погран-войск КГБ (всего до 100 тыс. пограничников).

Дивизии второго эшелона корпусов располага-лись на удалении 30-40 км от границы также в го-родках постоянной дислокации или в палаточных лагерях, резервы армий и округов располагались на удалении от 100 до 400 км от границы. Однако следует отметить, что после информации нашей военной разведки о том, что немцы начнут войну 22 июня 1941 г. И.В.Сталин по докладу наркома обороны и начальника Генштаба разрешил начать выдвижение вторых эшелонов армий и корпусов ближе к границе14.

Следует отметить и еще одно очень важное ре-шение нашего Главного командования.

В мае была получена шифртелеграмма от на-шего резидента военной разведки в Токио Р.Зорге, который предупреждал, что из достоверных ис-точников 22.6.1941 г. немецкие дивизии начнут вторжение по всей границе на западе. Тогда И.В.Сталин дал разрешение на выдвижение из глубины страны стратегических резервов - второ-го стратегического эшелона, состоящего вначале из четырех, а затем еще из трех полевых армий. Их выдвижение началось еще 14 мая 1941 г., они должны были к концу июня - началу июля выйти на рубеж р. Северная Двина, Днепр18.

Что касается группировки ВВС западных окру-гов, то она была весьма неудачной, т.к. подавляю-щее большинство боевых самолетов находилось на аэродромах постоянной дислокации и располага-лось очень скученно и близко от границы. Немцы отлично разведали базирование наших ВВС на за-падной границе17.

Таким образом, вся группировка западных воен-ных округов была растянута равномерно по всей границе и находилась от нее на значительном рас-стоянии. Она была не только не наступательной, но и не могла быть эффективной для ведения обороны.

Общее соотношение сил и средств на западной границе к 22.6.1941 г. было следующим (таблица)15:

Таблица

НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945г г г УРОКИ И ВЫВОДЫ

Как следует из таблицы, немецко-фашистские войска превосходили в силах и средствах (кроме количества танков) на всем протяжении западной границы. Если учесть, что на направлении главных ударов групп армий противник сосредоточил зна-чительные силы и средства, то это превосходство было 3-5 кратным в пользу немцев.

Как уже отмечалось, важнейшим просчетом в создании нашей группировки войск явилось не-правильное определение нашим Главным коман-дованием и Генеральным штабом направления главного удара противника. Считаюсь, что немцы нанесут главный удар на юге, т.е. против Киевско-го особого военного округа, где наше командова-ние и сосредоточило большую часть сил, в том числе механизированных корпусов. А немцы на-несли главный удар в центре на Брестско-Минском направлении с выходом на Смоленск и Москву, где мы имели меньше сил и средств, а наша груп-пировка в Белоруссии не отвечала требованиям ве-дения эффективной обороны. К этому следует до-бавить, что весьма существенным недостатком бы-ла слабая организация системы управления в западных военных округах, особенно в ЗОВО. По-левые пункты управления войсками не были пол-ностью оборудованы средствами связи. Основным была проводная телефонно-телеграфная связь, ко-торая в ночь перед вторжением на 80-90% была вы-ведена противником из строя. Практически в пер-вые часы нападения управление частями и соеди-нениями первой линии в ряде случаев было дезорганизовано. Генеральный штаб не мог первые два дня получить достоверных данных о состоянии своих войск и действиях противника.

Накануне, вечером 21 июня 1941 г. в Генштаб поступили данные от разведки и пограничников о выходе немецко-фашистских войск, в том числе танков в исходные районы для наступления.

В это же время была получена информация из КОВО о немецком перебежчике, который показал, что в 4.00 22 июня 1941 г. немецко-фашистские вой-ска начнут наступление по всему фронту. Сразу же после этого нарком обороны и начальник Генераль-ного штаба выехали в Кремль для доклада И.В.Ста-лину, имея при себе подготовленную директиву о приведении войск пограничных округов в боевую готовность. Там уже находились члены Политбюро. И.В.Сталин, заслушав доклад и внеся некоторые поправки в директиву, одобрил ее. А поправки опять-таки были направлены на то, чтобы не спро-воцировать Германию к нападению. Чувствовалось, что И.В.Сталин хотел уладить дело миром и считал, что Гитлер не решится на большую войну. Но, тем не менее, директива № 1 о приведении войск в бое-вую готовность, на чем настаивал нарком обороны и начальник Генерального штаба, была подписана между 21-22 часами и только в 00.30 22.6.1941 г. от-правлена в округа шифртелеграммой.

Вторжение немецко-фашистских войск нача-лось в 3.30 22 июня 1941 г. ударами авиации и артил-лерии. Ударам подверглись погранзаставы, военные городки и лагеря расквартирования войск, ДОТы УРов и войска на марше, выдвигающиеся к грани-це, а также города и железнодорожные узлы в При-балтике, Белоруссии и Украине5,18. В 4.00 перешли в наступление дивизии сухопутных войск от Палан-ги до Липкан. Самой тяжелой утратой наших войск в первые часы нападения была потеря 1200 самоле-тов, причем 832 из них потерял ЗОВО. Противник в результате этого захватил господство в воздухе.

Против наших погранзастав и частей первого эшелона 58 дивизий, успевших с ходу вступить в бой, немцы бросили сразу же 118 дивизий и основ-ные силы танковых групп. По всему полуторатысячному фронту разгорелось ожесточенное сраже-ние. Фашистские генералы доносили в свой Генеральный штаб, что русские были захвачены врас-плох. Это случилось, прежде всего, из-за несвое-временного приведения войск в боевую готовность и, во-вторых, из-за того, что шифртелеграмма с директивой ГК, подписанная между 21-22.00 21 июня 1941 г., была отправлена из Генерального штаба в 00.30, а непосредственно до командиров частей дивизий первого эшелона доведена, в силу сложившихся обстоятельств, за 30-40 мин. до втор-жения немцев, а некоторые части вообще ее не по-лучили.

От 3.30 до 4.10 22 июня 1941 г. командующие трех подвергшихся нападению западных округов - Прибалтийского, Западного и Киевского доло-жили в Генштаб о нападении немецко-фашист-ских войск и нанесении бомбовых ударов по вой-скам, городам Прибалтики, Белоруссии, Украины и Севастополю. После сообщения Г.К.Жуковым об этом И.В.Сталину последний приказал ему и наркому прибыть в Кремль, куда уже были вызва-ны члены Политбюро.

В 4.30-5.00 в кабинете И.В.Сталина находились члены Политбюро, нарком обороны и начальник Генерального штаба. Вначале И.В.Сталин дал ука-зание В.М.Молотову срочно связаться с послом Германии. Вернувшийся В.М.Молотов доложил, что Германия объявила войну Советскому Союзу. Наступила пауза. И, как пишет Г.К.Жуков, он ри-скнул нарушить молчание и заявил: «Необходимо немедленно обрушиться всеми имеющимися в приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее про-движение». Тимошенко уточнил - не задержать, а уничтожить. Давайте директиву - сказал И.В.Ста-лин. В 7.15 директива № 2 ГК ВС была направлена в войска. Директива требовала: «Войскам всеми силами обрушиться на вражеские силы и уничто-жить их в районах, где они нарушили советскую границу». Далее следовала оговорка, предложен-ная И.В.Сталиным, «впредь до особого распоря-жения границу не переходить. Разбомбить Кенигс-берг и Мемель»20. Как видим, И.В.Сталин еще на-деялся уладить конфликт миром.

Но, как замечает впоследствии Г.К.Жуков, ди-ректива № 2 по соотношению сил и сложившейся обстановке оказалась явно не реальной. Но он ведь был одним из ее авторов.

На следующий день войны, 23.06.1941 г. в стра-не была объявлена мобилизация военнообязан-ных 1905-1918 годов рождения на территории 14 военных округов, за исключением Среднеазиат-ского, Забайкальского и Дальневосточного, оче-видно, оставленных на случай выступления Япо-нии. На всей европейской части страны вводилось военное положение, т.е. все функции органов го-сударственной власти в отношении обороны, без-опасности и обеспечения порядка переходили к командующим военными округами и Военным советам. В этот же день была создана Ставка Глав-ного Командования ВС во главе с наркомом обо-роны С.К.Тимошенко. В ставку ГК вошли: И.В.Сталин, Г.К.Жуков, В.М.Молотов, К.Е.Воро-шилов, С.М.Буденный, Н.Ф.Кузнецов.

Еще 22.06.1941 г. с 9.00 войска западных воен-ных округов были переименованы: Ленинградский ВО - в Северный Фронт, Прибалтийский ВО - в Северо-Западный фронт, Западный ВО - в Запад-ный фронт, Киевский ВО - в Юго-Западный фронт, Одесский ВО - в Южный фронт.

К полудню 22.06.1941 г. на фронтах сложилась весьма сложная обстановка, но Генштаб тогда не мог получать данных с фронтов об обстановке - где наши войска, где противник, какие потери, о состоянии авиации и резервов. В Ставке почувст-вовали определенную растерянность в управлении войсками, которое реально оказалось частично на-рушено. В этих условиях И.В.Сталин принимает решение направить во фронты опытных воена-чальников: на Западный фронт - Б.М.Шапошни-кова, на Юго-Западный фронт - Г.К.Жукова, на Северо-Западный фронт - К.Е.Ворошилова.

События в первый день войны развивались сле-дующим образом.

Вторжение немецко-фашистских сухопутных войск началось в 4.00 после ударов авиации и ар-тиллерии на фронте в 1500 км.

С первых же часов войны на всех участках фрон-та разгорелись ожесточенные бои. Первыми бой приняли погранзаставы, героически отражавшие натиск противника. Но силы были неравными, по-граничники имели в основном стрелковое оружие, а немцы сразу же ввели в бой танки, мотопехоту, поддерживаемые авиацией и огнем артиллерии.

Надо отдать должное командирам полков и ди-визий первого эшелона, которые уже через полча-са присоединились к пограничникам, введя в бой свои передовые батальоны и артиллерию.

Особый героизм проявили погранзаставы Бре-стского погранотряда, Рава-Русского, Владимир-Волынского погранотряда, Перемышлевского по-гранотряда и многие другие - пограничники все дрались до конца... Передовые подразделения час-тей дивизий армий прикрытия, поднятые по тре-воге, сразу же начали выдвигаться к границе, но уже под огнем артиллерии противника, с ходу при-соединялись к пограничникам и вступали в бой.

Так, на Северо-Западном фронте стойко держа-ли оборону бойцы 67 сд 8-й армии под командова-нием генерала Н.А.Дедаева и гарнизон военно-мор-ской базы Лиепая. Гарнизон вел бой в окружении, держался с 22 по 27 июня и до конца выполнил свой долг. На Западном фронте подвиг проявили защит-ники Брестской крепости, из 6 и 42 сд 4-й армии, которые дрались в полном окружении до 22 июля, и только когда погибли все защитники крепости, немцы смогли войти в ее развалины.

Отважно сражались бойцы Рава-Русского УРа на Юго-Западном фронте, где оборонялись бойцы 41 сд генерала Г.Н.Микушева, упорно и грамотно оборо-нялись бойцы и командиры 99 сд под командовани-ем полковника Н.И.Дементьева, которые вместе с пограничниками подполковника Я.И.Тарутина 23 июня контратаковали гитлеровцев, выбили их из Перемышля и удерживали город до 27 июня, и ото-шли только по приказу командования16.

Немецко-фашистские войска всюду встречали упорное сопротивление.

Однако силы были не равными, особенно на направлениях главных ударов немецко-фашистских войск, где у них было тройное, а то и четырех-кратное превосходство. Условия, в которых оказа-лась группировка наших войск, не способствовали эффективной обороне20. Действия наших войск усугублялись и дезорганизацией или перебоями в управлении войсками, в основном, из-за вывода линий и узлов связи диверсионными группами немцев в ночь перед вторжением.

Особенно тяжелое положение для наших войск создалось на каунасском направлении СЗФ и на стыке Северо-Западного и Западного фронтов, где наносили удар войска группы армий «Центр». На четыре наших дивизии, выдвигавшихся к границе, наступали три танковые, две моторизованные и десять пехотных немецких дивизий. Такие же ус-ловия сложились и на брестском направлении, где оборонялись соединения нашей 4-й армии ЗФ ге-нерала Коробкова. В результате боев к исходу 22.06.1941 г. противнику удалось передовыми тан-ковыми частями 2-й танковой группы Гудериана продвинуться на глубину 25-35 км, а местами и до 50 км. На ЮЗФ, где управление было более твер-дым и организованным (что отмечено и в дневни-ке Ф.Гальдера) немцам удалось продвинуться на глубину не более 10-20 км, а на некоторых участ-ках (Перемышельский УР) бои шли на границе до 27 июня, причем наши части контратаковали нем-цев и довольно успешно.

Несмотря на отсутствие точных данных, серь-езность создавшейся обстановки требовала при-нятия срочных мер со стороны ГК и командую-щих фронтами.

В 21.15 22 июня после доклада Тимошенко И.В.Сталину в войска была направлена директива № 3, которая требовала от командующих фронта-ми принять срочные меры по нанесению контр-ударов по прорвавшемуся противнику и его раз-грому к исходу 24.06.1941 г. Войскам Северного и Южного фронтов ставилась задача не допустить вторжения противника на территорию СССР (здесь немцы пока не наступали).

Как показал ход боевых действий, директива ГВС № 3 не отвечала сложившейся обстановке и не могла быть выполненной. Почти все войска, в том числе мехкорпуса армий прикрытия, в основном, были уже втянуты в оборонительные бои, и собрать их в единый кулак было весьма сомнитель-ной, если не выполнимой задачей. Обстановка на фронтах оказалась гораздо сложнее, чем это было известно в Генштабе. Однако командования фрон-тов пытались выполнить директиву ГВС по нанесе-нию контрударов. Готовились они наспех, в услови-ях господства в воздухе и наступательной инициа-тивы противника. В результате удары наносились разрозненно, т.к. не все соединения подошли к мо-менту перехода наших частей в наступление, и ожидаемого успеха не приносили. Вместе с тем противник понес потери и временно был задержан.

Войска 8 и 11-й армий СЗФ отходили на Кау-нас, Даугавпилс. В результате их неорганизован-ного отхода образовалась брешь, куда устремился моторизованный корпус Э.Манштейна. В этих ус-ловиях СГК отдала приказ войскам СЗФ отойти на рубеж Зап.Двины. 8-я армия отходила вдоль побережья к Риге. Слабая оборона на р.Зап.Двина позволила противнику к 30.06.1941 г. захватить плацдарм на ее правом берегу. Это был просчет, но не обошлось и без серьезных ошибок. Так, ко-мандование СЗФ неправильно истолковало дире-ктиву Ставки ГК об отходе к р. Великой и отдало приказ на отход, хотя Ставка требовала оборо-няться на р.Зап.Двина, одновременно занять оборону по р.Великая. В результате отхода наших войск противник быстро форсировал р.Зап.Двина и устремился в направлении Пскова и Острова. СВГК за этот просчет отстранила Ф. И.Кузнецова от командования фронтом, на его место был назначен командующий 8 А генерал П.П.Сабенников, кото-рый отменил ранее отданный приказ об отходе.

Еще хуже обстояло дело в первые дни вторжения на Западном фронте. Командование фронтом про-зевало глубокое вклинивание противника на флан-гах и не смогло предотвратить окружение войск 3, 10 и частично 13-й армий. В результате окружения на-ших войск западнее Минска в районе Налибокской пущи создалась огромная брешь в обороне фронта21.

Войска Юго-Западного фронта (генерал-пол-ковник Кирпонос) сражались более стойко и в при-граничных сражениях провели ряд контратак и контрударов. Особенно мощные контрудары на-несли механизированные корпуса из резерва армий и фронта (8, 9 и 15 мк). Так, в районе Луцк, Радехов, Ровно, Броды развернулось ожесточенное танковое сражение. Войска 5-й армии генерала М.И.Пота-пова и 6-й армии генерала И.М.Музыченко силами 9 мк генерала К.К.Рокоссовского и 19 мк наносили удар по соединениям 1-й танковой группы против-ника от Луцка на Дубно, а с юга из района Броды на Радехов наступали соединения 8 мк генерала Рябы-шева и 15 мк. Они нанесли значительный урон про-тивнику и задержали его наступление на целую не-делю. Но противник, подтянув резервы группы ар-мий, с 30.6.1941 г. возобновил наступление.

На Западном фронте противник рвался к Днеп-ру и Смоленску. Для ликвидации этой угрозы Ставка приняла решение на ускорение ввода в сра-жение войск второго стратегического эшелона, на-ходящихся еще в пути. До этого войскам всех трех западных фронтов было приказано не допустить захвата плацдармов по р. Зап.Двина и Днепр и их форсирование противником. По расчетам счита-лось, что стратегические резервы могут выйти на этот рубеж к 1-5 июля 1941 г., но большая их часть запаздывала из-за недостаточной пропускной спо-собности железных дорог и загруженности встреч-ными потоками с беженцами, ранеными и обору-дованием, отправляемыми в тыл страны.

В этих условиях Ставка разрешила отвести вой-ска ЮЗФ на линию УРов на старой границе и прочно прикрыть киевское направление. На за-падном направлении в первых числах июля и в по-следующие дни месяца завязались бои на подсту-пах к Днепру и Смоленску.

2 июля Ставка передала в состав ЗФ 19, 20, 21 и 22-и армии, соединения которых подходили к фронту, однако в указанные районы сосредоточе-ния они еще не прибыли. Войска ЗФ упорно обо-ронялись, но остановить прорыва не смогли, т.к. понесли значительные потери за первые две-три недели боев. Передовые части противника к 9-10 июля 1941 г. вышли к Днепру и захватили плацдарм на его правом берегу, но были остановлены свежи-ми, подходящими из глубины резервами. Однако остановить части противника надолго не удалось. К 10 июля соединения 2 и 3-й танковых групп про-тивника прорвались в Полоцку, Витебску, Орше, Могилеву и к Днепру в районе Жлобина и Рогачева и продвигались к Смоленску.

С 29 июня перешли в наступление немецко-финские войска против войск Северного фрон-та. Там наступала немецкая армия «Норвегия» и финские формирования. Однако успеха они не добились.

2 июля развернулось наступление румынских и немецких войск против войск Южного фронта. Общий фронт сторон увеличился с 2 до 4 тыс.км. На Южном фронте наши войска успешно отбива-ли наступление румын, пытавшихся форсировать р. Прут. Однако с отводом войск соседнего ЮЗФ на рубеж старой границы вынуждены были отойти и войска ЮФ с тем, чтобы не попасть в окружение.

В результате боевых действий в течение первых двух недель войска Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов вынуждены были отойти на 300-350 км, потеряв часть Прибалтики, Бело-руссии и ряд западных областей Украины.

Войска немецкой группы «Север» развивали наступление в направлении Пскова и Острова на Тарту и Нарву.

Ставка ГК срочно потребовала от командую-щих СЗ и Ленинградского фронтов организовать оборону на рубеже Пярну, Тарту, Псков, Ос-тров, Холм, а также оборудовать Лужский УР.

На западном направлении войска 3, 10 и 13 А ЗФ с 28.06.1941 г. вели бои в окружении западнее Минска, отвлекая на себя 25 вражеских дивизий, что затормозило продвижение группы армий «Центр» и вызвало недовольство Гитлера. Надо от-метить, что окруженные войска успешно отражали попытки противника рассечь и уничтожить войска указанных армий. Многие части и отдельные под-разделения вышли из окружения и соединились с нашими войсками фронта или влились в партизан-ские отряды Белоруссии. И все же значительная часть попала в плен. Бои в этом районе завершились только к 8 июля.

На Юго-Западном направлении войска группы армий «Юг», 1-я танковая группа и 6-я армия противника наступали на Житомир, Киев, а 17-я армия на Львов.

К этому времени, в начале июля начали подходить к фронту соединения 16, 19, 20, 21 и 22-я армий вто-рого стратегического эшелона.

Однако немецко-фашистские войска продолжали наступление по всему фронту, хотя и встречали ожесточенное сопротивление советских войск.

Войска СЗФ отходили: 3-я армия на Таллин, Нарву, 27-я армия к р. Великая и 11 -я армия в район Неве-ля, ведя маневренные оборонительные бои. Но подвижные соединения 4-й танковой группы противни-ка прорвались к Порхову, используя образовавшуюся брешь между войсками 27 и 11-й армий. Противник иступил в пределы Ленинградской области, создалась угроза городу. На лужский рубеж, чтобы остановить противника, командующий ЛФ генерал М.М.Попов просил все возможные силы, в том числе соединения Ленинградского ополчения и подходившие из глуби-ны страны резервы. 11-й армия СЗФ провела контр-удар в районе Сольцы и нанесла здесь противнику серьезное поражение, задержав его продвижение.

На Юго-Западном направлении противник стре-мился овладеть столицей Украины Киевом, но был остановлен войсками 5, 6 и 26-й армий.

В полосе Южного фронта войска 9-й армии и Ду-найской флотилии удерживали рубеж на левом бере-гу Прута до второй половины июля.

На Северном фронте, где наступали немецко-финские войска, на мурманском, Кандалакшском, ухтинском направлениях и на Карельском пере-шейке войска 7 и 23-й армий оказывали ожесто-ченное сопротивление. В результате этого против-ник к середине июня продвинулся лишь на 15-20 км, а кое-где не смог перейти нашу границу.

На этих рубежах сражений наших войск с не-мецко-фашистскими захватчиками к 10-15 июля завершился начальный период войны. В сражение вступали войска второго стратегического эшелона.

К концу третьей недели военных действий вой-ска приграничных фронтов совместно с подходящими стратегическими резервами смогли времен-но стабилизировать фронт на рубеже р. Луга, оз. Ильмень, Опочка, р.Зап.Двина и Днепр, далее по р. Буг до Кишинева.

В сражениях начального периода войны, не-смотря на героическое сопротивление, войска за-падных фронтов потерпели поражение и не смогли выполнить поставленную перед ними задачу по от-ражению агрессии. Враг захватил Прибалтику, вторгся в пределы Ленинградской области, захва-тил Белоруссию, правобережную часть Украины и Молдавию. Но на этом наступление немецко-фа-шистских войск захлебнулось, они не достигли своей главной стратегической цели - разгрома ос-новных сил Красной Армии, захвата Ленинграда, Киева и выхода к Москве.

При этом немецко-фашистские войска понес-ли значительные потери, количество только уби-тых и пропавших без вести составило 200 тысяч че-ловек, было уничтожено более 2000 танков и штурморудий, 3000 самолетов. Назревал кризис провала «молниеносной войны».

Но и наши войска понесли значительные поте-ри. Из 170 дивизий всей группировки на западной границе 28 дивизий были разгромлены, 70 дивизий имели потери в людях и вооружении до 50%. Нем-цы захватили около 200 складов с боеприпасами, горючим и вооружением. Погибло и пропало без вести 350 тыс. человек и 360 тысяч попало в плен17.

Какие же уроки следует уяснить из неблагопри-ятного исхода начального периода войны и какие выводы необходимо сделать?

Первый и главный урок состоит в том, что стра-на и ее вооруженные силы оказались к лету 1941 г. не готовыми к отпору врагу. При этом следует рас-сматривать две причины: одна - объективная, дру-гая - субъективная. Первая причина неготовности вытекает из исторически сложившихся условий. Советскому Союзу досталась от царской России после Первой мировой и Гражданской войн аграр-ная, разрушенная войнами страна, где не было ни тяжелой, ни средней промышленности, в том чис-ле военных отраслей промышленности, кроме боеприпасной и стрелковой. И за тот период, который отпустила стране история, она просто не смогла подготовиться к войне с Германией, несмотря на то, что была осуществлена индустриализация, соз-даны все военные отрасли промышленности. Дела-лось все возможное, но мы не успели к лету 1941 г.

Вторая причина кроется в недооценках полити-ческим и военным руководством страны реальной угрозы агрессии со стороны фашистской Герма-нии. И.В.Сталин считал, что Германия не нападет на СССР до разгрома ею Англии, как докладыва-ла политическая и военная разведка. Все это при-вело к ошибочному определению срока нападения и недооценке его угрозы и, как результат неготов-ности Вооруженных Сил.

В этой связи вывод может быть только один - к войне надо быть готовым постоянно: сегодня и да-же вчера, и иметь вооруженные силы, способные эффективно противостоять агрессору. Это надо иметь в виду политическому и военному руковод-ству Российской Федерации - слишком горький опыт войны 1941-1945 гг.

Вторым главным уроком из неудач начального периода войны следует считать несвоевременное приведение в полную готовность войск (сил) при-граничных военных округов. Причины этого кро-ются в зацентрализованности принятия решений на приведение войск (сил) в повышенные боевые готовности. Генеральный штаб и командующие округами (силами) сами должны определять, ис-ходя из данных разведки и действий вероятного противника, в какой готовности должны нахо-диться войска (силы) на границе, чтобы органи-зованно встретить нападение врага, а не выдви-гаться за 10-20 км под огнем артиллерии и удара-ми авиации. И не надо все переваливать на И.В.Сталина, нарком обороны маршал С.К.Ти-мошенко и начальник Генерального штаба Г.К.Жуков были достаточно авторитетными фигу-рами и могли, как отмечает Ф. Чуев после бесед с В. М. Молотовым, отдать соответствующие указа-ния командующим войсками приграничных ок-ругов о повышении боевой готовности18.

Другим важным уроком, который следует учи-тывать, - умение грамотного, отвечающего об-становке создания группировки войск в пригра-ничных зонах. В 1941 г. группировка войск запад-ных ВО не отвечала обстановке, складывающейся на нашей западной границе. Она не была ни обо-ронительной, ни наступательной. Граница при-крывалась только пограничниками, а войска бы-ли расквартированы по режиму мирного времени в городках и лагерях. И то, что пишет дилетант Резун о нанесении превентивного удара, - это просто абсурд, который очень аргументированно был опровергнут президентом Академии военных наук М.А.Гареевым. А группировка наших войск тогда, в июне 1941 г., у нас была ни наступатель-ной, ни оборонительной, поэтому и не смогла Красная Армия организованно встретить врага. И не надо сваливать на И.В.Сталина отсутствие группировки, отвечающей обстановке на грани-це. Это, кстати, надо иметь ввиду и нынешнему Генеральному штабу, который определяет опера-тивное развертывание войск.

Важный урок, который необходимо извлечь из неудач 1941 г., - это весьма слабая организация управления войсками во всех звеньях, отсутствие налаженной устойчивой системы управления вой-сками. Только этим можно объяснить отсутствие информации о действиях ведущих бой на границе частей и соединений армий прикрытия на всех уровнях вплоть до Генерального штаба, который более суток не имел данных об обстановке. Или как можно объяснить создание ситуации в управ-лении, когда важная директива № 1 ГК, подписан-ная в 21 -22.00 21.6 1941 г., в части первого эшелона поступила только между 2.30-3.30 22.06.1941 г., а в некоторых случаях уже в ходе нанесения против-ником ударов артиллерии и авиации. Или, скажем, почему противник смог на 80- 90 % вывести из строя нашу проводную связь? А где же наша радио-связь? Она тоже оказалась слабым звеном в систе-ме управления. И пункты управления оказались недооборудоваными, а в ряде случаев к 22.6.1941 г. не занятыми командованием.

Из этого прискорбного урока можно сделать только один вывод, который актуален и в наше время, - это заблаговременное создание эффек-тивной, устойчивой системы управления войска-ми, особенно стратегическими силами и войсками приграничных округов, и этим должны заниматься командиры и штабы всех звеньев управления вплоть до Генерального штаба, который должен быть основным и ведущим органом в создании си-стемы управления.

Одной из важных причин поражения наших войск было то, что принимались не отвечающие обстановке решения вплоть до уровня Генерально-го штаба и Ставки ВК (директива № 2 и № 3). Урок, который должен быть извлечен из неудач 1941 г., это необходимость заблаговременной раз-работки и введения планов мобилизационной го-товности и прикрытия госграницы.

Организованно мобилизация была проведена только в Ленинградском военном округе, в других округах она проводилась в ходе ведения военных действий и, естественно, не могла быть выполнена в полном объеме, но тем не менее она сыграла важ-ную роль в сопротивлении наших войск.

Печальным уроком явилось состояние подго-товки и базирования нашей авиации накануне вторжения. Базирование авиации в округах было скученным, на одном аэродроме базировалось по два-три полка, причем эти аэродромы были хоро-шо известны противнику и сразу же подверглись ударам вражеской авиации. Авиация округов в большей части не была переведена на полевые аэ-родромы, в результате в первую же ночь на 22.6.1941 г. было уничтожено 1200 боевых самоле-тов, причем в БОВО - 732, что обеспечило фаши-стам господство в воздухе.

Вывод по этой ситуации может быть полезен для любого времени - авиацию и, прежде всего, фронтовую необходимо заблаговременно рассре-доточивать по полевым аэродромам, которые не-обходимо готовить заблаговременно, что не было сделано в 1941 г.

Важным недостатком, сыгравшим негатив-ную роль для пограничного сражения, явилась ошибка Главного командования в определении времени вторжения гитлеровцев и места напра-вления главного удара противника. Причины этого и в данных разведки, и в недооценке ее данных. Докладывалось одно, а выводы дела-лись неверные. Генштаб не проявил настойчи-вости в оценке данных разведки и отстаивании своего мнения о готовности немцев 22.06.1941 г. начать вторжение, в ошибочности определения направления главного удара. Хотя, как правиль-но пишет генерал армии М.А.Гареев, определе-ние направления главного удара ключевого зна-чения не имело.

Вывод здесь должен быть один - усиление всех видов разведки в угрожаемый период, объективная оценка ее данных, своевременное информирова-ние руководства страны и ВС и принятие решения на своевременное развертывание и приведение ВС в боевую готовность, создание группировки войск, отвечающей создавшейся обстановке.

Политической ошибкой в самый канун вой-ны было заявление ТАСС от 14.06.1941 г. Оно от-рицательно повлияло на готовность войск, ко-мандного состава армий прикрытия, притупило их бдительность.

Ошибка Генерального штаба ВС состояла так-же и в том, что при выдвижении стратегических резервов техника и люди были отправлены эше-лонами, а тыловые учреждения, запасы всех ви-дов направлялись отдельно от своих частей и подразделений по грунтовым дорогам. Прибыв-шие части оказывались без тылов и всех видов обеспечения и были небоеготовы. Отсюда дол-жен быть вывод - выдвигающиеся в район бое-вых действий части и соединения должны следо-вать со своими тылами и запасом.

Надо отметить, что и склады горючего, боепри-пасов, продовольствия армий и округов, а также центрального подчинения были расположены до-вольно близко к границе. Поэтому очень быстро 200 складов были захвачены противником, а наши части, ведущие боевые действия, оказались без го-рючего и боеприпасов. Это тоже было ошибкой Ге-нерального штаба.

Серьезным просчетом Главного командова-ния было неверное определение сценария дей-ствий противника при вторжении. Считалось, что вторжение начнется не главными силами, а передовыми частями и лишь позже, через не-делю-две, могут развернуться главные силы. Исходя из этого, считалось, что пограничники и передовые части Красной Армии смогут удержать противника у границы до подхода на-ших главных сил и резервов. Это взгляд исхо-дил из опыта войн XIX и начала XX столетия. Не был учтен опыт действий немецко-фашист-ских войск в Европе в 1940 г., когда в сражение вводились сразу главные силы (Польша, Бель-гия, Франция). Отсюда вывод - необходимо учитывать стратегию, оперативное искусство и тактику действий противника в последних войнах и военных конфликтах. Военно-науч-ная мысль должна изучать военное искусство потенциального противника и давать рекомен-дации командованию.

Что касается просчетов и ошибок действий войск западных фронтов в начальный период вой-ны, то они, прежде всего, вытекали из ранее ука-занных ошибок и просчетов в угрожаемый период, которые напрямую отразились на ходе и результа-тах сражений первых дней войны.

Неудачные действия наших западных фрон-тов в пограничном сражении исходили из пло-хо организованного управления и взаимодейст-вия в частях, соединениях и объединениях. Главные неудачи были от того, что немцы уме-ло создавали подавляющее превосходство в си-лах и средствах на направлениях ударов. Следу-ет учесть и то, что немцы имели двухлетний опыт войны в Европе. Наш же командный со-став, особенно в звене рота-батальон-полк, в большей части не имел опыта командования, а личный состав наполовину был представлен новобранцами, пришедшими в мае 1941 г. на пополнение округов (400 тыс.чел.). Они герои-чески сражались и стояли насмерть, но одного героизма оказалось недостаточно.

Безусловно, были и опытные бойцы и коман-диры, прошедшие Хасан, Халхин-гол, Финскую кампанию, они дрались более грамотно и уверен-но. Вспомним Брестскую крепость, Перемышль, Лиепаю, Рава-Русский УР и другие гарнизоны, где даже немецкое командование восхищалось стойкостью наших частей, командиров и рядо-вых, но в целом, надо признать, в начальных сра-жениях немцы превосходили нас в тактике и опе-ративном искусстве и, самое главное, в организа-ции и обеспечении боя. Все эти вопросы должны постоянно находиться в поле зрения нашего ко-мандования, т.к. многие вопросы актуальны и сейчас. Поэтому необходимо следить за тактикой и действиями армий потенциальных противни-ков - как они готовят военные операции, как со-средотачивают силы, какую тактику применяют в тех или иных боевых действиях.

Просчеты на применение Вооруженных Сил были допущены и Ставкой ГК. Так, директивы № 1 и № 2 Ставки не соответствовали реально сложившейся обстановке. Решение на проведение контрударов силами мехкорпусов первого эшелона и резервов армий не могло быть осуществлено, т.к. все эти силы были или уже связаны боями, или на-ходились весьма далеко от указанного рубежа на-несения контрудара20. Видимо, целесообразно бы-ло принять решение на переход к стратегической обороне на рубеже старой госграницы, куда смогли бы выйти резервы фронтов.

Допускались серьезные просчеты и со стороны командующих фронтами и армий, в основном из-за плохой организации управления войсками и не-знания обстановки, действий противника, недос-таточного опыта командования.

Опытные командные кадры к началу войны значительно поредели из-за известных необос-нованных репрессий. На смену им пришли мо-лодые командиры, но они не имели достаточно-го опыта. И это сыграло негативную роль в на-чальный период войны.

Однако нельзя согласиться с теми, кто это вы-дает за основную причину поражения советских войск в этот период. Молодые командиры и ко-мандующие быстро осваивали искусство войны и набирали опыт. Уже к концу июля многие коман-диры и бойцы научились бить фашистов, тому пример Ельнинская, Тихвинская и Московская наступательные операции, успешно проведенные войсками Ленинградского, Западного и Юго-За-падного фронтов.

Перечисленные основные просчеты и недос-татки в подготовке к отпору агрессору и в ходе ве-дения военных действий в начальный период Ве-ликой Отечественной войны 1941-1945 гг. не долж-ны быть забыты, а из уроков, которые стоили большой крови и потерь, должны быть сделаны со-ответствующие современному состоянию армии и флота выводы. Надо всегда быть готовыми к на-дежному отпору агрессору, крепить и совершенст-вовать свои вооруженные силы, чтобы не оказать-ся в положении 1941 г., вести непрерывную развед-ку потенциального противника.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 М.А.Гареев. Неоднозначные страницы войны. Москва, 1995 г.

2 Ю.Г.Горьков. Кремль, Ставка, Генштаб. Тверь, 1995 г.

3 А.Г.Хорьков. 1941. Грозовой июнь. Москва, 1991 г.

4 В.А.Алферова. Начало Великой Отечественной войны. Москва. ВИ, 1962 г.

5 Начальный период войны. ВНТ ВАГШ, 1974 г.

6 Ф.Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. Москва, 1991 г.

7 Ф.Сергеев. Тайные операции нацистской разведки. Мо-сква, 1991 г. С. 262-280.

8 Ф.Гальдер. Военный дневник. Т.2, перевод. Москва, 1968 г. С.27,77.

9 Г.Гудериан. Воспоминания солдата, перевод. Москва, 1954 г.

10 Ю.Горьков. Кремль, Ставка, Генштаб. Тверь, 1995., С.40-44.

11 Ю.П.Костенко. Воспоминания и размышления. Москва, 1999 г.

12 И.В.Сталин. О Великой Отечественной войне. М., 1946 г.

13 Ветераны войны вспоминают. Выпуск ВА РВСН. Моск-ва, 2001 г.

14 Военно-научный труд - Начальный период войны. ВИ, 1974 г.

15 Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. Москва. АПН, 1981 г.

16 В.А.Алферов. Там же.

17 А.А.Шабаев, С.Н.Михалев. Трагедия противостояния. Москва, 2002 г.

18 М.А.Гареев. Там же.

19 М.А.Гареев. Там же.

В работе также использованы мемуары А.М.Василев-ского, К.К.Рокосовского, И.Х.Баграмяна, К.А.Мерецкова, Л.М. Сандалова и архивные документы МО.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации