ГОРНОЗАВОДСКАЯ И ЖЕЛЕЗОДЕЛАТЕЛЬНАЯ

Обозреватель - Observer 2004 №3 (170)

ГОРНОЗАВОДСКАЯ И ЖЕЛЕЗОДЕЛАТЕЛЬНАЯ

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ РОССИИ

Валерий Котилко,

доктор экономических наук,

член-корреспондент РАЕН

 Исторический очерк (конец XVIII - начало XIX веков)

В современной экономической литературе о промышленности первой половины XIX в. основное внимание уделяется проблеме феодальных отношений, которые препятствовали начавшемуся промышленному перевороту в России. Используемый крепостной труд тормозил развитие многих отраслей промышленности.

Так ли это было на самом деле?

Ответ на этот вопрос можно получить, изучив конкретные документы, характеризующие развитие горнозаводской промышленности Урала, где было сконцентрировано более 80% российской металлургии.

Пермский берг-инспектор П.Е.Томилов, который около 17 лет проработал в различных должностях на уральских заводах, оставил подробное описание о времени постройки, размещении и техническом состоянии 94 казенных и частных заводов1.

Анализ этих документов позволил определить, что только 25,5% горных заводов России были казенными, а подавляющее большинство имели частных владельцев.

При описании уральских заводов П.Е.Томилов обратил внимание как на "приписных" крестьян, так и на наемных рабочих. Он уделил внимание состоянию заводской техники, производственным мощностям доменного, медеплавильного, кричного и металлопередельного производства. Дал характеристику составу заводских рабочих кадров по степени их квалификации, подробно изложил природные условия и особенности хозяйственной деятельности населения.

Начиная с конца XVIII в., в России началось строительство доменных печей, а с XIX в. - совершенствоваться техника доменного производства.

Например, на Невьянском заводе (владелец П.Яковлев) увеличилась высота печей и были введены поршневые воздуходувные установки. Это сократило расход топлива и увеличило выплавку металла. П.Е.Томилов описывал, что постепенно начался процесс замены водяного колеса паровыми двигателями (Юговский медеплавильный завод - владелец А.А.Кнауф, Пожевский завод - владелец В.А.Всеволожский, якорный завод и др.).

К 1810 г. на Урале было 13 сталетомительных печей (против одной в 1799 г.), кричных горнов - 656 (против 515 в конце XVIII в.), а кричных молотов - 566 (против 381 в конце XVIII в.). Из 94 заводов Урала (а фактически России) 50 имели усовершенствованное воздуходувное хозяйство, используемое в кричном производстве.

Начало XIX в. отличало ускоренное развитие железоделательного производства по сравнению с доменным. В металлопередельном производстве использовали, по данным П.Е.Томилова, 16 прокатных станов, 19 - дощатых станов, 27 - плющильных, 29 - резных, 17 - сверлильных. В это время была осуществлена подготовка к переходу на фабричные методы в уральской металлургии. Постепенно рос спрос на различные сорта металлов и металлических изделий на внутреннем и внешнем рынках. В свою очередь металлопередельное производство предъявляло требования к железоделательному и стальному производству. 

Есть сведения о функционировании в первой половине XIX в. металлургических заводов, построенных на арендованных землях, и использовавших наемную рабочую силу.

Несмотря на то, что в списке П.Е.Томилова большинство заводов имело большой удельный вес "приписных" крестьян, встречались также предприятия, использовавшие труд только "людей при заводах находящихся" (включая мастеровых и рабочих).

Среди них следует выделить: Петропавловский медеплавильный, Николаепавдинский доменный (имел также молотовую, плющильную и резную, меховую и кузнечную фабрики), Кронштатский (отделение Александровского) литейный завод - владелец Гаскойн (завод переплавлял орудия и снаряды "неугодные к употреблению"), Петровский доменный в Иркутской губернии (использовал мастеровых и работающих с Нерчинских сереброплавильных заводов); Уинский и Шермянсткий медеплавильные заводы Пермской губернии (владелец С.Яковлев); медеплавильные заводы И.Осокина - Верхне-Троицкий и Нижне-Троицкий (Оренбургской губернии), Мещинский (Казанской губернии), Усень-Ивановский (Оренбургской губернии), Благовещенский медеплавильный (владелец Н.Хлебников), Воскресенский медеплавильный (владелица Д.Пашкова), а также медеплавильные заводы наследников бывших военных и вдов военных - Дурасовой, Бекетовой, Козицкой, Иноземцова, Красильникова, Глазова, Гусятникова, Масловой (в Оренбургской губернии), купцов Кобелевых (Вятской губернии), Московского именитого гражданина П.Гусятникова (Оренбургской губернии) и другие заводы, преимущественно Вятской, Оренбургской и Казанской губерний.

Среди заводов, не имевших приписных крестьян, встречались заводы наследников российской аристократии: Нытвенский, Архангело-Пашийский и Пожевский медеплавильные Пермской губернии (наследников князя М.М.Голицына, построенных на землях, жалованных бароном Строгановым), Богданопетровский, Кусье-Александровский доменные и молотовые заводы соответственно Калужской и Пермской губерний (наследников Ю.В.Долгорукова, а также общий князей Б.Г.Шаховского и М.М.Голицына).

Много заводов принадлежало наследникам известной семьи предпринимателей - Строгановым: Домрянский медеплавильный и молотовый, Билимбаевский доменный и молотовый, Очерской молотовые и якорные фабрики, Екатериносюзвенская доменная фабрика, Елизавето-Нердвинские молотовые фабрики (в Пермской губернии).

Выделялись заводы и фабрики предпринимателей Демидовых: Выйский - медеплавильный и молотовые, Нижне-Тагильский - доменный и молотовые, Верхне-Салдинский - доменный и молотовые, Висимо-Шайтанский молотовый, Черно-Источинский молотовые; Нижне-Лайский, Верхне-Лайский, Нижне-Салдинский и Висимо-Уткинский заводы, имевшие молотовые фабрики;

Суксунский медеплавильный, Уткинский и Молебский (имевшие доменные и молотовые фабрики), Тисовский и Камбарский заводы, имевшие по две молотовые фабрики в Пермской губернии, а также Верхне-Дугненский завод с доменной и молотовой фабриками в Калужской губернии.

Из 94 горнозаводских заводов начала XIX в. 21 принадлежал известной семье предпринимателей Яковлевых (родоначальник Савва Яковлев Собакин), которые в XVIII в. начали свой бизнес с торговли мясом в Петербурге. В конце царствования Елизаветы Петровны записались в купечество, вместе с другими предпринимателями взяли на откуп таможню в Риге. В 60-х годах XVIII в. перешли из податного звания в чиновничье, а затем при Петре III возведены в потомственное дворянство. В XIX в. наследники Яковлева-Собакина считались самыми крупными русскими заводчиками.

При описании П.Е.Томиловым горнозаводской промышленности, было обращено внимание на то, что на заводах Яковлевых основное внимание уделялось производству. Социальная сфера работающих была на очень низком уровне.

Например, на Верхне-Тагильском заводе госпиталя не было, больные находились дома, богадельни и училища не построены. Церковь была деревянной и имела только один придел. Аналогичная ситуация была на Шуралинском, Невьянском заводах, а в Троицко-Петрокаменском заводе даже не было церкви. Только на Бынговском заводе были госпиталь и аптека.

Большинство уральских рабочих были земледельцами. Горная работа служила им подспорьем в хозяйстве, хотя оплачивалась очень низко. У них не было особой заинтересованности в труде. Только мастеровые, не имевшие земли, целый год занимались заводской работой.

Необычно описание быта и жизни мастеровых и работающих в начале XIX в. на большинстве заводов Урала (особенно семьи Яковлевых). В основном в записях П.Е.Томилова отражено, что на фабриках и заводах есть амбары для хлеба. Далее, как правило, описывается, что можно выловить в прудах и озерах (щук, окуней, ершей, карасей, чебаков, налимов, ельцов), а также какую дичь можно поймать в лесу и какие ягоды там собрать (малину, клубнику, землянику, чернику, голубику, смородину, морошку, клюкву, бруснику др.). И не слова о продовольственном обеспечении на фабриках и заводах. Складывалось впечатление, что работники должны были обеспечивать себя провизией сами.

Интересна судьба горных заводов наследников Яковлевых (Невьянский и Петрокаменский чугуноплавильные и железоделательные и Баньговский железоделательный), превратившихся к 1860 г. из крупнейших когда-то заводов в предприятия, принадлежащие множеству мелких пайщиков. К концу рассматриваемого периода в их округе истощились леса. Ситуация осложнялась черезполосным поселением государственных крестьян, резкой неприязнью, "господствующей здесь в отношениях между заводоуправлением и горнозаводским населением, отличающимся в Невьянске своим беспокойным духом…"2.

Об отсутствии заинтересованности рабочих в своем труде очень образно и красочно рассказывает в своей книге академик В.П.Безобразов, посетивший Березовские золотые промыслы. В начале 60-х годов около 800 рабочих вдруг снялись и ушли с одного из Березовских заводов. Причем всех управляющих и самого академика поразил тот факт, что на этом заводе платили больше, чем на других предприятиях Екатеринбургского уезда. В.П.Безобразов, рассказывая эту историю, удивлялся, что именно это местное население больше всего жаловалось на горькую жизнь, на нищету и на недостаток работы. Все попытки местных управляющих уговорить выйти их на работу упирались в отказ из-за того, что рабочие, заработав за несколько дней приличные деньги, хотели отдохнуть, посидеть дома и пропить все, что заработали.

Пытаясь разобраться в конфликте на казенных заводах Пермской губернии, В.П.Безобразов выяснил, что причины недовольства кроются в прекращении раздачи (или сокращении) "богаделенного пайка", то есть провианта, который худо-бедно ранее выдавался за "известную выслугу лет на заводах в соединении с нуждою". Другими словами, тот факт, что в начале XIX в. на частных заводах по "скотски" относились к людям, работающим на важнейших предприятиях России, к середине XIX в. привел к тому, что эта же причина во многом подорвала стимулы к дальнейшему развитию и на казенных заводах горной промышленности Урала. Причем отмена крепостного права мало, что изменила в этом отношении.

Монопольное право, которым пользовались горнозаводские предприниматели, было закреплено сначала - в 394-й статье VII тома свода законов горного устава в 1806 г., а затем почти полностью повторено в 1861 г. в связи с отменой крепостного права. 

В чем суть этого "права"? 

В горных городах Урала нельзя было без разрешения открывать какие-либо иные фабрики, а также запрещалось открывать производства, требующие использования угля и дров. Аналогичная статья закона была внесена горнозаводчиками в 1861 г. в условия освобождения крестьян (см. статью 11 положения о горнозаводских мастеровых). Даже спустя много лет действовал этот запрет. 

Можно сослаться на отчет правления кустарно-промышленного банка за 1895 г., где в качестве примера, сдерживающего предпринимательство в кустарной промышленности Урала, отмечено: " Чаще всего поступают жалобы на запрещение чинами горного ведомства и владельцами посессионных заводов открывать огнедействующие заведения в черте подведомственных им районов и на всякого рода стеснения в производстве промыслов по обработке металлов".

Развитие горнозаводской и железоделательной промышленности в этот период проходило не только на Урале, но и на Алтае, где в XVIII - начале XIX вв. сформировался крупнейший в России центр цветной металлургии - Колыванско-Воскресенский (Алтайский) горный округ. Здесь к середине XIX в. выплавлялось более 90% российского серебра, значительное количество меди и свинца.

Основателем первых медеплавильных заводов на Алтае (Колыванско-Воскресенского и Барнаульского) был Акинфий Никитич Демидов, сын знаменитого основателя уральских заводов. Основы горнозаводского дела он изучал под руководством отца, а затем отправился заграницу для продолжения образования.

Вернувшись в Россию, А.Н.Демидов получил разрешение на поиски руды за Уралом. В 1726 г. он начал энергичные розыски медной руды в Томском и Кузнецком уездах и проник до Алтая. Между верховьями рек Оби и Иртыша, недалеко от озера Колывань, он открыл "Чудскую копь с признаками медной лазури и, исследовав руду, построил на р. Белой медноплавильный Колыванско-Воскресенский завод"3. В 1730 г. был открыт Барнаульский медноплавильный завод.

В Змеиных горах на Алтае Демидов обнаружил руды богатейшие по содержанию золота и серебра, самородное серебро, роговую серебряную руду. Демидов несколько лет пользовался этими богатейшими рудниками, не объявляя об этом правительству. Узнав об этом, императрица Елизавета Петровна в 1747 г. издала Указ, по которому алтайские заводы Демидова - Колыванско-Воскресенский, Барнаульский и Шульбинский со всеми землями, рудниками и инструментами были переданы Кабинету Ея Величества.

Рост горнозаводской промышленности на Алтае сохранялся до конца XVIII в.

В статистических документах, опубликованных в 60-х годах XIX в., Урал называли главным центром горной промышленности страны. При этом, характеризуя его организацию труда, отмечали пережитки крепостного права - даже после его отмены.

Считалось, что в 20-х годах XIX в. Россия получала чугуна в 1,5 раза больше, чем Франция, в 4,5 раза больше Пруссии, в 3 раза больше Бельгии.

В 60-х годах XIX в. Россия производила 13-18 млн. пудов чугуна, что вдвое больше, чем в 1767 г4.

Однако европейские страны за этот период сделали гигантский скачок вперед. Причиной застоя Урала было крепостное право, так как горнопромышленники были одновременно помещиками и заводчиками. Они ориентировались не на спрос и конкуренцию, а "на монополию и свое владельческое право". 

Примечания

1  Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов. Свердловск. УАН СССР. 1956. 300 с.

2  Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство. СПб. 1869. С.128.

3  1000 лет русского предпринимательства. М.: Современник, 1995.

4  Сборник статистических сведений по горной части на 1864-1867 гг. СПб. 1864-1867 (издание ученого комитета корпуса горных инженеров). И. Боголюбский. Опыт горной статистики Российской империи. СПб. 1878


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации