РОССИЙСКО-УКРАИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Обозреватель - Observer 2001 №1

РОССИЙСКО-УКРАИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Н.СИДОРОВА,

старший научный сотрудник

Института актуальных

международных проблем

Дипломатической академии МИД России

Русский и украинский этносы происходят из одного начала. Само понятие "Русь" сложилось на территории современной Украины, большая часть которой в IX-XIII вв. входила в состав единого восточнославянского государства. Именно это государство стало основой для формирования трех народов: русских, украинцев и белорусов. Христианство в форме православия также было введено на территории современной Украины.

Скачкообразный рост национального движения на Украине (как и в ряде других республик СССР) был спровоцирован горбачевской перестройкой. Провозглашенная Кремлем в условиях системного кризиса демократизация привела к распаду Советского Союза. 

Российская внешняя политика к концу 90-х годов стала более многовекторной, географически сбалансированной, прагматичной, маневренной, жесткой в отстаивании национальных интересов.

Украина, обретя независимость, сосредоточила усилия на превращении обретенной государственности из формальной в реальную. Во внутреннем плане для этого необходимо было преодолеть значительные различия между западом, востоком и югом страны в культуре, политике и экономике, адекватно урегулировать проблемы статуса русского языка и русскоязычного населения.

I. На международной арене Украине пришлось в 90-х годах доказывать право на существование в качестве отдельного государства. Все это десятилетие Киев искал на Западе гарантии своей суверенности и территориальной целостности. Думается, однако, что начальная стадия внешнеполитического развития Украины уже завершилась. Она уже признана мировым сообществом самостоятельным государством, вместе с тем эйфория по поводу достижения независимости, жажда подальше дистанцироваться от бывшего "старшего брата", наивные ожидания радикальной помощи со стороны Запада ослабевают, хотя украинская элита продолжает стремиться стать частью Европы и Запада. В то же время настроения значительной части населения, экономическая зависимость, традиции заставляют Киев сохранять и развивать связи с Москвой. Этому способствует и то обстоятельство, что ни по объективным (уровень развития), ни по субъективным (позиции Запада) причинам Украина пока не может интегрироваться в западный мир.

Опыт раздельного существования России и Украины показал, что историческая и этническая близость не избавляет народы от серьезных трудностей в сфере межгосударственных отношений.

Среди раздражителей этих отношений определенное место занимают особенности украинского массового и элитарного сознания. Для некоторой части населения молодого государства характерно наличие комплекса обиды по поводу "притеснения"(!) украинцев в составе единого государства, начиная со времен Б.Хмельницкого и Переяславской рады (1654 г.) Новый феномен - так называемый "бюрократический" национализм, демонстрируемый чиновниками в карьерных целях или из искреннего желания способствовать "самостийности" Украины. "Интеллектуальный" национализм процветает среди творческой интеллигенции, является "хлебом" для лиц, подвизающихся на ниве идеологии. Все еще распространены в украинском массовом сознании страхи по поводу "посягательств" современной России на суверенитет восточнославянского соседа. Самый же мощный источник антирусских настроений - "корневой" национализм на Западной Украине, который враждебно настроен к русской этничности, языку, культуре, церкви и т.д.

И все же, как показывают многочисленные опросы общественного мнения, большинство граждан Украины позитивно относится к российскому государству и, тем более, к россиянам. Аналогичный подход характерен к Украине и украинцам в России. Поэтому этнический фактор сам по себе не способен выступить фактором обострения отношений между двумя государствами. А вот искусственно нагнетаемые государственные противоречия могут привести к росту взаимной подозрительности.

Проблема статуса Севастополя и Черноморского флота на протяжении почти всего последнего десятилетия ХХ в. являлась крупным препятствием на пути гармонизации российско-украинских отношений. 

До середины 1995 г. Москва отстаивала формулу "Севастополь - главная база ЧФ России", полагая, что любые послабления в данном вопросе "чреваты крупными негативными последствиями геополитического свойства". Украина же упорствовала, заявляя, что уступки с ее стороны "подорвут суверенитет, разрушат территориальную целостность государства".

В конечном итоге Москва и Киев пошли навстречу друг другу, заключив в 1997 г. соглашение об аренде Россией военно-морской базы в Севастополе, выкупе военных кораблей, ставших собственностью Украины, совместном базировании двух флотов в севастопольских бухтах.

Таким образом, упомянутая проблема в принципиальном плане урегулирована, хотя в повседневной жизни трения продолжают возникать из-за нарушений подписанных соглашений, прежде всего украинской стороной.

Официальная Москва никогда не предъявляла территориальных претензий к Киеву, но в российском обществе и поныне находят широкую поддержку идеи о том, что не только город Севастополь, но и весь Крым должен принадлежать России. Кремль тем не менее на договорной основе зафиксировал незыблемость государственной границы с соседом. После ратификации договора парламентами двух стран территориальный спор можно считать исчерпанным. В то же время обостряется конфликтность из-за обустройства границы, режима ее пересечения, срыва договоренностей о приграничном сотрудничестве.

Серьезной является проблема статуса русских и русского языка на Украине. В соответствии с законодательством русское население признано национальным меньшинством, а русский язык - средство общения большинства населения Украины - лишен официального статуса. 

На русский язык ведется наступление - в сфере образования, в органах госуправления, в СМИ. Как следствие, происходит насильственная украинизация русских.

Судя по всему, такая тенденция продолжится, ибо, с точки зрения официального Киева, именно украинский язык находится "в загоне" и именно его надо всеми силами внедрять в жизнь. Националистическая оппозиция требует от властей еще большей непримиримости в сфере языка и культуры.

России ничего не остается, как продолжать жестко отстаивать права соотечественников, а значит, данная проблема будет и впредь фигурировать в межгосударственных отношениях. Смягчать ее должно лишь то обстоятельство, что на бытовом уровне между украинцами и русскими в целом сохраняются приязнь и гармония (за исключением Западной Украины).

Прошло почти 6 лет, прежде чем удалось подвести договорный фундамент под российско-украинские отношения: лишь 31 мая 1997 г. был заключен договор "О дружбе, сотрудничестве и партнерстве между РФ и Украиной", часто называемый для краткости "Большим договором".

Подписанию и ратификации документа предшествовали острые дебаты. 

В России оппоненты утверждали, что договор отнюдь не приблизит Киев к Москве, ибо "Украине совершенно не нужен союз с Россией, а нужно сближение с Западом". Подчеркивалось, что вначале надо решить все спорные проблемы, а уже затем думать о договоре. 

На Украине же возражения вызывали прежде всего "уступки" Киева по Черноморскому флоту и Севастополю. Националисты добивались "вывода всех иностранных войск с территории государства до 2000 г.".

Победила точка зрения, что нератификация договора "надолго разведет два славянские государства по различные стороны баррикад". "Большой договор" подвел солидную базу под долгосрочное партнерство, однако не устранил всех разногласий как в двусторонних отношениях, так и на международной арене.

II. На протяжении всего постсоветского периода экономическая политика Москвы и Киева в отношении друг друга не имела четких ориентиров, отличалась противоречивостью, конъюнктурностью, зависимостью от внутриполитической ситуации.

На первоначальном этапе Украина всячески стремилась размежеваться с Россией, обособиться от нее. Одновременно нарастал стихийный процесс разрыва экономических связей, что, среди других причин, повлекло за собой катастрофическое падение производства.

Постепенно на Украине появилось понимание зависимости своей экономики от российской, наметилась тенденция к восстановлению утраченных связей. Идет этот процесс сложно. Мешает нежелание Киева участвовать в надстроечных учреждениях СНГ, в формировании единого экономического пространства Содружества.

Серьезными изъянами страдает нормативно-правовая база торгово-экономических взаимосвязей. 

Подписано, правда, большое число соглашений, но отсутствует действенный механизм их реализации. Главная трудность - принципиальные нестыковки в законодательствах двух стран, определяющих внешнеторговый режим. В частности, разнятся методы регулирования экспортно-импортных операций, их налогообложение. Все это приводит к неоправданному повышению цен, препятствует свободному движению товаров и услуг, провоцирует расширение нелегальной торговли.

В последнее время стороны предпринимают усилия к исправлению положения. В частности, принята Программа двухстороннего экономического сотрудничества на 1998-2007 гг., направленная на формирование механизма согласования основных направлений экономической стратегии. Отрадно, что взаимный товарооборот, неуклонно сокращавшийся на протяжении всех 90-х годов, в 2000 г. пошел вверх.

Оздоровление торгово-экономических связей во многом зависит от урегулирования вопроса поставок на Украину и транспортировки по ее территории российских энергоресурсов. Большую часть нефти и газа Украина и получает из России. При этом Украина не платит за российские энергоресурсы (накопленный долг превышает 3 млрд. долл.), похищает транзитный газ, незаконно реэкспортирует его в третьи страны по демпинговым ценам.

Единственный реальный путь выхода из украинских неплатежей - приобретение российским капиталом украинских трубопроводов и предприятий топливной отрасли. Несмотря на оппозицию этому в украинском парламенте, Киев, как представляется, все больше понимает безальтернативность такого пути.

Появляются определенные перспективы активизации инвестиционного сотрудничества и в других областях - между предприятиями ВПК, в гражданском машиностроении, в модернизации портово-промышленных хозяйств. Сотрудничеству способствуют все более либеральная внешнеэкономическая политика Киева и оживление хозяйственной конъюнктуры в обеих странах.

Преодоление разногласий, развитие торгово-экономических связей приведут, конечно, к оздоровлению российско-украинских отношений в целом.

III. При всей важности экономической составляющей, взаимоотношения Москвы и Киева во многом зависят от их геополитических приоритетов. Они далеко не во всем совпадают.

Россия остается глобальной державой и сохраняет волю к лидерству в мировой политике. Один из ее главных приоритетов заключается в сплочении постсоветских государств для проведения согласованной внешнеполитической линии.

Для Киева же чрезмерная близость к Москве может, с точки зрения украинских элит, помешать укреплению государственного суверенитета. Украина поэтому предпочитает держать дистанцию от России, вести "свою игру" на международной арене.

Очевидно и то, что Киев не стремится (и не может стремиться) к лидерству, в том числе в Европе. Как следствие, он не разделяет опасений Москвы по поводу изменения баланса сил на европейском континенте, не испытывает отрицательных эмоций по поводу действий и планов НАТО, американского доминирования на глобальном уровне. Украина озабочена лишь желанием влиться в западное сообщество, став его рядовым членом, - и не только для защиты собственно суверенитета, но и по мотивам экономического и цивилизационного характера1. Одновременно отсутствие соответствующих лидерских амбиций, географическая и культурная отдаленность препятствуют пробуждению у Киева интереса к активному участию в делах Евразии и других регионов.

В результате Россия и Украина занимают неодинаковые позиции по многим проблемам как в Европе, так и в мире.

И все же возможности для взаимодействия двух восточнославянских государств на мировой арене имеются:

  • во-первых, Украина заинтересована в поддержании нормальных политико-экономических отношений с Россией, а значит, должна считаться с ее позициями и в какой-то степени подстраиваться под них;

  • во-вторых, исторические традиции, культурно-психологическая близость населения и геополитические реалии постепенно нивелируют различия в подходах двух стран к ряду актуальных проблем современности.

IV. Меняется в лучшую сторону линия поведения Украины в отношении СНГ.

В предшествующие годы украинские власти открыто стремились свести роль Содружества только к переговорным процессам, которые позволяли бы решать спорные вопросы, а одновременно помогали адаптироваться к новым условиям, нейтрализовывали недовольство Москвы расползанием бывших частей СССР в разные стороны. Украина не подписала Устав СНГ, отказалась участвовать в каких-либо формах военной интеграции, сводила к минимуму политические и даже экономические многосторонние акции. Более того, украинское руководство предпринимало прямые попытки ограничить российское влияние на постсоветском пространстве, в частности, выступало инициатором новообразований, предусматривающих взаимодействие выборочных постсоветских государств в обход СНГ и России (ГУУАМ, Балтийско-Черноморское региональное сотрудничество и т.д.).

В последнее время Киев сбавил сепаратистский тон и демонстрирует готовность к партнерству в рамках СНГ. Связано это, очевидно, с благоприятным воздействием на украинские элиты факта заключения "Большого договора", а также с растущей потребностью Украины в экономическом сближении с Россией и другими участниками Содружества. Позиция Киева сейчас сводится к тому, что СНГ должно сосредоточить внимание на экономическом сотрудничестве и превратиться в эффективную международную организацию. В украинских коридорах власти не исключают, что в перспективе интеграция на постсоветском пространстве может перерасти и в политическую. При этом президент Л.Кучма все чаще ставит вопрос о том, чтобы Украина не пыталась выполнять функции политического посредника между Европой и Россией, а нацеливалась на роль "интегрирующего элемента в центре евразийского региона, что позволит Украине войти в группу процветающих и цивилизованных стран".

Таким образом, на нынешнем этапе открывается определенная перспектива для углубления российско-украинского взаимодействия в СНГ, а значит для более эффективного функционирования Содружества.

V. На западном направлении между Москвой и Киевом сохраняются очевидные различия в интересах и позициях.

Не отказываясь от идеи создания единого европейского пространства, Россия намерена оставаться самостоятельной державой, не желает превращаться в "младшего партнера" США и НАТО. В этой связи Москва противодействует диктату Вашингтона и его союзников в международных делах. Особое недовольство вызывает в российском обществе эскалация усилий Запада по внедрению в зону СНГ, и в первую очередь на Украину. 

Для Киева же США, НАТО, Запад не просто партнеры, с которыми нет принципиальных разногласий. Они представляют собой то политико-экономическое и культурное пространство, в которое Украина жаждет влиться, стать его составной частью.

По поводу НАТО украинские лидеры утверждают, что этот военный блок успешно трансформируется в политический и проводит "политику доброй воли и отсутствия агрессивных устремлений". У Киева нет претензий к расширению Североатлантического альянса, и он советует Москве "перестать пугать других, подталкивая бывших участников Варшавского договора проситься под чужой зонтик".

Соединенные Штаты рассматриваются в Киеве в качестве главного гаранта украинского суверенитета, источника и вдохновителя экономической помощи молодому государству. Украинские власти прилагают максимум усилий к углублению всестороннего сотрудничества с США, НАТО, Европейским союзом и другими континентальными институтами и странами континента.

Оценивая характер и перспективы взаимоотношений Украины с Западом, важно вместе с тем не упускать из виду разногласий и различий, которые сдерживают и будут продолжать сдерживать их сотрудничество:

  • во-первых, это украинское общественное мнение, которое по-прежнему рассматривает Россию в качестве приоритетного партнера;

  • во-вторых, не только в украинском народе, но и в украинской элите присутствуют антинатовские настроения. "Левые" вообще высказываются в пользу присоединения Украины к Союзу Беларуси и России, Ташкентскому оборонному объединению. Не случайно президент Л.Кучма вынужден был публично осудить натовские бомбардировки Югославии;

  • в-третьих, Киев отдает себе отчет в нецелесообразности и даже невозможности ухода от России - и в силу экономической зависимости от нее, и потому, что это будет иметь непредсказуемые политико-стратегические последствия;

  • в-четвертых, интеграция в НАТО непосильна для Украины чисто с финансовой точки зрения;

  • в-пятых, украинские власти начинают осознавать, что Запад не спешит принимать восточнославянскую республику в объятия, не готов признать ее полноценным и равноправным союзником;

  • в-шестых, очевидно, что Украина если и нужна Западу, то главным образом в российском контексте. При условии налаживания между Москвой и Западом конструктивного сотрудничества интерес к Киеву, заигрыванию с ним и в США, и в Европе резко сократится.

В целом анализ позиций, а главное, глубинных национальных интересов России и Украины позволяет прийти к выводу, что имеется потенциал для российско-украинского взаимодействия и на западном направлении.

Принципиально важно то, что народы наших двух стран симпатизируют друг другу, тесно взаимосвязаны и не мыслят свое существование в отрыве друг от друга, а тем более нахождение в противоборствующих лагерях. С этим фактором не могут не считаться правящие круги Украины, принимая решения в отношениях с Западом.

Не вызывает сомнения и то обстоятельство, что безопасность России и Украины в силу геополитических, исторических, экономических и других объективных факторов неразделима и ни одну из сторон в конечном счете не устроит такая система безопасности в Европе, которая противопоставляла бы Москву и Киев. В этой связи в перспективе открывается возможность их параллельных или даже совместных действий по созданию всеобъемлющей системы безопасности на европейском континенте под эгидой ООН и ОБСЕ и на основе общепризнанных норм международного права.

Совпадает стремление России и Украины стать неотъемлемыми и равноправными частями европейского политического, экономического и культурного ландшафта. Москва и Киев только выиграют, если будут добиваться этой цели, поддерживая друг друга, совместно преодолевая различные объективные и субъективные преграды.

Конкретно есть поле для российско-украинского взаимодействия в налаживании адекватных отношений с ЕС и НАТО, недопущении размещения ядерного оружия в Центральной и Восточной Европе, реформировании Североатлантического альянса в преимущественно политическую организацию, стимулировании роли ОБСЕ и формировании новой архитектуры общеевропейской безопасности, оказании отпора вмешательству во внутренние дела других государств (под предлогом гуманитарных катастроф и т.п.), борьбе с дискриминацией на европейских рынках, противодействии терроризму, оргпреступности, наркобизнесу, экологическим и техногенным катастрофам и пр.

VI. На южном направлении российские и украинские интересы пересекаются главным образом в Черноморском регионе. Проблемы Черноморского флота и Севастополя превратили Москву и Киев в соперников, предопределив и другие акценты в их региональной политике. Украина попыталась опереться на Турцию, в том числе за счет развития с ней военного сотрудничества. Стали набирать обороты контакты на Черноморье Киева с НАТО.

И тем не менее у России и Украины есть общее в интересах на Черном море. Сейчас, после урегулирования проблем ЧФ и Севастополя, общность должна проявляться в возрастающей степени. Обе страны стоят перед однотипными вызовами на Черноморском побережье:

  • предотвращение экологических катастроф;

  • использование транспортных возможностей моря для расширения экономического сотрудничества;

  • устранение опасных межэтнических конфликтов.

В условиях трудностей, с которыми столкнулись на переходном этапе хозяйственные комплексы России и, особенно, Украины, важным является их включение в процессы многостороннего сотрудничества (в таких отраслях, как энергетика, легкая и пищевая промышленность, строительство, сельское хозяйство, рыболовство). Все большее значение приобретает участие Москвы и Киева в организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), которое способствует решению не только хозяйственных, но и политических вопросов.

Россия и Украина в одинаковой степени оказались в сложном положении из-за введения Турцией новых правил движения судов через Босфор и Дарданеллы. Стороны сотрудничают в преодолении трудностей:

  • очищение проливов от нефтяной пленки;

  • модернизация танкерных флотов и т.д.

Есть потребность в согласовании позиций по способам транспортировки нефти с Каспия и из Центральной Азии, по использованию черноморских портов.

Стоят на повестке дня и военно-политические проблемы, в частности охрана черноморских рубежей. В одиночку (особенно Украине) трудно будет уравновесить турецкое военное присутствие.

Выводы. Таким образом, в российско-украинских отношениях присутствуют как позитивные, так и негативные моменты. Абсолютно очевидно: коренным интересам России соответствует поддержание дружественных и тесных отношений с Украиной и то, что для их развития существуют реальные возможности.

Конструктивное партнерство с Украиной способствует решению важнейшей геополитической задачи - созданию мирного и надежного окружения на границах России, обеспечению безопасности и стабильности на всем постсоветском пространстве. Добрососедские отношения с Украиной являются также необходимым элементом стратегии на закрепление России в европейском политико-экономическом и культурном пространстве в качестве полноправного члена, на создание сбалансированной общеевропейской системы безопасности. За счет партнерства Украина гарантированно выводится из числа участников какой-либо антироссийской коалиции, в значительной степени нейтрализуется любая потенциальная угроза с Запада. 

Украина и ценный экономический контрагент, не только рынок сбыта энергоресурсов, но и сфера приложения российского капитала, партнер по кооперации в различных отраслях - от ВПК до пищевой промышленности.

Учитывая, что тесное взаимодействие с Россией объективно соответствует подлинным национальным интересам Украины по экономическим, культурно-историческим, этническим и геополитическим соображениям, нам следует сполна использовать исторический шанс и создать устойчивую модель взаимовыгодного, динамичного российско-украинского сотрудничества в XXI в., подвести прочный фундамент под интеграцию всего постсоветского пространства.

Такая модель, если она утвердится, позволит устранять или приглушать те реальные и потенциальные разногласия, которые могут появляться между Москвой и Киевом.

Оптимальная стратегия России на украинском направлении должна строиться с учетом того, что интеграция с Украиной может осуществляться исключительно на принципах добровольности и равноправия; отдавая себе отчет в том, что Украина в любом случае будет стремиться к диверсификации внешних связей. Это естественно для молодого и испытывающего социально-экономические трудности государства, которое ищет признания, надежные источники финансово-технологических ресурсов и желает в перспективе утвердиться в качестве полноправного члена европейского сообщества.

Наше влияние на Украину должно обеспечиваться не нажимом, а совсем иными мерами, в частности:

  • пониманием стремления Киева к укреплению суверенитета и территориальной целостности, расширению внешних связей;

l принципиальным отстаиванием законных прав русской диаспоры на Украине, оказанием ей реальной помощи в сохранении культурных традиций и родного языка;

l усилиями по расширению и углублению торгово-экономических связей, осуществлению подлинной интеграции двух экономик в рамках СНГ при строгом соблюдении принципов взаимовыгодности и равной ответственности сторон;

l постепенным формированием условий и эффективных механизмов для перерастания экономической интеграции России и Украины, всего СНГ в интеграцию политическую;

l объединением усилий с Украиной в противодействии общим вызовам (терроризм, наркомафия, техногенные катастрофы, болезни и т.д.);

l осуществлением согласованной линии по интегрированию России, Украины и других государств СНГ в общеевропейские институты и общеевропейское пространство в целом, созданию единой континентальной системы безопасности под эгидой ООН и на базе ОБСЕ.

l гармонизацией действий России и Украины в черноморско-средиземноморской зоне.

* * *

Для реализации изложенной стратегии от России потребуются немалые усилия. Важнейший залог ее успеха - укрепление российского государства и его обороноспособности, оздоровление национальной экономики, повышение благосостояния граждан. От этого в конечном счете будут зависеть привлекательность России в глазах Украины в качестве экономического, политического и военного партнера, превращение Москвы в центр притяжения для Киева.

1 Strekol Oleg. Independent Ukraine: The Search for Security. Ebenhausen (Germany), 1999. P. 33-34.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации