ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ВОИНСКОГО ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРОВ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 4(05)/200

ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

Генерал армии М.А. ГАРЕЕВ,

доктор военных наук, доктор исторических наук,

профессор, президент Академии военных наук

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ВОИНСКОГО ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРОВ

В комплексе мер по реформированию Вооруженных Сил особое место занимает проблема подготовки офицерского состава. Офицеры являются костяком армии и флота, основными носителями воинских традиций. Они управляют войсками в боевой обстановке, организуют военную службу, обучают и воспитывают подчиненных в мирное время. От офицеров, их преданности своему Отечеству, морально-боевых качеств, военно-профессиональной подготовки, опыта, организаторских способностей во многом зависит боевая мощь Вооруженных Сил.

В любой отрасли деятельности недостаточная подготовка руководителя вредит делу, а для офицера слабая профессиональная подготовка, некомпетентность совершенно недопустимы, ибо его деятельность, особенно в боевой обстановке, связана с жизнями других людей, судьбами которых надо разумно распорядиться и вместе с тем при любых обстоятельствах выполнить поставленные задачи.

Вот почему ни в одной сфере деятельности не требуется такая высокая степень требовательности и ответственности, как в деле подготовки офицерского состава.

Если рассматривать укрупненно, то на протяжении всей истории развитие и совершенствование боевой подготовки войск, сил флотов и учебного процесса в военно-учебных заведениях шло по двум направлениям.

Во-первых, всегда требовалось и требуется в настоящее время с учетом достижений научно-технического процесса предвидение перспектив развития характера вооруженной борьбы, оружия и техники, умение определить оптимальное содержание воинского обучения и воспитания, т.е. чему учить войска и в первую очередь офицеров.

Во-вторых, исходя из содержания обучения, определить, как надо учить, изыскать наиболее эффективные формы и методы обучения и воспитания, которые обеспечивали бы освоение и проведение в жизнь выработанных взглядов на характер вооруженной борьбы и оборонных задач, которые предстоит решать Вооруженным Силам.

Основные направления совершенствования содержания учебного процесса с учетом перспектив развития военного дела

Итак, первый вопрос любого образования - это чему надо учить, а для людей военных это прежде всего означает, к какой войне, к выполнению каких боевых задач надо готовить офицеров и Вооруженные Силы в целом.

Безусловно, в современной военно-политической обстановке первоочередной задачей Вооруженных Сил является подготовка к ведению боевых действий в локальных войнах и конфликтах. Одновременно требуется потенциальная, мобилизационная готовность к крупномасштабной региональной войне.

Изменяется соотношение так называемых «прямых» и «не прямых» действий. «Не прямые» действия, связанные с политическим, экономическим и морально-психологическим воздействием на противника, способами его дезинформации и подрыва изнутри, всегда играли большую роль. Ко в условиях господства идей тотальной войны прямые, лобовые и кровопролитные сражения нередко превращались в самоцель, отодвигая на второй план все другие способы действий. В современных же условиях со свертыванием глобальной конфронтации роль упомянутых выше «не прямых» действий значительно возрастает.

Вообще речь идет о большей гибкости военного искусства, более полном использовании всего разнообразия средств и способов давления на противника, сочетании наступательных, оборонительных и других действий, умении проявлять хитрость, применять неожиданный маневр войсками, обход наиболее сильных узлов сопротивления, проводить фронтальные атаки (когда они неизбежны) после надежного огневого подавления противостоящей стороны. Характерно, что теперь сами участники боевых действий в Чечне говорят о том, что в ряде случаев им недоставало именно таких гибких способов действий.

Из трех важнейших элементов боя - огонь, удар и маневр - резко повышается значение огневого поражения, которое должно надежно подготавливать удар, не вынуждая войска, как в прошлом, ценой больших потерь одолевать противника. Основные задачи по разгрому противника будут решаться не в ходе столкновения передовых частей, а путем огневого поражения издалека. В результате все бои и сражения приобретут рассредоточенный характер, охватывая все сферы военных действий по фронту, глубине и высоте. Важнейшим элементом всех видов боевых действий является радиоэлектронная борьба, и применение всех видов оружия будет осуществляться при сильном радиоэлектронном воздействии противника. Все это усложняет деятельность командования и штабов по управлению войскам и силами флота.

Большие изменения будут происходить в способах подготовки и ведения наступательных и оборонительных операций, в ведении встречных сражений, в способах осуществления огневого поражения, совершенствования маневра и в новом подходе к созданию необходимых плотностей сил и средств, сосредоточению основных усилий на решающих направлениях и по ряду других вопросов.

В любой войне от офицеров требуется мастерское владение оружием и военной техникой, умение их эксплуатировать и ремонтировать. Наша армия практически никогда не уступала противнику в качестве оружия. В Великую Отечественную войну по основным видам оружия, особенно в танках, артиллерии, мы превосходили противника. Поддерживали военно-технический паритет и в послевоенные годы. По привычке мы еще и сегодня с большой легкостью говорим, что в современных условиях главным образом будет применяться высокоточное и информационное оружие, что каждый солдат будет получать данные обстановки через космические средства, авиация будет главным образом беспилотной и на поле боя вместо солдат будут действовать роботы. В целом направленность военно-технического прогресса очевидна. Поэтому важно в первую очередь оснащать вузы новейшими вооружением, техникой и изучать перспективное оружие противника, отрабатывать способы борьбы с ним. Вместе с тем надо реально оценивать складывающуюся ситуацию и учитывать образовавшийся разрыв и наше отставание в уровне развития и оснащения новым оружием от США и других ведущих стран НАТО. Необходимо изыскивать и осваивать способы нейтрализации военно-технического превосходства вероятных противников. Надо иметь в виду, что управляемое и высокоточное оружие имеет не только сильные, но и слабые стороны.

Кроме изложенного, совершенствование военного образования целесообразно рассматривать в общем контексте военного строительства. В этих целях программа военной реформы должна предусмотреть меры по совершенствованию всей системы руководства Вооруженными Силами, прохождения военной службы военными кадрами, внутреннего уклада воинской жизни, демократизации взаимоотношений между военнослужащими с одновременным укреплением единоначалия, изменению социально-бытовых условий военнослужащих. Особое внимание желательно уделить улучшению стиля и методов работы руководящих кадров во всех звеньях, основанных на доверии и уважении друг к другу. Все эти новые аспекты строительства и подготовки Вооруженных Сил нужно прививать офицерскому составу.

Из всего этого объективно вытекают и требования к профессиональной подготовке офицеров. Как известно, профессиональная подготовка офицеров включает в себя определенную мировоззренческую ориентированность, оптимальный уровень теоретических знаний (общественно-политических, общеобразовательных, военных, специальных, технических), практических навыков, а также интеллектуальных, организаторских, волевых и других качеств, необходимых для успешного выполнения своих функциональных обязанностей каждым офицером. Эти знания и навыки должны расти соразмерно развитию военного дела и постоянно совершенствоваться в процессе прохождения офицерами военной службы. Поэтому учебные программы вузов, курсов переподготовки и командирской подготовки в войсках желательно взаимно увязать между собой с тем, чтобы не допускать неоправданного дублирования и добиваться непрерывного наращивания уровня профессиональной подготовки, постоянного обновления профессионального багажа.

Если учесть, что объем накопленных человечеством знаний каждые 8-10 лет удваивается, военное дело все больше усложняется, а сроки обучения уже увеличивать невозможно, то понятно с какими трудностями приходится сталкиваться при составлении учебных программ и определении оптимального уровня знаний и навыков для вузов и для различных категорий офицерского состава.

Как же обычно выходят из положения? А просто не обращают внимания на то, что меняется, и продолжают изучать то, что уже когда-то заведено. Где же выход, как наиболее правильно подойти к определению содержания оперативной, боевой подготовки и учебных программ в вузах? В соответствии с принципами системного подхода необходимо прежде всего выявить и наиболее полно представить себе всю сумму современных научных знаний, связанных с обеспечением обороны страны, а для вузов - и определенный круг общеобразовательных дисциплин.

Система знаний о войне и армии включает в себя:

1. Общие учения о войне и армии, связанные с познанием философских, социально-политических и экономических основ военной мощи.

2. Военную науку, изучающую различные формы вооруженной борьбы.

3. Военную проблематику общественных, естественных и технических наук, таких, как военная география, военная электроника, военная экономика, военная педагогика, военная психология и многие другие. Все это вместе взятое принято называть «военные науки».

Если взять военную науку, то она в свою очередь включает в себя теорию военного искусства (стратегию, оперативное искусство, тактику), теории строительства вооруженных сил, воинского обучения и воспитания и др. В каждой отрасли военной науки большое количество своих разделов и специальных знаний.

Например, теорию строительства ВС в учебных программах иногда сводят лишь к организационной структуре войск. А она включает в себя такие разделы, как основы поддержания боевой и мобилизационной готовности войск (сил), организационная структура, система технического оснащения и комплектования войск, организация и прохождение военной службы, организация службы войск, поддержание воинской дисциплины и некоторые другие.

Всем понятно, что всю эту систему знаний ни в одном из вузов невозможно изучить сразу. Но в самом начале учебы офицеров нужно в общем виде ознакомить со всей этой системой знаний, чтобы они видели, к чему должны стремиться. До войны 1941 г., когда мы пришли в военное училище, начальник училища И.Е. Петров начал наше обучение не с одиночной строевой подготовки, а показал нам действия батальона в наступательном бою на курсантах старших курсов (могут быть и учебные фильмы). А потом уже мы приступили к азам. Но мы с самого начала стали более осознанно воспринимать одиночное обучение, ясно видя, для чего все это нужно и какое место занимает каждый тактический элемент в боевой обстановке. Надо, чтобы офицер по мере своего служебного роста постепенно овладевал всем комплексом военных знаний и практических навыков, необходимых как для управления войсками в боевой обстановке, так и для руководства ими в мирное время. При составлении программ надо принять решение, какие вопросы (скажем, тактику, основы воинского обучения и воспитания) каждый офицер должен изучить досконально, а с какими (стратегия или военная экономика) до определенного времени он может лишь ознакомиться в ходе плановых занятий и самостоятельной работы. Есть тактические и тактико-специальные вопросы, требующие неоднократной отработки. Исходя из этого определяется необходимое количество учений, военных игр, тактических задач, тренировок и других занятий. Но нельзя признать нормальным, когда отдельные отрасли военных знаний, например, изучение основ науки управления, некоторые вопросы строительства Вооруженных Сил, методики воинского воспитания и другие порой недостаточно изучаются как в вузах, так и в системе командирской подготовки в войсках и на флотах. Это не только сдерживает дальнейший рост профессионального мастерства офицеров, но и затрудняет осуществление подлинно системного подхода к решению важнейших задач боевой готовности и обучения офицеров.

Каким бы огромным не был объем необходимых профессиональных знаний, есть такие главные вопросы, которые офицеры должны знать в совершенстве и которым необходимо уделять главное внимание при любых обстоятельствах, не распыляя учебное время на множество второстепенных задач.

Выпускники наших вузов по тактической подготовке, владению оружием стоят значительно выше, чем воспитанники Вест-Пойнта. Последние после окончания училища оказываются вообще не подготовленными по специальности. Но они превосходят наших офицеров в общей образованности и культуре, знанию логики, науки управления, правовых и некоторых других вопросов. Нам надо не копировать, но найти разумное сочетание нашего и зарубежного опыта.

Весьма важен вопрос о соотношении теоретических знаний и практических навыков. Недооценка и той, и другой сторон опасна. Вместе с тем надо понять, что военное дело - сугубо практическое дело. К концу Великой Отечественной войны военное искусство наших полководцев и большинства офицеров стояло на высочайшем уровне. Но многим офицерам, вышедшим из войны, недоставало систематизированных теоретических знаний. Поэтому после войны стали уделять внимание этой стороне дела. Потом пошли учиться в вузы совсем другие офицеры, не имеющие боевого опыта. Но система обучения осталась прежней, а в последние годы практическая сторона вообще деградирует, офицеры ни в вузах, ни в войсках не совершенствуют навыки по управлению войсками. Это совершенно ненормально.

В деле дальнейшего совершенствования профессионального мастерства офицерского состава особое значение имеют оперативно-тактическая, тактико-специальная, военно-техническая подготовка.

В инженерно-технических вузах все большее значение приобретает более широкое фундаментальное техническое образование, чтобы офицеры могли знать не только имеющееся оружие и военную технику, но и в короткие сроки овладевать новыми поколениями вооружений.

В условиях, когда во всех сферах управления решающее значение приобретают информационные процессы, офицеры всех специальностей должны обладать основательной компьютерной грамотностью. Без этого в наше время диплом о высшем образовании вообще не должен выдаваться.

В процессе оперативно-тактической и тактико-специальной подготовки особенно важно формирование у офицеров качеств, необходимых для проявления высокого уровня военного искусства. И это не только для командных должностей. У офицеров всех специальностей желательно вырабатывать элементарную сообразительность для творческих действий с учетом конкретных условий обстановки.

Для проявления подлинного военного искусства командирам всех степеней, кроме глубоких военных знаний, необходимы развитое мышление, творческий подход к делу, умение быстро оценивать обстановку и глубоко ее анализировать, а также такие волевые и организаторские качества, как мужество, смелость, решительность, инициативность и самостоятельность, твердость и настойчивость в достижении цели.

Кроме этого требуются высокие морально-боевые качества и воинское мастерство, огромная физическая и психологическая выносливость. По мере развития военного дела потребность в этих качествах неуклонно возрастает, а условия для их проявления все больше усложняются. Даже для сохранения обычного самообладания на поле боя требуется совершенно иной уровень напряжения духовных и физических сил, чем это было в прошлых войнах.

Поэтому по всей системе подготовки офицерских кадров наряду с глубокими теоретическими знаниями решающее значение приобретает совершенствование навыков по организации боя и управлению войсками (силами) в ходе боевых действий. И на любой должности, в любой специальности нужны навыки по руководству воинскими коллективами, обучению и воспитанию подчиненных. В бою или при выполнении практической задачи в мирное время некому и незачем рассказывать о своих знаниях. Их нужно умело применять на практике, в ходе решения боевых задач. Следует учитывать и то обстоятельство, что самые хорошие теоретические положения становятся материальной силой и составной частью военного искусства, когда ими практически овладевают не только отдельные военачальники и командиры, но и основная масса офицерского состава. Ведь и в начале Великой Отечественной войны не было такого командующего или командира, который не понимал бы теоретически необходимость сосредоточения основных усилий на решающих направлениях, создания ударных группировок или надежного огневого поражения противника, и все же прошло значительное время, пока они научились искусству осуществления этих, казалось бы, всем известных положений военной теории на практике.

Интересы профессиональной подготовки офицеров настоятельно требуют также углубленного изучения конкретного боевого опыта. По этому вопросу в последнее время много неправильных толкований. Начинают говорить: опыт такой-то войны надо изучать, другой - не надо изучать. Но опыт ни одной войны исключать нельзя - ни Чеченской, ни Афганской, ни «Бури в пустыне», ни иракской, ни тем более опыт Великой Отечественной войны, наиболее крупной и поучительной войны во всей военной истории.

Подводит военных специалистов не сам по себе опыт той или иной войны, а те неправильные выводы, которые из него делаются. Боевой опыт может быть ценным, если он берется во всей совокупности без всяких изъятий, как сгусток мудрости, приобретенный на основе всего положительного, что было в прошлом.

Обычно после каждой войны, особенно Афганской или Чеченской, говорят, что офицеры чему-то, что выявилось в этой войне, не были обучены. В связи с этим в первую очередь начинают обвинять военно-учебные заведения

При этом некоторые военные специалисты и ученые никак не могут понять, что не только любая война, но и конкретная операция уникальны, неповторимы, и все заранее никогда не предусмотришь. Надо учить офицеров думать, учитывать каждый раз конкретные условия обстановки и в соответствии с этим находить наиболее целесообразные способы действий. Вузы же можно и нужно упрекнуть лишь в одном, что учеба носит недостаточно творческий характер. На примитивных и трафаретных задачах и упражнениях не достигнешь того, что требовал Г.К.Жуков, а именно - воспитывать мыслящего и волевого командира.

В связи с этим следует всемерно улучшать преподавание военной истории, поскольку преподавание этого предмета самое слабое место во всем учебном процессе вузов. Изучение прошлого опыта засушено и догматизировано. Надо, не ослабляя внимания к творческому изучению важнейших фактов, главное внимание уделять урокам и выводам, вытекающим из них для современных условий. Опора на боевой опыт должна использоваться также на занятиях по тактической подготовке и другим предметам. Подготовка и ведение современного боя и операции охватывают широкий круг разнообразных оперативно-тактических и специальных вопросов. Необходимо отрабатывать приведение подразделений и частей в готовность к выполнению боевых задач в различных условиях угрозы или начала войны, выдвижение (перегруппировку) войск на большие расстояния, различные способы наступательных и оборонительных действий и в их рамках - многообразные задачи боевого, тылового и технического обеспечения. Без освоения в определенной степени всего этого комплекса вопросов невозможна полноценная оперативно-тактическая и тактико-специальная подготовка офицеров. Поэтому нужны решения, в какой форме и последовательности отрабатывать эти вопросы.

Следует учитывать также, что современные операции и бои все более приобретают общевойсковой, общефлотский характер. В них будут участвовать все виды Вооруженных Сил и рода войск (сил). В зонах конфликтов будут действовать вместе армейские, пограничные, внутренние и другие войска. Поэтому общевойсковые офицеры обязаны глубоко знать особенности и способы боевого применения видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск, а офицеры других видов Вооруженных Сил - основы общевойсковых и совместных операций. Целесообразно в общевойсковых академиях изучать основы применения пограничных, внутренних войск, войск гражданской обороны. В свою очередь в вузах ФСБ и МВД - более основательно отрабатывать основы общевойскового боя.

Довольно широк потребный круг знаний для деятельности офицеров в мирное время.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что в наше время наряду с повышением уровня профессиональной подготовки желательно больше внимания уделять развитию более широкой культуры офицеров и их педагогических навыков. В условиях происходящих в стране процессов демократизации общества работа с людьми в войсках усложняется. Сегодня от офицера требуется умение не только командовать, но и убеждать людей. Для этого офицеру нужны основательные педагогические и психологические знания и навыки. Но, к сожалению, сейчас мало подготовленных преподавателей по этим вопросам, по существу, нет полноценных учебников по военной педагогике и психологии, которые учитывали бы не только общенаучные вопросы, но и особенности военной службы и воинского воспитания. Одной из срочных задач управления военных вузов является заказ и организация работы по подготовке учебников по военной педагогике, психологии, а также военной истории.

В современных условиях необходимо формировать и новую культуру воинской жизни. Министр обороны С.Б. Иванов в последнее время уделяет много внимания тому, как сделать менее напряженной жизнь солдат в казарме, превратив ее в нормальное общежитие, не отягощать без надобности и без того суровую военную службу. При этом новую культуру воинской жизни надо начинать прививать с военно-учебных заведений. Ее молодые офицеры должны затем принести в войска.

При возрастающем объеме знаний и дефиците учебного времени важно также не допускать распыления учебного времени по чрезмерно большому количеству предметов и кафедр. Этот процесс перешел уже все разумные пределы. Так, в программах военных институтов присутствуют до 40 учебных дисциплин. Необходимо по возможности интегрировать родственные предметы и комплексировать изучение различных учебных вопросов.

О совершенствовании форм и методов подготовки офицерского состава

Необходимо подчеркнуть, что существующие формы и методы обучения офицеров и в военно-учебных заведениях не всегда в полной мере способствуют выработке у них аналитических способностей, необходимых организаторских качеств, развитию оперативно-тактического мышления и практических навыков по организации боевых действий и управлению войсками (силами). Учебный процесс иногда строится таким образом, что офицеры обучаются в основном принятию и докладу решений, но недостаточно занимаются самой трудной частью искусства управления подразделениями и частями - организаторской работой и проведением принятых решений в жизнь. Некоторые занятия носят пассивный, экскурсионный характер и поэтому не достигают своих целей.

В целом теоретическая и практическая разработка вопросов методики обучения офицеров, на наш взгляд, несколько отстает от уровня развития военного дела и требует дальнейшего совершенствования.

Явно недооценивается освоение и внедрение в учебный процесс новых прогрессивных методов обучения. Есть надобность в военно-учебных заведениях иметь хотя бы небольшие группы специалистов, которые бы отслеживали эти вопросы.

Одним из условий качественной отработки задач оперативно-тактической, тактико-специальной и военно-технической подготовки является наиболее полное использование ее различных форм: индивидуальных заданий, групповых упражнений, военных и деловых игр, летучек и тренировок по специальности, открытых уроков, показных и инструкторско-методических занятий, учебных фильмов. Особенно важны открытые уроки в подготовке самих преподавателей.

Для достижения целей профессиональной подготовки офицеров на любых занятиях или учениях особое значение имеет создание поучительной оперативно-тактической обстановки и умелое ее наращивание, что побуждает обучаемых к творчеству и способствует всестороннему раскрытию их способностей. Это зависит прежде всего от руководителя занятия. Нужно очень много работать и думать над планом проведения каждого занятия, учения, тщательно готовить к ним не только обучаемых, но и прежде всего преподавателей, чтобы состоялась настоящая боевая учеба.

А.С. Макаренко был прав, когда говорил, что нельзя воспитать мужественного человека, если не поставить его в такие условия, когда бы он мог проявить мужество. Это относится и к другим командирским качествам. Самостоятельность, смелость, решительность и другие организаторские и волевые способности не могут появиться сами по себе или в результате одного лишь словесного объяснения их важности и значения, если их не вырабатывать изо дня в день в ходе повседневной боевой учебы и военной службы. Поэтому исходная обстановка и все дополнительные вводные, которые даются по ходу занятия, должны как можно полнее воспроизводить характер современного боя и операции, ставить обучаемых в сложные условия наземной, морской и воздушной обстановки, изобиловать острыми ситуациями, требующими глубоких раздумий, нелегких творческих дерзаний и вытекающих из этого оригинальных решений, быстрого реагирования на изменения обстановки и умения находить выход из самых трудных положений. Боевые задачи ставятся обучаемым с таким расчетом, чтобы обеспечить их высокую активность в ходе всего занятия, способствовать принятию смелых решений и проявлению инициативы и творчества. Сведения о противнике должны раскрываться в пределах реально возможной осведомленности о его составе, положении и действиях в данной обстановке.

Желательно, чтобы создаваемая обстановка не только отражала оперативное положение и характер действий передовых частей, но и была внутренне насыщенной, включала все разнообразные элементы по видам Вооруженных Сил, родам войск, службам, всем видам обеспечения операций. Обучаемые должны постоянно чувствовать насыщенность и напряженность информационной, психологической борьбы. Нередко на разборах можно слышать справедливые упреки в том, что некоторые офицеры мало внимания уделяют вопросам разведки, тылового, технического и других видов обеспечения операции. Слабо осуществляется маневр на поле боя. Но нередко это происходит из-за того, что на занятиях и учениях не создается обстановка, вынуждающая принимать соответствующие решения по этим вопросам. Например, не создаются условия для совершения маневра. Не воспроизводятся элементы информационной и психологической борьбы, их воздействия на обучаемых.

Интересы дела требуют также внедрения в практику обучения более активных форм и методов проведения занятий. Большинство из них' целесообразно организовывать в поле (на пунктах управления) со средствами связи, практически отрабатывая основные вопросы подготовки боя и управления подразделениями в ходе боевых действий. Оправдывает себя практика проведения внезапных индивидуальных и групповых летучек на картах и местности с офицерским составом всех категорий.

В условиях дефицита учебного времени возникает настоятельная необходимость в интенсификации учебного процесса, в широком и настойчивом внедрении прогрессивных методов обучения офицеров, в полном использовании достижений психологии, педагогики, а также современных информационных технологий. К сожалению, в настоящее время использование новых методов обучения еще не получило широкого распространения в военно-учебных заведениях, находят применение лишь отдельные элементы этих прогрессивных методов без достаточного учета специфики военного обучения. Например, программированное обучение сводится нередко к использованию примитивных обучающих машин. В то же время опыт программированного обучения заставляет по-новому взглянуть на традиционные принципы и методы обучения, увидеть их слабые места и лучше понять, в каком направлении осуществлять дальнейшее совершенствование этого процесса.

Его нельзя сводить только к обучающим машинам. При кратком определении, программированное обучение - это индивидуализированное обучение с обратной связью и непрерывным контролем усвоения материала.

Внедрение его принципов означает:

во-первых, эффективность обучения значительно повышается, когда учебный процесс не просто строится по принципу «учитель учит ученика», а ученик добывает знания под руководством учителя, и только те знания могут быть прочными, которые обучаемый приобретает сам;

во-вторых, совсем другими должны быть программы обучения, где изучение разных предметов должно быть взаимосвязано. Учебники должны иметь такую логическую структуру, чтобы, не усвоив гарантированно предыдущий раздел, невозможно было бы перейти к следующему;

в-третьих, особое значение имеет самостоятельная работа, без которой не может быть процесса добывания знаний;

в-четвертых, должны преобладать активные формы занятий с непрерывным диалогом преподавателя и обучаемого.

В последнее время в военно-учебных заведениях кроме групповых упражнений стали шире практиковать военные игры, отработку вопросов организации взаимодействия на макете и местности, проведение со слушателями учений на местности со средствами связи. Но возможности дальнейшего совершенствования методики обучения курсантов и слушателей еще далеко не исчерпаны. Например, на групповых упражнениях желательно меньше рассказывать, как выполняется та или иная задача, а больше работать практически по ее Уяснению, оценке обстановки, объявлению решения, постановке задач, т.е. все делать так, как это было бы в действительной обстановке.

Сложность процесса профессиональной подготовки офицеров диктует необходимость постоянно исследовать его с целью изыскания более совершенных форм и методов обучения, других путей повышения эффективности учебы. Очень важно также приближать обучение в вузах к тому, что требуется от офицера в войсках (флотах). Это позволит ему по прибытии к месту службы сократить период становления.

Для повышения ответственности и заинтересованности офицеров в личной подготовке важно воспитать у каждого из них правильное и строго критическое отношение к ней, всемерно развивать любознательность, создавать обстановку высокой требовательности и нетерпимости к любым проявлениям благодушия и самоуспокоенности в этом деле.

Как требует министр обороны, формирование такого отношения к личной командирской подготовке должно быть предметом постоянной работы всех старших начальников, которые должны в современных условиях с еще большей остротой и принципиальностью ставить и решать задачи повышения личной ответственности каждого офицера за свою подготовку.

Правильное отношение к этому делу выражается прежде всего в самостоятельной работе каждого офицера над собой остающейся основой основ подготовки офицеров, которую невозможно заменить никакими другими формами занятий. Жизнь повелительно требует от наших офицеров, генералов и адмиралов непрерывного совершенствования своих военных знаний и навыков. Поэтому, исходя из многолетнего опыта не одного поколения военных людей, можно со всей определенностью сказать, что существует лишь один путь к полному овладению ответственными и сложными командирскими и штабными обязанностями. Постоянно, неустанно учиться. И совершенствовать свои деловые навыки, как это делали, например, Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, А.М. Василевский, которые буквально истязали себя самоотверженной работой над собой.

Вместе с тем, как показывает опыт, необходимы и некоторые дополнительные меры, стимулирующие повышение ответственности и заинтересованности офицеров в результатах командирской подготовки, возрастание ее значимости в системе аттестования и прохождения службы офицерским составом. Осуществление принципа подбора и расстановки кадров по деловым качествам требует более глубокого и внимательного изучения личной подготовки офицеров.

Во всяком случае совершенно недопустимо, когда при подборе и расстановке кадров недостаточно учитываются уровень командирской подготовки офицеров и результаты их служебной деятельности.

Для достижения большей объективности в этом деле представляется целесообразным в программах подготовки офицеров четко определять примерный круг важнейших вопросов, которые обязательно должны знать и уметь практически выполнять основные категории офицеров соединений и частей с тем, чтобы каждый из них прежде всего сам стремился с максимальной полнотой освоить занимаемую должность и подготовить себя к следующей.

С учетом всего этого целесообразно уточнить и упорядочить систему прохождения службы офицерским составом. В пределах сроков, установленных Законом, все офицеры (с учетом деловых и моральных качеств) должны иметь перспективу по службе.

Для стабилизации кадров определить минимально необходимый срок нахождения на основных командных должностях (не менее 2-3 дет), узаконить не только на словах, но и на деле сочетание службы на командных и штабных должностях. При этом не надо спешить заполнять за счет войск освободившиеся должности в управленческом аппарате (если нет готовых кандидатов на эти должности - они временно могут быть вакантными).

Необходимо поднять авторитет знающего и компетентного офицера, полнее учитывать уровень его подготовки при присвоении очередных званий и продвижении по службе. В связи с этим правильно было бы отказаться от практики всеобщего аттестования офицеров через 4-5 лет, так как это себя не оправдывает и отнимает много времени. Желательно каждого офицера аттестовывать после прохождения им установленного срока службы в определенной должности и по мере его готовности для назначения на следующую должность или направления на учебу. Аттестованию должна предшествовать обязательная сдача экзаменов на следующую должность или переподготовка на курсах.

Сегодня надо добиться того, чтобы каждый офицер понял и реально убедился в том, что успешное продвижение по службе зависит прежде всего от него самого. Желательно стимулировать заинтересованность офицера в постоянном повышении своего профессионального уровня, чтобы не только старшие командиры, но прежде всего каждый офицер сам болел за свою подготовку.

Особенно важной задачей является воспитание чувства офицерского достоинства и чести. Для этого целесообразно в корне изменить систему обучения и воспитания курсантов и слушателей. Учить и воспитывать их не в общем строю и массе, а главный упор сделать на кропотливую индивидуальную работу по формированию и становлению каждого офицера.

Целесообразно резко повысить требовательность к выпуску из военных университетов и институтов. Не следует гнаться за формально высокими оценками. Даже в Николаевской академии Генштаба ежегодно 7-12 человек выпускались лишь со справкой о прослушивании курса. У нас выпускаются все.

На пути перестройки вузов самая трудная и сложная проблема - это подбор и воспитание преподавателей, начальников факультетов, командиров учебных подразделений. Сегодня необходимо улучшить подбор офицеров для работы в вузах.

Желательно более настойчиво совершенствовать и методическую подготовку преподавателей. К сожалению, в большинстве случаев командирские занятия с преподавателями ограничиваются в основном лекциями и семинарами.

Проводимые периодически КШУ и военные игры сводятся преимущественно к принятию решений и их докладам, обсуждениям. Исследовательские учения неоправданно растягиваются на многие месяцы и проводятся не в реальном масштабе времени и обстановки. При таком подходе преподаватели постепенно теряют реальное представление об управлении войсками и, конечно, не могут полноценно учить курсантов и слушателей.

Раньше еще можно было как-то понять рассуждения о том, что практические навыки по управлению войсками - это дело не учебного заведения, этому офицер должен научиться в войсках и на флотах. Но сейчас, когда и в войсках нет систематических учений и тренировок, особенно важно, чтобы в вузах закладывались хоть какие-то первоначальные практические навыки по выполнению офицерами своих обязанностей в бою, руководству боевой подготовкой, организации службы войск.

Разговоры о том, что в военных вузах нет для этого условий, полноценных пунктов управления, войсковых учений не совсем обоснованы.

Во-первых, оснащенные средствами связи и АСУ пункты управления во многих вузах уже есть, а где нет - надо их создавать.

Во-вторых, многому можно учить и в учебных классах академий и училищ, на учебных центрах. Важно, чтобы методы работы были правильными. Можно даже на войсковом учении большой группой офицеров выйти на передний край на виду у противника и часами разговаривать по теоретическим вопросам. А можно и в учебном классе работу офицеров максимально приблизить к условиям боевой действительности.

Какие качества прежде всего надо вырабатывать у офицеров, чтобы они хоть к какой-то степени приближались к тому, чем обладали маршалы Жуков, Рокоссовский, Черняховский, маршал артиллерии Воронов, маршал авиации Новиков, адмирал Кузнецов, генерал Хрулев, маршал инженерных войск Прошляков, легендарный начальник медслужбы Смирнов и другие выдающиеся специалисты своего дела?

Прежде всего эти военачальники обладали развитым оперативным мышлением, умением быстро охватить все оттенки самой сложной обстановки, принять обоснованные решения, своевременно распорядиться и с огромным мужеством и волей проводить в жизнь принятие решения. Они обладали большими организаторскими способностями по управлению войсками. Нужно во всем этом тренировать слушателей и курсантов.

Надо, чтобы и преподаватели, и начальники факультетов, кафедр действовали на учениях и тренировках с закрытыми картами, не зная их замысла и хода называл учения, которые сам командарм проводит с армией или командир со своей дивизией, баловством и требовал, чтобы все основные учения проводились под руководством старших начальников. Ведь главная особенность боевой обстановки - это прежде всего ее неопределенность, неясность обстановки и за противника, а во многом и по своим войскам. Но что остается от учения, если командир и его штаб заранее все знают за противника и другие условия обстановки?

Сегодня надо учить обучаемых тем методам работы, которые применяются в боевой обстановке и в реальной жизни.

Например, что делали тот же Рокоссовский или Черняховский, прибывая в передовые части для проверки их готовности? Они могли лишь с одним или двумя командирами на короткое время войти в передовую траншею, чтобы лично ознакомиться с местностью и расположением противника. Затем они шли в блиндаж; рассматривали карту, что-то уточняли. В 1944 г. перед началом Белорусской операции мне пришлось видеть, как работал генерал И.Черняховский в 184-й стрелковой дивизии генерал-майора Б.Городовикова. Он не проводил тех длительных заслушиваний, которые нередко практикуются на наших учениях, где разбираются вопросы, не имеющие прямого отношения к обстановке. Вместо подробного заслушивания решения Иван Данилович внимательно изучил карту (молча, сосредоточенно), затем задал несколько вопросов: где точно находятся передний край противника, рубежи переноса артогня во время атаки; расчет времени на выдвижение танков с исходных позиций, откуда возможны контратаки противника, силы и средства для их отражения? Заслушав ответы, кратко и четко уточнил порядок решения некоторых задач. При работе на НП потребовал указать места проделывания проходов в минных полях противника и порядок их преодоления. Сличил запланированные огни артиллерии на картах командиров стрелкового батальона и артиллерийского дивизиона. Обнаружив одну неточность, приказал командиру дивизии сличить все карты командиров стрелковых и артиллерийских подразделений. Дал команду выпустить два снаряда по одному из подготовленных участков огней. Прибыв в исходный район танков непосредственной поддержки пехоты (НПП), заслушал сжатый доклад офицеров танкотехнической службы фронта о готовности к бою. И после этого приказал командиру роты и механику-водителю головного танка вести его по маршруту выдвижения танков НПП. Дойдя до рубежа развертывания и убедившись, что командир роты знает места проходов в своих минных полях, поехал на огневые позиции полковой артиллерийской группы.

Вот так, никаких лишних словесных объяснений. Все организованно и четко. Так же по-деловому должны действовать офицеры и в современных условиях.

Создание в нашей стране демократического правового государства, изменение характера выполняемых вооруженными силами боевых задач должно учитываться и в укладе воинской жизни в мирное время, в перерабатываемых общевоинских и боевых уставах. Поясню эту мысль только одним примером. Во время Великой Отечественной войны на подготовку крупных операций отводилось до 1,5 - 2 месяцев и было принято, что все важнейшие вопросы решает лично командующий или командир. При современном характере вооруженной борьбы придется решать оперативно-тактические задачи в более короткие сроки. В связи с этим требуется, сохраняя основы единоначалия и командира, как центральную фигуру, одновременно с этим повышать организующую роль штабов, начальников родов войск, развивать во всех звеньях инициативу и самостоятельность. Но одними призывами этого не достигнешь. Нужно менять методы руководства войсками, общения с подчиненными, заложить и регламентировать новые требования в уставных документах.

Весьма важен также правильный подход к оценке занятий, проводимых с офицерами как в войсках, так и в вузах. У руководителя, который в ходе занятия или учения ставит обучаемых в более трудные условия, последние попадают в менее выгодные положения и допускают больше недочетов, чем офицеры, действовавшие в облегченных условиях. Отдельные старшие начальники на учениях обращают внимание только на действия обучаемых, недостаточно интересуясь при этом, в какие условия они поставлены. Это порождает иногда у руководителей стремление упростить обстановку или даже подсказать кое-что обучаемым, а у последних - угадать решение руководства, боязнь ошибиться. Надо судить о качестве занятия и учения не только по действиям обучаемых военнослужащих, штабов и войск, но и по тому, насколько они были методически поучительными.

В ходе Государственной аттестации выпускников и изучения состояния дел в Общевойсковой академии в подготовке офицеров отмечались недостатки, которые в определенной степени имеют место в общей системе оперативной и боевой подготовки Вооруженных Сил.

Во-первых, не в полной мере отвечает современным требованиям содержание оперативно-тактической подготовки, обучение слушателей проводится по боевому уставу 1989 года. Новый проект Боевого устава также не учитывает многие современные требования. Офицеры обучаются главным образом классическому военному искусству которое может потребоваться в крупномасштабной войне. Безусловно, эти фундаментальные основы военного искусства необходимо продолжать изучать. Стремление некоторых зарубежных и отечественных политических деятелей ориентировать подготовку ВС только на борьбу с терроризмом и к действиям лишь мелкими группами рассчитано на то, чтобы увести нас в сторону. ВС США, НАТО готовятся не только к борьбе с терроризмом. Да и борьбу с терроризмом нельзя упрощать. События в Афганистане, Чечне показали, что и террористы могут захватывать большие территории, действовать с применением танков, артиллерии, боевой авиации, и для ведения боевых действий с таким противником требуются хорошо технически оснащенные Вооруженные Силы и готовность решать различные оперативно-тактические задачи в составе объединений, соединений и частей, а не мелких подразделений.

Вместе с тем неправомерно, когда на оперативно-тактических занятиях, групповых упражнениях, военных играх, командно-штабных и войсковых учениях совершенно недостаточно учитываются новые условия и способы действий при проведении антитеррористических операций, ведении боевых действий в локальных войнах и в зонах вооруженных конфликтов.

Построение боя и операции, как правило, носит линейный, позиционный характер, войска действуют в плотных боевых порядках, тогда как по опыту войн в Афганистане, Чечне, Ираке боевые действия чаще носят очаговый характер, соединения и части действуют на более широких фронтах с разрывами в боевых порядках, иногда с перевернутым фронтом. В Афганистане и Чечне значительные силы приходилось выделять для охраны коммуникаций, создания блок-постов, для охраны расположения войск, других важнейших объектов. Но в практике оперативной и боевой подготовки все это не находит должного отражения.

В лекциях и в военно-теоретических трудах немало говорится о значении и важности информационной или психологической борьбы, но на практических занятиях обучаемые не ощущают влияния информационного или психологического воздействия и сами не всегда предпринимают меры для соответствующего воздействия на противника.

Во-вторых, при распределении учебных дисциплин по кафедрам выпали такие важные учебные задачи, как основы воинского воспитания, педагогики, нет полноценного правового обучения и воспитания.

Преподаватели и слушатели не знают основных задач, поставленных Президентом в послании Федеральному собранию, основополагающих приказов министра обороны, директив Генерального штаба, имеют смутное представление о структуре военной науки и военной доктрине.

В-третьих, не уделяется достаточного внимания обеспечению вузов и штабов военно-научной информацией, новинками военного дела, необходимой литературой и другими материалами.

Серьезным недостатком является тот факт, что в библиотеки военных вузов не поступают новинки военной литературы. Все это не позволяет преподавателям и слушателям быть на высоте последних достижений военной науки. Кроме того, сегодня многие преподаватели и слушатели практически не выписывают и не читают профессиональные военные издания: «Красную звезду», «Военную мысль», «Военно-исторический журнал», «Ориентир» другие военные газеты и журналы. А ведь именно регулярное чтение военной прессы позволяет офицеру следить за ситуацией в стране и мире, получать достоверную информацию по современным проблемам армейской жизни, расширять свой кругозор, а главное, помогает ощутить свою принадлежность к Вооруженным Силам.

В-четвертых, освоение новых аспектов военного искусства тормозится большими изъянами в методике оперативно-тактической подготовки. Известно, например, что для воспитания у офицера мужества, воли, организаторских качеств надо непременно ставить его в условия, когда он бы эти качества мог систематически проявлять. Однако в большинстве разработок на тактические занятия, летучки, военные игры, учения не создается острая динамичная обстановка, требующая глубоких раздумий, умения пойти на риск, проявить командирскую распорядительность. На разборах руководители отмечают недостаточное внимание обучаемых к вопросам разведки, организации огневого поражения, отсутствию маневра, но чаще всего это происходит от того, что независимо от разведанности и надежности огневого поражения обучаемые получают успех, а построение обороны противника исключает возможность какого-либо маневра и т.д.

Нередко вся тактика сводится к изучению содержания многочисленных боевых и информационных документов и правил их составления. В результате важнейшие оперативно-тактические вопросы, определяющие успех боевых действий, остаются недостаточно отработанными, что снижает уровень подготовки офицеров, особенно в части практических навыков по управлению подчиненными, их обучению и воспитанию, организации службы войск, владению оружием и техникой.

В настоящее время нужен несколько иной, более широкий подход к изучению зарубежных армий. Сегодня на них нельзя смотреть только, как на вероятных противников. Со многими армиями надо сотрудничать, в том числе и по программе «Партнерство во имя мира». Но сотрудничество должно означать взаимное обогащение, а не подгонку всех других армий под натовские и иные стандарты. Например, у американцев можно многому научиться в смысле прагматизма и деловитости. Надо внимательно изучать опыт использования ими передовых технологий прежде всего в средствах разведки, связи, в радиоэлектронной и информационной борьбе, компьютеризации процессов управления и обучения.

В США в процессе обучения широко используются различные тренажеры. Тактическая подготовка осуществляется в основном в ходе компьютерных игр и упражнений. Польза от всего этого очень большая, особенно с точки зрения экономии моторесурсов и боеприпасов. Но при этом неприемлемо то, что компьютерные упражнения у них превращены в самоцель и оторваны от реальной действительности, т.к. компьютеры позволяют воспроизводить только те эпизоды и элементы обстановки, которые заложены в программах.

Таковы возможные пути совершенствования процесса обучения и воспитания офицерских кадров в современных условиях.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации