ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

1998 № 11 (106)

Обозреватель - Observer 

Военно-политические проблемы 

ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ «ОРГАНИЗАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ» РОССИИ

Д.ЛОВЦОВ, доктор технических наук, профессор Академии военных наук, полковник Н.СЕРГЕЕВ, полковник

Проблема обеспечения взаимной коллективной безопасности государств в современном многополярном мире не может быть осмыслена и решена без глубокого анализа и учета организационного аспекта, поскольку способы организации (оргструктуры) существующих систем физиологической (экономической, продовольственной, ресурсной, технологической, финансовой, экологической и др.), социально-политической (персональной, классовой, корпоративной, этнической, конфессиональной, региональной и др.) и информационной (интеллектуальной, психологической, культурной, мировоззренческой, духовно-нравственной и др.) безопасности определяют как эффективность, так и функциональную устойчивость данных систем. Следовательно, системообразующим фактором, определяющим уровень общей (национальной) безопасности и подвергающимся поэтому первоочередным попыткам управления со стороны противника, является «организационная безопасность» государства.

Для обозначения макропроблемы, требующей для своего решения от органов военно-политического руководства страны поиска оптимального сочетания средств материального (экономического, силового и др.) и информационного воздействий, в совокупности позволяющих обеспечить не только нанесение ущерба вероятному противнику, но и применимых для достижения собственного устойчивого роста и развития, предлагается использовать термин «организационное оружие». Термин введен в научный лексикон в конце 80-х годов сотрудниками американского Института под руководством Р.Крибла, длительное время занимавшегося вопросами разрушения СССР и всего социалистического содружества методами «культурного сотрудничества» под благовидными целями распространения демократии, обучения рыночным принципам экономики, улучшения жизни личности и др.

Под «оргоружием» понимают многопрофильную и широкомасштабную систему организационных (согласованных по целям, месту и времени разведывательных, пропагандистских, психологических, информационных и др.) воздействий на противника, заставляющих его двигаться «самостоятельно» и «независимо» в угодном для активной стороны русле. С его помощью можно направлять политику противника в стратегический тупик, изматывать его экономику неэффективными (непосильными) программами, тормозить развитие вооружения, искажать основы национальной культуры, создавать «пятую колонну» среди национальной интеллигенции, всемерно поддерживающую, пропагандирующую и проводящую псевдореформы, и т.п. В итоге в государстве создается обстановка внутриполитического хаоса, ведущая к снижению его экономической, политической, военной мощи и даже к гибели.

Основу «оргоружия» составляют специальные рефлексивные технологии организационного управления или новые организационные технологии (НОТ) как упорядоченные совокупности постоянно совершенствующихся эффективных методов (программ, стратегий, процедур, форм) реализации управленческих решений, проведения инноваций, поддержания информационных и других необходимых структурных связей, подбора и подготовки персонала, планирования, отчетности и контроля и др., включающие:

  • «конструктивные» НОТ, предназначенные для эффективного выполнения национальными оргструктурами, ведомствами и корпорациями своих целевых и функциональных задач в условиях меняющейся экономико-социальной и военно-политической обстановки;

  • «деструктивные» («дизфункциональные») НОТ, в том числе типа «Троянский конь», предназначенные для внедрения в систему государственного управления противника в целях развития ее функциональных подсистем по неэффективным («тупиковым») направлениям.

Примером последних может служить навязанная в свое время (1969 г.) странам Варшавского Договора организационно-компьютерная технология «ЕС ЭВМ», базирующаяся на неперспективных средствах ЭВТ третьего поколения (типа IBM-360), которая на Западе использовалась кратковременно и до тех пор, пока ее не начали применять страны соцлагеря. Причем в нашей стране уже были разработаны современные компьютерные технологии (базирующиеся, в частности, на перспективных в то время средствах семейств ЭВМ «Эльбрус», «Сетунь» и др.). Сюда же относится «совместное» создание ложных (параллельных, дублирующих, имитирующих, фиктивных) организаций, а также различных «самодостаточных» организаций (типа «Союза предпринимателей», защищающего права отечественной экономики практически на уровне деклараций).

Кроме того, игнорирование отработки и внедрения конструктивных НОТ, использование традиционных или устаревших организационных механизмов и структур могут привести в высокоорганизованном, высокоинституционализированном «демократическом» обществе к мизерным результатам и застою даже те организации, которые создавались для достижения благородных целей, таких, например, как сохранение и укрепление государственности России (НПСР - Народно-патриотический союз России), поддержка русского и русскоязычного населения, оказавшегося за границей РФ (КРО - Конгресс русских общин) и др. То же относится и к многочисленным силовым структурам, ведомствам и органам, объединениям и отрядам, возникшим в послеперестроечной России в результате организационных разъединений, упразднений, слияний, укрупнений и др. без учета НОТ. Эффективность их функционирования оставляет желать лучшего даже при условии преодоления финансового кризиса.

Термин «организационное оружие» в его расширенном понимании означает, что между государствами, их политическими союзами и, более того, между целыми мировыми цивилизациями, ведется непрерывная «организационная борьба», которая попеременно принимает то «горячую», то «холодную» форму, причем последняя в зависимости от обстоятельств может осуществляться как методами изоляционных действий, так и «культурного сотрудничества». Политическая цель организационной борьбы между взаимодействующими центрами сил в мире, понимаемая в смысле, какой вкладывал в понятие «политическая цель вооруженной борьбы» К.Клаузевиц, состоит в утверждении на территории поверженного государства культурной традиции народа-победителя. Таким образом, победа означает претворение в жизнь системы норм и ценностей, в соответствии с которыми покоренному народу навязывается исполнение такой роли в мировом историческом процессе, которая вытекает из мировоззренческих установок народа-победителя.

Культурная традиция, представляющая собой негенетически наследуемую информационную систему, не может существовать сама по себе. Для ее поддержания требуется создание специального механизма, принимающего форму организационной среды  (ОС) определенного типа. Тип организационной среды определяется типом поддерживаемой ею культурной традиции. Следовательно, культурная экспансия неизбежно должна начинаться с изменения существующего в государстве типа организационной среды.

Поскольку основу организационной среды государства составляют люди, мотивация деятельности которых базируется на их физиологических, социальных и информационных потребностях, то продуктивное, правильно рассчитанное применение «оргоружия» в определенной организационной среде (прежде всего властной) оказывает прямое влияние на уровень безопасности ОС. Научно-технический прогресс в области информационных технологий, развитие средств массовой информации, свободный обмен идеями и ценностями создали беспрецедентные возможности для сокрушения противника нетрадиционными, физически не разрушающими средствами поражения. Этот широкомасштабный фронт борьбы нельзя локализовать ни национальными границами, ни всякого рода запретами. Проходя через сознание каждого члена общества, длительные массированные информационные и морально-психологические воздействия разрушающего характера создают реальную угрозу существованию нации в результате трансформации ее исторически сложившейся культуры, основных мировоззренческих и идеологических установок, т. е. смены внутренней оргсреды, определяющей жизнедеятельность государства.

Особенность современного этапа межгосударственных отношений заключается в необходимости понимания высшими органами государственного и военного управления не только того, что угрозы безопасности государства могут исходить изнутри, но и крайней опасности последних, обусловленной скрытыми формами их развития и неожиданностью широкомасштабного проявления. При этом значительную опасность несут нескоординированные своевольные действия различных властных структур: органов государственного управления, федеральных министерств и ведомств, крупных банков, компаний и фирм, преследующих свои узковедомственные (корпоративные) интересы в ущерб общегосударственным. Кроме того, большую угрозу может представлять деятельность средств массовой информации, политических партий, религиозных конфессий и тоталитарных сект, пытающихся радикальным образом в угоду своим непомерным амбициям навязать обществу авантюристические идеологические взгляды и доктрины в условиях размытости, неоформленности общенациональной идеи и концепции развития.

Таким образом, главным источником угроз безопасности может стать внутренняя оргсреда государства, пораженная разрушающим влиянием «оргоружия» противника. Следовательно, девиз «оргоружия» состоит в том, что «непобедимость заключена в самом себе, а возможность победы - в противнике».

Поэтому проблема создания НОТ, обеспечивающих безопасность государства, сводится в конечном счете к задаче синтеза такой организационной среды, которая бы позволяла ему выживать в самых сложных условиях обстановки, чутко реагировать на любые угрозы, возникающие как внутри системы, так и в ее внешнем окружении, умело использовать возможности для прогрессивного развития.

В соответствии с этим сущность «организационного оружия» заключается в том, что целью применения средств материального и информационного воздействия в условиях ведения мировыми центрами силы организационной борьбы (аналог - понятие «военная цель вооруженной борьбы» у Клаузевица) является целенаправленная трансформация двух организационных сред: во-первых, собственной - в интересах ее дальнейшего совершенствования и развития, во-вторых, организационной среды противника - для навязывания ему своей политической воли. При этом предполагается, что объектами конструктивной и деструктивной деятельности должны стать не только институциональные (официальные), но и теневые (неофициальные) среды всех участвующих в организационном взаимодействии сторон.

Разработка концепции организационной борьбы, рассматривающей действительность как непрерывный процесс борьбы и «культурной взаимопомощи социальных систем различного масштаба и культурных традиций, которые своей практической деятельностью утверждают свой взгляд на ход локального и глобального мирового исторического процесса, используя для этого все имеющиеся в наличии информационные и материальные ресурсы, где эффективность их использования непосредственно определяется качеством целенаправленной внутренней и внешней организационной работы, может дать возможность военно-политическому руководству страны и всем заинтересованным политическим силам:

  • более глубоко осмыслить и формализовать содержание таких сложных макросоциологических понятий, как национальные ценности и интересы;

  • освоить методологию определения источников наиболее значимых материальных и информационных угроз с целью заблаговременной разработки и своевременного осуществления мероприятий по их надежному парированию;

  • определить возможности и порядок замены дефицитных и постоянно сокращаемых в мире запасов материальных ресурсов на практически неограниченные и непрерывно аккумулируемые информационные ресурсы (например, на новые наукоемкие технологии производства) в целях обеспечения жизнеспособности возглавляемых ими государств и образуемых с их участием союзов.

Соответствующие формализованные (количественные) модели глобальных организационных взаимодействий могут служить также инструментом обоснования таких важнейших политических решений, как формирование национального бюджета, принятие крупномас-штабных национальных и международных целевых программ, проведение конверсионных мероприятий в оборонной промышленности, структурной перестройки народного хозяйства в условиях мирного и военного времени, выбора концепции военной реформы, принципов внешнеполитической деятельности в различных регионах мира и др.

Наибольшую известность и практическое применение получили

следующие модели-проекты глобального эволюционного развития:

«МИР-1» и «МИР-2» Дж. Форрестора, разработанные в начале 1970-х годов по заказу Римского клуба и базирующиеся на использовании авторского метода системной динамики, суть которого за-ключается в органическом соединении аппарата моделирования динамики исследуемого сложного объекта с компьютерной имитацией его поведения, при этом основное внимание уделяется максимальному учету цепей обратных связей между элементами моделируемого объекта;

«Пределы роста» (позднее «МИР-3») Д.Медоуза, отличающийся от первых двух значительным расширением числа модельных переменных, благодаря чему появилась возможность проведения более детального анализа проблемы определения границ эволюционного роста мировой системы;

Проект «Человечество перед выбором» М.Мессаровича и Э.Пестеля, отличающийся биологической интерпретацией моделируемого человеческого мира, рассматриваемого как пространственно распределенная десятикомпонентная иерархическая система, развитие которой происходит с переменным темпом за счет специализации взаимодействующих «клеток»-субъектов с ростом их числа;

Проект «Будущее мировой экономики» В.Леонтьева, разработанный в конце 1970-х г. по заданию ООН и имеющий целью выявить совокупность условий, которые обеспечили бы сокращение разрыва между экономически развитыми и развивающимися странами. Проект с самого начала был ориентирован не на «подсказывание» (прогноз), а на «выявление направлений развития мировой экономики» (на «проектирование»). В его основу положены обоснованные и апробированные авторские экономические модели «затраты - выпуск» и «межотраслевого баланса». Мировая экономическая система рассматривается как объединение 15 регионов в три большие группы: развитые страны, развивающиеся страны первой группы и развивающиеся страны второй группы. В качестве основного показателя экономического развития регионов используется объем валового национального продукта. На основе более 2,5 тыс. уравнений просчитываются восемь альтернативных вариантов развития мировой экономики, отличающихся друг от друга гипотезами относительно будущего изменения валового продукта, занятости, инвестиций, платежного баланса, внешней торговли, затрат на сокращение загрязнения окружающей среды, структуры затрат на добычу полезных ископаемых и др.

«LINK» («Соединение») Л.Клейна - проект, предназначенный для оказания консультативной помощи странам - участницам проекта в выборе эффективных мероприятий в области экономической политики и обеспечивающий трехгодичный прогноз экономических процессов на основе имитационного моделирования и регрессионно-корреляционного анализа. Проект включает совокупность разрабатываемых независимо друг от друга различных по размерам и структуре моделей стран и регионов, которые увязываются между собой в единую модельную систему посредством субмодели международной торговли. Организационная схема работы правительств с систематически обновляемой и расширяемой моделью «LINK», являющейся в настоящее время собственностью ООН, построена так, что все участники проекта (Россия с 1989 г.) в декабре каждого года представляют уточненную информацию по уходящему году и проекты на три года вперед. На весенних совещаниях участников знакомят с предварительными результатами расчетов по странам и регионам, после чего в модель вносятся согласованные коррективы. Окончательный вариант трехгодичного прогноза определяется на очередном осеннем совещании в одной из столиц мира. Модель «LINK» включает 11 пространственно распределенных модельных компонентов: население, валовой национальный продукт, климат, технологии, продовольствие, рыбное, лесное и водное хозяйство, энергию, энергетические отходы (загрязнение, рассеиваемое тепло и др.), энергетические и неэнергетические ресурсы, окружающую среду, а также связи между ними;

«За пределами роста» (позднее «МИР-3/91») Д.Х.Медоуза, Д.Л.Медоуза, Й.Рандерса - проект, в котором структура модели осталась такой же, как в предыдущем проекте «Пределы роста», но анализ накопленных за истекшие 20 лет статистических данных позволил уточнить ряд используемых в модели коэффициентов связи и значения табличных функций, а также убедительно доказать, что при сохранении пагубных тенденций разрушения природных систем и игнорирования законов устойчивого развития глобальная катастрофа на Земле неизбежна. Причем на основе методов системной динамики и математического моделирования показано, что возможность перехода к устойчивому обществу еще остается.

«Нормативная модель глобальной истории» К.Плохотникова, впервые содержащая нравственно-психологический компонент в исследовании макроэволюционных процессов мировой истории. Однако данная модель, во-первых, является скорее «эскизным проектом», так как не дополнена расчетными формулами и оперирует скорее качественными, чем количественными переменными, и, во-вторых, полностью игнорирует вопросы организационного строительства и управления, включая их связь с доминирующей национальной идеей и ресурсами для ее воплощения.

Аналогичные работы в российском Центре стратегических исследований Международной академии информатизации проведены Ю.Гор-ским и В.Лавшук. Ими предложена комплексная модель развития цивилизации, которая без учета «теологического» компонента в рамках эволюционной позитивистской концепции раскрывает возможности возникновения катастрофических процессов экологического характера.

Анализ концептуальных положений и способов применения перечисленных моделей глобального эволюционного развития показал, что ни одна из них не позволяет решать проблему выживания государств в условиях сотрудничества и соперничества центров силы многополярной многоуровневой информационно-предметной среды, то есть - в условиях, выходящих за рамки чисто экономических отношений. Это определяется следующими основными причинами:

  • модели глобальной эволюции, как это признают и сами авторы, не поднимаются выше описания «биофизических» факторов развития, к которым относятся демографические, ресурсные, климатические, экологические аспекты человеческого существования, тогда как политические, социальные, психологические, нравственные, культурные и идеологические факторы игнорируются, что в значительной степени уменьшает перечень возможных управленческих решений в отношении достижения национальных целей;

  • в моделях не учитывается влияние процессов развития организационных отношений, таких, например, как взаимопомощь и организационная борьба, состоящая в раздельном и комплексном применении «мягких» и «жестких» форм организационного противоборства;

  • в данных моделях все переменные характеризуются только с количественной стороны, а их качественные характеристики не учитываются и др. Системно-научный анализ возможных подходов к решению проблемы «организационной безопасности» России в сложной многополярной, многоуровневой информационно-предметной среде должен включать, по мнению авторов, следующие основные направления:

  • уточнение содержания таких абстрактных понятий, как «организация», «организационная среда» и «организационный механизм»;

  • выявление приемлемости и практической целесообразности использования этих понятий для описания системы взаимной международной безопасности государств в современном мире;

  • разработка на соответствующей модельно-понятийной основе методологии исследования глобального исторического процесса, выявление концептуальной ограниченности моделей системной динамики, используемых ведущими политическими центрами мира (Римский клуб, ООН и др.);

  • использование концептуальных моделей «организационной борьбы» для формализации и проработки известных геополитических сценариев, связанных, с одной стороны, с теорией С.Хантингтона «Столкновение цивилизации», а с другой - с теорией «мондиализма», с концепцией «Конца Истории - Единого Мира» Ф.Фукуямы, утверждающей полное преодоление всех форм геополитической дифференциации (культурной, национальной, религиозной, идеологической, государственной и др.) и наступление единой общечеловеческой цивилизации, построенной на принципах либеральной демократии, с аналогичной концепцией «Новые поколения победителей и побежденных» Ж.Аттали, а также для системного синтеза их возможных вариантов;

  • исследование феномена возникновения «социального хаоса» и способов его преодоления - установления «Нового мирового порядка», включая программу «Попечители XXI», предложенную учредителями на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 1998 г.;

  • применение методологии современного менеджмента, центральной проблемой которого является строительство преуспевающей организации во внешнем окружении, характеризуемом как «мир бурлящей воды». При этом в качестве дескриптивной модели организации используется модель «7S» Мак-Кинси, включающая следующие семь взаимосвязанных организационных факторов - основных элементов НОТ (называемых семью английскими словами на букву s): стратегии (strategies) проведения инноваций в процессе реорганизации и совершенствования организационной технологии, навыки (skills) как организационно-производственные способности персонала (квалификация, кругозор, умение решать оперативные вопросы, обученность, дисциплинированность, организация рабочих мест), общепринятые ценности (stare values) как профессиональные идеалы поведения организации в критических ситуациях, структуры (structures)  - функциональная, организационно-административная, техническая и информационная (характеризующая как официальные, так и не-официальные информационные потоки в организации), системы (systems) динамических материальных потоков, циклической отчетности, контроля и оценки результатов деятельности, штат (staff) активных ресурсов организации (набор, введение в круг обязанностей, подготовка и переподготовка кадров, продвижение и увольнение персонала) и стиль (style) управления как способ реализации управленческих полномочий (авторитарный, кооперативный, бюрократический, попустительский и др.). Каждый фактор в отдельности является объектом управления как со стороны конкурента (противника), так и со стороны собственного руководства при проведении им своей инновационной политики;

  • исследование возможности приложения теоретических положений менеджмента к организациям национального (внутренние центры силы - производственные, финансовые, идеологические и административно-территориальные информационные вертикали) и наднационального (международные центры силы) масштаба;

  • анализ математических методов социологии, позволяющих описывать систему меж- и внутриорганизационных взаимодействий с учетом физиологических, социально-психологических и мировоззренческих факторов (на основе положений теории социального обмена), формализация понятия «властного ресурса» в системе социального обмена и поиск способов «балансирования» социальных систем национального масштаба без нарушения признанных нравственных норм «социальной справедливости».

В целом, решение проблемы обеспечения организационной безопасности России и выработки эффективных способов противодействия угрозам национальной безопасности возможно, по мнению авторов, на основе системного подхода, обеспечивающего комплексное использование математических моделей и методов общей теории управления, применяемых в различных областях деятельности (политической, социальной, экономической, технической и военной), с учетом опыта построения организационных структур в передовых странах мира. Объединение частных математических проблемно-ориентированных моделей в единую междисциплинарную комплексную модель»1 системы взаимной национальной безопасности представляется возможным на базе концепции «новой информационной технологии» и перехода к соответствующим компьютерным имитационно-игровым моделям.

Вместе с тем какие бы современные методы исследования не применялись в сложных игровых задачах стохастической динамики функционирования, развития и взаимодействия государств, их точное аналитическое решение принципиально не может быть найдено. В данном случае решение представляет собой набор постоянно-воспроизводимых эвристических правил и руководящих принципов военно-политической игры, на основе которых осуществляется стратегическое планирование развития организации и выработка решений оперативного управления.

Эвристические правила и организационные ценности можно выработать в ходе имитационного эксперимента с комплексной моделью путем многократного и многостороннего проигрывания (на ЭВМ) теоретически обоснованных сценариев (моделей-проектов) мирового исторического развития и взаимодействия основных человеческих цивилизаций. На основе проведения тщательного послеигрового анализа возможны как разработка теории уже сформированной имитационной игры (выработка рациональных алгоритмов поведения в различных «игровых ситуациях»), так и модификация правил игры в соответствии с возникающими в реальной обстановке ситуациями.

Полученные формализованные имитационно-аналитические результаты в целом позволят достаточно строго обосновать рациональные (для конкретных исторических условий) варианты оргструктур и соответствующих НОТ различного назначения, то есть компонентов «оргоружия», обеспечивающих жизнеспособность и безопасность государств. Выбор каждым государством обоснованной «конструктивной» НОТ, по сути состоящей в формировании последовательно изменяемых форм оргсреды (оргтрансформаций), обеспечивает максимально возможное удовлетворение его национальных интересов (физиологических, социальных и информационных) на значительном интервале времени. Предельно полное удовлетворение национальных интересов означает способность государств выживать в чрезвычайных условиях меняющейся обстановки. Необходимость строгого формализованного (имитационно-игрового) обоснования компонентов «оргоружия» обусловливается тем, что от качества и эффективности его применения зависит в настоящее время победа не только в глобальном военном противостоянии и самой жестокой конкурентной борьбе, но и в бескомпромиссном противоборстве различных идеологий и культур, а значит, и судьба человечества в целом. Поэтому важнейшей целью соответствующих геостратегических исследований следует считать формирование у военно-политического руководства, ответственного за обеспечение организационной безопасности России, способности мыслить одновременно категориями социальных, экономических и технических наук, видеть их взаимную обусловленность, прогнозировать военно-политические последствия принимаемых решений, а также заблаговременно выявлять причины возможных неудач.

1 Ловцов Д.А., Сергеев Н.А. Информационно-математическое обеспечение управления безопасностью эргатических систем // НТИ РАН. Сер. 2. Информ. процессы и системы. 1998. № 4. С. 10-21. № 6. С. 13-22.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации