Российско-американские отношения ОТ АДМИНИСТРАЦИИ ДЖ. БУША К АДМИНИСТРАЦИИ Б. КЛИНТОНА

1993 №15 (19)

Внешняя политика

Обозреватель - Observer

Российско-американские отношения: ОТ АДМИНИСТРАЦИИ ДЖ. БУША К АДМИНИСТРАЦИИ Б. КЛИНТОНА

Ю.ФЕДОРОВ

Распад СССР означал исчезновение сверхдержавы, имеющей глобальные интересы и возможности. Российская Федерация - наиболее мощное из государств, возникших на территории бывшего Советского Союза, формируется уже как центр силы регионального масштаба, хотя обладание ядерным оружием и членство в Совете Безопасности ООН выводят ее на один уровень с Францией, Великобританией и Китаем. Меняется, соответственно, и геополитическое значение отношений РФ с Соединенными Штатами. Советско-американское противостояние было важнейшим фактором международной политики после второй мировой войны. Российско-американские отношения занимают намного более скромное место в складывающейся сегодня системе межгосударственных взаимодействий. Заметно сузился и круг проблем, обсуждавшихся Москвой и Вашингтоном. Они концентрируются теперь главным образом вокруг вопросов разоружения и тех кризисных ситуаций, в развитии которых РФ пока может играть определенную роль, прежде всего на Ближнем Востоке и Балканах. Постоянной темой переговоров является также оказание помощи деградирующей российской экономике.

При этом, до настоящего времени ни в России, ни в Соединенных Штатах не сложилась окончательно долгосрочная стратегическая линия по отношению друг к другу. В политических кругах и той, и другой страны существуют различные, подчас несовместимые подходы к ее формированию.

В Российской Федерации имеются по крайней мере три принципиально разных точки зрения на отношения с США.

Для непримиримой оппозиции характерен жесткий антиамериканизм, убеждение в том, что Россия и США обречены на перманентную конфронтацию. Соединенные Штаты, считают политические деятели этого направления, никогда не потерпят существования самостоятельного центра силы в Северной Евразии. А поэтому главная ставка делается ими на поиск союзников среди государств, которые не могут смириться с доминированием США на мировой арене. Помимо таких стран, как Ливия, Ирак, Сербия, КНДР, особое внимание в этой связи уделяется Германии, Китаю и Индии.

Непримиримая оппозиция не имеет, однако, реальной возможности воздействовать на формирование внешней политики России. Последняя складывается в результате взаимодействия "радикально-демократической" и "центристской" группировок.

"Радикально-демократические" круги выступают за установление не только партнерских, но и тесных союзнических отношений с Соединенными Штатами. Утверждается, что Россия и США имеют совпадающие жизненно важные интересы как в европейской, так и в тихоокеанской зоне. Предполагается, что американское военное присутствие является важнейшим, если не единственным стабилизирующим фактором в современном мире. Считается, что у России нет иных партнеров, кроме США. способных воздействовать на динамику событий в зоне развивающихся стран, прилегающих к южной границе бывшего СССР. Между тем, именно оттуда, полагают эксперты, принадлежащие к этой группе, исходит основная угроза России, связанная с мусульманским фундаментализмом и появлением новых ядерных государств. Кроме того, без поддержки США Россия не сможет добиться отказа Украины от ядерного оружия н решения других проблем в зоне бывшего СССР, которые имеют для нес особую ценность. Со своей стороны, США могут быть заинтересованы в союзе с Россией, поскольку последняя может, по сути дела, стать важным инструментом реализации американских - или "общечеловеческих" - интересов в мусульманском мире, а также ядерным противовесом Китаю.

В основе этой линии, как представляется, лежит убеждение в том, что пораженная экономическим кризисом Россия может сохранить свое влияние на международные дела и получить жизненно необходимую ей финансовую помощь лишь выступая партнером, хотя, естественно, и слабым, Соединенных Штатов (а также Японии). Нельзя не заметить, однако, что реализация такой стратегии заведомо обрекает РФ на жесткую конфронтацию с мусульманскими странами, в том числе возникшими в бывшей советской Средней Азии, а также с КНР, будет способствовать перманентной вовлеченности России в локальные конфликты и войны, возникающие на бывшей периферии СССР.

Центристская группировка исходит из сбалансирован кого подхода к развитию отношений с США. Последние не рассматриваются как имманентный противник российского государства, в каких бы формах оно ни существовало. Однако перспективы российско-американского союза представляются весьма туманными. Соединенные Штаты, считают "центристы", не заинтересованы в том, чтобы Россия превратилась в великую державу, с глубоким подозрением относятся к попыткам возрождения российской экономической н военной мощи. "Центристский" подход формируется на основе яс столько абстрактных рассуждений, сколько анализа политической и военном линии, провозимой сегодня Вашингтоном. Не может, например, не привлекать внимания содержащийся в последнем докладе Министерства обороны США, направленном в конгресс, а также в ряде других правительственных документов тезис о том, что Соединенные Штаты не должны допустить появления на территории России противника, сопоставимого с тем. которым был для них бывший Советский Союз. Несмотря на сокращения военного бюджета и вооруженных сил, в США продолжается финансирование наиболее перспективных оборонных научно-исследовательских работ. Американские вооруженные силы. в том числе стратегические, ориентированы на действия против Российской Федерации.

Эта концепция находит отражение, в частности, в ряде официальных документов военных ведомств не только России, но и некоторых других стран СНГ. Так, в Концепции военной безопасности государств-участников СНГ1 говорится: ...В настоящее время нельзя полностью исключить возможность попыток со стороны отдельных стран или групп стран проводить курс на региональное или глобальное доминирование, занятие особою места в мировой системе за счет своего военно-стратегического, экономического или научно-технического потенциала, проводя при этом политику с позиции силы. При этом среди задач Объединенных Вооруженных Сил Содружества указываются к такие, как "предотвращение воины путем ядерного сдерживания потенциального противника", а также "отражение внезапного воздушно-космического нападения". И хотя США открыто в этом документе не у поминаются, понятно, что приведенные формулировки в первую очередь относятся именно к ним.

Учитывая позицию США, считают сторонники "центристской" линии. Россия должна проводить полностью самостоятельный курс на международной арене, избегая как конфронтации с Соединенными Штатами, так и подчинения своей внешнеполитической и военной стратегии интересам посреди их. Она должна ориентироваться только на свои интересы и развивать сотрудничество с теми государствами, которые заинтересованы в России независимой хотя и никоим образом не враждебной Соединенным Штагам.

До осени 1992 г. доминирующее влияние на формирование российской политики по отношению к США О.Базывала "радикально-демократическая'' группировка. Особенно отчетливо это проявилось во время визита Президента Б. Ельцина в Вашингтон в июне 1992 г. Однако к осеки 1992 г. положение стало меняться. Был создан Совет безопасности, который стал рассматривать наиболее важные внешнеполитические и военные проблемы. В его состав вошли А.Руцкой, Ю.Скоков и другие видные деятели "центристской" ориентации. Кроме того, стало ясно. что проводимый А.Козыревым, Е.Гайдаром, Г.Бурбулисом и другими "радикал-демократами" курс не даст желаемых результатов. Так

Россия не получила 24 млрд., долл. которые были обещаны ей по инициативе Дж. Буша. Это стало серьезным ударом по авторитету не только Е. Гайдара, но и самого Президента; российское руководство не получило поддержки США по принципиально важным для него проблемам русскоязычного населения в Прибалтике, срокам вывода оттуда российских войск, раздела Черноморского флота. Наоборот, Вашингтон добивался от РФ максимального сокращения времени пребывания ее вооруженных сил в балтийских государствах, настаивал на выводе 14-й армии из Молдовы и т.о. По сути дела, единственное совпадение интересов РФ и США по вопросам "ближнего Зарубежья" обозначилось лишь в отношении ядерного статуса Украины, Казахстана и Беларуси; США активно противодействуют выходу РФ на мировые рынки оружия. Это вызывает острое недовольство российских производителей вооружений, лишает страну крупных сумм твердой валюты.

О недовольстве Б.Ельцина сложившимся положением свидетельствовали его высказывания. сделанные на встрече с руководством МИДа 27 октября 1992 г. Так. он, в частности, заявил, что в адрес США "любимых... А.Козыревым", мы расточаем лишь благодарности, а по нужному поводу можем "высказать своего разочарования"2.

Дополнительные осложнения в формировании российской политики на американском направлении внесло поражение Дж. Буша на президентских выборах. Победа Б.Клинтона была встречена "радикал демократами" с трудно скрывавшимся разочарованием, тогда как оппозиция открыто выражала свое удовлетворение провалом республиканцев. Причина заключалась в том, что Б. Клинтон и его команда ясно заявили о приоритете внутренних проблем США как в политическом, так и в экономическом плане. Это интерпретировалось как возможное сокращение американской поддержки РФ и ее руководству.

В итоге, в конце 1992 г. - начале 1993 г. политика РФ по отношению к США приобрела во многом двойственный характер. Был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). Для США он является особо важным, поскольку, согласно ему, должны быть ликвидированы те российские вооружения ("тяжелые" ракеты и МБР с РГЧ ИН), которые составляют главный элемент бывшего советского стратегического потенциала. Однако наблюдатели обратили внимание, что этот Договор был демонстративно подписан в январе 1993 г. с Президентом, потерпевшим поражение на выборах. Это могло трактоваться не только как свидетельство явных симпатий Москвы к уходящему руководству США, но и как своего рода предупреждение новой администрации.

Последнее подтверждается тем, что в январе-феврале 1993 г. Москва предприняла ряд шагов, призванных показать ее дистанцирование от американской линии. Так, во время визита в Индию Б. Ельцин принял решение о поставках туда российских криогенных ракетных двигателей. Не могли не вызвать настороженности в Вашингтоне восстановление российско-кубинских экономических связей, а также поездка заместителя министра иностранных дел РФ Г.Куиадзе в КНДР.

Однако наибольшие расхождения между Москвой и Вашингтоном проявились в начале 1993 г. в связи с Ираком и Боснией.

Как известно, в январе 1993 г. американские ВВС нанесли ряд ударов по иракским военным объектам. Официальная позиция РФ была далека от безусловной поддержки этой акции. Она исходила из того, что реакция на действия Ирака "должна быть адекватной", а все предпринимаемые против него меры должны согласовываться в рамках СБ ООН, т.е. при участии России3.

Другим примером такого рода стала поездка в Ирак в феврале 1993 г. специального представителя МИД РФ И.Мелехова. Официальные объяснения МИДа сводились к тому, что этот визит не ставит под сомнение поддержку Москвой антииракских санкций, а должен лишь способствовать обеспечению выплаты Ираком долгов РФ. Однако сразу же возник вопрос - почему эту проблему нельзя обсуждать на уровне посольств. Кроме того, нельзя было ожидать отменения иракской позиции по выплате долгов без соответствующих изменений в отношении России к Ираку.

Заметные разногласия между РФ и США проявились также в связи с боснийской проблемой. В начале 1993 г. был сформулирован т.н. "план Клинтона" по Боснии. Им предусматривалось, в частности, ужесточение санкций против Сербии, контроль над воздушным пространством Боснии, посылка американских войск в эту зону в составе контингентов ООН. План Вэиса-Оуэна, как считали тогда в Вашингтоне, "может стать основой для дальнейших пере говоров". Линия же России в начале 1993 г. предусматривала поддержку плана Вэнса-Оуэна; недопущение военных акций против Сербии и усиления других санкций против нее; требование введения санкций против Хорватии.

Весной 1993 г. эта ситуация изменилась. Очередное обострение внутриполитической борьбы в России способствовало новому приближению внешнеполитической линии РФ к американским стратегическим установкам. Возник острый конфликт между Президентом Б. Ельциным и "центристскими" группировками, представленными в руководстве РФ А.Руцким, Ю.Скоковым, Г.Хижой и др. В итоге, влияние этих кругов на формирование внешней политики сведено к минимуму. Резко сократилось также воздействие на этот процесс Верховного Совета. Далее, экономическая и политическая поддержка со стороны США приобрела для Президента Б.Ельцина особое значение. Наконец, администрация Б. Клинтона не только продемонстрировала полную солидарность с Б.Ельциным, но и добилась некоторого смягчения условий предоставления России займов и кредитов МВФ и другими международными финансовыми организациями. В итоге, после встречи на высшем уровне в Ванкувере, расхождения оказались сведенными к минимуму. В свою очередь, администрация Б.Клинтона, по сути дела, продолжила курс предыдущего руководства США в отношениях с РФ. Это имеет свою вполне очевидную и понятную логику.

Американская линия в отношении России определяется принципиальной целевой установкой - свести к нулю вероятность того, что с территории бывшего Советского Союза будет исходить угроза для США, сопоставимая с той. которая существовала в период советско-американской конфронтации 40-80-х годов. Для этого, как считают в Вашингтоне, необходимо решить две основные задачи.

Во-первых, надо устранить опасность, связанную с бывшими советскими стратегическими силами и ядерным оружием в целом. И поскольку их односторонняя ликвидация нереальна, американские вооруженные силы по своим количественным, структурным, а главное - качественным параметрам должны быть в состоянии эффективно нейтрализовать российские ядерные вооружения. В связи с этим на один из первых планов американской политики в отношении РФ выходит сейчас обеспечение ратификации Договора СНВ-2, согласно которому должны быть ликвидированы наиболее опасные для США российские стратегические системы.

Важно также сконцентрировать бывший советский ядерный потенциал в одних - российских - руках. Появление новых ядерных государств может создать не только политические, во и военные трудности для США, подтолкнет процесс распространения ядерного оружия, сорвет выполнение договоров СНВ-1 и СНВ-2. Кроме того утверждение безъядерного статуса Украины резко ослабит военно-экономическим и военно-технологический потенциал России, ибо на территории Украины находится крупнейший в бывшем СССР ракетостроительный комплекс, на котором производились все советские многозарядные МБР. Его исключение из совокупного военно-экономического потенциала новых независимых государств самым существенный образом затруднит модернизацию российского стратегического арсенала.

Во-вторых, весьма важно, с американской точки зрения, не допустить прихода к власти " России сил, способных провести в жизнь политику, не отвечающую интересам США. В этом плане особую озабоченность в Вашингтоне вызывают не столько неокоммунистические партии и движения, - их шансы прийти к власти расцениваются там как минимальные, - сколько государственно-ориентированные центристские круги. Американцев беспокоит, в частности, связь этих кругов с российским военно-промышленным комплексом, офицерским корпусом и генералитетом армии и служб безопасности.

Помимо факторов военного порядка, заинтересованность США в развитии отношений с Россией обусловлена тем. что она ВУЭДИТ в число постоянных членов Совета Безопасности ООН. Роль последней в обеспечении международной безопасности возрастает. Известна, например. позиция НАТО. которая готова участвовать в военных операциях в бывшей Югославии только по мандату ООН (или СБСЕ, в котором Россия также обладает правом вето).

Эти конечные цели никем в американских кругах не ставятся под сомнение. Там, однако, существуют различные точки зрения относительно их претворения в жизнь. В общем плане они укладываются в два основных подхода* взаимно дополняющих друг друга.

Первый из них ориентирован прежде всего на поддержку "радикал-демократической" группировки в руководстве РФ.

Предполагается, что если принадлежащие к ней деятели надежно обеспечат себе ключевые позиции в российских структурах власти, проведут там глубокие кадровые перемены, то возможности для действий антиамериканских сил Будут крайне ограниченными. В экономическом отношении этот процесс должен сопровождаться выдвижением на главные роля в хозяйственной системе тех кругов, которые ориентированы на международные торгово-экономические связи и, следовательно, заинтересованы в сохранении тесных, дружественных отношений между Россией и ведущими странами Запада, прежде всего США. Поэтому представители этого подхода особенно настойчиво доказывают необходимость форсированной "шоковой терапии в духе рекомендаций МВФ, прежде всего массовой приватизации и полной либерализации внешнеэкономических связей, а также быстрого выхода на мировые цены по основным видам топливно-энергетических и сырьевых ресурсов. Считается одновременно, что Запад должен оказать сегодня России весьма серьезную экономическую помощь. В противном случае российское общество не выдержит напряжения и трудностей, сопряженных с разрушением тоталитарной системы. Наиболее вероятным исходом станет установление авторитарного националистического режима, враждебного Западу и делающего ставку на силовое возрождение Российской империи. Не случайно в этих кругах весьма популярным является сравнение нынешней России с Германией 20-х годов. Среди наиболее известных деятелей этого направления - бывший Президент США Р.Никсон и бывший американский посол в Москве Дж.Мэтлок.

Второе направление в американской политике по отношению к России исходит из несколько иных предпосылок. Несмотря на нынешний кризис, считают его представители. Россия потенциально весьма сильна и имеет шансы встать на ноги с помощью Запада или без нее. Возрожденная мощная Россия неизбежно станет конкурентом США, какие бы политические силы не утвердились сегодня в Кремле. А поэтому необходимо уже сейчас искать пути и средства, способные уравновесить, нейтрализовать эту будущую мощь. Особое внимание уделяется в этой связи Украине и некоторым другим государствам Восточной Европы, которые могли бы стать своего рода барьером для возможного распространения российского влияния в Европе. Чем сильней, например, будет Украина, тем эффективней она сможет играть роль противовеса России. К наиболее известным сторонникам такой "модели" взаимоотношений с России и относятся, в частности, Г.Кяссинджер и Зб.Бжезинскнй.

Показательны в этой связи рассуждения ".Киссинджера, который в мае 1993 г. писал в немецкой газете "Вельт ам зонтаг": "Философия, главным образом лежащая в основе американской внешней политике, исходит из той посылки , что демократическая, ориентирующаяся на рыночную экономику Россия положит конец непрерывавшемуся почти четыре столетия ритму развивающегося экспансионизма. Невозможно ответить на вопрос о том, повторяется ли история со всей неизбежностью. Она, однако, дает лишь несколько примеров того, когда страны корректировали своя курс на 180 градусов.

Я не знаю ни одного государственного деятеля из стран, соседствующих с Россией, ...который разделял бы американскую веру в то, что Россия перенимает западную манеру поведения. Все они предпочитают Президента Ельцина его противникам, но только потому, что они усматривают в нем меньшую из двух потенциальных угроз, а не потому, что они считают его таким деятелем, который избавит их от исторических опасений".

Практическая линия в отношении России как предыдущей, так и нынешней администрации США формируется под воздействием двух этих направлений. Однако их вклад в этот процесс неодинаков. После известных колебаний и неопределенности американское руководство в марте 1993 г. склонилось к открытой поддержке Б.Ельцина в его противостоянии с парламентом и центристскими группировками. Колебания Б.Клинтона были обусловлены не только и, возможно, не столько оценками долгосрочной стратегической роли России на мировой арене, но и совершенно естественной, необходимой переоценкой внешнеполитической линии государства после смены его руководства. Эти колебания во многом связаны с тем, что, во-первых, американское общественное мнение ждет от Б.Клинтона прежде всего эффективных внешнеполитических акций, которые"; тому же могут обернуться дополнительными издержками и расходами. Во-вторых, усиление влияния ''центристов" в окружении Б. Ельцина после удаления оттуда Г.Бурбулиса ставило под сомнение саму целесообразность для США оказания поддержки России и ее Президенту. Однако острые противоречия, вспыхнувшие весной 1993 г., между Б. Ельциным, с одной стороны, и А.Руцким и Ю.Скоковым - с другой, а также казавшаяся реальной в это время перспектива поражения Б. Ельцина заставили администрацию Б. Клинтона сделать выбор. Уход Б. Ельцина, считали в Вашингтоне, откроет путь к власти в РФ тем силам, которые намного менее приемлемы для США, чем нынешний российский лидер. "Западные правительства - писала в этой связи "Вашингтон пост", - открыто надеются, что референдум завершится победой Ельцина, позволяющей Президенту раз и навсегда завершить свою борьбу с парламентом"4.

В практическом плане реализация этой линии началась с подготовки и проведения встречи в Ванкувере. Однако наивысшим ее проявлением стала внеочередная встреча лидеров "группы семи" в Токио непосредственно перед референдумом, на которой был согласован вопрос о предоставлении РФ финансовой помощи в размере около 28 млрд. долл. При этом, заявил официальный представитель США, помощь вряд ли будет предоставлена, если Б. Ельцин проиграет референдум.

Важен, однако, не сам по себе объем обещанных финансовых ресурсов, тем более, что неясно, какая часть из них реально попадет в Россию. Гораздо существеннее то обстоятельство, что МВФ под давлением лидеров "группы семи" вынужден был пойти на некоторое смягчение условий предоставления кредитов. Так, около 1,5 млрд. долл. должны быть предоставлены МВФ сразу после того. как "правительство Ельцина обещает взять пса контроль Центральный банк", как излагала смысл этих сдвигов "Вашингтон пост"5. (Ранее МВФ ставил условием предоставления средств ограничение инфляции весьма жесткими рамками). По сути дела, это означает признание того. что курс Е.Гайдара и других "радикальных реформаторов" слишком опасен для российского руководства. Кроме того, в этом просматривается и явное подталкивание Президента РФ к тому, чтобы перетянуть на свою сторону директорский корпус, являющийся одним из главных "групп поддержки" центристского крыла в российской политике.

Эта линия демократической администрации, однако, не предусматривает и не может предусматривать серьезных изменений по отношению к ряду важнейших для России проблем. Нет оснований ожидать, что США откажутся от противодействия выходу России на мировые рынки вооружений и военной техники. Вряд ли возможно содействие американского руководства в расширении экспорта российской готовой продукции, в том числе высокотехнологичных отраслей. Маловероятны подвижки в позиции США относительно решения проблем русскоязычного населения Прибалтики и некоторых других районов бывшего СССР. Переживающие экономические трудности и теснимые на мировых рынках Японией, США просто не могут пойти на то, чтобы самим способствовать появлению нового конкурента, могущего в перспективе освоить весьма широкий спектр новых технологий. Кроме того, уже сейчас в политических и академических кругах США раздастся весьма серьезная критика в адрес администрации, которая не уделяет достаточного внимания другим государствам бывшего СССР, концентрируя свои основные усилия на Российской Федерации.

Перед Вашингтоном встает и еще один не простой вопрос. Суть его в том, как относиться к возможному установлению в РФ "ультрапрезидентской" республики, при которой представительные органы власти играли бы явно подчиненную роль. Такое развитие событий может вызвать определенные трудности в отношениях России и США, поскольку американское общественное мнение и, следовательно, конгресс довольно чувствительны к отступлению от демократических принципов. Преодоление такого рода трудностей, как считает Дж.Мэтлок, возможно, при отказе от узкого понимания демократии как политического режима, основанного на представительных структурах. Главное в демократическом устройстве, полагает си, состоит в получении властью поддержки масс при решении ключевых проблем общественного развития. Иными словами, демократия может существовать не только в представительной, но и в плебисцитарной форме.

Такая концепция может стать достаточно эффективным политико-пропагандистским инструментом. Она, однако, не дает ответа на другой важный для Запада и для США вопрос. Сколько-нибудь устойчивое и длительное существование "ультрапрезидентского" режима в России возможно лишь при его опоре на армию и другие силовые структуры. Однако в этом случае данные институции обретут решающее воздействие на формирование российской внешней и внутренней политики. Иными словами, усилится роль именно тех кругов, которые вызывают сегодня серьезные опасения на американском политическом Олимпе.  

1 Документ принят в Бешкеке 9 октября 1992 г. и подписан руководителями РФ, Казахстана, Узбекистана, Армении, Таджикистана и Кыргызстана. См.: "Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ". Выпуск седьмой. Минск, 1992, с. 35-39. 2 "Российская газета", 28 октября 1992 г. 3 Показателен в этой связи комментарий "Красной звезды". К участию в подобных акциях, подчеркнул орган Минобороны, "следует подходить с точки зрения наших собственных национальных интересов, а не солидарности с кем бы то ни было". ("Красная звезда", 16 января 1933 г.). 4 "The Washington Post", April 17, 1993. 5 "The Washington Post", April 16, 1993.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации