Бронетанковая техника в современных войнах

Техника и вооружение № 7,8/2006

Бронетанковая техника в современных войнах

Сергей Суворов,

кандидат военных наук, полковник запаса

На протяжении многих десятилетий мы представляли себе на поле боя бронетанковую технику, и в частности танки, эдакими бронированными лавинами, сметающими все на своем пути. Отрабатывались различные по масштабу тактические и оперативно-тактические учения и маневры, в которых участвовали тысячи танков, боевых машин пехоты (БМП) и бронетранспортеров (БТР). Аналогичных взглядов придерживались и на Западе, в стане вероятного противника. Конструкторские бюро разрабатывали все новые и новые бронированные машины, с каждым разом повышая их огневую мощь, защищенность и надежность.

Однако бурное развитие новых видов вооруженной борьбы, и противотанковых средств (ПТС) в особенности, внесло коррективы в прежние взгляды на использование главной ударной силы сухопутных войск. Однако утверждать, что все, что делалось в те не такие уж и далекие годы, было неправильно, не соответствует действительности. Угроза перерастания локального конфликта в широкомасштабную войну вполне реальна. И в этом случае уроки прошлого пригодятся. Примером широкомасштабного использования танков из недавнего прошлого может служить операция «Буря в пустыне», проведенная силами антииракской коалиции в 1991 г., вовремя которой с обеих сторон было задействовано более 8000 танков.

Нельзя забывать и о том, что бронетехника, и в первую очередь танки, - наиболее защищенная составляющая сухопутных войск при применении ядерного оружия, от которого пока еще не отказалась ни одна ядерная держава. Напротив, количество членов «ядерного клуба» возросло и, скорее всего, продолжит расти. Правдами и неправдами рвутся к ядерным арсеналам и международные террористы.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Отметина от попадания кумулятивного

выстрела в лобовые фрагменты корпуса

американского М48. Египет, 1973 г.

105-мм кумулятивный снаряд к танковой пушке М60А1.

Вспыхивающие в разных уголках планеты локальные войны и вооруженные конфликты стали полигоном для отработки новых способов применения бронетанковой техники в различных видах боя, условиях местности и климата. Результаты анализа боевых действий сторон подбрасывали конструкторам пищу для совершенствования уже реализованных в металл решений. Все реже и реже в таких войнах и конфликтах вступают в противоборство танки с танками, БМП с БМП или с бронетранспортерами. Хотя любому, кто мало-мальски интересуется военным делом и военной техникой, страшно интересно узнать, чей же танк (БМП, БТР) оказался более пригодным к данным условиям боя, и вообще, чья техника все же лучше.

Поэтому попытаюсь на основе имеющихся у меня данных и фактов проанализировать боевое применение бронетехники в вооруженных конфликтах и войнах последних десятилетий. Кроме поиска ответа на вопрос: «Чья же техника лучше?» заодно и выясним, закатилась ли эра бронетехники. На эту тему в последнее время много спорят на страницах отечественных СМИ.

В далекие годы углубляться не будем, вспомним лишь то, что происходило в течение пары последних десятилетий. Другими словами, рассмотрим использование той бронетехники, которая состоит на вооружении нашей страны и некоторых других в настоящее время.

Итак, 1982 г. Война между Сирией и Израилем. Во время этой войны впервые получили боевое крещение советские Т-72 и израильские «Меркавы» Мk.1. Хорошо запомнилось, как в зарубежной печати и телевизионных репортажах появились сенсационные сообщения с мест боев. Многие из них начинались примерно такими словами: «Победа западного оружия над советским...» или типа того. Однако «победа» этого оружия была странной. Так, в одной из программ западногерманского канала ZDF в 1982 г. показывались уничтоженные танки, но не только сирийские Т-72, а в основном израильские танки американского производства М60А1. Эти машины имели от трех до шести пробоин каждая (особенность стрельбы арабских танкистов - огонь ведется до тех пор, пока цель не будет объята пламенем, хотя и после двух попаданий танк противника восстановлению уже не подлежал). Детали якобы уничтоженных Т-72 были продемонстрированы крупным планом, правда, ни одной пробоины, как в случае с М60А1, операторы почему-то не показали.

Все стало понятно, когда дали общий план одного из поврежденных сирийских Т-72. Операторы снимали все время один и тот же единственный оставшийся на том поле боя Т-72, уничтоженный сирийцами, чтобы не достался врагу. Об этом говорили открытые и поставленные на стопоры крышки люков механика-водителя и остальных членов экипажа, снятые (а не сорванные взрывом или снарядами противника) с танка наружные топливные баки, демонтированные спаренные и зенитные пулеметы ПКТ и НСВТ, подготовленные к сцепке тросы для буксировки машины. Несведущая в таких тонкостях публика могла и вправду поверить в миф о больших потерях Т-72, понесенных сирийскими танковыми войсками. Но те, кто учился в Академии бронетанковых войск, наверняка видел в одном из классов кафедры танков обстрелянные из НАТОвской 105-мм пушки корпуса и башни танка Т-72. Ни одной пробоины в лобовых проекциях там не было. А ведь именно такая пушка стояла на М60А1, на «Меркаве» Мk.1 и позднее на «Абрамсе».

Конечно, сравнивать Т-72, даже образца 1975 г. выпуска (именно они преобладали в то время в сирийской армии), с М60А1 не совсем корректно. С американскими танками спокойно справлялись и имевшиеся у сирийцев Т-55. Но в войне летом 1982 г. израильтяне представили на поле боя и более достойного противника - танк «Меркава» Mk.l. Эта машина была поновее нашей «семьдесятдвойки». Но в тех случаях, когда они встречались с Т-72, тоже побеждала советская техника. Так, например, по словам участника тех событий офицера сирийской армии Мазина Фаури, на его глазах Т-72 одним выстрелом осколочно-фугасным снарядом (бронебойно-подкалиберные и кумулятивные в тот момент уже закончились) «снимал» башню с израильского танка «Меркава». Еще один сирийский танкист, учившийся в нашей бронетанковой академии, также подтвердил высокую живучесть Т-72 на поле боя: после того как завершился бой, он, увидев на броне своего Т-72 лишь отметины от бронебойно-подкалиберных снарядов израильтян, стал целовать броню своей машины, как любимую женщину. Как уже было сказано выше, пушка на «Меркаве» была 105-мм и ни один из применяемых на ней типов снарядов в те времена «не брал» в лоб Т-72.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Такую отметину оставил на броне Т-55

американский бронебойный снаряд.

Египет, 1973 г.

Попадание вражеского кумулятивного

снаряда в маску пушки танка Т-55 в Египте,

1973 г.

Кстати, вышеупомянутый М.Фаури остался очень доволен и эффективностью БМП-1, на которой ему пришлось воевать самому. Во время той войны он был командиром разведывательного взвода. Огнем его машины были уничтожены два израильских БТР М113А1 (из 73-мм орудия 2А28 «Гром») и один танк М60А1 (ПТУР «Малютка»). И что самое интересное, эта БМП-1 прошла с Мазином до конца войны.

Я это к тому, что в то время вовсю уже шла война в Афганистане, где БМП-1 применялись достаточно широко. В некоторых наших источниках утверждается, что их легко выводили из строя огнем стрелкового оружия калибром 7,62 мм. Возможно, случалось и такое, при стрельбе патронами со специальной бронебойной пулей по крышкам люков с довольно близкого расстояния. Просто это говорит о серьезности противника, о его умении максимально использовать возможности имеющегося оружия. И все же это были единичные случаи, большинство БМП в Афганистане было уничтожено выстрелами гранатометов или подрывалось на минах и фугасах. Кстати, на основе изучения «афганского» опыта конструкторы «Курганмашзавода» срочным порядком приняли меры к усилению днища и предотвращению гибели или получения серьезных травм механика-водителя при взрывах.

Бронетанковая техника в современных войнах

Уничтоженный египетскими танкистами американский М60А1 во время боев в 1973 г. (фото из архива Л. Н. Карцева).

Недостатком этой машины являлось и другое. БМП-1 имеет ограниченный угол возвышения для стрельбы из орудия и спаренного с ним пулемета. Это зачастую не позволяло вести огонь по противнику, засевшему на господствующих высотах, при ведении боя в гористой местности. Положение изменилось с началом поставок в Афганистан уже с 1980 г. БМП-2. 30-мм автоматическая пушка этой машины неоднократно выручала попадавших в засады мотострелков и буквально наводила ужас на противника. Углы ее возвышения позволяли поражать врага там, где это было недоступно БМП-1, БТР-60ПБ и БТР-70.

Бронетанковая техника в современных войнах

Горящий китайский клон советского Т-55 танк Тур 69-11 в Ираке. Судя по отсутствию боевых повреждений, он был подожжен уходящими иракскими войсками.

Комплексы вооружения БТР-60ПБ и БТР-70 первых выпусков страдали тем же недостатком, что и БМП-1. Предельный угол возвышения при стрельбе из основного оружия этих бронетранспортеров составлял 30°. Позднее, учтя боевой опыт, на БТР-70 стали устанавливать башню с допустимым углом обстрела из пулеметов КПВТ и ПКТ по вертикали до 60°. Такой же комплекс вооружения получил и БТР-80. Недостаточную огневую мощь бронетранспортеров наши умельцы компенсировали за счет дополнительной установки на них автоматических станковых гранатометов АГС-17. Их ставили и на башню, и в боковые люки. Кстати, в Афганистане АТС-17, только без станка, приспосабливали и на БМП-1. Гранатомет крепили на пусковую установку ПТУР «Малютка», а наведение осуществляли через прицел наводчика-оператора 1ПН22М1.

Особенно любила пехота наши колесные бронетранспортеры в Афганистане за их противоминную стойкость. Были случаи, когда после подрывов на минах БТР теряли по два подряд колеса с одной стороны и при этом сохраняли подвижность. Экипаж и десант оставались невредимыми, так как основная ударная волна от взрыва проходила рядом с днищем, т.е. практически в стороне от корпуса.

Бронетанковая техника в современных войнах

Американские танки в Ираке передвигаются преимущественно по асфальтированным дорогам: меньше вероятность мину поймать, а главное - в песках не увязнуть.

А вот БМП показали слабую противоминную стойкость. При подрыве на противотанковой мине или фугасе находившиеся внутри машины члены экипажа и десантники получали сильнейшие травмы или гибли.

В Афганистане нашей бронетехнике практически не приходилось сталкиваться с боевыми машинами противника. Она использовалась как мощное подвижное огневое средство для сопровождения колонн, при прочесывании местности и по прямому назначению при проведении боевых операций. Танки, обладающие наибольшей защищенностью и способностью к использованию катково-ножевых противоминных тралов, применялись и для траления противотанковых мин на маршрутах движения.

Основные потери бронетехники наши войска понесли от мин и фугасов, а также от огня из ручных противотанковых гранатометов. При подрывах на противотанковых минах танков Т-55 и Т-62 различных модификаций у них обычно перебивало гусеничную ленту и выходил из строя опорный каток. Экипаж в худшем случае получал легкую контузию, но чаще и этого не происходило. Мои сослуживцы Юрий Берзин и Петр Громаченко подрывались в Афганистане на минах неоднократно. Обычно опасность таилась в другом: или в местах минирования поджидали спрятавшиеся гранатометчики, или поблизости имелось еще несколько мин. Когда личный состав принимал меры к эвакуации поврежденной техники, тут-то она и поджидала, в результате гибли люди, находившиеся недалеко от места взрыва бронетехники.

Примерно в то же время, когда Советская Армия вела боевые действия в Афганистане, сосед этой страны Иран воевал с Ираком (1980- 1988). В ходе этой войны бронетехника широко применялась для решительного разгрома врага. В определенные моменты в бой шли сотни танков с каждой стороны. Иран использовал танки типа М60 американского и «Чифтен» английского производства. Иракские силы располагали танками Т-55, Т-62, а позднее и Т-72М советского производства. Первое крупное сражение с участием большого количества танков с обеих сторон произошло в январе 1981 г. в долине Хархи. Здесь столкнулись танковые дивизии Ирана и Ирака, каждая из которых насчитывала до 300 танков. В ходе боев иранцы потеряли 214 машин, часть из которых была захвачена. Иракские Т-62 эффективно поражали «Чифтены» бронебойно-подкалиберными снарядами даже в лобовые проекции. Впоследствии иранские танкисты избегали лобовых столкновений с машинами советского производства, имевшимися на вооружении Ирака.

В 1988 г. иракское командование предприняло мощное наступление в районе полуострова Фао. В составе группировки войск Ирака в ходе этого наступления насчитывалось до 2000 танков, среди которых уже были и Т-72М советского производства. Нет данных о потерях сторон в ходе этого боевого столкновения, однако доподлинно известно, что успех боя решил главный удар, наносившийся частями республиканской гвардии Ирака, оснащенными танками Т-72М. Наступление завершилось за 34 часа, в результате войска продвинулись на 32 км и освободили ранее захваченную у Ирака территорию.

На этом этапе войны иракскими войсками эффективно использовались БМП-1. Машины вместе с десантом на максимальной скорости выскакивали к переднему краю противника, сходу преодолевали первую траншею и высаживали десант. Спешившаяся пехота атаковала противника в первой траншее с тыла, уничтожая в первую очередь противотанковые средства. Танки, к тому времени преодолевшие первую траншею, уже не рисковали получить в борт или в корму гранату из РПГ.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Развороченный бортовой экран и пробитый борт «Абрамса» - результат попадания гранаты из РПГ-7. Ирак, 2003 г.

Прямое попадание осколочно-фугасного снаряда в БТР М113АЗ привело к его полному уничтожению, экипаж погиб.

Т-72 пришлось участвовать и в ходе иракско-кувейтского конфликта в 1990 г., переросшего в операцию США «Буря в пустыне» в январе-феврале 1991 г. Там они были задействованы как со стороны Ирака, так и со стороны Кувейта. На вооружении Кувейта и по сей день состоят танки М-84А югославского производства - лицензионная копия Т-72М1 с некоторыми доработками.

После завершения операции «Буря в пустыне» во многих американских журналах публиковались фотографии десятков уничтоженных Т-72 в самых мрачных ракурсах, приводились описания того, как эти танки расстреливались из пушек «Абрамсов» с первого выстрела на дальностях более 3000 м. Никто не спорит, иракские Т-72 поражались американскими М1А1. Правда, цифры уничтоженных иракских танков разные американские источники приводили порой просто фантастические. Так, например, Armed Forces Journal (June 1991, p.66- 72) вел речь о 4000 уничтоженных танков, в то время как в зоне боевых действий Ираком было задействовано всего 3700 машин! В составе многонациональных сил имелось 5100 танков.

Бронетанковая техника в современных войнах

Точное попадание иракского БПС в гусеницу «Абрамса» надолго вывело его из строя, надо менять практически всю «ходовую».

Анализ более достоверной информации позволяет составить реальную картину тех событий. У американских танкистов, отобравших «пальму первенства» у кувейтских, было преимущество в возможностях по обнаружению противника благодаря использованию на их современных машинах тепловизоров. Эти приборы позволяли обнаруживать иракские танки ночью и в условиях плохой видимости (в тумане или при пыльных бурях) на дальностях свыше 3000 м. С этих дальностей американцы и открывали огонь. Из 120-мм пушек «Абрамсов» было выпущено более 20 тысяч бронебойно-подкалиберных снарядов, и иногда они достигали цели с первого выстрела. Но простая арифметика дает следующие цифры: на один уничтоженный иракский танк в среднем расходовалось от 5 до 40 таких снарядов! Это если считать, что все заявленные американской прессой 4000 иракских танков были уничтожены американцами. Ну а если учесть, что многие уничтоженные иракские танки были просто брошены или подорваны иракскими экипажами при отходе из-за отсутствия топлива, то лупили наводчики «Абрамсов» в белый свет, как в копеечку.

Бронетанковая техника в современных войнах

Брошенный при отступлении иракскими танкистами Т-72.

Объяснение этим «промахам» довольно простое. Побаивались американские танкисты 125-мм пушек «семьдесятдвоек». Пользуясь преимуществом в дальности обнаружения целей при помощи тепловизионных прицелов, экипажи «Абрамсов», увидев на экране цель, немедленно открывали огонь на поражение. Но на дальностях свыше 2500 м через тепловизор можно отличить в лучшем случае танк от БМП, но никак не определить их тип или национальную принадлежность. Вот и горели американские танки, получив в корму или борт снаряды с клеймом «Made in USA». Кстати, кормовой лист «Абрамса» пробивается снарядом автоматической пушки БМП, о чем будет поведано ниже. А вот лобовая броня Т-72М бронебойным снарядом из обедненного урана М829А1 на дальностях свыше 3000 м уже не преодолевается, лукавили американские генералы.

Бронетанковая техника в современных войнах

Результат подрыва на мине американского плавающего БТР LVPT7A. 14 членов экипажа погибли.

Справедливости ради необходимо признать, что иракским танкистам было тяжело бороться с новейшими американскими танками, так как стреляли они бронебойно-подкалиберными снарядами ЗБМ9, снятыми с вооружения в Советской Армии (с производства еще раньше) в 1973 г., а разработанными в середине 1960-х гг., т.е. тогда, когда «Абрамсов» даже «на бумаге» не было. Тем не менее, иракцам иногда удавалось и этими снарядами поражать американские машины (танкисты других стран коалиции с иракскими Т-72 не сталкивались) . Так что на счету Т-72 есть и «Абрамсы». Правда, военное руководство США списало эти потери на огонь своих же танков.

Бронетанковая техника в современных войнах

Журнал Armor (1991, May-June, p. 13-20) опубликовал воспоминания участников боев в иракской пустыне в 1991 г., которые отметили, что для уничтожения иракских Т-72 чаще всего использовались противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) TOW-2 с расстояний более 3000 м - ближе к иракским танкам подходить боялись. Однако в целях снижения эффективности стрельбы американских противотанковых управляемых ракет (ПТУР) на башнях некоторых иракских танков устанавливались постановщики помех китайского производства. Стрельба ракетами ПТРК TOW-2 по таким машинам успеха не имела, поэтому для уничтожения одного такого Т-72 американцами выделялось не менее трех танков М1А1 при поддержке двух-трех боевых машин пехоты М2 «Бредли». При этом задействованные огневые средства применялись с тыла и с флангов, в лоб, как правило, не стреляли. Кстати, это подтверждается и анализом поражений иракской бронетехники американскими экспертами. По их исследованиям, количество попаданий бронебойно-подкалиберных снарядов в лобовые проекции иракских танков (±45° от продольной оси) составило всего 6% от общего числа попаданий по этим машинам. Основная масса попаданий приходится на бор-товые проекции - 75% (M.Held. Warhead hit distribution on main battle tanks in the Gulf War. - J. of Battlefield Techn., v.3, N1, 2000.). В соответствии с этими данными, всего в течение операции «Буря в пустыне» огнем танков и ПТУР было уничтожено только 14 Т-72 из почти 1000 имевшихся в Ираке. Кстати, там же приводится еще один любопытный факт: исследования показали, что ПТУР «Хеллфайр», запущенная с вертолета на дальности 2000 м и высоте 200 м, попадает в цель практически горизонтально, под углом всего 5,7°, а не в верхние проекции, как задумывалось в проекте новой ракеты.

Бронетанковая техника в современных войнах

По оценкам американских военных, самым

страшным оружием в Ираке стал

гранатомет РПГ-7.

В ходе операции «Буря в пустыне» были зафиксированы случаи поражения БМП М2А2 «Бредли» огнем из крупнокалиберных пулеметов танков, в том числе и в лобовую проекцию. Так, например, была остановлена БМП из состава 1 -го батальона 4-го бронекавалерийского полка США огнем из пулемета НСВТ-12,7 танка Т-72. Пуля попала в картер бортовой передачи и вывела БМП из строя, машина лишилась подвижности. Экипаж покинул машину и вызвал на помощь другую БМП своего подразделения, которая была уничтожена огнем из танковой пушки.

Бронетанковая техника в современных войнах

Жара и пыль стали основной причиной быстрого выхода из строя силовых установок танков

По возможности для поражения иракских танков привлекались фронтовая и даже стратегическая авиация (так было под Басрой, когда для уничтожения отходящей иракской танковой колонны были вызваны бомбардировщики Б-52) или мощная корабельная артиллерия в прибрежной зоне. И все же большая часть танков, в первую очередь Т-72М, была приведена в негодность самими иракскими танкистами из-за нарушений в снабжении топливом и боеприпасами в результате скоротечности событий и полного господства в воздухе авиации сил антииракской коалиции. Были случаи, когда на поле боя оставались почти целехонькие, на первый взгляд, Т-72. Это случалось, когда в машинах не оставалось ни боеприпасов, ни топлива. Иракские танкисты подручными средствами разбивали прицелы и некоторые блоки, выводили из строя электропроводку. Об этом свидетельствуют и опубликованные в журналах фотографии доставленных в США трофейных машин.

Бронетанковая техника в современных войнах

Что же касается М1А1, то они горели даже сами по себе, не успев еще вступить в бой, чего не замечалось за машинами советского производства. Так, например, сирийская танковая дивизия, вооруженная танками советского производства, совершив в район боевых действий 1000-километровый марш своим ходом, не оставила на пути следования ни одного танка, за весь марш не было ни одной поломки, ни одного отказа! Американская техника в таких условиях не выдерживала подобных нагрузок. Много проблем было с системой очистки воздуха. Часто воздушные фильтры «Абрамсов» забивались через 15 минут движения танков, и их двигатели глохли.

Бронетанковая техника в современных войнах

Активно использовалась бронетехника во время различных вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР. Естественно, что в ходе них с обеих сторон друг другу противостояла техника советского производства. Во время приднестровского конфликта в первый и последний раз в реальных боях приняли участие танки Т-64БВ, некогда составлявшие основу бронетанковых войск Советского Союза. Так, в мае 1992 г. местными жителями Приднестровья были захвачены 10 Т-64БВ возвращавшейся с полигона танковой роты 14-й армии. Созданная из этих машин и захваченных БТР бронегруппа была брошена на подавление молдавской артиллерии, обстреливавшей г. Дубоссары. Во время этого боя один из танков был поражен: машина загорелась, в результате возникшего пожара произошла детонация боекомплекта. Это первый зафиксированный случай боевого применения танков Т-64.

Надо отметить, что защитники Приднестровья, получившие в свое распоряжение танки, практически не знали «шестьдесятчетверок», а контейнеры динамической защиты не имели пластин и зарядов ВВ. Захваченные у российской армии машины в большинстве своем были абсолютно не готовы к боевому применению, на многих из них отсутствовали пулеметы, не работали средства связи, не были заправлены огнегасящей смесью баллоны противопожарного оборудования (ППО), в результате чего возникновение даже небольшого возгорания внутри машины приводило к детонации боекомплекта. Но, тем не менее, приднестровцы шли на них в бой - вынуждала обстановка.

20 июня 1992 г. восемь танков Т-64БВ защитников ПМР штурмовали молдавские позиции в районе Бендер. Два были уничтожены огнем противотанковых пушек МТ-12 «Рапира». Стрельба по танкам велась из засад в боковые проекции - один был поражен бронебойно-подкалиберным снарядом в борт, второй - кумулятивным в бок башни. И та и другая машины сгорели. Еще два танка были повреждены: у одного выстрелом из гранатомета РПГ-7 была перебита гусеница, у другого выведен из строя двигатель. Оба танка эвакуировали в Тирасполь, где затем и восстановили.

При вводе в Приднестровье миротворческих сил из состава 14-й российской армии в конце июля один Т-64БВ был уничтожен выстрелом из СПГ-9. На этой машине в контейнерах динамической защиты также отсутствовали пластины и заряды ВВ, а система ППО была в нерабочем состоянии. В результате возникшего пожара произошла детонация боекомплекта.

В районе моста через Днестр по другому танку из состава 14-й армии был произведен выстрел из противотанковой пушки МТ-12 «Рапира» бронебойно-подкалиберным снарядом. Снаряд попал в защитное стекло командирского прибора наблюдения ТКН-3 и сорвал крышку командирского люка, командир танка погиб, но танк сохранил боеспособность.

По отзывам танкистов ПМР и офицеров-танкистов 14-й армии, участвовавших в боях, Т-64 - танк хороший, однако его необходимо тщательно готовить к боевому применению (как, впрочем, и любой другой). Думаю, что с этим трудно не согласиться. К сожалению, к этому выводу у нас прислушались не все командиры. В разгоревшейся войне в Чечне в декабре 1994 г. в бой вновь бросались танки с незаправленной системой ППО, с неснаряженными контейнерами динамической защиты, с необученными экипажами, с неподготовленным вооружением и еще со многими «не».

Согласно опубликованной статистике («Красная звезда», 22.02.1995), по состоянию на начало февраля 1995 г. из 2221 единицы бронетехники, задействованной в боевых операциях, было безвозвратно потеряно 225 машин, в том числе 62 танка различных типов. А в первую чеченскую использовались Т-62 (различных модификаций), Т-72Б, Т-80Б и Т-80БВ, причем как с одной, так и с другой стороны. Причины столь высоких потерь указаны выше, к этому следует лишь добавить отсутствие взаимодействия между танкистами и мотострелками в ходе боев в городских условиях против хорошо подготовленных боевиков, оснащенных большим количеством противотанковых средств.

Так, например, в декабре 1994 г. во время боев в Грозном танк Т-72Б №436, на котором отсутствовала динамическая защита, был уничтожен боевиками выстрелом в борт из станкового противотанкового гранатомета СПГ-9. Граната пробила броню и вызвала детонацию боекомплекта, машину буквально разорвало на куски, экипаж танка, к сожалению, погиб.

Здесь хочется добавить интересную деталь. В марте 1995 г. в Кубинке состоялся показ бронетехники для руководящего состава Вооруженных Сил РФ, на котором в том числе демонстрировалась поврежденная в Чечне техника. На этом показе тогдашний министр обороны России генерал армии Павел Грачев заявил о нецелесообразности дальнейшего выпуска танков типа Т-80 из-за того, что механизм заряжания, установленный в них, более уязвим к огню гранатометов, чем автомат заряжания танков типа Т-72. Неизвестно, с чьей подачи Павел Сергеевич сделал такое заявление, так как вышеуказанный пример с танком Т-72Б показывает, что при пожаре в машине боекомплект детонирует одинаково в любом танке, будь то Т-80, Т-64, Т-72 или «Абраме» (но о нем ниже). А высота механизма заряжания Т-80 всего на 15 см больше, чем высота вращающегося транспортера автомата заряжания Т-72. Если посчитать вероятность попадания в эти 15 см из РПГ, то она будет ничтожной.

Хорошо зная сильные и слабые стороны российских танков, во время боев в Грозном гранатометчики боевиков вели огонь по ним минимум с четырех направлений одновременно. При этом стрельба велась с невыгодных для танков ракурсов в их самые слабозащищенные части - по люкам членов экипажей, по крыше моторно-трансмиссионного отделения (МТО), сзади под башню, по бортам, не прикрытым экранами с динамической защитой.

При нахождении в машине более или менее обученного экипажа случаев уничтожения танков удавалось избегать. Так, например, в январе 1995 г. по танку Т-72Б №529 вели огонь одновременно несколько расчетов боевиков, вооруженных гранатометами РПГ-7 и СПГ-9. Умело маневрируя и ведя огонь по боевикам из всех видов оружия, экипаж танка смог, в конечном счете, уничтожить гранатометчиков и благополучно выйти из боя. На корпусе и башне танка после этого боя насчитали семь попаданий гранат от СПГ и РПГ, но броня не была пробита. Экипаж сумел не подставить бортовые проекции противнику и вышел победителем.

Бронетанковая техника в современных войнах

Сорванный бортовой экран танка Т-72Б в Чечне - результат попадания ПТУР «Конкурс», выпущенной боевиками. Динамическая защита «погасила» кумулятивную струю,

танк не пострадал.

Бронетанковая техника в современных войнах

А это результат попадания ПТУР при неснаряженной ДЗ танка Т-72Б...

Очень часто в зарубежных источниках приходится читать о чувствительности танка Т-72 к пожару: дескать, небольшое возгорание внутри танка приводит к детонации боекомплекта, а следовательно, и к срыву башни. Если смотреть объективно, то к пожару чувствительны все танки, да и не только танки - корабли, самолеты, автомобили и т.д. Другое дело, что в результате детонации боекомплекта у Т-72 (Т-80, Т-64) отлетает башня, а, например, на «Абрамсе» она, можно сказать, остается на месте, зато корпус разваливается (хотя случаи отрыва башни на «Абрамсе» тоже зафиксированы) . Результат все равно один - танк восстановлению не подлежит, а экипаж, как правило, гибнет. Выход один - размещение боекомплекта отдельно от экипажа. На западных машинах попытались пойти по этому пути, но разместить отдельно от экипажа удалось только половину боекомплекта, а вторая половина, как и раньше, находится вместе с экипажем. Надо заметить, что детонация даже одного снаряда в танке или возгорание его порохового заряда приводит к гибели всего экипажа, а танк не подлежит восстановлению. Но что касается пожаров в танках советского образца, то есть и другие примеры.

В январе 1995 г. в Грозном в один из танков выстрелили из гранатомета РПГ-7 гранатой ПГ-7ВЛ. Граната попала в правый борт, не прикрытый экраном, сорванным в предыдущих боях. Кумулятивная струя пробила броню и правый топливный бак передней группы. Система ППО, как всегда, была не заправлена, и внутри машины возник пожар. По приказу командира танка (за него в машине был начальник штаба танкового батальона) экипаж покинул машину, при этом двигатель продолжал работать. Офицер, оставшийся в горящей машине, занял место механика-водителя и привел ее в расположение своей части, где подручными средствами пожар в танке потушили. Боеприпасы, находящиеся в нем, от огня раскалились, а пороховые заряды артвыстрелов почернели, тем не менее все обошлось. Конечно, если бы баллоны системы противопожарного оборудования были заправлены огнегасящим составом, то все было бы проще, но его израсходовали раньше. Заправить их заново было негде, да и некогда, война шла полным ходом, а техническое и тыловое обеспечение должным образом еще не было организовано.

Бронетанковая техника в современных войнах

Т-72АВ в локальных конфликтах вполне способен выполнять предназначенные

для танков задачи.

Бронетанковая техника в современных войнах

В «первую чеченскую» Т-80БВ противостояли друг другу.

Другой пример. В начале апреля 1996 г. один Т-72Б выполнял боевую задачу по уничтожению автомобильной колонны боевиков на горной дороге. Танк вел огонь из окопа на дальность 3600 м. После того как был израсходован боекомплект из вращающегося транспортера автомата заряжания, для пополнения боеприпасов к нему подошел кормой другой танк с ящиками с артвыстрелами, уложенными на крыше МТО. В момент загрузки боеприпасов в танк боевиками был произведен пуск ПТУР9М111 «Фагот» с дальности 1900 м, которая попала в ящики с боеприпасами. В результате разрыва ракеты осколками был убит командир танка, находящийся рядом с ящиками. Часть осколков рикошетом от открытой крышки люка попала внутрь танка, вызвав в нем небольшое возгорание поврежденной электропроводки. Ящики с боеприпасами тоже загорелись. Действиями экипажей танков огонь был потушен. Этот случай подтверждает стойкость боеприпасов боекомплекта машины к воздействию огня и кумулятивной струи.

После обеспечения всех танков динамической защитой и при правильном их использовании танкисты выполняли поставленные задачи практически без потерь. Весной 1996 г. в освобождении поселка Гойское, который обороняли более 400 хорошо вооруженных боевиков, принимала участие танковая рота одного из мотострелковых полков. Она была вооружена танками Т-72Б, оснащенными динамической защитой. Танки атаковали в боевых порядках мотострелков с рубежа перехода в атаку, удаленного от позиций боевиков на 1200 м. В ходе атаки противник пытался отразить ее огнем из ПТРК ракетами 9М111 «Фагот». Всего было произведено 14 пусков ПТУР. Две ракеты не достигли цели благодаря умело проведенному экипажем машины маневру (обе ракеты предназначались одному танку). 12 ракет попали в танки, а в одну из машин угодили четыре ракеты. Тем не менее, после этих попаданий экипаж и танк сохранили боеспособность, а машина продолжала выполнять поставленную боевую задачу. На ней были повреждены зенитная пулеметная установка, командирский прибор наблюдения ТКН-ЗВ и призменный прибор наблюдения наводчика.

На остальных танках роты, которые получили по одному или два попадания ПТУР, имелись повреждения следующего характера: повреждение ящиков с ЗИП на надгусеничной полке (на двух машинах), разрушение прожекторов «Луна-4» (на двух машинах), повреждение турели зенитного пулемета НСВТ-12,7 «Утес» (на одной машине). Остальные ПТУР вызвали только срабатывание элементов динамической защиты. Пробитие брони было достигнуто только на одной машине в результате пуска ракеты «горкой» и попадания ее в башню сверху под углом 15-20° в районе люка наводчика. В результате кумулятивной струей была повреждена электропроводка и легко ранен один член экипажа (ожог и касательные осколочные ранения затылочной части головы). Танк сохранил боеспособность и, несмотря на то, что в результате повреждения проводки вышел из строя A3, продолжал выполнять поставленную задачу. После боя он был отправлен в ремонт. На остальных Т-72Б были заменены лишь сработавшие элементы динамической защиты. Огнем из танковых пушек пусковые установки ПТУР и их расчеты были уничтожены.

Во вторую чеченскую кампанию потери бронетанковой техники федеральных сил были значительно меньше, чем в первую. Сказались наличие у большинства офицеров боевого опыта, обученность экипажей и организация четкого взаимодействия и всестороннего обеспечения боевых действий. При умелом использовании танки успешно применялись и в боях в городских условиях. В ходе наступления мотострелковых подразделений поддерживающие их танки играли решающую роль. Они уничтожали обнаруженные огневые средства противника, после чего пехота продвигалась вперед. Удаление танков от мотострелков составляло не более 50 м, что обеспечивало их защиту от огня гранатометчиков с флангов и с тыла, а их огонь во фронтальные проекции машин не причинял им вреда. Так, например, за время боев за Грозный огнем боевиков был поврежден только один танк одного из отдельных мотострелковых батальонов. Эта машина, командир которой нарушил приказ командира батальона, вырвалась вперед и остановилась под стенами пятиэтажного дома, занятого боевиками. По ней мгновенно открыли огонь из гранатометов с верхних этажей здания. В результате нескольких попаданий на танке были повреждены радиаторы системы охлаждения двигателя и зенитно-пулеметная установка. Экипажу удалось вывести машину своим ходом из боя, после чего ее отправили в ремонтное подразделение, где она и была восстановлена. Никто из членов экипажа не пострадал. Благодаря предпринятым мерам по защите танков и правильному их использованию за период с октября 1999 г. по август 2000 г. в этом же батальоне не потеряли ни одного танка и ни одного человека.

Бронетанковая техника в современных войнах

«Самый живучий» израильский танк «Меркава» после встречи с нашими танками горит, как обычно.

В первой чеченской войне получила боевое крещение и БМП-3. В ходе боев за Грозный с января 1995 г. по май 1997 г. принимал участие батальон БМП-3 в составе 31 машины из Сибирского военного округа. За все время было потеряно семь единиц (безвозвратные потери). Две поврежденные машины были доставлены в Кубинку: на одной было зафиксировано поражение правого борта гранатой из РПГ (машина сохранила боеспособность), на другой - пробоина осколком 120-мм минометной мины, разорвавшейся в метре за БМП, лючка доступа к гидрообъемной передаче (ГОП). В результате была перебита трубка ГОП и машина потеряла управляемость.

Бронетанковая техника в современных войнах

Катковые тралы - наиболее эффективное средство от мин на дорогах.

Надо отметить, что подготовленные экипажи БМП-3 успешно боролись со снайперами и гранатометчиками боевиков, засевшими на верхних этажах зданий. Для борьбы с ними использовалось 100-мм орудие-пусковая установка, имеющая угол возвышения 60°. При попадании в окно 16-килограммового осколочно-фугасного снаряда все живое в помещениях уничтожалось. А попадание снаряда в окно обеспечивала автоматизированная система управления огнем (СУО). Однако в этой СУО и крылись проблемы с БМП-3. Многие экипажи и офицеры-мотострелки, не привыкшие эксплуатировать сложную технику, попросту боялись ее, не умели готовить к боевому применению. В итоге после окончания этой войны появились публикации, в которых эта машина обвинялась во всех грехах. А причина-то проста - незнание материальной части. И все же БМП-3 в городе себя зарекомендовала неплохо. Достаточно сказать, что боевики в Грозном устроили за ними настоящую охоту, результатом которой и стали уничтоженные семь машин.

Вообще, в первую чеченскую войну отправка в бой неподготовленной техники была обычным делом. Имеются официальные документы, в которых отмечается, как прибывали в Чечню эшелоны с такими боевыми машинами. Так, например, имел место случай, когда из поступивших 31 БТР-80 28 оказались неисправными и не могли самостоятельно двигаться. Такое впечатление, что начальники, отвечавшие за отправку техники в район конфликта из других военных округов, старались избавиться от «убитых» на занятиях по боевой подготовке машин. Война, мол, все спишет, А о том, что это может привести к гибели людей, никто и не задумывался.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Горящая американская бронетехника, уничтоженная входе

городских боев в Ираке. Не правда ли, напоминает кадры

из Грозного?

Бронетанковая техника в современных войнах

Полностью сгоревшая американская БРМ «Страйкер» в Ираке.

Теперь еще об одном военном конфликте - войне в Ираке, или об операции «Иракская свобода». Многие эксперты ожидали, что сценарий этой операции будет похож: на «Бурю в пустыне» - 38 дней бомбардировок и ударов крылатыми ракетами, а затем непосредственно сухопутная фаза операции. Как ни странно, но бои на суше развернулись уже в первые дни войны. До сих пор, правда, непонятно, куда делась иракская армия, но определенное сопротивление войска коалиции все же встретили, хотя крупномасштабных столкновений не произошло.

Силами коалиции в Ираке использовались танки М1А1НА, М1А2 «Абраме», «Челленджер-2», БМП М2А2 и М2АЗ «Бредли», LAV-25 (США) и «Уорриер»(Великобритания). Эти машины относятся к современному поколению боевых машин и оснащены по последнему слову техники.

В первые дни войны войскам пришлось наступать в условиях песчаных бурь, что сильно затруднило действия поддерживающей подразделения сухопутных войск авиации. В этой ситуации танки коалиции имели значительное преимущество в обнаружении целей противника, так как оснащены тепловизионными прицелами, позволяющими вести наблюдение в такой обстановке. На танках иракских вооруженных сил (Т-55, Т-62 и Т-72), относящихся к разработкам середины 1950-х и конца 1960-х гг., таких прицелов нет. Они оснащены обычными инфракрасными прицелами ночного видения первого поколения, которые не позволяют наблюдать за местностью в условиях плохой видимости (запыленность, туман, снег и т.д.).

Солидное преимущество за танками коалиции и в огневой мощи, и в защищенности. Мощные 120-мм пушки «Абрамсов» и «Челленджеров» бронебойно-подкалиберными снарядами (БПС) с сердечниками из обедненного урана способны пробить лобовую броню Т-72М на дальностях до 2500 м, а Т-55 - до 3500 м. А вот пушки Т-55, Т-62 и Т-72 не могут причинить вреда ни «Абрам-сам», ни «Челленджерам» при стрельбе в лобовые проекции и на значительно меньших дальностях: новых снарядов на вооружение иракской армии не поступило, а о старых мы уже говорили. Десять лет экономической блокады предопределили исход этой войны.

Видимо, учитывая все это, иракское командование решило избежать открытых столкновений. Показанные телевизионными каналами иракские Т-55 боевых повреждений не имели, а, по всей видимости, были брошены иракскими танкистами при отходе. В последующем, как свидетельствовали кадры телехроники, они уничтожались американскими или британскими саперами путем подрыва зарядами взрывчатки. После этого американские фотографы и телеоператоры снимали результаты подрывов на пленку и демонстрировали публике как результат работы танкистов коалиции. Видимо, эта практика отработана еще со времен «Бури в пустыне».

И все же были случаи, когда иракские танкисты вели огонь по танкам коалиции. На одной из фотографий, опубликованной в Интернете, изображен «Абраме», у которого попаданием БПС выведена из строя ходовая часть: гусеница, направляющее колесо, все семь (!) опорных катков и ведущее колесо разрушены прямым попаданием этого снаряда. Аккуратненько посерединке всех катков и снизу направляющего и ведущего колес снаряд унес с собой все, что смог. Учитывая то, что стрельба в лоб по «Абрамсу» бессмысленна, иракские танкисты вели огонь по ходовой части. Судя по причиненному ущербу, стреляли довольно точно: попасть в корпус и башню - это одно, а в переднюю проекцию гусеницы - это совсем другое.

В действиях бронетанковых сил коалиции обращает на себя внимание и такой факт: вся бронетанковая техника двигалась исключительно по дорогам, несмотря на то что зачастую борта подставлялись под огонь противника. Основных причин этому как минимум две: меньше поднимается пыли, на которую очень болезненно реагируют воздухоочистители западных танков, а вторая - боязнь нарваться на противотанковую мину. Противобортовых мин, насколько известно, в Ираке не было, а мину нажимного действия поставить на иракскую дорогу, где толщина асфальтового покрытия около метра, проблематично. Кстати, командование коалиции, судя по всему, в основном и рассчитывало на передвижения по дорогам. Об этом говорит и такой факт, что на гусеничной технике коалиции даже не были сняты асфальтоходные подушки, и, как результат, в тех случаях, когда механики-водители не справлялись с управлением и съезжали с дорог, танки и БМП надолго застревали на обочинах, некоторые навсегда.

Как и во время «Бури в пустыне», имелись случаи самопроизвольного возгорания силовых отделений танков «Абраме», которые приводили к полному уничтожению машин. Во многих случаях возгорания внутри «Абрамсов» (сгоревшие «Челленджеры» увидеть на фотографиях не пришлось, хотя сообщения об их потерях были) боекомплект в укладках, расположенных в нишах башен, детонировал, правда, это не приводило к срыву башни. Объясняется это не только тем, что в нишах имеются специальные вышибные крышки, но и тем, что в боекомплекте «Абрамса» отсутствуют осколочно-фугасные снаряды (ОФС). Имеющиеся в боеукладках кумулятивные снаряды при детонации не создают достаточной ударной волны, которая срывает башню, а ограничиваются только сквозной пробоиной брони в месте его расположения. При всем при том, что башня «Абрамса» в таких случаях остается на месте, от этого не легче, машина восстановлению не подлежит, днище и борта корпуса разворачивает основательно. Хотя недавно появилось фото Ml A2 SEP «Абраме» с оторванной башней. По сообщениям, эта машина подорвалась на фугасе, и вот в этом случае налицо детонация боеукладки, расположенной в корпусе машины. Несмотря на то что в этой боеукладке находится всего шесть выстрелов, их детонации вполне хватило на то, чтобы откинуть массивную башню «Абрамса» на несколько десятков метров.

На многих «Абрамсах», уничтоженных огнем ручных противотанковых гранатометов типа РПГ-7 в борт, противокумулятивные экраны пробивались гранатами ПГ-7В и ее кумулятивной струи было достаточно, чтобы преодолеть бортовую броню. Этот факт очень удивляет, ведь бортовые экраны для того и существуют, чтобы предотвращать поражение борта реактивными гранатами, но на «Абрамсах» свою функцию они не выполнили. При этом экраны срывались с борта целиком. И хотя командование армии США утверждает, что машины «были разрушены из-за вторичных эффектов», первичным было все же попадание в них гранат РПГ.

В журнале Military Technology (11 /2003) был опубликован анализ опыта применения бронетехники 3-й механизированной дивизией США со ссылкой на официальные материалы Автобронетанкового управления армии США (ТАСОМ) и Центра изучения опыта Сухопутных войск США (CALL). В соответствии с этими материалами из состава дивизии за 21 день проведения операции огнем противника или своих же огневых средств было поражено всего 23 танка М1А1 «Абраме» и БМП М2/МЗ «Бредли». Пятнадцать из них (включая девять «Абрамсов» и шесть «Бредли») были поражены из РПГ-7.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Иракские танки Т-72 (слева) и Т-55 (справа), навсегда оставшиеся в пустынях Ирака.

Один танк этой дивизии в результате обстрела из стрелкового оружия и неверных действий механика-водителя при этом упал с моста в реку Тигр, экипаж погиб.

Лобовая броня башни и корпуса «Абрамса» обеспечивают защиту экипажа и машины. Однако бортовая и кормовая проекции остаются уязвимыми к огню танковых пушек и гранатометов (впрочем, как и везде). Тем не менее были зарегистрированы случаи вывода из строя танков и огнем 25-мм пушек своих БМП типа М2А2 «Бредли» и 30-мм пушек иракских БМП-2 со стороны кормы. Публикуются и фотографии этих машин в Military Technology. Это говорит о слишком слабой защите кормы. Например, на Т-80 30-мм пушка БМП-2 не пробивает даже тонкую крышу МТО, сделанную из титанового сплава, а кормовой броневой лист и подавно.

Еще одна проблема американской техники в Ираке - это размещение дополнительных ГСМ и личного имущества снаружи машин. В США это широко распространенная практика и обычная процедура для экипажей БМП и танков во время реальных действий. Оказалось, что такая практика носит и потенциальную угрозу для машины от огня стрелкового оружия. Имелись случаи безвозвратных потерь из-за возгорания вспомогательных силовых установок (ВСУ) или емкостей с запасами ГСМ, которые попадали в моторно-трансмиссионное отделение и тем самым воспламеняли двигатель. Так сгорел один «Абраме» (из-за «вторичного эффекта»), который был обстрелян из 12,7-мм пулемета ДШК. Пуля попала в левую заднюю часть башни, где как раз и расположена ВСУ, пробила тонкую защиту, вывела из строя установку, а горящее топливо и масло из нее устремились вниз в моторно-трансмиссионное отделение. Произошло возгорание силовой установки, которая полностью выгорела, танк восстановлению не подлежит. Кстати, о ВСУ танка «Абраме». В отличие от российских и украинских машин, на американском танке эта установка обеспечивает работу приводов наведения башни совместно с основной силовой установкой. Генератора основного двигателя для обеспечения работы приводов не хватает, поэтому на башню поставили дополнительный генератор вместе с двигателем, топливным баком и всем необходимым для работы. На отечественных машинах при работе основной силовой установки ВСУ не нужна, ей пользуются для обеспечения работы СУО и приводов при заглушённом основном двигателе, да и размеры отечественных ВСУ в несколько раз меньше, а расположены они над гусеницей, так что в МТО из нее ничего не попадет, в случае чего.

На одной из опубликованных фотографий хорошо виден след попадания ПТУР в боковую проекцию башни танка «Абраме». Экипаж машины, по всей видимости, погиб, боекомплект в нише башни и корпусе сдетонировал. После этого случая американские военные попытались обвинить Россию в поставке Ираку ПТРК «Корнет-Э», но доказательств никаких представлено не было, и позже о «Корнетах» вспоминать перестали. Видно, поняли, что «Корнетом» не обязательно было стрелять в бортовую проекцию, им можно было и в лоб поражать американские танки.

По последним официальным данным, за все время действий американских войск в Ираке (с 2003 г.) там было уничтожено (безвозвратные потери) 20 танков «Абраме», 50 БМП М2А2/ М2АЗ «Бредли», 20 колесных БМП «Страйкер», 20 БТР типа Ml 13 различных модификаций, 250 многоцелевых автомобилей «Хаммер» и более 500 различных армейских грузовиков и автомобилей. Сюда стоит добавить и безвозвратные потери 85 вертолетов, из которых большую часть составляют машины типа АН-64 «Апач». Повторюсь, это официальные данные. Почему я акцентирую на этом внимание? Просто потому, что в 1991 г. по официальным данным приводилась цифра потерянных танков «Абраме» в операции «Буря в пустыне» - девять машин. Сейчас, по прошествии более 10 лет после завершения той операции, уже замелькала цифра 18. Не исключено, что лет через 10 данные о потерях боевой техники США на начало 2006 г. в

Ираке тоже изменятся. Кстати, в приводимой источником статистике есть еще одна графа: «Поврежденные или отслужившие срок», т.е. те, что требуют ремонта. В ней не делается разбивка на технику, получившую боевые повреждения или отслужившую срок. Не думаю, что в район боевых действий из США отправляли боевую технику с небольшими остатками ресурса (хотя у нас такое в первую чеченскую кампанию кое-где практиковали). Так вот, только за 2005 г. потребовался ремонт 230 танков «Абраме», 318 БМП «Бредли», 219 БТР М113 и т. д. Сколько из этих машин вернулось в строй, тоже неизвестно. Немного анализируя, можно заключить, что цифра 20 для количества безвозвратно потерянных «Абрамсов» явно занижена. То же касается и другой техники, указанной в графе «Безвозвратные потери».

Абсолютно неуязвимой бронетехники не существует - такой вывод можно сделать из всего сказанного. Другой вывод - это то, что в ближайшем будущем ни один вооруженный конфликт, не говоря уже о войне, не обойдется без широкого применения бронетехники: и танков, и БМП, и БТР. Другое дело - как в той или иной ситуации использовать эту технику, как избежать или свести к минимуму ее потери и, самое главное, не допустить гибели экипажей. Здесь должен быть подход комплексный: необходимо совершенствовать саму технику, учиться и учить правильно ее использовать на поле боя, тщательно готовить к боевому применению.

Ответить еще на один ставившийся вопрос: «Чья же техника лучше? » исходя из событий, особенно последнего десятилетия, трудно. Не было примеров противостояния техники одного поколения. Так, в ходе операции «Иракская свобода» имело место использование машин, между которыми стоят десятилетия, Т-72М и М1А2 SEP, например. Но в любом случае можно сказать, что отечественная бронетехника пока еще не уступает западной, а по таким показателям, как эксплуатационная надежность, превосходит. Совсем недавно в одной из наших БМП увидел нацарапанную надпись «ДМБ-80», а машина эта за более чем 25 лет службы ни разу не была в капитальном ремонте, прошла Афганистан, а по пробегу тех ремонтов должно было бы быть два как минимум.

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Бронетанковая техника в современных войнах

Не спорю, есть и положительные стороны в бронетехнике бывшего вероятного противника, и частично опыт этот перенимать надо. Но нельзя забывать и о своем накопленном опыте, нужно помнить об обороноспособности страны: угроз еще хватает.

U.S. Army 'Reset' Bills Hit $9B. Defense News, February 13,2006.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации