СНВ-2 КАК ПРЕДТЕЧА 'НОВОГО МИРОВОГО (БЕС)ПОРЯДКА'

1993 № 22 (26)

Военно-политические вопросы

Обозреватель - Observer

СНВ-2 КАК ПРЕДТЕЧА "НОВОГО МИРОВОГО (БЕС)ПОРЯДКА"

П.БЕЛОВ, кандидат технических наук

Безальтернативность концепции сдерживания при упорядочении отношений между государствами и людьми обусловлена, как известно, биологической природой человека. Вот почему угроза возмездия часто дисциплинирует их поведение, а "кольт" обычный или ядерный используется для выравнивания соответствующих возможностей большого (сильного) и малого (слабого) индивидуума или сообщества. Предпочтительность данной парадигмы в сравнении с мироустройством, основанном, например, на "новом мышлении", особенно очевидна в перспективе, т.е. по мере роста населения и истощения природных ресурсов.

В свете изложенного проводимую ныне внешнюю и военную политику России нельзя расценить иначе, чем антинациональную, алогичную по форме и преступную по содержанию. Ее опасность - в лишении России потенциала сдерживания и вытекающей из этого угрозе нового передела мира с целью перераспределения ее территории и богатств между другими государствами. Проиллюстрируем неприемлемость такой политики на примере пока не ратифицированного, к счастью, договора между Россией и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанного 3 января 1993 г. в Москве (СНВ-2).

Трудно не согласиться с Дж.Бушем в том, что СНВ-2 гарантирует будущее без страха. Правда, с уточнением, - не всему миру, а только США: они полностью сохраняют планы модернизации своих вооруженных сил и способность к быстрому наращиванию их боевых возможностей, избавляются от избыточных либо устаревших вооружений. Более того, США во многом экономят благодаря СНВ-2, - переводят часть стратегических бомбардировщиков под оснащение обычным высокоточным оружием, избавляются от ставших ненужными двух эшелонов космической противоракетной обороны (ПРО).

Если резюмировать, то суть навязанного нам договора СНВ-2 сводится фактически к полному слому проводимой до сих пор военно-технической политики, уничтожению нашего "кольта" - примерно тысячи многозарядных шахтных ракет и замене их таким же количеством других - однозарядных. Его реализация на самом деле обеспечит не военно-стратегический паритет, а одностороннее разоружение России, окончательный подрыв ее экономики бременем непосильного и бессмысленного перевооружения. Именно поэтому СНВ-2 может оказаться губительным не только для нас, но и для остального мира, поскольку лишит его военно-политических средств поддержания стабильности и ввергнет в очередной "беспорядок".

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Напомним, что если рассматриваемый нами договор будет ратифицирован, то уровень противостояния между Россией и США снизится от предусмотренного СНВ-1 соотношения 5000:5978 до 3000:3492 ядерных боеголовок (ЯБГ). При этом доля ЯБГ воздушного и морского базирования составит 800:1264 - на тяжелых бомбардировщиках и 1750:1728 - на подводных лодках. На первый взгляд, арифметические соотношения соответствуют справедливости, однако сопоставительный анализ качественных показателей носителей ЯБГ и средств борьбы с ними приводит к другим выводам.

Тяжелые бомбардировщики. Сравнительные боевые возможности наших воздушных носителей ЯБГ свидетельствуют о подавляющем превосходстве нашего "партнера" по договору СНВ-2. Налицо здесь как количественный, так и качественный перевес США. После развала СССР и "перехода" наиболее совершенных ТУ-160 и ТУ-95 МС на Украину и в Казахстан Россия оказалась не в состоянии обеспечить даже разрешенные договорами СНВ-1, СНВ-2 уступки, характеризуемые соотношениями 1:2,36 и 1:1,5 по числу тяжелых бомбардировщиков.

С учетом обвально непродуманной конверсии мы не в состоянии иметь требуемое по СНВ-2 количество воздушных носителей ЯБГ и вынуждены будем ограничиться лишь пятой их частью. Если же иметь в виду более чем десятилетнее отставание в средствах радиоэлектронного обеспечения и противодействия нашей авиации и фактически глобальную противовоздушную оборону вероятного противника, то суммарный проигрыш в боевых возможностях наших тяжелых бомбардировщиков оценивается сотнями и тысячами раз. На практике это означает неизбежность полного уничтожения всей доли ЯБГ воздушного базирования совместно с их носителями заблаговременно, т.е. еще на дальних подступах к противнику или даже на территории России.

Заметим, что несоизмеримость боевых возможностей наших тяжелых бомбардировщиков компенсировалась по договору СНВ-1 возможностью сохранения Россией половины группировки тяжелых ракет СС-18 и увеличением числа ракет наземно-мобильного базирования. Такие "уступки" США рассматривались также как их "плата" за безраздельное господство на море.

Подводные лодки. До сих пор США имели значительное превосходство по числу и точности доставки ЯБГ морского базирования и намерены сохранить его по договору СНВ-1, добившись соотношения 3456:1960. Этот перевес должен будет сохраняться и на первом этапе реализации обсуждаемого договора как компенсация остающихся в этот период 65 наших тяжелых ракет СС-18. Хотя на втором этапе соотношение практически выравнивается по числу ЯБГ, это никак не свидетельствует о равных боевых возможностях морских компонент России и США.

Еще до развала СССР реальное соотношение боевых возможностей наших флотов составляло 1:12, в том числе по подводным лодкам - 1:8. Это выражалось в таких потерях при ведении боевых действий обычным оружием: наш флот до 88% (полная катастрофа), флот США - 13% (сохранение боеспособности). Произошедшие в последнее время перемены - старение техники, потеря навыков вследствие прекращения учебных подходов и тренировок, лишение баз и деградация управления еще более усугубили этот разрыв.

Основные причины - несовершенство конструкции подводных лодок, примерно втрое большее их водоизмещение, низкое качество электроники и вычислительной техники. Так, шумность наших субмарин до 50 раз выше американских, а средняя дальность обнаружения - в 11 раз.

С помощью глобальной системы гидроакустического слежения и уничтожения наши лодки практически легко могут быть обезврежены в нужный момент прямо на базах, либо сразу же после выхода в открытое море.

И наоборот, удобное геостратегическое положение США в совокупности с мощными силами всестороннего обеспечения американских атомных субмарин сделали их смертельно опасными средствами внезапного разоружающего удара, особенно с направлений, ныне неподконтрольных нашей системе предупреждения о ракетном нападении. Это стало возможным в результате потери Россией четырех из семи станций такого предупреждения, возможности приближения к ее границам и сокращения за счет этого подлетного времени морских ракет. Вот почему США отказались даже от суперсовременных шахтных "Пискиперов" (МХ) и "Минитментов-2" - ставших ненужными, попутно заставив нас в СНВ-2 уничтожить все тяжелые и многозарядные наземные ракеты.

Таким образом, только наивный может судить о паритете боевых возможностей наших подводных флотов, исходя лишь из примерного равенства числа размещенных на них ЯБГ.

Наземные ракеты. Главная удача нашего "партнера" по СНВ-2 состоит в ликвидации наших многозарядных шахтных ракет с ЯБГ индивидуального наведения и замене их на однозарядные ракеты наземно-мобильного базирования. Не исключено, что в случае ратификации данного договора, будет осуществлена давнишняя мечта американцев - лишение нашей гордости и единственно надежного "щита" - тяжелых ракет СС-18. В чем же причина такой их озабоченности нашими тяжелыми ракетами при одновременном как бы игнорировании "легких" и, в особенности, мобильных?

По мнению тех же американцев, разделяемому и другими специалистами, группировка наших ракет СС-18 является единственной системой, обеспечивающей "ассиметричный ответ" Соединенным Штатам, даже при наличии у них ПРО из трех, включая два космических, эшелонов уничтожения наших ЯБГ. Дело в том, что одна сотня таких ракет способна вывести на орбиту кроме тысячи реальных чрезвычайно мощных ЯБГ еще и сто тысяч ложных целей. А это уже лежит за пределом возможностей любой ПРО: ведь старт наземных ракет происходит практически одновременно, в отличие от морских, запускаемых поочередно.

Сейчас таких тяжелых ракет втрое больше, да имеются и другие - не столь мощные, но многозарядные. А если, что не исключено, к ЯБГ тяжелых ракет будет приспособлена радиопрозрачная технология "Стелс" или, напротив, - "аэрозольные обертки", многократно увеличивающие отражающие способности реальных и ложных целей? Однако самое неприятное состоит в том, что энергетика тяжелых СС-18 в состоянии оснастить их ЯБГ двигателями маневра, что практически исключает заблаговременный прогноз траектории, а стало быть и уничтожение средствами ПРО США.

Есть еще один немаловажный аспект, обусловивший озабоченность нашего "партнера" по СНВ-2 этими ракетами. Оказывается, что все российские СС-18 расположены вдалеке от границ, практически в центре России. Кроме того, размещены они в высокопрочных шахтах, выдерживающих до сотни избыточных атмосфер и расположенных на отчужденных, хорошо охраняемых территориях. Это означает, что они практически защищены от диверсий и обычного, даже высокоточного оружия, к тому же удаленность от границ дает резерв времени, связанный с увеличением продолжительности полета ракет противника от нескольких минут до часов. Все это в совокупности с почти минутной готовностью к старту СС-18 гарантирует их использование не только в ответном (одна из двадцати), но и в ответно-встречном (до падения ЯБГ противника) ударе по агрессору.

Логично предположить, что наличие в России тяжелых ракет СС-18 никак не устраивало нашего "партнера", поскольку надежно сдерживало его от каких-либо притязаний неотвратимостью возмездия. И вот, игнорируя наше обязательство о неприменении первыми ядерного оружия и не давая собственных гарантий подобного, США называют эти, в действительности стабилизирующие мировой порядок, ракеты "дестабилизирующими", непригодными для ответного удара из-за известности местоположения, а стало быть предназначенными для упреждающего удара. Одновременно с этими абсурдными обвинениями их пособники организуют кампанию в пользу замены СС-18 однозарядными шахтными и мобильными ракетами, якобы больше пригодными для ответного удара.

Возникает вопрос: быть может в самом деле, существующие у нас и не имеющие аналогов в мире, железнодорожные ракетные комплексы с ракетами СС-24 и грунтовые ракеты СС-25 более приспособлены для сдерживания агрессора? Смущают, правда, по меньшей мере два обстоятельства: а) подобные ракетные системы не имеет ни одна страна в мире и уж, конечно, не по причине технологической немощи, б) США до сих пор не только не принуждали нас к включению их в число сокращаемых, а наоборот, - способствовали наращиванию их количества и снижению мобильности. Поневоле закрадывается подозрение: уж не очередная ли это дезинформация, выгодная США?

Для уяснения ответа на вопросы, обратимся к предпосылкам наземно-мобильного способа базирования и техническим характеристикам известных ныне грунтовых и железнодорожных ракет. Отметим вначале, что идея возникла более двадцати лет назад в связи со значительным повышением точности доставки ЯБГ к целям противника. Ее привлекательность состояла в заблаговременном выводе собственных ракет из-под удара за счет непрерывного маневрирования и вынуждения противника резко увеличить число ЯБГ для поражения не отдельных пусковых установок с известными координатами, а всей площади их возможного патрулирования.

Данная идея широко рекламировалась в США и предлагалась для повышения живучести их ракет "Минитмен", "МХ" и "Миджитмен", однако реализована была лишь для оперативно-тактических ракет. Поскольку наша военная доктрина была ориентирована на то, "а как там у них?", то отечественный ВПК своевременно реагировал на подбрасываемую информацию об убийственно высокой точности американских ЯБГ и рекламируемых ими проектах железнодорожного и грунтового базирования разрабатываемых ракет.

Вначале мы наращивали число, а затем и защищенность шахтных пусковых установок, доведя их до 1398. Затем начали разворачивать печально известные ракеты среднего радиуса действия СС-20, межконтинентальные СС-25 грунтового и СС-24 - железнодорожного базирования, построив по 889, 315 и 36 штук соответственно. В итоге истратили триллионы рублей и оказались "впереди планеты всей", но не в смысле обороноспособности, а предрасположенности этих мобильных комплексов к авариям и диверсиям с катастрофическими последствиями, простоты их уничтожения не только ядерным, но и обычным оружием.

КОМУ УГРОЖАЮТ СС-24 И СС-25

Опыт Чернобыля и специфика современных вооружений свидетельствуют о том, что для уничтожения государства могут использоваться не только средства противника, но и его собственные, при условии вовлечения их в аварии. Представляется именно это соображение использовано нашим "партнером" по СНВ-2 для поощрения к сохранению существующих у нас ракетных комплексов наземно-мобильного базирования. Оказывается, что они более опасны для России, чем для противника, если понимать под опасностью - возможность причинения ущерба людским, материальным и природным ресурсам.

Приведем лишь несколько аргументов, подтверждающих бессмысленность наших железнодорожных и грунтовых мобильных ракетных комплексов, упорно замалчиваемых их сторонниками и, похоже, пока не замеченных официальными структурами. Даже использование доступных широкому читателю сведений об их характеристиках (табл.1) свидетельствует о неприемлемости грузогабаритных параметров этих ракет, затрудняющих их маскировку и защиту от внешних воздействий. Соответствующее инженерное образование позволяет рассчитать определяемые этими параметрами характеристики живучести наших СС-25 и СС-24.

Таблица 1

РАКЕТНАЯ СИСТЕМА

Масса, т

Длина, м

Ширина, м

Высота, м

СС-24 (РС-22),

104/210

21/30

1,52/2,6

до 5

СС-25 (РС212м),

45/100

17,5/20

2,1/2,4

до 5

"Миджитмен" (США),

16,8/90

13,8/29

3,0/3,65

2,75

ПРИМЕЧАНИЕ: в числителе - масса и длина ракеты, ширина колеи; в знаменателе - параметры транспортно-пусковой установки в боевом снаряжении.

Действительно, можно ли гарантировать безопасность передвижения по нашим автодорогам транспортно-пусковой установки с ракетой массой 45 тонн, длиной 20 и высотой примерно 5 метров, если ширина колеи чуть более 2 метров, а на одну ось приходится до 15 тонн? Конечно же, нет. И опыт эксплуатации СС-25, ее прототипа СС-20, свидетельство тому: имели место сотни аварий, более десяти из них завершились опрокидыванием. Даже внешний вид транспортно-пусковой установки с ракетой СС-25 свидетельствует о том, что для вывода из строя на длительное время, достаточно ее просто опрокинуть. А это практически нетрудно, учитывая опрокидывающий момент (от массовых, инерционных или аэродинамических сил) и состояние наших дорог. Для сравнения отметим, что так и не принятый по соображениям недостаточной защищенности от аварий и диверсий американский аналог "Миджитмен" имел втрое меньший стартовый вес, чуть ли не вдвое меньшую высоту и в полтора раза большую ширину колеи.

И уж совсем проблематична защита наших железнодорожных и грунтовых мобильных ракет от диверсионных средств и стрелкового оружия, не говоря уже об авиационном высокоточном оружии. В отличие от американского "Миджитмена", укрытого наклонно расположенными бронещитами, мы оказались не в состоянии сделать подобную защиту для ракет СС-25, СС-24. Это обусловлено, прежде всего, примерно втрое большим стартовым весом наших ракет, а соответственно и невозможностью укрытия их, поскольку это потребовало бы дополнительного утяжеления (на десятки и сотни тонн) пусковых установок.

Специалистам также известно, что корпуса современных твердотопливных ракет, их транспортно-пусковые контейнеры ныне изготавливаются не из металла, а из стеклопластика. Следовательно, при отсутствии бронезащиты такие конструкции легко повреждаются с помощью стрелкового оружия. Поэтому, нетрудно догадаться, что достаточно одного выстрела для вывода из строя нашей СС-25. При этом последствия такой диверсии могут быть различными в зависимости от типа оружия: от нарушения целостности корпуса и заряда двигателя - с последующим взрывом ракеты после запуска, до несанкционированного запуска ступени ракеты, ее немедленного взрыва или полета вдоль поверхности земли с поджогом и радиоактивным заражением местности - в любом случае.

Могут быть использованы и другие способы уничтожения в нужный момент наших мобильных ракет СС-24 и СС-25, при условии известности их местоположения. Интересно, что не так давно уже ратифицированный нами договор СНВ-1 до предела упростил эту задачу, запретив их маскировать (видоизменять форму), ограничив число находящихся в любой момент на маршрутах патрулирования 15-20% от общего количества и сократив до минимума (один-два) число выездов из баз постоянной дислокации. В этих условиях для аварии достаточно "железнодорожного стрелочника" или заблаговременно установленных вблизи маршрутов рассредоточения взрывных устройств, взводимых в нужный момент из космоса и настроенных на присущий только этим мобильным системам спектр излучений при движении.

Следует отметить, что проблема предупреждения аварий и диверсий существует и для шахтных ракет, атомных подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков. Однако там она не столь актуальна, так как такие происшествия не всегда связаны с ущербом для населения, случаясь на отчужденных степных, морских и воздушных территориях. Более того, их труднее спровоцировать извне случайными или умышленными действиями людей - прежде всего из-за меньшей доступности указанных носителей ЯБГ для посторонних. Вот почему США не решились принять на вооружение свои "Миджитмены", хотя они имеют втрое большую скорость движения, в несколько десятков раз большую защиту от избыточного давления и прострела, не требуют особых дорог.

В чем же причины замалчивания проблемы, связанной с имеющимися только у нас ракетами наземно-мобильного базирования? Если ее нет, тогда почему никто не опровергнет автора, неоднократно и публично заявляющего о ней? Скорее-она существует и устраивает очень влиятельные силы: нашего "партнера" по СНВ-1 и СНВ-2, использующего их как собственный "кольт", уже взведенный и приставленный к виску России; их создателей - генералов от промышленности и армии, все еще сохраняющих свои высокие должности и привилегии; корпоративные интересы определенной группировки ВПК, получившей многомиллиардный заказ на нужную только им, но не налогоплательщику, мобильную ракетную технику; командование Ракетных войск, стремящееся сохранить численность их личного состава, поскольку эксплуатация моноблочных мобильных ракет требует (в пересчете на одну ЯБГ) в сотни раз больше людей, а стало быть и должностей, включая генеральские. Вот почему они так единодушны в дезинформации властей и народных депутатов, в готовности нанять адвокатов СС-25 и СНВ-2 в целом.

МАТЕРИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АРГУМЕНТЫ

Есть еще по меньшей мере два аспекта, свидетельствующие о неприемлемости навязанного нам договора СНВ-2: его экономическая разорительность и экологическая пагубность столь быстрого перевооружения, уничтожения оружия массового поражения. Умолчать их нельзя, тем более, что сторонники СНВ-2 поспешили назвать его "рентабельным", позволяющим сэкономить нам 50 млрд. руб. И это не считая той многомиллиардной помощи из-за рубежа, которой уже соблазняют несговорчивый Верховный Совет РФ, обещая ее в дополнительном протоколе к ратификации.

Кто поверит, что совершенно неподготовленное, даже непродуманное, обвальное по масштабам, сокращение стратегических вооружений обойдется нам дешевле? Процесс уничтожения оружия массового поражения по времени должен быть соизмерим его накоплению, а любые попытки ускорить его обойдутся России, да и не только ей, непозволительно дорого. Взяв темп не по силам, мы не только не облегчим нынешнее положение экономики, но превратим страну в радиоактивно зараженную пустыню.

Дело в том, что придется иметь дело с сотней тонн плутония и десятками тысяч тонн чрезвычайно токсичных компонентов ракетного топлива. Последствия аварийного разброса плутония только из одной ЯБГ могут стоить нам до 10 млрд. долл., его пылинки достаточно для гибели человека, а грамма гептила (ракетного горючего) - сотен людей. Не зря же США оградили себя от ответственности за "неприятности", возможные при оказании помощи в "разборке" наших ЯБГ.

Так во что же реально обойдется нам навязанное разоружение - перевооружение? Транспортировка, разборка и утилизация ЯБГ, твердого и жидкостного ракетного топлива - до 10 млрд. долл. Утилизация почти полусотни реакторов подводных лодок - еще столько же. Переоборудование многозаряных шахтных ракет под однозарядные, реконструкция 90 шахтных пусковых установок под ракеты меньших габаритов - еще 3 млрд. убытков, а не экономии, как это преподносится сейчас.

Ведь потребуются дорогостоящие работы по вскрытию, ревизии и замене многочисленных объемов и коммуникаций, доработке устаревшего оборудования, созданию совершенно другой системы амортизации, бетонированию колоссальных объемов с использованием лучших сортов цемента и стали. И все понапрасну, так как не нужна малой ракете большая по объему шахта.

Наивно верить и в то, что переоборудование ракет СС-19 под моноблочные ЯБГ сведется к простому "свинчиванию" избыточных. Создание же достойного ее энергетике боевого оснащения обойдется не дешевле новой ракеты-носителя, не говоря уже о необходимости новых ядерных испытаний.

И уж совсем разорительна будет наша переориентация с шахтных носителей ЯБГ на мобильные - морские и наземные.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Если проанализировать оценки СНВ-2, высказанные в печати и в выступлениях отдельных должностных лиц, то подавляющее большинство экспертов не приемлет договор в нынешней редакции, хотя все они согласны с необходимостью дальнейших сокращений накопленных вооружений. Независимые от МИД и МО РФ эксперты констатируют, в отличие от упомянутых ведомств и обслуживающих их учреждений, отсутствие в СНВ-2 военной и экономической выгоды для России.

Сравнение текста договора СНВ-2 с так называемыми "рамочными соглашениями", подписанными Б.Ельциным и Дж.Бушем 17 июня 1992 г., свидетельствует об их идентичности. Исключение составляют лишь незначительные "уступки" в сторону смягчения упомянутых "рамок", ставшие возможными благодаря подключению П.Грачева и А.Пискунова к формулированию окончательного текста в Женеве. Следует заметить, что эти уступки незначительно ослабили кабальные для России условия СНВ-2, но серьезно затруднили его экспертизу, сделав этих руководителей МО и ВС РФ как бы соавторами договора. Логично предположить, что это было сделано не случайно, как и то, что до сих пор не образована парламентская комиссия по изучению последствий реализации СНВ-2 и сорвана программа соответствующих парламентских слушаний.

В этих условиях представляется крайне необходимой самая тщательная экспертиза договора СНВ-2 представителями общественности, его широкое обсуждение в средствах массовой информации. И дело вовсе не в том, что сам факт подписания его текста, а в особенности унизительных для России двух соглашений между нею и США от 17.06.92 г. продемонстрировал интеллектуальную неполноценность их разработчиков с нашей стороны, если они вообще были. Ратификация данного договора в существующей редакции продемонстрирует уже цивилизационную неполноценность, лишающую не только Россию, но и весь остальной мир гарантированной глобальной стабильности, невозможной без сохранения дисциплинирующего США второго полюса.

Следует отметить, что в наличии уравновешивающих механизмов должны быть заинтересованы не только США, но и другие экономически развитые государства и их коалиции: Япония, Турция, Западная Европа. Ведь признание СНВ-2 будет означать капитуляцию не столько военно-политическую и не одной лишь России, а цивилизационную, фактический пролог к насильственному новому переделу мира. Так не пора ли и этим государствам высказать свое отношение к навязанному не только нам, но и им договору СНВ-2?

Демонстрируемая ныне отстраненность других стран по отношению к судьбе СНВ-2 в России и судьбе СНВ-1 на Украине вряд ли будет способствовать сохранению цивилизации. Если нас (Россию и Украину) вынудят ратифицировать их, то очень вероятно не только экономическое разорение столь поспешным разоружением-перевооружением, но и заражение обширных территорий бывшего СССР радиоактивными, химическими и биологическими веществами. Ведь мы уже обязались уничтожить запасы накопленного химического и иного оружия. А вытянем ли все одновременно?

Убежден: России нужен не СНВ-2, а самостоятельная военно-техническая политика. Ее цель - в сдерживании любых посягательств на нашу территориальную целостность, другие национальные интересы. При ее определении мы самостоятельно уменьшим свой ядерный арсенал до тех же, если не меньших, количеств. Но разместим их на тех носителях ЯБГ, которые выгодны нам, а не нашему "партнеру" по СНВ-2. И это будет соответствовать интересам других стран, также как и сохранение Украиной ограниченного количества ЯБГ. Наш союз с ней в поддержании наших вооружений крайне взаимовыгоден: сделает нас богаче и сильнее, а миропорядок - стабильнее. Или кому-то по душе "новый мировой (бес)порядок"? 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации