КАЛИНИНГРАД

Обозреватель - Observer 2001 №9

КАЛИНИНГРАД:

БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОГО

АНКЛАВА В ЕС И НАТО

Ю.ДЕРЯБИН,

Чрезвычайный и Полномочный Посол,

Руководитель Центра Северной Европы Института Европы РАН

В конце июля Совет Безопасности РФ провел впервые полномасштабное специальное заседание, посвященное проблемам Калининградской области. Впервые эти вопросы рассматривались на таком высоком политическом уровне под председательством Президента РФ.

Нельзя сказать, что и ранее Калининград был обойден вниманием. В том же Совете Безопасности в 1997 г. была создана межведомственная группа, которую курировал секретарь Совбеза И.Рыбкин, были даны поручения правительству и отдельным ведомствам. Само правительство не раз обращалось к вопросам Калининграда, а Госдума принимала специальные постановления, касающиеся этой области, но реальных сдвигов не наблюдалось.

Калининградская область всегда относилась к числу наиболее проблемных регионов России - с точки зрения и социально-экономических трудностей, и своего географического положения. С распадом СССР эта самая западная область нашей страны площадью 15 тыс. кв. км и населением около 1 млн. человек оказалась отделенной от российской метрополии сначала одним, а вскоре и несколькими суверенными государствами.

Актуальность проблемы

Новую остроту и актуальность вопрос о будущем Калининграда приобретает в связи с предстоящим вступлением Польши и Литвы в Европейский Союз, когда область станет российским анклавом на территории Евросоюза.

Сегодня задача:

  • предусмотреть все возможные последствия геополитических изменений в регионе;

  • сформировать целенаправленную и эффективную политику России;

  • найти согласованные решения с ЕС и ближайшими соседями Калининграда.

В этом случае могут появиться реальные шансы использовать предстоящие перемены с выгодой для Калининграда и его жителей, учитывая экономический и транспортный потенциал области, ее во многом уникальное географическое положение, и задействовать возможности Европейского Союза.

Если же необходимых шагов предпринято не будет, то Калининград окажется в еще более сложных условиях, чем сейчас, фактически в изоляции от России. Нарушение приграничных и трансграничных связей усугубит экономическую и социальную ситуацию в области, которая и без того в ряде случаев близка к кризисной.

За последние 10 лет объемы промышленного производства сократились более чем наполовину. Пришло в упадок сельское хозяйство.

По оценкам ЕС, более 30% населения живет за чертой бедности. В целом уровень жизни здесь ниже, чем в среднем по России. Если эти тенденции будут нарастать, то увеличение социальной напряженности скажется не только на ситуации в самой области, но и проявится в отношениях ее с соседями.

Среди наиболее острых - проблема обеспечения свободного передвижения через территорию Литвы и Польши в связи с Шенгенскими соглашениями. Прекращение режима безвизовых поездок (Польша - уже в этом году, Литва - в 2003 г.) особенно ощутимо ударит по жителям Калининградской области и приграничной торговле с этим российским регионом. Необходимо настаивать либо на установлении более льготного (по сравнению с Шенгеном) режима, либо на сохранении безвизового порядка (это, разумеется, предполагает взаимность и договоренность с ЕС).

В торгово-экономической области серьезные затруднения могут возникнуть в случае обложения пошлинами транзита российских товаров в Калининград и из Калининграда в Россию, применение нетарифных ограничений, практикуемых ЕС, антидемпинговых процедур и др. В контексте перехода новых членов Евросоюза с национальных стандартов на стандарты ЕС и, в частности, подключения стран Балтии, в первую очередь Литвы, к европейской энергосистеме, могут возникнуть значительные трудности в энергообеспечении Калининграда, который самостоятельно обеспечивает свои потребности лишь на 20%.

Большие трудности для использования транспортного потенциала Калининграда, в том числе как одного из возможных центров морской перевозки грузов на Балтике, создает тарифная политика стран Балтии, прежде всего Литвы, стремящихся любыми средствами сохранить монопольное положение на рынке транспортных услуг. Претензии здесь можно также предъявить и к федеральным властям, и к российским компаниям. В результате российской тарифной политики калининградские порты загружены лишь на четверть своей мощности.

Необходимо твердо отстаивать законные интересы России в диалоге с Евросоюзом, Литвой и Польшей, находить удовлетворяющие все стороны решения проблем. То, что это возможно, показывают совместные предложения России и Литвы, согласованные в феврале 2000 г. (так называемая Нидская инициатива) и предусматривающие конкретные проекты сотрудничества в ряде областей, в том числе в области транспорта, энергетики, торговли и инвестиций, экологии, образования, здравоохранения, борьбы с организованной преступностью.

Ситуация с Калининградской областью в связи с предстоящим расширением ЕС будет в значительной степени проверкой степени конструктивности отношений между Российской Федерацией и Европейским Союзом, поскольку это один из наиболее важных практических вопросов, требующий конкретных договоренностей и соглашений. Как подчеркивается в стратегии развития отношений России с ЕС, " важно вести дело по заключению при необходимости с Европейским Союзом специального соглашения, обеспечивающего защиту интересов Калининградской области как субъекта Российской Федерации в процессе расширения ЕС, а также по возможности превращения ее в "пилотный российский регион сотрудничества России и Европейского Союза в XXI веке".

Варианты решения

С учетом различных мнений, высказывающихся как в ЕС, так и в России, я бы полностью не исключал того, что возможным оптимальным вариантом для обеспечения стабильности региона может быть придание Калининградской области статуса "федеральной земли в составе Российской Федерации" с прямым управлением из Москвы. Естественно, что это потребует соответствующих изменений в действующем законодательстве и Конституции РФ.

Что касается появившейся недавно в Брюсселе идеи о том, что Калининградская область могла бы стать ассоциированным членом Европейского Союза, то она, конечно, имеет право на существование, однако восприниматься Россией она должна с большой степенью настороженности. Ее механическая реализация, без создания страхующих, защитных политических механизмов может просто привести к фактическому отрыву области от России и переходу контроля над ней в другие руки.

Говоря об общем настрое населения Калининградской области, следует, конечно, учитывать, что у части калининградцев есть ощущение не только оторванности от России, но и собственной ненужности "Москве они не нужны". Нельзя забывать и о том, что в Калининградской области уже появляется поколение, которое никогда (!) не видело "большую землю", хотя не раз побывало, например, в Польше или Германии.

В то же время сепаратистские настроения особого распространения не имеют, а, наоборот, снижаются.

Как показывают опросы общественного мнения, если в ноябре 1992 г. 20% респондентов высказывалось за "независимость" от России, то в январе 2000 г. их число сократилось до 5%.

Одновременно 36% высказались за предоставление Калининградской области особого статуса в рамках Конституции РФ.

Характерно, что политические симпатии калининградцев в целом на стороне реформ, причем в большей степени, чем в среднем по России (84% опрошенных в феврале 2000 г.).

Несмотря на все экономические и социальные трудности, область никогда не входила в "красный пояс".

На парламентских выборах 1999 г. первое место заняло "Единство" (33,45%), а КПРФ оказалась на втором (19,75%).

На президентских выборах В.В.Путин получил 60,2%, а Г.А.Зюганов 23,5%.

Что касается отношений с другими странами, то на первом месте - Германия (60%), затем Польша, Литва, Беларусь.

Основные проблемы, которые волнуют жителей области:

  • рост инфляции;

  • увеличение преступности;

  • война в Чечне;

  • социальная незащищенность;

  • здравоохранение (туберкулез и СПИД);

  • коррупция в органах власти;

  • моральное и культурное состояние общества;

  • расслоение по доходам

;

 безработица.

Военный аспект

И еще один вопрос. Калининграду всегда, особенно в годы " холодной войны", принадлежало особое место в оборонной политике нашей страны.

Здесь находилось командование Балтийского флота, были сосредоточены крупные военно-морские, военно-воздушные и сухопутные вооруженные силы. После прекращения блокового противостояния, радикальных перемен в Европе и ее северной части в Калининградской области произошли большие изменения.

Россия, причем в одностороннем порядке, произвела здесь значительную реорганизацию и сокращение вооруженных сил.

Если раньше общий контингент ВС в этом районе составлял более 200 тыс. чел., то к марту 2001 г. он уменьшился до 25 тыс. военнослужащих, сокращено количество крупных надводных кораблей, подводных лодок, боевых самолетов и вертолетов, танков и боевых машин пехоты, артиллерии.

До конца 2003 г планируется дальнейшее уменьшение военного контингента в Калининградской области еще на 8 600 чел.

И все это при том, что Калининград не затрагивается фланговыми ограничениями Договора об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе.

Время от времени на Западе появляются спекуляции о том, будто на вооружении российских вооруженных сил в Калининградской области имеется тактическое ядерное оружие. Отвечая на этот вопрос, бывший командующий Балтийским флотом, ныне губернатор Калининградской оласти Владимир Егоров, заметил: "Мы никогда не делали тайны из того, что тактические ракеты на Балтийском флоте есть, но без атомных боеголовок"1.

Разумеется, значение Калининграда для обеспечения национальной безопасности России будет сохраняться. Конкретные сценарии будут зависеть от дальнейшего развития ситуации в мире и Европе, включая ее северную часть и Балтийское море. Принципиальная позиция России в отношении расширения НАТО за счет государств Балтии не изменилась, и вряд ли изменится.

Если все же государства Балтии станут членами НАТО, военно-политическая направленность которого наглядно подтвердилась агрессией против Югославии, то это существенно изменит обстановку в регионе Балтийского моря, в том числе превратит Калининград теперь уже в российский анклав не только внутри ЕС, но и НАТО. Это может привести к тому, что Россия будет вынуждена пойти на меры, которые и с политической, и с экономической, и с военной точек зрения затронут граничащий с Северной Европой Северо-Запад Российской Федерации, включая, разумеется, и Калининградскую область. Не хотелось бы сейчас обсуждать возможные " адекватные меры", хотя у наших военных, наверняка, есть различные варианты на этот счет, которые, разумеется, не могут быть приняты без решения на высшем политическом уровне.

Задачи Центра

С учетом всего комплекса проблем, существующих как в Калининградской области, так и вокруг нее, Российская Федерация должна быть заинтересована обеспечить наиболее благоприятный политический климат для их решения как через систему двусторонних отношений, так и через контакты с ЕС и НАТО, включая российско-американский диалог. Этот вопрос должен быть в ближайшие два-три года одним из приоритетных в нашей политике. В конечном счете, все будет зависеть от того, насколько активной, последовательной и твердой будет собственно Россия в решении вопросов, связанных с будущим Калининградской области.

Проверкой реальных возможностей федерального Центра решить проблемы Калининграда станет выполнение решений июльского заседания Совета Безопасности. Центр фактически признал, что теряет контроль над регионом, но решил пока не прибегать к крайним мерам типа введения прямого президентского правления (что потребовало бы в соответствии с Конституцией объявления в области чрезвычайного положения), либо создания восьмого по счету федерального округа с назначением туда президентского полпреда в роли генерал-губернатора. На данном этапе нужно усиление практической роли Москвы в решении проблем Калининграда не на словах, а на делах.

Одной из задач заседание СБ имело, в частности, ускорить работу над программой вывода Калининградской области из кризиса, разработка которой была поручена президентом Путиным правительству еще в сентябре прошлого года (в марте с.г. кабинет министров рассматривал возможные меры, однако программа еще не была утверждена, поскольку проходила через длительное согласование в различных министерствах и ведомствах).

В основных министерствах и ведомствах будут созданы специальные группы по решению проблем Калининграда. Один из вопросов - стоит ли и в какой форме предоставлять Калининградской области особый экономический статус. Предыдущие попытки (кстати, весьма непоследовательные: законы то принимались, то аннулировались) положительного эффекта не имели. Думается, что в любом случае Калининградская область вправе претендовать на какие-то особые льготы и преференции. И уж никоим образом недопустимы решения, подобные недавнему постановлению нашего ГТК о распространении общего повышения таможенных ставок на ввоз в Россию продукции, производимой в Калининградской области (к счастью, оно после вмешательства президента по просьбе губернатора В.Егорова было приостановлено).

* * *

Таким образом, в ближайшие два-три года вопрос о Калининграде и его будущем должен быть одним из приоритетных в нашей внутренней и внешней политике. Ведь перефразируя В.И.Ленина, Калининград далеко, но "город-то это нашенский". Здесь свое веское слово должны сказать и Президент, и Государственная Дума, и Совет Федерации, и, разумеется, администрация области. В отношении Калининградской области должна быть полная ясность как в политическом, законодательном, так и практическом планах.

__________________

Примечание. В статье использованы материалы, подготовленные для strana.ru.

1 Интервью журналу «Шпигель». 2001. Март.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации