ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТЕГЕРАНА КУРС НА ЭКСПОРТ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

1993 №14 (18)

Обозреватель - Observer

Внешняя политика

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТЕГЕРАНА: КУРС НА ЭКСПОРТ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

С.КУНДЕЛЕВ 

Довольно продолжительное время после исламской революции в Иране в 1979 г. внешняя политика этой страны - ближайшего южного соседа России - определялась курсом на экспорт исламской революции. Смерть аятоллы Хомейни и приход к власти нового руководства Ирана на некоторое время снизили активность внешнеполитических усилии Тегерана в этом направлении. Такое положение продолжалось недолго. Распад СССР и появление на политической карте мира новых мусульманскихгосударств, а также чисто внутренние проблемы И рана обусловили появление "второй волны" в курсе на экспорт исламской революции. Отныне эта волна непосредственно задевает интересы России и ее союзников поСНГ, что вынуждает думать об адекватных ответных шагах.

В настоящее время вакуум, образовавшийся в Средней Азии и Закавказье после развала СССР, быстро заполняется, в особенности за счет активности Ирана. Турции, Пакистана и Саудовской Аравии. Свое место в регионе имеет и Россия, но нельзя считать, что существующие экономические связи нечто вечное и неизменное. Соседи России - молодые государства, ревниво обсрега-юшие свою независимость, отчаянно ищут источники экономической помощи. Именно в РФ они должны увидеть надежного союзника и партнера. Идея экономического союза в рамках СНГ несет позитивное содержание. Привлекая бывшие республики Средней Азии на свою сторону, Россия тем самым сможет сама. не прибегая к помоши Турции, все больше напоминающей троянского коня, нейтрализовать влияние соседнего исламского мира, обеспечить безопасность своих южных границ и заложить основы некоего будущего евро-азиатского сообщества, по своим географическим очертаниям адекватного Российской Империи и СССР. При этом необходимо учитывать, что, по всей видимости, именно в Средней Азии и Закавказье МОГУТ произойти события. пока плохо просматриваемые, но способные нарушить нынешнее зыбкое геополитическое равновесие.

Отчасти ответственность за возникновение "второй волны" должен разделить и Запад. Дело в том, что после окончания воины с Ираком Иран попытался наладить экономическое сотрудничество с надежными партнерами в Европе и Азии. Именно на этот период пришлось перемирие в экспорте исламской революции. Однако европейские государства, следуя антииранской политике США, отказались даже от заключенных ранее контрактов. Вследствие этого в Иране вновь реанимировали лозунг "империалистического врага".

Начало "второй волны" по времени совпало с предвыборной кампанией в США, когда Вашингтон не смог сделать что-либо серьезное против возрастания угрозы иранского фундаментализ-ма. Если это совпадение не случайно, оно означает, что иранское руководство умело использует складывающуюся геополитическую ситуацию. "Вторая волна" стала последним ударом по администрации Буша а ее деятельности на Ближнем и Среднем Востоке. После того как администрации Рейгана к Буша преянамерекно укрепляли Ирак как противовес Ирану, а затем последняя президентская "команда" провела войну, в которой этот противовес был уничтожен, именно иранская мощь противостоит интересам США в этом регионе. 

ЭКСПОРТ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ -ОСНОВА ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА ТЕГЕРАНА

Возобновление прежнего курса на экспорт исламской революции стало следствием борьбы между "радикально" настроенным духовнымли-дером Ирана Али Хаменени и "умеренным" -президентом А.А, Хашеми-Рафсанджани. Первый воспротивился курсу президента на сокращение финансовой помощи радикальным про-иранским движениям.В одном из выступлений осенью прошлого года он прямо заявил, что "экспорт исламской революции является постоянной заботой ИРИ". Таким образом, потерпела неудачу попытка Хашеми-Рафсанджани реорганизовать исламистскне движения, действующие в большинстве мусульманских стран мира. из экстремистских и полуэкстремистских организации в политические партии.

Как сообщали информационные агентства некоторых арабских государств, в начале февраля с.г. Тегеран организовал инструктивную встречу представителей от более чем 30 ислами-стских группировок, действующих в странах Ближнего Востока и Средней Азии. Впечатляет число ее участников - более 2,5 тысяч. Именно на ней клерикальный режим Тегерана, ежегодно выделяющий, по разным данным, по меньшей мере 500 млн. американских долларов в качестве финансовой помощи зависимым от него группировкам, потребовал резкой активизации их деятельности. Небезынтересно отметить, что встреча проходила при участии руководителей иранских служб безопасности.

Особенно активно иранский режим финансирует и снабжает оружием террористические группировки исламистского толка в Алжире и Египте. Тем самым он стремится привести в этих странах к власти силы, выступающие за создание в них исламских государств. Но Тегеран в своей политике экспорта терроризма не ограничивается лишь исламским миром. Как считают западные аналитики, тень Тегерана видна за недавними террористическими акциями в Париже, Риме и Нью-Йорке.

Утверждают, что Иран разработал план, конечная цель которого - свержение существующих режимов в некоторых арабских и среднеазиатских странах. На территории страны действуют несколько лагерей, где проходят подготовку более 900 боевиков из этих государств. В программу обучения террористов входят методы сбора информации, подделки документов, использования взрывчатых веществ и различных видов огнестрельного оружия, способы вербовки агентуры. Руководит системой иранских тренировочных центров некто Ахмад Мирзанда. "- ' цер иранской разведки. Еще 17 лагерей, также функционирующих под контролем Ирана, находится на территории Судана. Понятию "экспорт исламской революции" иранские лидеры придумали соответствующую идеологическую оболочку. Как заявил в начале апреля министр иностранных дел ИРИ Али Ак-бар Велаяти, "экспорт исламской революции является понятием культурным и духовным. Этот курс не реализуется насильственным путем и не может быть остановлен силой. Сегодня мы видим, как исламская революция распространяется по миру".

Как утверждает организация "Моджахеддин-э Халк", Тегеран выделил 30 млн. ф. ст. на тайные операции по устранению ведущих деятелей иранской оппозиции, бежавших за рубеж. Главная европейская штаб-квартира террористов создана в посольстве Ирана в Германии, ее отделения действуют в Великобритании и Франции.

Как следует из недавних выступлений руководителей Египта, Алжира, а также последних документов, подготовленных госдепартаментом США и ЦРУ, одной из форм внешней политики правящего в Иране режима стал экспорт терроризма в исламские и арабские страны. Подобная идеология в сочетании с практикой вмешательства во внутренние дела соседних стран повсеместно используется Тегераном. Учитывая значение Египта в региональных и международных делах, Иран понимает, что если ему не удастся идеологически овладеть АРЕ, то он навряд ли сможет установить свою гегемонию во всем регионе. Именно поэтому Тегеран всячески стремится дестабилизировать обстановку внутри Египта, используя при этом радикальные исламистские группировки. Одной из главных причин проведения подобной политики является стремление иранского руководства отвлечь народ страны от многочисленных проблем, с которыми он сталкивается в повседневной жизни в самом Иране.

Последние сообщения с Ближнего Востока свидетельствуют о том, что в настоящее время Тегеран продолжает консультации с представителями исламистских группировок из многих ближневосточных и среднеазиатских стран для создания в каждой из них структуры проиран-ской фундаменталистской организации "Хез-боллах", которая должна стать основой противодействия существующим властям. С территории Судана и Ирана вещают на близлежащие страны несколько радиостанцгй, контролируемых Тегераном. В их передачах содержатся прямые призывы к свержению действующих правительств, а сторонники экстремистских группировок называются не иначе как "революционеры ислама".

Возобновление курса на проведение политики экспорта исламской революции совпало по - ремени с еще одним явлением, касающимся чисто внутрииранских дел. В декабре минувшего года аятолла А. Хаменеи в одном из выступлений заявил, что "сейчас - не время для экономических реформ. Главное - это исламская культурная революция, цель которой - дать отпор нашествию западной культуры". Особыми трудностями "культурное контрнаступление" грозит иранской интеллигенции. Уже запрещено исполнять произведения Моцарта и Баха, а также накладывать грим на лицо. Любое произведение искусства, не превозносящее культурные ценности исламской революции, "не является произведением искусства", предупредил А. Хаменеи.

Как "первая", так и "вторая" волна оказали и оказывают определенное влияние на РФ и ее ближнее окружение. В одном из заявлений осенью прошлого годг. председатель иранского парламента Али Акбар Натек-Нури назвал событиями одного плана "победу ислама, ликвидацию сионистского режима Израиля, свержение режима Пехлеви и развал Советского Союза", косвенно подтвердив тем самым причастность Тегерана к последнему, и в частности, к реисла-мизации мусульманских республик бывшего СССР.

Ныне иранские лидеры без колебаний называют свою страну "единственным оплотом борьбы в защиту исламских ценностей и прав угнетенных масс во всем мире". Курс на экспорт исламской революции и международный терроризм они оправдывают необходимостью противостояния "империалистическо-сионист-ской агрессии".

Исламский фундаментализм, проповедуемый Тегераном, в настоящее время является главной опасностью для ряда ближневосточных стран. Иранское присутствие видно невооруженным взглядом в Судане и Ливане, Тегеран не делает секрета из своей поддержки организации ХАМАС на оккупированных Израилем арабских территориях. Он категорически против мирного процесса на Ближнем Востоке, налаживание которого осуществляется под эгидой США и России.

В опубликованном в конце апреля с.г. докладе госдепартамента США о международном терроризме в 1992 г. Иран прямо назван среди стран, покровительствующих этому явлению. В нем подчеркивается, что акции, осуществленные по командам из Тегерана, были самыми кровопролитными. И не случайно Иран назван в документе в качестве "значительной угрозы".

Все более активен Тегеран в вопросе защиты прав шиитских меньшинств в ряде стран Персидского залива. С учетом его намерений добиваться изменения их статуса, а также того, что шиитские общины в отдельных странах составляют значительную часть населения, они в нынешней ситуации могут претендовать на весомую политическую роль. В результате нельзя исключать возможности возникновения в ближайшем будущем очагов религиозно-этнических конфликтов на территории стран-соперниц Ирана по экономическому проникновению в Среднеазиатский регион, в Саудовской Аравии и ОАЭ.

Чем объяснить подобные действия Тегерана? По всей видимости, иранское руководство хорошо осознает невыгодность прямого столкновения с какой-либо из соседних арабских стран в настоящий момент. Ведь непременно в этом случае ему придется иметь дело с коалицией арабских и западных стран. Вот почему оно выбрало оружие другого плана - идеологическое, одновременно проводя перевооружение армии.

Но в целом усилия Тегерана пока ограничены из-за его собственных серьезных проблем. Иран пока не располагает культурными, экономическими или военными средствами для обретения значительной сферы влияния. Тем не менее ситуация может внезапно измениться в связи со стремлением Тегерана получить "исламскую" атомную бомбу. Кроме того, необходимо отметить, что изоляция Ирана на международной арене в значительной степени уменьшает притягательность этой страны для государств Средней Азии и Закавказья.

Тегеран активно выступает против проходящих в настоящее время арабо-израильских переговоров по ближневосточному урегулированию. Выступая на словах с антиизраильских позиций, Иран на самом деле преследует свои собственные цели, стремясь взять под контроль радикальные палестинские группировки, выступающие против переговорного процесса, и тем самым расширить базу исламской революции. Он также работает с целью объединения радикалов в Палестинском движении сопротивления, с тем чтобы образовать единый фронт в противовес Организации освобождения Палестины. 

РОССИЯ СНГ - ИРАН: ОСТОРОЖНОЕ ПАРТНЕРСТВО

Среднеазиатский регион традиционно являлся сферой российских экономических интересов. Русские специалисты всегда находились там на постах, требующих определенной технической квалификации. Ныне одним из направлений внешнеполитических усилий Ирана является лишение России этого козыря. Содействуя разжиганию межнациональной розни, Тегеран стремится вызывать отток российских специалистов из среднеазиатских и закавказских республик и тем самым уменьшить влияние на них России. Кроме того, Иран постепенно заменяет русских специалистов на своих в азербайджанской промышленности и в газовой промышленности Туркменистана.

Не так давно иранское руководство в одностороннем порядке денонсировало Договор 1921 г. между РСФСР и Ираном, ст. 6 которого, в частности, предусматривала, что в случае попыток третьих держав осуществлять захватническую политику в Иране или использовать территорию страны в качестве плацдарма для нападения на РСФСР или союзные ей государства Россия имеет право ввести свои войска на территорию Ирана.

В случае необходимости для оказания определенного давления на Иран, как представляется, у России имеются мощные экономические рычаги. Поскольку Иран в одностороннем порядке отказался от Договора 1921 г., Россия, в зависимости от своих интересов, может либо придерживаться линии на сохранение его в силе, либо, согласившись с позицией Ирана, потребовать возвращения той огромной собственности, которая была передана Ирану при подписании документа. Как известно, РСФСР отказалась от прав по займам, предоставленным Ирану царским правительством, от Русского учетно-ссудного банка, шоссейных дороги железнодорожных линии. пристаней и складов на острове Урмия, порта Энзели на Каспийском море и многого другого. Кроме того, предметом торга могут стать свыше 100 экономических проектов, соглашения о реализации которых были заключены с СССР.

Другой рычаг возможного влияния на Иран также лежит в экономической области. Учитывая отказ стран Запада нормализовать отношения с Ираном и в перспективе - намерение даже ужесточить требования к нему, а также далеко не блестящее финансовое положение страны, именно Россия может и должна вернуть свои позиции на иранском рынке путем налаживания двустороннего сотрудничества во всех областях, кроме атомной.

Несмотря на наличие объективных противоречий между Ираном и Россией в Средней Азии и Закавказье, между двумя странами существует и значительный потенциал для налаживания политического взаимодействия. Показательно, что Иран, активно действуя на периферии бывшего СССР, старается не "показывать уши", по крайней мере, явно, в вопросах, касающихся дел России. Такая позиция объясняется тем, что по взглядам иранского руководства, Москва может при определенном раскладе сил стать союзником Тегерана в регионе. По его мнению, ирано-российское сотрудничество в состоянии сдержать ге-гемонистские устремления США и предотвратить усиление роли Турции. 

Кроме того, две страны совместными усилиями в состоянии положить конец проникновению США в район Персидского залива. И, наконец, по взглядам иранцев, сотрудничество с Тегераном выгодно для Москвы, так как позволяет ей получать весомые валютные поступления в условиях многомиллиардной помощи России. Более того, Иран предлагает расширять сотрудничество в треугольнике Россия - Китай - Иран, считая, что из-за нежелания Запада допускать подъем каждой из них эти страны объективно обречены на сотрудничество между собой. Впрочем, необходимо отметить, что несмотря на определенную сдержанность в вопросах, касающихся российских дел, Иран старается исподволь воспользоваться возрождением ислама в некоторых регионах РФ, и в частности, в Чечне.

Пока иранцы прощупывают там почву, и это носит сугубо предварительный характер. Хотя и того, что есть, нельзя сбрасывать со счетов, если учесть, что другие, настроенные на независимость этнические группы, включая татар, баш-киров и якутов, ждут, чем кончится "перетягивание каната" между чеченцами и российским правительством.

Возможен и другой вариант развития отношений с Ираном. В докладе, подготовленном американским Центром вооруженных сил США. занимающимся изучением России, указывается, что уже через несколько лет для России самой серьезной и важной военной опасностью будет народное восстание, в которое могут быть втянуты иностранные государства. Среди них фигурирует и Иран.

В основе иранского подхода к проблеме вовлечения в сферу своего влияния мусульманских республик бывшего СССР лежат прежде всего экономические интересы Тегерана. Огромные запасы нефти и газа, значительный опыт их добычи позволяют ему рассчитывать на установление собственного контроля над нефтяной политикой региона, что подтверждается последними практическими шагами иранского руководства. Оно считает, что наиболее перспективной сферой сотрудничества Ирана со среднеазиатскими и закавказскими республиками является добыча, переработка и транспортировка энергоносителей. Главной целью Тегерана является перехват новых проектов по разработке газовых и нефтяных месторождений в Средней Азии и Закавказье с целью направления основного потока энергоносителей на юг через Иран. Предусматривается также возможность поставок газа и нефти через иранскую территорию в обход России на Украину и в страны Европы. По замыслам Тегерана, на первом этапе реализации его плана освоения "северных территорий" заключаются только двусторонние соглашения с новыми партнерами, чтобы избежать столкновения интересов конкурирующих между собой республик. На втором этапе возможен переход к региональной организации при обязательном лидерстве Ирана.

Особое значение в планах усиления экономической зависимости мусульманских республик бывшего СССР от Ирана Тегеран придает Организации экономического сотрудничества (ОЭС). Именно он выступил инициатором активизации ОЭС, длительное время находившейся в законсервированном состоянии. Ранее в ОЭС входили Иран, Турция и Пакистан. Ныне к ней присоединились в той или иной форме все шесть мусульманских республик Закавказья и Средней Азии, а также Афганистан. Не рассчитывая на особый успех в экономической конкуренции с Анкарой, Тегеран видит в ОЭС определенные рамки для совместной экономической деятельности и как коллективное действующее лицо - мусульманское и среднеазиатское - в международной жизни со своей доминирующей ролью.

У Тегерана появился за последнее время еще один противник в Средней Азии. Им стал Израиль, активно сотрудничающий с Турцией в плане противоборства распространению идей исламского фундаментализма в этой регионе.

Еще один канал, через который Иран оказывает воздействие на ситуацию в Средней Азии, проходит через Афганистан. Ныне уже ни для кого не секрет, что действующая там шиитская проиранская группировка "Партия исламского единства Афганистана" пытается стать боевым отрядом ИРИ не только в самом Афганистане, но и в некоторых среднеазиатских республиках.

Настоящую пробу своих сил Тегеран устроил в Таджикистане, где оказал прямое и косвенное (через Афганистан) воздействие на проходившие там события. Естественно, он был на стороне исламистской оппозиции и приложил все силы, чтобы повторить в этой республике "афганский" вариант. Именно с этой целью были уведены на территорию Афганистана десятки тысяч беженцев, которые должны были позднее сыграть ту же роль, что и афганские беженцы, осевшие в свое время в Пакистане.

Возможно, на ситуацию вокруг Таджикистана положительно повлияет жесткая позиция России, о которой было заявлено в ходе недавнего визита главы МИД России в Тегеран и Исламабад. Основанием для такого демарша стала информация о том, что с целью дестабилизации законного правительства в Душанбе при помощи Ирана и Пакистана были вооружены и подготовлены около 10 тысяч афганских моджахедов и таджикских наемников, бежавших из Таджикистана в результате гражданской войны.

Особый страх иранская активность вызывает также в Узбекистане. Дело в том, что в Самаркандской и Бухарской областях проживают несколько миллионов персоязычных таджиков, среди которых особенно сильно влияние Ирана.

Отдельно стоит рассмотреть азербайджано-иранские отношения. Дело в том, что в борьбе за насаждение своего влияния в мусульманских республиках бывшего СССР Тегеран сталкивается с активным противодействием Анкары, которую он упрекает в подрыве в пользу США иранских позиций в регионе. Этот спор отчетливее всего проявляется в Азербайджане, жители которого являются шиитами, но говорят по-турецки. Интересно, что даже в карабахском конфликте Тегеран предпочел занять довольно сдержанную позицию. Такая осторожность объясняется тем, что в Азербайджане все чаше слышны призывы к объединению с "братьями", проживающими в Иране, а таких там насчитывается более 20 млн. человек.

По мнению многих азербайджанцев, проживающих по обе стороны ирано-азербайджанской границы, ныне появилась возможность их объединения в новом государстве, имеющем тесные связи с Турцией. В результате такого объединения к этому государству отошла бы значительная часть северных районов Ирана. Что касается Тегерана, то он, наоборот, стремится к поглощению Азербайджана, делая ставку на распространение в нем исламского фундаментализма.

Стремясь выставить себя в качестве посредника в урегулировании каракбахского конфликта, Иран преследует свои узко корыстные цели, а именно: вытащить Азербайджан из зоны влияния Турции и соответственно повысить зависимость этой республики от Тегерана. Похоже, что Иран добился некоторых из своих целей, воспользовавшись катастрофическим положением азербайджанских войск после недавнего поражения в западном Азербайджане.

Проходили сообщения, что, стремясь поддерживать карабахский конфликт в незатухающем состоянии, Тегеран тайно осуществлял подготовку армянских боевых групп в лагерях палестин-цев в Ливане, Сирии, а также в самом Иране. Его целью в связи с конфликтом было и остается не допустить превращения Азербайджана в сильное государство с доминирующей юнионистской идеей. Он выступает против курса правящего в Азербайджане Народного Фронта, указывая, что односторонняя ориентация на Турцию привела к трагическим для республики последствиям - сокрушительному поражению от армян.

Богатые ресурсы и выгодное стратегическое положение Азербайджана, находящегося на пересечении азиатских торговых путей, делали его всегда ареной столкновений интересов России, Ирана и Турции. Представляется, что борьба за него еще только начинается и здесь важно не упустить инициативы и сделать правильный выбор приоритетов. 

НА ПУТИ К "ИСЛАМСКОЙ" АТОМНОЙ БОМБЕ

Наряду с курсом на экспорт исламской революции тревогу вызывает стремление Тегерана заполучить "исламскую" атомную бомбу. По данным иранской оппозиции, Иран начал реализацию программы создания ядерного оружия в 1985 г. Она получила название " Большой секретный план". Контроль за ее выполнением осуществляет лично президент Хашеми-Рафсанджа-ни. Наиболее успешно развивается ирано-китайское сотрудничество в этой области. В ходе состоявшегося в сентябре прошлого года визита в Китай Хашеми-Рафсанджани стороны подписали секретное соглашение, во исполнение которого на иранских ядерных объектах уже работают 54 китайских эксперта. Как указывают " Моджа-кеды иранского народа", атомное оружие является для тегеранского режима "самой важной стратегической гарантией его выживаемости".

Иран энергично работает по вербовке на работу бывших советских ученых-ядерщиков. Как сообщила еще в начале 1992 г. лондонская газета "Санди тайме", группа иранских вербовщиков предложила некоторым ведущим специалистам бывшего Советского Союза контракты на 200 тысяч ф. ст., предусматривающие, что они будут оказывать содействие усилиям по созданию атомной бомбы. Газета привела фамилии ученых. с которыми установлены контакты. Некоторые из них получили персональные предложения от председателя Организации по атомной энергии Ирана Резы Амроллахи. По последним данным индийских средств массовой информации, в целом Тегеран уже завербовал до 250 специалистов из Института Курчатова (Семипалатинск-21) на работу в Иран.

На днях один из лидеров иранской оппозиции Мухаммед Мохдесин заявил, что по имеющимся у него сведениям, Тегеран приступил к непосредственному осуществлению секретной программы по обогащению урана, по завершении которой он реально сможет производить ядерное оружие. По заданию правительства ИРИ программа должна быть завершена уже в нынешнем году. И не случайно бывший госсекретарь США Дж. Бейкер назвал недавно Иран в качестве одного из главных дестабилизирующих факторов на Ближнем Востоке.

Тегеран постоянно утверждает, что подтверждением мирного характера его ядерной программы является открытость его установок для МАГАТЭ. Но как тогда расценить многочисленные заявления иранских официальных лиц о необходимости для мусульманских стран иметь "исламскую" атомную бомбу? Существует мнение, что подобные заявления делаются иранскими "ястребами" исключительно для внутреннего политического потребления и их не следует воспринимать серьезно в отсутствие прямых доказательств существования программы разработки ядерного оружия. Тут уместно вспомнить про Ирак. После окончания войны в Персидском заливе инспектора МАГАТЭ обнаружили, что, несмотря на все свои декларации о мирных намерениях и соблюдении международных гарантий, Ирак многие годы осуществлял секретную программу создания ядерного оружия с помощью контрабандной доставки компонентов с Запада и что эта программа была гораздо более обширной, чем думали вначале.

По мнению западных экспертов в области ядерного оружия, Иран создал тайную сеть из, возможно, 10 центров ядерных исследований, включая усиленно охраняемую подземную экспериментальную базу в Моаллем Калаия к северу от Тегерана и новые мощности по обогащению урана в Карадже.

Один из основных секретных исследовательских ядерных центров Ирана находится близ города Йезд в 450 км к юго-востоку от Тегерана. В этом районе имеются урановые рудники. Объект, построенный под землей, находится в ведении корпуса "стражей исламской революции", что также подчеркивает его исключительную важность.

Если верить Тегерану, он реализует свою ядерную программу исключительно в мирных целях. Но по этому поводу недоумевают эксперты, считающие, что у богатого нефтью Ирана нет экономически обоснованных причин стремиться к использованию ядерной энергии в мирных целях.

Несмотря на сигналы об опасности, российское правительство тем не менее согласилось поставить Ирану два атомных реактора. Представляется, что этим шагом Россия не добавит себе популярности в мире, учитывая позицию мирового сообщества, негативно относящегося к ядерным амбициям Тегерана и проводимому им курсу на поощрение международного терроризма. Что касается финансовой выгоды сделки, заключенной еще СССР, то аналогичные, если не большие суммы, можно было бы получить, нормализовав экономические отношения с Ираком и Ливией, не рискуя при этом выпустить из бутылки ядерного джина в непосредственной близости от российской границы.

Как утверждал представитель МАГАТЭ Дэвид Кид, последняя договоренность между Ираном и Россией якобы не содержит никаких положений о судьбе отработанного атомного топлива, которое может быть использовано для производства ядерных боеприпасов. "Русские сначала очень удивились, а затем сказали, что не подумали об этом", - утверждает Кид. Хочется верить, что слова представителя МАГАТЭ не соответствуют действительности. Хотя Иран и подписал Договор о нераспространении ядерного оружия и имеет соглашение с МАГАТЭ о режиме проверок, сделка вызывает тревогу, так как если Д. Кид прав, она неизбежно приведет к наработке и накоплению в Иране плутония.

Иран вплотную занялся созданием собственных средств доставки ядерного оружия. Утверждают, что Тегеран закупил в Ливии документацию на ракету средней дальности класса "земля-земля" "Аль-Фатих". Дальность полета ракеты составляет 500 км. В настоящее время Иран уже располагает девятью различными ракетными систенами, включая американскую "Ланс", поставленную Ирану еще во времена шаха, китайскую ДФ-25. дальность полета которой составляет 1700 км. Он также располагает ракетой "Но-дон-1", появившейся в результате совместных усилий ИРИ и КНДР. Эта ракета доставляет боеголовку весом в 1 тонну на расстояние 1000 км.

Наряду с реализацией мерной программы Иран неослабное внимание уделяет совершенствованию армии После завершения в 1988 г. изнурительной восьмилетней войны с Ираком Иран взял курс на перестройку своих вооруженных сил, стремясь превратить их в самые мощные в районе Персидского залива. Отрезанный от западных поставщиков, продававших вооружения иранскому монарху в 70-е годы, Иран обратился к России. Китаю. Северной Корее. Пакистану, Бразилии и Аргентине. Сейчас, кота Тегеран считает, что он в состоянии противостоять военно-воздушной мощи Багдада, он отлает приори-_ тет приобретению стратегических условий региона Персидского залива) вооружений. Последний пример такогорода- закупка трех подводных лодок в России, первая из которых уже приняла участие в конце апреля в учении иранских ВМС. Тегеран приобретает такой потенциал, который не имел лаже шах и который никак нельзя назвать оборонительным - подводные лодки, ракеты класса "земля-земля", средние бомбардировщики. А то, что закупленные у Россия подлодки рассматриваются иранским руководством как наступательное оружие, свидетельствует высказывание командующего ВМС Ирана контр-адмирала Али-Шамкани. По его словам, эти лодки предназначены для действий не только в водах Персидского залива, но и "в любой другой акватории".

В целом, учитывая изложенные выше обстоятельства, представляется необходимым для России всемерно содействовать расширению политических и экономических отношений с Ираном при одновременном сдерживании экстремистских тенденций в политике Тегерана. Задача усиления влияния РФ на Иран, по всей видимости, может быть решена через экономические рычаги. При этом нельзя забывать, что место России может быть занято Германией, для которой Иран является традиционной сферой влияния.

Еше один экономический конкурент России в Иране - США. Необходимо крайне осторожно относиться к американскимм тебованиям ограничить торговлю оружием с Ираном, так как несмотря на весь ШУМ о наращивании военного потенциала Тегерана только в 1991 г- американские компании на законных основаниях продали ему товаров двойного назначения на сотни миллионов долларов.

Возможно, некоторые акценты во внешней политике Ирана изменятся после запланированных на июнь этого года президентских выборов. Но, как считают западные политики, исходя из реальной обстановки в стране, подобное изменение, скорее всего, является делом маловероятным, так же как и уход Хашеми-Рафсанджани.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации