ПРОБЛЕМЫ АВТОМАТИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 4/2008 , стр. 18-21

ПРОБЛЕМЫ АВТОМАТИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ

УДК.621.391

Полковник Д.И. ВЕРЖБАЛОВИЧ,

ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат технических наук

Б.Л. ЗАГОРУЛЯ,

старший научный сотрудник Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат технических наук

В статье определены некоторые проблемы построения автоматизированных систем управления (АСУ) военного назначения. Показана необходимость комплексного подхода к развитию Вооруженных Сил как системы, в которой АСУ Вооруженных Сил Республики Беларусь (АСУ ВС РЕ) должна выполнять важную системообразующую функцию - решать интеграционную задачу по объединению в единое информационное пространство средств разведки, органов и объектов управления, что определяет актуальность предложенной статьи. Обоснована важнейшая роль в этом процессе применяемой системы нормативных правовых документов, стандартов.

Уже достаточно долгое время в военно-аналитических изданиях поднимаются проблемы автоматизации управления [1 - 6]. Отмечается отставание в этом вопросе от развитых западных стран и несоответствие требованиям, предъявляемым к современным вооруженным силам войнами нового поколения. В качестве причин такого состояния дел указываются:

неправильная оценка возможностей и перспектив применения средств вычислительной техники в 60 - 70-х годах прошлого века, когда практически только начиналось становление АСУ в различных областях и выбирались векторы ее развития;

принятый в то время позадачный подход к автоматизации, в результате которого выполнялась автоматизация отдельных задач и функций, зачастую не связанных и плохо взаимодействующих друг с другом (так называемая «лоскутная» автоматизация);

развал СССР, в результате которого многие предприятия «...растеряли кадры и перестали играть роль в разработке комплексов и систем автоматизации управления» [1], и ряд других.

Указанные причины относятся к разряду «исторических». Однако и сегодня в этой области существуют определенные проблемы и трудности.

Известно, что методической основой развития системы управления Вооруженных Сил является действующая в данной области нормативная правовая база. В настоящее время существует целый ряд концептуальных и программных документов развития системы управления ВС РБ на среднесрочную перспективу. Этими документами определяются основные показатели и этапы развития системы управления. При этом основным направлением развития признана комплексная автоматизация.

Создаваемая в соответствии с этой нормативной правовой базой АСУ ВС РБ будет представлять собой сложнейшую систему с длительным жизненным циклом. Это означает, что на ее внедрение потребуется значительное время (в результате чего в любой момент времени будут существовать комплексы и подсистемы разного уровня развития, которые будут вынуждены взаимодействовать между собой). Кроме того, это означает, что решения, принятые на начальном этапе создания такой системы, будут определять ее развитие на долгие годы вперед.

В республике имеются все возможности по созданию такой системы. Существует осознание необходимости этого процесса как в военном ведомстве, так и в промышленности. Для этой цели выделяются достаточные финансовые ресурсы. На целом ряде предприятий оборонного сектора экономики Республики Беларусь имеется опыт производства различных комплексов средств автоматизации (КСА). Можно говорить о становлении коллективов, способных выполнить такую задачу. Ведется активная работа по воссозданию научной школы автоматизации.

Однако, «разработки, проводимые до настоящего времени, касались, в основном, вопросов автоматизации управления отдельных функциональных схем. Системный подход при этом отсутствовал» [2]. «Возникла общая необходимость приостановить лихорадочные попытки экстренной автоматизации... и разработать системный подход к ее осуществлению» [2]. Иными словами, имеются серьезные проблемы в реализации идеологии построения АСУ ВС РБ.

В Вооруженных силах Российской Федерации (ВС РФ) существуют схожие проблемы: имеются потенциальные возможности по развитию автоматизации управления войсками и оружием; существуют крупные предприятия и фирмы, обладающие технологиями и наработками в данной области; успешно создаются системы мирового уровня гражданского назначения. Однако в вопросе автоматизации в военной сфере наблюдается отставание от передовых армий на 15 - 20 лет [7]. Одна из важнейших задач АСУ - интеграция различных сил и средств видов и родов войск в единую систему - решается слабо. Причина кроется в том, что, в первую очередь, не хватает «верной идеологии и бесспорного лидера» [3]. Как отмечено выше, идеология развития АСУ определяется действующей нормативной правовой базой. Бесспорным лидером, на наш взгляд, должен стать компетентный орган, разрабатывающий идеологию современных военных конфликтов, форм и способов ведения военных действий, состава вооружения и военной техники (в том числе, средств управления), необходимых для реализации современных способов ведения боевых действий.

С похожими проблемами сталкивались практически все вооруженные силы мира, но одними из первых - ВС США. После поражения во Вьетнаме армия США находилась в состоянии глубочайшей депрессии. Необычайную мощь приобрели антивоенные движения. Престиж вооруженных сил упал «до нуля».

Именно в эти годы в США была создана группа, которая должна была разработать революционную военную теорию будущего. Возглавил ее генерал Донн А. Старри. Перед группой была поставлена задача по созданию концепции качественно новой войны [8].

Через некоторое время группа Старри определила, что главная проблема армии США заключается в том, что «она позволяет, чтобы техника определяла стратегию, а не наоборот!» [8]. Иными словами, сложилась ситуация, когда не армия заказывает промышленности - чем воевать, а промышленность говорит армии - как воевать и навязывает свою технику.

Руководство этой группы понимало, что реформирование ВС США необходимо и должно опираться на продуманную идеологию. При активном участии группы Старри и ее последователей в США был разработан ряд концептуальных документов [4].

Следует отметить, что в работе группы Старри не все было гладко, так как представители и министерства обороны, и военно-промышленного комплекса США сопротивлялись новым идеям, которые «вели к пересмотру всей структуры армии» [8] и зачастую влекли упадок одних структур и возвышение других. Предметом борьбы были не только идеи, вопросы стратегии и тактики, технологии, но и должности, карьеры, отношений с промышленностью. Но, пожалуй, самым сложным в деле продвижения новых идей было «убедить командование ВВС, что необходимость столь тесных совместных действий - это не попытка армии влезть в компетенцию ВВС, но необходимость новой реалии» [8].

В конечном счете, эти трудности были преодолены, и дело было сделано. Сегодня армия США признается самой боеспособной армией в мире. И дело здесь не только в финансах, но и в правильно выработанной идеологии развития вооруженных сил и их систем управления, документально закрепленной в концептуальных документах (доктринах, концепциях и программах) [9].

Важнейшей на сегодняшний день концепцией построения систем управления является концепция C4ISR (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance), содержание которой в полной мере позволяет реализовывать требования по созданию единого информационного пространства, обеспечению возможности адаптивного управления, комплексного использования возможностей боевых сил. Создаваемая в США на основе этой концепции глобальная система оперативного управления получила название «система систем» [4]. Наиболее приоритетным направлением наращивания боевых возможностей определена практическая реализация концепции «Ведение боевых действий в едином информационном пространстве» [5].

Непосредственным осуществлением планов и программ «военной трансформации» в министерстве обороны США занимается «Офис военной трансформации» (Office for Military Transformation), который возглавляет известный военный ученый адмирал А. Це-бровски. Офис подчинен непосредственно министру обороны и его первому заместителю и обладает широкими полномочиями.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: для ускорения процессов создания современной АСУ в ВС РБ также необходим «лидер» - центральный орган, который бы выполнял функции выработки идеологии, управления и координации всех участников этих процессов, обладал широкими полномочиями и возможностью распоряжаться достаточно большим объемом ресурсов. Результаты работы этого органа должны быть легитимны, понятны и обязательны для исполнения всеми заказчиками образцов КСА от Министерства обороны Республики Беларусь и всеми исполнителями опытно-конструкторских работ от промышленных организаций [3]. Первый постулат успешности автоматизации управления гласит: «автоматизация будет успешной только в случае, когда ею непосредственно занимается лицо, в интересах которого создается АСУ и кто будет сам работать на средствах этой системы» [2; 3]. Пока существующие структуры, на наш взгляд, не в полной мере соответствуют этим требованиям.

Для повышения эффективности деятельности рассматриваемого органа целесообразно предусмотреть его взаимодействие с аналогичным органом ВС РФ. Сообща необходимо распространить системный, комплексный подход не только на развитие образцов оружия, средств разведки и систем управления, но и Вооруженных Сил в целом, не забывая при этом о системообразующей роли средств управления. Именно средства управления (КСА и система связи) связывают воедино средства разведки, штабы и органы управления, средства поражения, все виды обеспечения, выстраивая единую систему. Для того, чтобы это было возможным, все остальные элементы, компоненты и подсистемы должны иметь возможность включаться в такую систему. В противном случае реализовать концепцию единого информационного пространства невозможно. Сегодня такой подход принят и реализован во всех странах НАТО, а также используется рядом государств СНГ.

В августе 2008 года мир был свидетелем первого столкновения ВС РФ с армией, построенной по стандартам НАТО. Российские военные эксперты дают высокую оценку оснащенности и боеспособности грузинских войск, с которыми столкнулись ВС РФ в ходе операции по принуждению к миру в Южной Осетии. Известно, что американскими, турецкими и израильскими инструкторами было обучено более 8000 грузинских военнослужащих. Вооруженные силы Грузии прошли серьезную модернизацию и переоснащение на современные виды оружия и системы управления. Так, для управления огнем артиллерии была применена система «Серенада», синхронизирующая залпы различных по дальности, скорости перезарядки и времени наведения артиллерийских систем [10].

Однако это не спасло Грузию от поражения. А одной из военных причин поражения аналитики считают неприспособленность имеющегося у ВС Грузии вооружения для интеграции в современные системы управления западного образца. Именно поэтому, например, для целеуказания оказались бесполезны израильские БПЛА «Гермес-450» [11]. Процесс интеграции не был доведен до логического конца. Получая своевременно разведывательные данные об обстановке, армия Грузии просто не смогла их применить в бою.

Это еще раз говорит о необходимости комплексного подхода к развитию Вооруженных Сил как системы, в которой АСУ играет роль одной из важнейших подсистем. Этот комплексный подход должен быть закреплен специальным стандартом, так как в настоящее время нереально требовать, чтобы различные подсистемы АСУ ВС РБ создавались единым разработчиком. Главное условие создания КСА различными производителями - обеспечение способности этих КСА к информационному взаимодействию между собой и с объектами управления.

Например, с целью совершенствования системы управления Вооруженных сил, в России разработана единая межведомственная система обмена данными по средствам воздушно-космического нападения, характеристикам, формам и способам их боевого применения, которая одобрена Научно-техническим советом Военно-промышленной комиссии. В настоящее время определена и одобрена решением Совета Безопасности РФ от 11 марта 2003 года рациональная структура исходных данных, необходимых для разработки Государственной программы вооружения. Это свидетельствует о высоком уровне легитимности исходных данных, применяемых при разработке программ федерального уровня [12].

Интересен опыт ВС Республики Казахстан. В начале 2008 года к ним стали поступать новые образцы артиллерийского вооружения, разработанные совместно с израильскими фирмами: системы «Най-за», «Семсер» и «Айбат» [13]. Вооружение этих систем представляет собой существенно модернизированные старые советские образцы. Одним из важнейших компонентов созданных систем являются современные КСА. В тактико-технических характеристиках этих систем их КСА характеризуются одной фразой - «соответствуют стандарту НАТО C4I». Этот стандарт охватывает все вопросы функционирования системы управления как подсистемы более общей системы, вопросы взаимодействия с другими подсистемами и т.д. Выполнение требований стандарта гарантирует качественное информационное взаимодействие с другими системами управления, с разнотипными средствами разведки и оконечными устройствами, выполненными также в соответствии с этим стандартом.

Непрерывно возрастающая сложность процессов управления разнородными силами и средствами общевойсковых группировок требует резкого повышения уровня «интеллектуальной» составляющей КСА. Без этого они остаются простыми информационно-справочными системами, позволяющими решать лишь частные оперативные и тактические расчетные задачи. Назрела необходимость введения в состав специального математического и программного обеспечения КСА комплексных математических моделей (КММ), адекватно отражающих реальные условия вооруженной борьбы, учитывающих закономерности функционирования сил и средств, взаимные связи между ними. Именно такие КММ могут служить базой для объединения всего многообразия разнородной информации, циркулирующей в органах управления, что позволяет представлять командованию информацию об обстановке в агрегированном, удобном для анализа виде. При этом КММ, обеспечивая моделирование различных вариантов развития событий, становятся одним из важнейших и эффективных инструментов системы поддержки принятия решений как при подготовке, так и в ходе ведения боевых действий [17].

Следует учитывать, что эффективные КММ могут создаваться только с учетом единого и обязательного для всех участников стандарта или другого легитимного документа. Основные требования этого стандарта, по нашему мнению, должны вытекать из методологии и идеологии подготовки и ведения современных боевых действий. В этом документе должны быть определены единые показатели оценки эффективности: боевых действий; борьбы за информационное превосходство, превосходство в воздухе и огневое превосходство; выполнения оперативных и тактических задач; результатов действий группировок, отдельных родов войск и специальных войск, отдельных воинских формирований или степени выполнения отдельных частных задач.

Важное место должны занимать единые оперативно-стратегические исходные данные, характеризующие формы, пространственно-временные показатели, способы и приемы ведения боевых действий, которые должны выступать в качестве одного из входов КММ.

Наконец, должны быть определены методы моделирования, применяемые в КММ, и формы отображения результатов моделирования.

Одним из важнейших элементов системы управления является система связи. С развитием автоматизации система связи ВС РБ испытывает серьезную дополнительную нагрузку, связанную с необходимостью обеспечения качественного цифрового информационного обмена. К сожалению, в настоящее время она не в полной мере готова к решению этой задачи. Ожидается, что к 2010 году удастся перевести стационарную сеть связи на цифровые технологии. Процесс перевода системы связи на цифровые принципы передачи и обработки уже активно идет [14]. Это говорит о том, что в соответствующих программных и концептуальных документах, определяющих развитие системы связи, уже определены основные параметры информационного обмена. Следовательно, при формировании требований к разрабатываемым КСА именно эти параметры (а не текущее состояние) должны учитываться (выступать в виде ограничений).

В военных средствах массовой информации постоянно звучат призывы к переходу на модульный и универсальный принципы построения АСУ военного назначения. Это, безусловно, правильно. Однако при ближайшем рассмотрении технической составляющей цепочки «элемент - компонент - агрегат - подсистема - система» видно, что в современных технических средствах эти принципы уже давно и успешно реализуются. КСА чаще всего представляют собой локальные вычислительные сети (ЛВС), объединяющие ряд автоматизированных рабочих мест (АРМ). С точки зрения технического обеспечения, АРМ, серверы, средства обеспечения ЛВС и другие технические средства уже являются стандартизованными элементами.

В Республике Беларусь на различных предприятиях (например, РУП КБ «Дисплей», НИРУП «НИИ ЭВМ» и др.) [15] производится целая линейка средств вычислительной техники специального назначения, способная перекрыть широкий диапазон потребностей Вооруженных Сил. Аналогичные образцы производятся и в Российской Федерации (например, линейка мобильных компьютеров повышенной надежности «Компьютерный Спецназ», производимых ЗАО «РТСофт») [16]. Собрать техническую составляющую КСА из таких модулей можно достаточно просто для любого уровня управления.

Основное отличие между КСА различного функционального назначения заключается не в технических решениях, а, в первую очередь, в применяемом программном обеспечении. Наличие множества различных операционных систем, систем управления базами данных, средств разработки специального программного обеспечения, географических информационных систем, классификаторов, протоколов взаимодействия и средств защиты информации часто приводит к несовместимости существующих и создаваемых КСА, снижению эффективности их применения, дублированию и удорожанию разработок, сложности организации эффективного функционирования информационно-управляющих систем, трудности переноса отработанных технологических решений [1]. Обеспечение программной совместимости опять-таки возможно путем совершенствования системы стандартов. Именно при таком подходе производитель программного обеспечения «А» не будет постоянно обращаться к производителю оконечных устройств «Б» и средств вычислительной техники «В» для согласования тех или иных технических вопросов, но все вместе они будут обращаться к единому стандарту.

Пока же во многом продолжается «лоскутный» подход к автоматизации системы управления. С той или иной степенью интенсивности проводятся исследования и разработки отдельных контуров управления, но ясной и однозначной картины того, что должно быть получено в результате, нет. Не имея нормативно закрепленного решения о том, каким общим программным обеспечением (ОПО) оснащать создаваемые КСА, заказчики в тактико-технических заданиях на опытно-конструкторские работы часто в разделе требований, например, указывают, что «должна применяться операционная система, принятая в Вооруженных Силах». Но ведь от того, какая это операционная система, зависит и вся остальная цепочка программного обеспечения. И, в первую очередь, - выбор средств разработки программного обеспечения.

Для исправления создавшегося положения необходимо, прежде всего, выбрать базовое ОПО (линейку различных версий хорошо сопрягаемого ОПО) и линейку технических платформ для КСА и утвердить их нормативно; определить единые протоколы и интерфейсы на всех уровнях взаимодействия; обеспечить единый подход к созданию систем защиты информации (что опять выводит нас на необходимость стандарта).

Правильным решением, на наш взгляд, было бы создание специального полигона, который должен быть оснащен образцами всех передовых средств управления с тем, чтобы вновь разработанный КСА мог проверяться на совместимость с ними. Такой полигон можно было бы разместить, например, на базе Военной академии. Это позволит параллельно с функцией проведения испытаний новых образцов техники на совместимость использовать его для обучения курсантов и для проведения военно-научных исследований.

Таким образом, АСУ ВС РБ должна строиться как управляющая подсистема и технологическая база обеспечения эффективного функционирования системы более высокого порядка - Вооруженных Сил Республики Беларусь. Для обеспечения комплексного, системного развития АСУ ВС РБ и экономии финансовых и трудовых ресурсов целесообразно на основе новых доктрин и концепций ведения современной войны разрабатывать нормативные документы по развитию: системы обмена данными; комплексов средств автоматизации; специального математического и программного обеспечения, включая комплексы математических моделей. Эти документы, повторимся, должны иметь высокий уровень легитимности и являться обязательными для исполнения заказывающими органами и организациями оборонного сектора экономики.

В ближайшее время необходимо сформировать перечень программных продуктов, которые могут применяться в АСУ ВС РБ. Это касается ОПО, а также средств разработки специального математического и программного обеспечения. Выбранные базовые решения следует закрепить либо в стандартах, либо в иных нормативных документах.

Проверку информационно-технической совместимости новых КСА с уже существующими следует проводить на предложенном в статье полигоне.

Наконец, для повышения качества новых НИР и ОКР следует инициализировать процесс обновления и утверждения ТТЗ на ОКР по созданию АСУ ВС РБ. Именно из этого ТТЗ 70 - 80 % требований должны отражаться в ТТЗ на ОКР по созданию подсистем АСУ ВС РБ.

Рассмотренные в статье проблемы, безусловно, относятся к разряду организационных, но, на наш взгляд, решение этих проблем позволит сконцентрировать усилия в научной и технической сфере на наиболее важных направлениях и тем самым повысить эффективность проводимых НИР и ОКР.

ЛИТЕРАТУРА

1. Петряков Ю. Еще раз об АСУ с опорой на собственные силы // Независимое военное обозрение. - 14.05.2004.

2. Синявский В.К. Возможные подходы к созданию автоматизированных систем управления войсками (силами) // Наука и военная безопасность. - 2008. -МЗ.-С. 21-27.

3. Литошенко А. АСУ: выбор вектора развития. Будущее - за глобальным информационным полем // Воздушно-космическая оборона. - 2007. - №6(37). - С.38-45.

4. Системы и средства управления вооруженных сил ведущих зарубежных стран и направления их развития (информационно-аналитический обзор). - Мн: ГУ «НИИ ВС РБ». - 2007. - 303 с.

5. Куликов А. Война в едином информационном пространстве // Воздушно-космическая оборона. - 2008. - № 2. - С. 54-60.

6. Барвиненко В.В. Об автоматизации управления группировками Вооруженных Сил//Военная мысль. - 2008. - № 8. - С.9-16.

7. Шаманов В. Подготовка и облик армии будут меняться// Белорусская военная газета. - 15.07.2008. - № 130. - С. 2.

8. Тоффлер Э., Тоффлер X. Война и антивойна. Что такое война и как с ней бороться. Как выжить на рассвете XXI века. - М.: ACT: Транзиткнига, 2005. - 412 с.

9. Джозеф С. Най, Уильям А. Оуэне. Главная сила Америки - ее информационные возможности//Журнал «Форин аффейре», март-апрель 1996.

10. Грузино-южноосетинский вооруженный конфликт (август 2008 г.). Информационно-справочный обзор Мн.: ГУ «НИИ ВС РБ», 2008.-74 с.

11. Алесин А. Принуждение к агрессии // Белорусы и рынок. - 18.08.2008.-№33. - С. 5.

12. Буренок В.М. Выйти из информационного вакуума // Военно-космическая оборона. - 2008. - № 2(39).

13. [Электронныйресурс]. - Режим доступа: http://www.kaztoday.ru/ article/kazakhstan-vooruzhit-sng-gaubitsami-i-minometami.html

14. Казаков Г. Техническая основа системы управления войск // Белорусская военная газета. - 18.10.2008. - № 199. - С. 1;3.

15. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.display. Vitebsk, by/spsvt. html

16. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rtsoft.ru/ spec.html

17. Данилов А. Моделирование для информационно-аналитического обеспечения руководства вооруженных сил США// Зарубежное военное обозрение. - 1997. -№12- С. 6-10.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации