ЗАГАДКА БОЯ В ПРОЛИВЕ ШБЕЛИ

«Техника и вооружение» № 10/2005 (стр. 28-31)

ЗАГАДКА БОЯ В ПРОЛИВЕ ШБЕЛИ

Николай Митюков

Автор выражает глубокую признательность Леониду Башкирову (Киев) и капитану 3 рангу Хуану Родригесу (Лима) за помощь в подготовке рукописи и предоставленные .материалы.

Разногласия между Перу и Эквадором уходят своими корнями к началу XIX в., когда бывшие испанские колонии в Южной Америке добились независимости. Из-за того что границы между новыми независимыми государствами совпадали с бывшими административными границами вице-королевств, бывшие братские народы с оружием в руках незамедлительно стали перекраивать карту в соответствии с национальными особенностями и потребностями.

Еще будучи в составе испанской империи, вице-королевства Перу и Великая Колумбия имели на границе спорную провинцию Майянас, неоднократно передававшуюся туда и обратно. В итоге в 1802 г. провинцию передали под управление перуанцам, так что при обретении обоими государствами независимости яблоко раздора было налицо. Уже в 1828 г. перуанцы, отстаивая свои права на спорные территории, потерпели жестокое поражение от колумбийской армии под командованием маршала Сукре. Но проблемы при этом только обострились, поскольку уже в 1829-1830 гг. Великая Колумбия распалась на собственно Колумбию, Эквадор и Венесуэлу.

Новообразованное государство Эквадор, озабоченное стабилизацией собственных границ, незамедлительно подписало с Перу договор, по которому провинция Майянас делилась пополам. Тем не менее, вскоре Перу оспорило это соглашение, претендуя на всю провинцию целиком. Значение этого куска земли, сплошь покрытого джунглями, заключалось в том, что он включал в себя верховья Амазонки, и таким образом контролировавшее его государство получало доступ к Атлантическому океану через территорию Бразилии.

В последующие сто лет эквадоро-перуанские отношения вылились в бесконечные споры, переговоры, арбитражи, пограничные разборки и инциденты. Подписывались многочисленные договоры, которые не ратифицировались. Дважды, в 1858 и 1882 гг., на границах происходили вооруженные конфликты.

В 1936 г. представители обоих государств встретились в Вашингтоне, чтобы в очередной раз попытаться решить вопрос о спорных территориях, но снова, проведя более года во взаимных упреках и нареканиях, делегации ни с чем разъехались по домам. Обстановка стала накаляться. В июне 1941 г. на границе в очередной раз произошла серия вооруженных инцидентов, в которых перуанцы, как водится, обвиняли эквадорцев, а те, в свою очередь, перуанцев. Поскольку из-за полыхающей Второй мировой войны все внимание великих государств оказалось отвлеченным от проблем далеких джунглей, перуанские военные решили использовать сложившуюся обстановку, тем более что Эквадор в очередной раз находился в обстановке политической нестабильности и его президент Карлос Арройро дель Рио, опасаясь вооруженного выступления оппозиции, сосредоточил большую часть армии у столицы страны Кито. И, таким образом, на юге общая группировка эквадорских войск не превышала, по разным данным, 1800-3000 человек.

5 июля 1941 г. перуанская «Группа Север» под командованием генерала Элоя Уреты общей численностью более 13 тыс. человек при поддержке танкового батальона, довольно значительного количества артиллерии и авиации вторглась в южную эквадорскую провинцию Эль-Оро и начала продвижение к Гуаякилю.

В результате форменного «блицкрига» менее чем за месяц перуанцы заняли значительную часть южного Эквадора. 31 июля, впервые в Америке применив воздушный десант, они захватили стратегически важный Пуэрто-Боливар. Впрочем, особого героизма в этой акции не было, поскольку еще 26 июля Эквадор объявил о прекращении огня.

Одновременно перуанцы захватили спорные территории в Амазонии. Хотя 31 июля при международном посредничестве стороны заключили перемирие, отдельные стычки продолжались вплоть до октября.

Кампания стоила перуанцам всего 107 убитых. Потери побежденных, как водится, никто не считал, но эксперты обычно оценивают их в 400-500 человек убитыми.

29 января 1942 г. в Рио-де-Жанейро представители Эквадора и Перу подписали так называемый «протокол Рио». В обмен на вывод перуанских войск из страны Эквадор отказался от более чем 200 тыс. км2 спорной территории, потеряв, таким образом, почти 40% своей площади и доступ к Амазонскому бассейну.

К началу эквадоро-перуанской войны 1941 г. главные силы флота Перу на Тихом океане состояли из крейсеров «Альмиранте Грау» и «Коронель Бологнези», эсминцев «Альмиранте Вильяр» и «Альмиранте Гуиссе», четырех подводных лодок типа R и ряда вспомогательных кораблей. Военно-морские силы Эквадора, насчитывающие несколько вспомогательных судов и наспех вооруженных пароходов, достойного отпора своим оппонентам оказать просто не могли.

Хотя перуанский флот своими действиями и оказал посильную поддержку приморскому флангу армии, судьба кампании целиком решалась на суше. А на море все действия свелись к блокаде эквадорского побережья. Произошла всего одна встреча, достойная того, чтобы рассказать о ней подробнее.

Озабоченное отсутствием серьезных сил для противостояния перуанской агрессии в провинции Эль Оро, эквадорское командование принимает решение спешно перебросить туда подкрепления. Поскольку единственный возможный путь быстрой доставки пополнений лежал только по морю, 23 июля морское командование получает приказ обеспечить перевозку войск из Гуаякиля в Пуэрто-Боливар. При подавляющем превосходстве перуанских сил на море самое разумное решение состояло в ночной проводке, и ночью 24 июля в море вышли три войсковых транспорта под охраной канонерской лодки «Абдон Кальдерон». В шесть утра следующего дня конвой был на месте. Разгрузка тех небольших сил, что смогли разместиться на этих трех пароходиках, продолжалась приблизительно четыре часа, пока в 10-25 (время дано по бортовому журналу «Кальдерона» и рапорту его командира) над портом не появилась эскадрилья перуанских самолетов. Эквадорские данные отмечают, что целью налета были портовые сооружения и «Кальдерон», в это время пришвартованный к молу (в это трудно поверить, поскольку пароходы с войсками были гораздо более важной целью, чем какая-то старинная канонерка). Но, тем не менее, чтобы обеспечить себе свободу маневра под перуанскими бомбами, а также защитить гражданское население и постройки порта от случайных попаданий, якобы предназначавшихся «Кальдерону», командир эквадорского корабля капитан 2 ранга Рафаэль Моран Бальберде принимает решение уйти из порта. Уже в море, неожиданно для себя, в 11-15 на удалении 6 миль сигнальщики канонерской лодки обнаружили неизвестный корабль.

Тем временем в результате авиационной разведки Пуэрто-Боливар, главком перуанского флота получил данные, что там находится эквадорский конвой с пополнением и снаряжением. Незамедлительно начальнику Северной группы поручалось организовать его перехват, который для этой цели отрядил находящийся в море эсминец «Аль-миранте Вильяр». Еще 23-го числа командир эсминца капитан 2 ранга Эрнандо де Тудела-и-Лаваль получил задание выйти для разведки и патрулирования к государственной границе в районе Пуэрто-Писарро, так что корабль как нельзя лучше подходил для этой задачи.

Согласно записи в бортовом журнале (время взято по бортовому журналу «Альмиранте Вильяра» и рапорту де Туделы), «Альмиранте Вильяр» покинул Пуэрто-Писсаро в 07-29 этого дня и на скорости 14 узлов направился на север. В 10-55 он вошел в эквадорские территориальные воды, и на борту сыграли боевую тревогу. В 11 -03 был обнаружен корабль, пересекавший пролив Хамбели с юга на север. Наблюдение затрудняла сильная рефракция, так что невозможно было определить ни тип, ни национальную принадлежность обнаруженного судна, которое, кроме того, не несло национального флага. «Альмиранте Вильяр» увеличил скорость и сблизился на 6000 м. Судно вскоре идентифицировали как эквадорское, и, как позже узнали перуанцы, это и был «Абдон Кальдерон». После обнаружения «Альмиранте Вильяра», который эквадорцы спутали с более сильным «Альмиранте Гуиссе», канонерка повернула на 180°, подняла эквадорский боевой флаг и на всех парах стала отходить к берегу, к устью Хамбели.

В 11-19 «Альмиранте Вильяр» произвел предупредительный выстрел и совершил маневр, чтобы ввести в действие артиллерию правого борта. Но, прежде чем маневр закончился, эсминец открыл огонь на поражение из 102-мм орудий №1 и №2. Судя по рапорту командира «Альми-ранте Вильяра» де Туделы, противник ответил лишь в 11-30 (но рапорт Морана гласит, что эква-дорцы ответили в 11-20, т.е. получается, что оба корабля начали бой одновременно). Скорость эсминца составляла 20 узлов, и он уже довольно близко подошел к берегу. В этом месте глубины были небольшие, так как берег представлял собой низменные речные заливные участки, и вероятность сесть на мель была очень велика. Поэтому командир приказал прекратить сближение и повернуть на 90° влево, чтобы дать по неприятелю полный бортовой залп. В это время перуанские сигнальщики отметили попадание в носовую часть противника, «сопровождающееся выбросом больших клубов густого черного дыма» (может, именно тогда и вышло из строя орудие «Кальдерона» ?). Однако, судя по рапорту командира «Кальдерона», ближайшие снаряды противника падали в 20 м от корабля. Так что, по всей вероятности, перуанцы были введены в заблуждение поднятым со дна илом, тем более что глубины в этом месте небольшие.

Между тем эквадорцы продолжали отход, и во избежание посадки на мель «Альмиранте Вильяр» должен был выполнить поворот на 180°, продолжая огонь левым бортом. Находясь на этом курсе, перуанские сигнальщики отметили еще одно «попадание» в противника, пока тот не скрылся в зарослях мангрового леса. Но «Альмиранте Вильяр» продолжал обстрел, используя теперь в качестве ориентира высокий столб черного дыма, валивший из трубы «Кальдерона», который явно показывал, что противник старается уйти от погони. В 11-40 де Тудела отдал приказ прекратить огонь. Командир принял решение выйти из боя, поскольку цель не была настолько ценной, чтобы подвергать опасности сесть на мель вверенный ему корабль.

Немного погодя был дан рапорт на «Коронель Бологнези», и в 11-50 получен ответ - приказ возвращаться к Пуэрто-Писарро, что и было выполнено. Эсминец присоединился к крейсеру. Оба корабля находились перед Пуэрто-Писарро до 15-00.

Военно-морские силы Перу достаточно подробно проанализировали и изучили этот инцидент. В рапорте командира «Альмиранте Вильяра» отмечается: «Работа всего экипажа корабля во время акции была превосходна. Наши командиры, офицеры и матросы в течение всего боя действовали с большим воодушевлением, демонстрируя под огнем противника свой высокий патриотический дух и дисциплину, четко выполняя все отданные приказы. Я как командир корабля счастлив был иметь под своим командованием столь превосходный экипаж». Но на самом деле, по перуанской версии, ничего по-настоящему героического в этом бою не было и влияния на ход конфликта он совершенно не оказал. Результаты можно, скорее всего, охарактеризовать как «сухая ничья». Ни один из противников не получил повреждений. «Альмиранте Вильяр» продолжил выполнение своих задач. «Кальдерону» пришлось использовать форсированный режим своих машин, что, судя по рапорту его командира, привело к «неполадкам в котлах», вынужденных работать с большей нагрузкой. После боя канонерка была поставлена в ремонт, на который, согласно данным перуанской разведки, была запрошена сумма в 9985 сукре, но эквадорская сторона это не подтверждает.

И, тем не менее, как это водится, этот же инцидент, исход которого был совершенно очевиден, получил диаметрально противоположную интерпретацию в лагере противника. Очевидно, таким путем начинали формироваться эквадорские военно-морские традиции. Суть альтернативной эквадорской версии, весьма подробно освещенной в многочисленных статьях эквадорских военно-морских историков, сводится к следующему: жестокая перестрелка нанесла страшные повреждения «Альмиранте Вильяру».

В 11-15, когда «Абдон Кальдерон» шел курсом на север и находился примерно в трех милях от маяка Хамбели, по левому борту был обнаружен корабль, идущий сходящимся курсом. Вда-леке виднелись дымы кораблей поддержки. Замеченный корабль увеличил ход и начал совершать маневрирование с явными признаками перерезать курс эквадорцам. Когда корабль сблизился, в нем опознали перуанский эсминец «Альмиранте Гуиссе», и в 11-25 капитан 2 ранга Моран приказал сыграть боевую тревогу. Одновременно противник выполнил поворот на правый борт, выходя на параллельный курс, и в 11-30 открыл огонь носовым орудием. Как только командир эквадорской канонерки увидел вспышку выстрела на неприятельском эсминце, он приказал открыть ответный огонь.

ЗАГАДКА БОЯ В ПРОЛИВЕ ШБЕЛИСхватка была абсолютно неравной, поскольку эквадорская канонерка была вооружена лишь парой 76-мм орудий и двумя 20-мм зенитками. В дополнение ко всем несчастьям после первого же выстрела кормовое 76-мм орудие вышло из строя. Тем не менее за недолгое время боя эквадорцы смогли поразить своего грозного противника 25 раз. Несколько 20-мм снарядов взорвалось в надстройке, но наибольший вред нанесли четыре попадания 76-мм орудия.

Первое из них попало в предпоследнее орудие, полностью выведя его из строя и ранив девять человек расчета. Вторая бомба взорвалась на кормовом мостике, свалив бизань-мачту и повредив зенитное орудие. При этом из-за падения мачты два матроса получили смертельные ранения и был поврежден торпедный аппарат. Еще один снаряд попал в левый борт на уровне ватерлинии прямо в торпедный погреб и вывел из строя воздушный баллон одной из торпед. К сожалению, снаряд не взорвался, а его взрыв наверняка вызвал бы детонацию торпедных зарядов и привел бы если не к гибели, то к тяжелым повреждениям перуанского эсминца. Четвертое попадание, по-видимому, вызвало пожар или же перебило паропровод, поскольку после него эсминец окутался клубами густого дыма.

В 11 -36 тяжело поврежденный эсминец противника вышел из боя. Эквадорцы тем временем были вынуждены укрыться в устье Хамбели, поскольку к месту боя подошли крейсер «Альмиранте Грау» и миноносец «Теньенте Родригес», взявшие на буксир своего тяжело поврежденного собрата и доставившие его в Кальяо. В 11 -45 эквадорцы прекратили огонь.

По окончании боя «Абдон Кальдерон» вернулся в Пуэрто-Боливар и в 12-11 бросил там якорь. Но передышка была недолгой, поскольку уже в 13-42 над портом появились неприятельские самолеты, по которым в течение примерно 15 минут стреляли зенитчики канонерки. В ожидании последующих налетов «Абдон Кальдерон» крейсировал перед портом до четырех вечера.

Наша справка

AlmiranteVillar

1915 г.

Водоизмещение: 1300 т.

Размерения: 96,07 х 12,81 х 3,66 м.

Вооружение: 4х 102/60 мм ор. (дальнобойность 10000 м), 3 х 65 мм, 2 х 20-мм зен., 9ТА.

Силовая установка: турбина 32000 л.с, 30 уз.

Экипаж .142 чел.

Наименование: Мануэль Вильяр Оливера (Manuel VillarOlivera) (1809-1889). Перуанский военно-морской офицер, морской министр, контр-адмирал (1881). По окончании в 1827 г. Центральной Морской школы становится гардемарином. Во время колумбийско-перуанской войны служил под началом адмирала Гуиссе на фрегате «Президент». С 1840-х командует: баркой «Лименья», корветом «Юнгай», пароходами «Апуримак» и «Хамарра». Во время войны с Испанией - главнокомандующий объединенной чилийско-перуанской эскадры во время сражения у Абтао. Один из авторов обновления военно-морского устава. Во время войны с Чили - командир батареи Санта Роза в порту Кальяо. Эсминец «Альмиранте Вильяр» - первый из трех кораблей перуанского флота, носивших это имя.

Карьера: заложен на Путиловском заводе как эсминец Российского императорского флота «Капитан Кинсберген», но уже входе строительства переименован в «Капитан 1 ранга Миклухо-Маклай». 12 декабря 1917 г. условно сдан флоту. В 1918 г. переименован в «Спартак». 26 декабря 1918 г. сдался английской эскадре и передан в распоряжение эстонцев. 2 января 1919 г. вошел в состав эстонского флота под названием «Вамбола». В 1933 г. продан Перу и переименован в «Альмиранте Вильяр». Принял участие в эквадоро-перуанской кампании 1941 г., во Второй мировой войне 1942-1945 гг., восстании в октябре 1948 г. 15 сентября 1954 г. исключен из списков флота.

Abdon Calderon

1884 г.

Водоизмещение: 300 т.

Размерения: 39,36 х 4,88 х 2,74 м.

Вооружение: 2 х 75/40 мм ор. (дальнобойность 4000 м), 2х 20-мм, 1 х47-ммзен.

Силовая установка: машины 1500л.с, 8уз.

Экипаж: 60 чел.

Наименование: Абдон Кальдерон (Abdon Calderon) (1804-1822). Офицер эквадорской армии, лейтенант. Героически погиб в сражении у Пичинчи (1822).

Карьера: построен в 1884 г. в Глазго (Шотландия) как пароход «Chayhum» (по другим данным, «Chaihuin») для чилийской пароходной компании «Adon Grenlich de Valparaiso». 18 сентября 1885 г. приобретен правительством Эквадора и применялся сначала как транспорт, потом как военный транспорт, и после вооружения вошел в состав ВМС как канонерская лодка «Cotopaxi». В 1938 г. переименован в «Abdon Calderon». Принял участие в эквадоро-перуанской войне 1941 г. Находился в строю до 1961 г., после чего передан в распоряжение «Парка национального флота» в Гуаякиле и до настоящего времени используется как корабль-музей.

Таким образом, одно и то же событие описывается обеими сторонами абсолютно по-разному, хотя в эквадорской точке зрения наблюдается определенная нестыковка. Во-первых, по участвовавшим в ней перуанским кораблям. Официальные эквадорские источники очень быстро подкорректировали жертву неравного боя («Альмиранте Вильяр» вместо «Альмиранте Гуиссе»), но вот по остальным участникам вышла явная промашка. Так, «Альмиранте Грау», судя по перуанской документации, в это время находился в сухом доке в Кальяо, заканчивая обработку своей подводной части, а «Теньенте Родригес» имел честь быть в Икитосе уже семь лет как исключенным из списков флота. Он использовался как топливная баржа в Амазонии! Дополнительную настороженность вызывает и тот факт, что практически сразу после боя «Кальдерон» перевооружили: вместо орудий системы Бреда на него установили крупповские. Но ведь если пушки «Кальдерона» обеспечили 30% попаданий, то зачем их менять?

Несмотря на явную нелепость, эквадорская версия оказалась на удивление живучей, причем настолько, что спустя десятилетия после безрезультатной стычки она вполне успешно перекочевала через Атлантику и прочно обосновалась в исследованиях военно-морских историков Старого Света. Более того, в свое время она просочилась благодаря польским публикациям, дружно принявшим на веру именно эквадорское видение «неравного боя», на просторы еще целого Союза. История о тяжело поврежденном «Альмиранте Вильяре» стала мучительной загадкой для многих отечественных историков-любителей, ведь не только очевидная и вполне оправданная гордость за лучшие эскадренные миноносцы российского флота, но и элементарные логические выводы не позволяли допустить подобного исхода боя! В принципе, эквадорская трактовка в качестве истины в последней инстанции бытует и поныне, время от времени всплывая в различных изданиях.

Чтобы окончательно расставить все точки над i, попытаемся разобраться, а была ли хотя бы какая-нибудь вероятность эквадорской трактовки боя.

Встреча двух кораблей, когда их бою никто и ничто не мешает, довольно уникальна. В этой ситуации каждая из сторон может рассчитывать только на свои силы. Попытаемся разобраться, что же собой представляла артиллерия противоборствующих сторон.

Перед нами пушки, почти ровесники. 102-мм русское орудие с длиной ствола 60 калибров и 76-мм орудие Бреда с длиной ствола 40 калибров. Результаты проведенного баллистического расчета представлены на рис. 1. При расчетах коэффициент формы по отношению к закону сопротивления Сиаччи принимался для русской пушки равным 0,7, для итальянской 0,8. На всех дальностях стрельбы русское орудие имеет более настильную траекторию. Однако зависимость становится более показательной, если пересчитать углы падения в вероятности поражения (рис. 2). При их расчете полагалось, что оба корабля идут параллельными курсами по траверзу друг друга, условия моря и погода идеальные (впрочем, так и было на самом деле).

Во время боя дистанция изменялась от 6000 до 3000 м. На всех этих дистанциях за счет более настильной траектории перуанцы имеют вероятности поражения выше в 2,3-2,5 раза. Если учесть, что орудий в бортовом залпе они также имеют в два раза больше (а при условии, что одно эквадорское орудие не стреляло, то и в четыре раза), то получается, что на каждое эквадорское попадание они должны были ответить пятью (или десятью).

Вопрос второй: могли ли перуанцы получить хотя бы одно попадание? Судя по рапорту перуанского командира, за 20 минут боя они выпустили 41 снаряд, что при вероятности попадания от 0,04 (на 6000 м) до 0,14 (на 3000 м) должно было бы гарантировать от одного до пяти попаданий. При расчетах характеристики рассеяния были приняты как для 1910-х гг. (года принятия на вооружение обеих артсистем). Отсюда можно сделать вывод, что за восемь лет, прошедших с момента приобретения эсминца в Эстонии, перуанцы толком освоить материальную часть так и не смогли. Вероятно, причина этого кроется в недостатке снарядов, поскольку, как отмечается в рапорте де Туделы, во время боя использовались снаряды из партии, закупленной в Эстонии вместе с эсминцами (в рапорте они названы снарядами партии 1933 г.). А ведь еще по данным советской разведки было известно, что эстонцы испытывают жестокий дефицит снарядов для своей артиллерии!

ЗАГАДКА БОЯ В ПРОЛИВЕ ШБЕЛИ

Рис. 1. Зависимость угла падения снаряда от дальности.

ЗАГАДКА БОЯ В ПРОЛИВЕ ШБЕЛИ

Рис. 2. Вероятность попадания в противника в зависимости от дальности.

И, наконец, вопрос третий: если принять на веру якобы имевшие место четыре попадания в перуанский эсминец, сколько же понадобилось времени для подобного расстрела? Предположим, что расстрел производится с дальности 3000 м. Вероятность попадания составляет 0,055, и таким образом получается, что надо выстрелить около 72 раз. Даже если эквадорцы бы давали по два выстрела в минуту, им бы пришлось стрелять около 40 минут!

Автор далек от утверждения истин в последней инстанции, и эквадорское видение этого боя также нельзя сбрасывать со счетов, однако, как явствует из проведенного исследования, его вероятность намного ниже, чем по перуанской версии.

Литература и источники

1. Rodriguez J. Los destructores «Almirante Guise» у «Almirante Villar» comprados a Estonia en 1933//Revista de Marina. - Noviembre-Diciembre. - 1994. - №6. - P. 25-33.

2. Tudela-y-LavalH. Parte del Combate de Jambeli 25 Julio 1941 // № 0.200-17 (secreto).

3. Valdizan J. Jambeli: breve estudio historico // Revista de Marina. - Enero-Abril. - 1985.-Vol.374. - № 1. - P. 6-26.

4. Митюков Н.В. Имитационное моделирование военно-исторических ситуаций // Тр. электронной заочной конф. - Ижевск: Изд-во УдГУ, 2000. - С. 53-56.

5. Барабанов М. Вооруженный конфликт между Перу и Эквадором // Экспорт Вооружений. - 2002. - № 5. - С. 47-56.

6. El heroico David ecuatoriano de siempre frente al poderoso Goliat peruano. Combate naval de Jambeli, ano 1941 // http://antiperuano.8k.com/menu_nacionalista_ecuador.htm.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации