Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 2/2008, стр. 54-60

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

УДК 623; 623.46; 623.764

И.М. АНОШКИН,

начальник отдела

Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат технических наук, старший научный сотрудник

Е.Ю. КРАСНОВ,

научный сотрудник

Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь

В статье приводятся результаты анализа хода реализации научно-технических программ США и других зарубежных стран по созданию систем и средств нестратегической противоракетной обороны на театре военных действий, их возможностей, принципов построения, конструктивно-схемных решений, особенностей боевого применения и перспектив развития.

Анализ военно-технической политики, официальных документов, принимаемых решений и практических шагов военно-политического руководства США и других стран НАТО показывает, что в современных условиях особая роль в программах совершенствования своих вооруженных сил отводится перспективной американской системе противоракетной обороны (ПРО) на театре военных действий (ТВД) или нестратегической ПРО и системе национальной ПРО территории США. Данные системы должны обладать качественно новыми возможностями по контролю воздушного и космического пространства, интеграции, взаимодействию и комплексному использованию информационных и активных средств, развернутых в любых регионах мира.

Приоритетность работ в области систем и средств нестратегической ПРО диктуется возможностью их реального создания и необходимостью защиты группировок коалиционных вооруженных сил, которые могут быть развернуты в любом регионе мира в достаточно сжатые сроки. Под нестратегической ПРО понимается совокупность информационных и огневых средств поражения ракет, применяемых на ТВД, на различных участках траектории их полета, интегрированных в рамках единой управляющей системы. Она должна решать задачи обнаружения и поражения нестратегических ракетных средств нападения, включая баллистические ракеты (БР) малой и средней дальности, авиационные и крылатые ракеты (КР), а в перспективе и гиперзвуковые летательные аппараты различных классов на начальном (активном) и конечном участках траектории их полета при подлете к объекту удара.

Во внешнеполитическом плане необходимость создания системы ПРО на ТВД обосновывается тем, что США рассматривают в качестве вероятных противников более 25 стран, которые уже имеют, разрабатывают или пытаются приобрести ракетное оружие: тактические (ТР), оперативно-тактические (ОТР) и баллистические ракеты средней дальности (БРСД), а в перспективе - и ракеты большей дальности. Основными угрозами при этом для США считаются ракетно-ядерные потенциалы России и Китая, а также ряда так называемых стран «третьего мира».

К возможным вариантам ракетной угрозы США относят:

ракетные удары в ходе региональных вооруженных конфликтов;

ограниченные удары (или террористические угрозы их применения) по населенным пунктам или жизненно важным государственным объектам как на территории США, так и в регионах, имеющих для них жизненно важное значение;

случайные пуски баллистических и крылатых ракет.

В последние годы в США наряду с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) и БРСД, которые в последние годы существования СССР представляли для них наибольшую угрозу, стало использоваться понятие «баллистические ракеты на ТВД», к которым относятся (по классификации НАТО) БР малой дальности (до 1000 км) и БР большой дальности (от 1000 до 3000 км).

В табл. 1 приведены характеристики современных и перспективных БР, которые могут применяться против ВС США и их союзников, развернутых на различных ТВД. Кроме того, как показывает опыт последних вооруженных конфликтов (например, ливано-израильский, 2006 г.), серьезную угрозу представляют малоразмерные ракеты ближнего действия. Малые эффективная поверхность рассеивания и подлетное время подобных ракет значительно затрудняют борьбу с ними.

Таблица 1

Основные характеристики баллистических ракет в соответствии с принятой в США и НАТО классификацией, используемые в качестве исходных данных при выработке тактико-технических требований к разрабатываемым системам и средствам ПРО

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Разрабатываемые в США системы ПРО могут быть разделены на четыре группы по характеру задач, для решения которых они создаются. Такими группами являются:

системы войсковой ПРО (поля боя) - предназначены для непосредственного прикрытия войск и важных объектов на поле боя преимущественно от ударов тактических БР малой (до 150 км) дальности;

оперативно-тактические системы ПРО (зоны боевых действий)

- предназначены для прикрытия войск и важных объектов от ударов ТР и ОТР с дальностью полета до 1000 км;

оперативно-стратегические системы ПРО (театра военных действий) - предназначены для прикрытия войск и объектов на ТВД от ударов БР средней дальности (до 3500 км);

стратегические системы ПРО (ПРО национальной территории)

- предназначены для отражения ударов МБР по территории страны.

Баллистические цели (БЦ), по сравнению с аэродинамическими, обладают специфическими особенностями, как правило отрицательно влияющими на выполнение комплексами ПРО задачи перехвата. При входе боеголовок (БГ) в плотные слои атмосферы происходит их сильное аэродинамическое торможение, причем скоростные характеристики и характеристики замедления в значительной степени зависят от дальности стрельбы или типа БР и вида траектории их полета. Боеголовки являются конструктивно прочными и малыми по размерам объектами, поражение которых требует точного наведения противоракет (ПР), а в ряде случаев прямого попадания или большой мощности их боезаряда. Траектория полета не маневрирующей БГ БР на пассивном участке вне атмосферы происходит по эллиптической кривой и имеет детерминированный характер. Это облегчает задачу перехвата, поскольку имеется возможность заблаговременного расчета точки встречи. Однако в перспективе ожидается появление планирующих и гиперскоростных БГ, которые смогут совершать аэродинамический и газодинамический маневры, при этом их траектории будут отклоняться от эллиптических на десятки - сотни километров, что существенно снизит точность сопровождения БГ и, в свою очередь, потребует повышения возможностей ПР по маневру. К факторам, осложняющим решение задачи перехвата ТР и ОТР, относится прежде всего малое подлетное время к обороняемым объектам (единицы минут), что предъявляет повышенные требования ко времени реакции комплексов ПРО - оно не должно превышать 10 с.

Основные оперативно-стратегические требования к системам и средствам ПРО на ТВД связаны с обеспечением:

своевременного обнаружения по данным целеуказания (ЦУ) от системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе (СПРЯУ) или автономно БР противника;

непрерывного сопровождения всех обнаруженных БР (БГ), классифицированных как атакующие;

надежной селекции БГ на фоне ложных целей;

поражения с высокой вероятностью ТР и ОТР, а в перспективе и БР большей дальности, которые могут быть использованы на ТВД;

высокой помехозащищенности, живучести, мобильности и транспортабельности систем и средств.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 1. Перспективная система ПВО/ПРО США на ТВД

При организации объединенной противоракетной обороны на ТВД предусматривается проведение под единым руководством четырех комплексов мероприятий:

активной обороны (перехват целей на различных участках траекторий полета);

пассивной обороны (своевременное предупреждение о ракетном ударе, рассредоточение сил и средств на ТВД, их инженерное оборудование и маскировка, обеспечение секретности и скрытности управления, также осуществление комплекса мероприятий по защите от ОМП и т.п.);

упреждающих контрмер (нанесение превентивных ударов по стартовым позициям БР противника, диверсионные операции по уничтожению ракетных баз, арсеналов и т.д.);

создание единой системы боевого управления и связи (BM/C3I - Battle Management/Command, Control, Communications and Intelligence).

Предполагается, что основу перспективной американской системы ПРО на ТВД составит «пакет» ключевых компонентов, в который будут входить (рис. 1): верхний эшелон перехвата или «зональная ПРО»; два нижних эшелона перехвата или «объектовая ПРО»; система разведки, связи и управления [1].

Основу верхнего наземного эшелона перспективной американской системы ПРО на ТВД составит новый мобильный комплекс ТХААД (THAAD - Theater High Altitude Area Defense).

В состав нижнего наземного эшелона будут входить мобильные модернизированные ЗРК «Патриот» ПАК-3, дополнительно оснащенные низковысотными противоракетами «Эринт» (ERINT - Extended-range interceptor), и перспективные ЗРК средней дальности типа МЕАДС (MEADS - Medium Extended Air Defense System).

Нижний эшелон ПРО для приморских районов будут обеспечивать крейсера и эсминцы управляемого ракетного оружия, оснащенные модернизированной многофункциональной корабельной системой оружия «Иджис» с ПР типа «Стандарт-2» различных модификаций.

Верхний эшелон ПРО ВМС также создается на базе системы «Иджис», но оснащенной специализированными ПР повышенной дальности типа «Стандарт-3». Вариант морского базирования комплексов ПРО имеет ряд преимуществ перед наземным, поскольку в этом случае не требуется аэродромов для переброски техники в зону конфликта, и может быть значительно сокращено время развертывания в случае присутствия кораблей в кризисном районе или вблизи него.

Космические оптоэлектронные средства (ОЭС) СПРЯУ составляют первый эшелон СПРЯУ и обеспечивают постоянное наблюдение за всеми возможными районами пусков ракет. Как только БР пробивает облачность и ее стартовый двигатель еще работает, она обнаруживается и отслеживается космическими ОЭС. Данные о цели через спутники связи ретранслируются на командные пункты (КП) ПРО различного базирования. Использование спутниковой информации предупреждения позволяет сократить время на поиск, захват и сопровождение цели. Предполагается, что перспективной низкоорбитальной космической системе раннего предупреждения удастся обеспечить точность и надежность сопровождения ТР и ОТР, достаточные для выдачи ЦУ активным средствам ПРО.

С созданием системы ПРО на ТВД в США тесно увязывают и разработку новой космической системы раннего обнаружения и сопровождения БР «Сбире» (SBIRS - Space-Based Infrared System), которая должна заменить существующую систему раннего предупреждения «Имеюс». Средства, которые будут входить в состав системы «Сбире», должны решать задачи своевременного обнаружения старта как стратегических, так и тактических и оперативно-тактических БР, определения параметров их траекторий и выдачи ЦУ активным средствам ПРО в реальном масштабе времени.

Космический способ базирования ОЭС обнаружения БР на ТВД, наряду с несомненными преимуществами, обладает и рядом недостатков, основным из которых является их высокая стоимость. Поэтому в США параллельно ведутся активные разработки ОЭС воздушного базирования видимого диапазона и ИК-датчиков.

Кроме того, для поражения стартующих БР в перспективной системе ПРО на ТВД предусматривается развертывание комплексов лазерного оружия воздушного базирования ABL (AirBorne Laser), барражирующих в районах возможных пусков ракет. Противоракетный комплекс ABL представляет собой работающий в ИК-диапазоне йодно-кислородный химический лазер с выходной мощностью излучения порядка нескольких мегаватт, размещенный на борту транспортного варианта широкофюзеляжного самолета типа «Боинг-747». Обнаружение запуска БР обеспечивается как за счет бортовых средств наблюдения (оптических и радиолокационных), так и за счет приема внешнего ЦУ, в первую очередь от космических средств обнаружения. Два самолета смогут обеспечивать круглосуточное барражирование в районе предполагаемого пуска БР на удалении нескольких сотен километров от расположения ракетных установок потенциального противника вне зоны досягаемости его средств ПВО, но в то же время достаточно близко, чтобы иметь возможность поразить БР на фазе разгона. Время обнаружения старта БР должно составлять несколько секунд, а дальность перехвата от 400 до 600 км. Считается, что один комплекс лазерного оружия воздушного базирования сможет обеспечить до 40 «выстрелов» длительностью 3 - 5 сек. при выходной энергии в 3 - 4 МДж.

Особое место в области нестратегической ПРО занимают НИОКР, связанные с разработкой в США и ведущих зарубежных странах средств, использующих кинетическую энергию соударения для поражения БР и их боеголовок путем прямого попадания ПР в цель.

Неядерные средства поражения должны повысить оперативность боевого применения системы ПРО на ТВД, исключить или максимально снизить воздействие поражающих факторов ядерного взрыва на собственные средства, упростить эксплуатацию, обеспечить возможность проведения испытаний в реальных условиях, уменьшить стоимость перехвата БГ БР и систем и средств ПРО в целом, а также позволят продавать их в другие страны.

Наземный противоракетный комплекс (ПРК) зональной обороны ТХААД предназначен для поражения БР с дальностью стрельбы до 3500 км на высотах до 150 км в радиусе до 200 км. Прикрываемая зона может составить до 100 км2. Работы по созданию данного комплекса имеют наивысший приоритет в рамках программы ПРО на ТВД и находятся на этапе завершения полномасштабной разработки и подготовки к производству. Предполагается, что дивизион ПРК ТХААД будет состоять из четырех батарей, каждая из которых будет иметь: 9 мобильных пусковых установок (ПУ), 150 ПР (готовых к пуску и перезарядке), многофункциональную РЛС (МФ РЛС) AN/TPY-2, центр боевого управления, разведки и связи, а также специальное техническое оборудование (рис. 2). Кроме того, в дивизионе планируется иметь два дополнительных центра управления и две РЛС для обеспечения гибкости при формировании радиолокационного поля на ракетоопасных направлениях [2].

Комплекс разрабатывается с учетом возможности его транспортировки по воздуху самолетами военно-транспортной авиации типа С-5, С-17, С-130, С-141, а также морем для обеспечения возможности оперативного развертывания системы ПРО войск США и их союзников на удаленных региональных ТВД. Ожидается, что после прибытия в позиционный район требуемое время развертывания ПРК составит не более 30 мин. Разработка комплекса продолжается по трем основным направлениям: противоракета, РЛС AN/TPY-2, система боевого управления, связи и передачи данных.

Для поражения цели прямым попаданием ПР оснащается высокоманевренной головной частью - отделяемой самонаводящейся кинетической боеголовкой, в состав которой входят: пассивная многоспектральная головка самонаведения (ГСН), работающая в среднем и дальнем участках ИК-диапазона длин волн с частотой кадров 30 - 100 Гц, командно-инерциальная система наведения, спецвычислитель, источник электропитания и двигательная установка на базе микродвигателей маневрирования, стабилизации и пространственной ориентации, которая обеспечивает управляемый полет ступени перехвата в атмосфере и за ее пределами, маневрирование на траектории перехвата и точное наведение на цель.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 2. Элементы американского комплекса зональной ПРО ТХААД:

многофункциональная РЛС АЫЯРУ-2, пусковая установка, противоракета,

командный пункт

Система боевого управления комплексом состоит из командного пункта, МФ РЛС AN/TPY-2 трехсантиметрового диапазона длин волн [5], источников питания, кабельных и волоконно-оптических линий связи. Командный пункт ПРК ТХААД, являясь тактическим центром управления боевыми действиями сил и средств ПРО на ТВД, решает задачи боевого управления в звене «дивизион - батарея» и наведения ПР ТХААД на баллистическую цель. Кроме того, он должен выдавать необходимую информацию о целевой обстановке для комплексов объектовой ПРО типа «Патриот» ПАК-3, «Иджис» и МЕАДС. В состав КП батареи входят две пары кабин боевого управления и управления пуском ракет. Помимо этого в каждой батарее разворачивается одна кабина, обеспечивающая взаимодействие между ПУ и КП. Еще одна пара кабин обоих типов может быть включена в состав батареи для осуществления приема и предварительной обработки информации, поступающей от другой РЛС AN/TPY-2 (например, входящей в состав соседней батареи или дивизиона). Комплекты оборудования размещаются на шасси 1,25-тонного автомобиля высокой проходимости. В каждой из них предусмотрены соответственно два и одно автоматизированных рабочих места оператора, а также необходимые средства связи.

Для обеспечения задач целераспределения КП используются данные внешнего ЦУ от различных информационно-разведывательных средств космического («Имеюс»), воздушного («Авакс», «Хокай», «Джистарс»), морского (АСУ «СЕС») и наземного (РЛС дальнего обнаружения «Бимьюс», «Пейв Пос» и др.) базирования. Кроме того, в случае использования аппаратуры связи и распределения данных «Джитидс», УКВ-радиостанций серии «Синкгарс» и автоматизированной системы связи армейского корпуса MCE (MSE - Mobile Subscriber Equipment) эта информация по каналам системы передачи данных может поступать другим потребителям, в том числе на КП взаимодействующих видов ВС США, а также силам и средствам ПВО/ПРО союзников.

Американский ЗРК «Патриот» модификации ПАК-3 предназначен для поражения ТР и ОТР на дальностях до 25 км и высотах до 15 км, а также широкого класса аэродинамических целей (в т.ч. выполненных с использованием технологии «Стелт») на дальностях до 100 км и высотах до 25 км. Модернизация комплекса в интересах придания возможностей поражения ТР и ОТР осуществляется с 1983 г. в рамках программы ПАК (РАС - PATRIOT Advanced Capability). Модификация комплекса «Патриот» ПАК-3 была принята на вооружение в 2003 году. В его состав входят (рис. 3): 2 - 3 пусковые установки М901 с 16 ПР «Эринт» на каждой и 6-5 ПУ с 4 ЗУР MIM-104D модификации ПАК-2 на каждой; модернизированная МФ РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР) AN/MPQ-53; командный пункт AN/MSQ-104; средства сопряжения и связи QA-9054(V) 41 G. В данной модификации комплекса с целью расширения зоны поражения предусматривается возможность выноса отдельных ПУ на значительное удаление от стартовой позиции ЗРК. Связь с командным пунктом батареи ЗРК «Патриот» осуществляется по радиоканалу или волоконно-оптической линии связи.

Одноступенчатая твердотопливная низковысотная противоракета ближнего перехвата кинетического действия «Эринт» длиной 5,265 м, диаметром 0,255 м, массой 315 кг выполнена по нормальной аэродинамической схеме. В ПР используется комбинированная система наведения: командно-инерциальная на начальном и среднем участках полета и активная радиолокационная - на конечном. Коррекция ее траектории производится по сигналам РЛС AN/MPQ-53 за 4 с до встречи с целью или за 2 с до перехода на активное самонаведение. Скорость полета ПР составляет около 1700 м/с. Ракета оснащена доплеровской радиолокационной ГСН (мощность 50 Вт, рабочая частота 35 ГГц) с антенной в виде щелевой волноводной решетки, размещенной на карданном подвесе. Благодаря использованию миллиметрового диапазона длин волн и специальных алгоритмов головка самонаведения способна определить тип цели и выбрать точку прицеливания для достижения максимальной эффективности воздействия. Использование миллиметрового диапазона длин волн обеспечивает высокую разрешающую способность и точностные характеристики ГСН.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 3. Элементы американского ЗРК «Патриот»:

многофункциональная РЛС AN/MPQ-53, пусковая установка М901,

старт противоракеты «Эринт», средства связи, командный пункт

В противоракете «Эринт» использована технология «прямого попадания» (hit-to-kill technology), что обусловлено использованием специальных бортовых информационных средств в сочетании с двигательной установкой поперечного управления (рис. 4), а также относительно небольшой массой ракеты, что повышает ее маневренность. Управление осуществляется с помощью аэродинамических рулей, находящихся в хвостовой части. На конечном участке полета бортовой процессор наведения выдает управляющие команды на двигательную установку поперечного управления, состоящую из 180 корректирующих твердотопливных микродвигателей, которые расположены по кругу в отсеке ракеты, находящемся несколько выше ее центра масс и создают импульсы поперечной тяги с секундным импульсом 5,5 кг.

Основное поражающее действие ПР «Эринт» обусловливается высокой кинетической энергией соударения, образующейся при прямом попадании в цель. Для повышения вероятности поражения целей дополнительно применяется боевая часть (БЧ) направленного действия. При совместном использовании технологии прямого попадания и БЧ направленного действия резко увеличивается пространство поражения, что особенно важно при поражении малоразмерных целей. При этом важное значение уделяется конструкции боевой части, обеспечивающей согласованный разлет поражающих элементов в районе встречи с целью.

Поражающее устройство имеет кольцевую форму, наружный корпус которого выполнен из углепластика, с 24 поражающими элементами из вольфрама массой 0,24 кг каждый (расположены в два ряда), профилированным зарядом взрывчатого вещества и предохранительно-исполнительным механизмом, выполняющим также функции самоликвидатора ракеты. При этом функции радиовзрывателя выполняет ГСН, спецвычислитель которой производит расчет дальности до цели и с учетом выбранной точки прицеливания определяет оптимальный момент подрыва БЧ. Приведение в действие такой БЧ осуществляется системой управления ПР, способной на основе заложенных алгоритмов, например, определить, что цель только что выполнила определенный маневр, отреагировать на который в полной мере противоракета не в состоянии и который может привести либо только к касанию ПР с целью, либо к промаху. В этом случае принимается решение на приведение в действие БЧ направленного действия.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 4. Конструктивно-схемные решения низковысотной американской противоракеты «Эринт» с активной ГСН

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 5. Внешний вид МФ РЛС управления огнем и самоходная пусковая установка перспективного ЗРК МЕАДС

Модернизированная МФ РЛ С AN/MPQ-53 комплекса обладает улучшенными возможностями по селекции и распознаванию БР в области осколков для их повторного обстрела, что обеспечивается повышением ее энергетического потенциала и совершенствованием алгоритмов обработки радиолокационной информации [5]. В аппаратуре КП батареи AN/MSQ-104 установлено новое программное обеспечение для ЭВМ, процессоры переведены на сверхбыстродействующие интегральные схемы, расширен объем памяти, а магнитные носители информации заменены на оптические. Он оборудован аппаратурой цифровой линии передачи данных типа TADIL-J (LINK-16) и TADIL-A (LINK-11), которая позволяет принимать сообщения о баллистических целях от различных информационных средств, развернутых на ТВД, а также взаимодействовать с ракетным комплексом зональной ПРО ТХААД и другими средствами ПВО и ПРО, развернутыми на ТВД.

Для последующей замены основного зенитного комплекса средней дальности «Усовершенствованный Хок», состоящего на вооружении ВС США и ряда стран НАТО, в США с 1994 г. осуществляется разработка концепции перспективного высокомобильного ЗРК средней дальности МЕАДС, предназначенного для поражения (на дальностях до 40 км и высотах до 15 км) аэродинамических, (включая крылатые и противорадиолокационных ракеты), и баллистических (ТР и ОТР - до 25 км и 10 км соответственно) целей. В его состав (рис. 5) предполагается включить 6 легких самоходных ПУ вертикального старта с 8 ЗУ Р в транспортно-пусковых контейнерах на каждой, две МФ РЛС с активными ФАР обнаружения и целеуказания дециметрового диапазона длин волн и РЛС управления огнем 3-см диапазона [5], оптико-электронных средств обнаружения и сопровождения целей на малых высотах и КП с высокой степенью автоматизации боевой работы. Целеуказание на ЗРК должно поступать от различных разведывательных средств космического, воздушного и наземного базирования. Предполагается, что дивизион ЗРК МЕАДС будет состоять из трех огневых батарей с боекомплектом в количестве 72 ЗУР на каждой и батареи технического обеспечения. В комплексе предусматривается использовать ракету, выполненную с использованием технологии «прямого попадания» (hit-to-kill technology), что обусловлено применением активной радиолокационной ГСН миллиметрового диапазона длин волн и специальных бортовых информационных средств в сочетании с двигательной установкой поперечного управления.

Тактико-технические характеристики ЗУР комплекса МЕАДС:

Дальность поражения, км: 3 - 100 (самолетов), 3-35 (БР);

Максимальная высота поражения целей, км: 25;

Максимальная скорость полета ЗУР, м/с: 1400;

Средняя скорость полета ЗУР, м/с: 900сЮ00;

Максимальная перегрузка: 60g (на низких высотах), 15g (на высотах более 15км);

Масса БЧ, кг: 15с20;

Стартовая масса ЗУР, кг: 510;

Маршевая ступень: длина - 2,6 м, диаметр - 0,18 м, масса -100-110 кг;

Стартовая ступень: длина - 2,3 м, диаметр - 0,54 м, размах крыльев - 0,92 м, масса - 400 кг.

Комплекс должен быть аэротранспортабельным, причем каждая единица должна перевозиться легкими самолетами военно-транспортной авиации типа С-130, не требующих специально подготовленных аэродромов. На переброску одной огневой батареи ЗРК МЕАДС потребуется 20 самолето-вылетов С-130 или 3 самолето-вылета C-5S. Принятие комплекса на вооружение ожидается в 2012 году.

В соответствии с разработанной концепцией ПРО на ТВД ВМС США продолжают работы по созданию двухэшелонной системы ПРО корабельного базирования. В этом случае не требуется аэродромов для переброски техники в зону вооруженного конфликта и может быть значительно сокращено время развертывания в случае присутствия кораблей в кризисном районе или вблизи него.

Первый эшелон, представляющий собой объектовую ПРО с радиусом прикрытия до 150 км, обеспечит защиту портов, береговых аэродромов, районов высадки и боевых действий экспедиционных сил, а также корабельных соединений от ударов БР с дальностью до 1000 км. Его основу будут составлять корабли ВМС, оснащенные модернизированной многофункциональной системой оружия «Иджис» с ПР типа «Стандарт-2». Второй эшелон для зональной ПРО, создаваемый по проекту НТВ (NTW- Navy Theater Wide), должен обеспечить прикрытие приморских ТВД на больших высотах и дальностях. Его создание планируется также на базе корабельной системы оружия «Иджис» с ПР «Стандарт-3». Боевое применение всех ПР будет осуществляться из штатных унифицированных корабельных установок вертикального пуска Мк.41 с применением модернизированных РЛС с ФАР AN/SPY-IB, -ID.

Противоракета типа «Стандарт-3», оснащена малогабаритной самонаводящейся боеголовкой кинетического действия с активно-пассивной ГСН среднего и длинноволнового ИК диапазонов и твердотопливной двигательной установкой маневрирования и пространственной ориентации (см. рис. 6). Эта ПР, как планируется, будет способна осуществлять перехват ОТР на скорости до 4-5 км/с с радиусом поражения не менее 250 км. Предусматривается ее снаряжение маневрирующей кинетической боеголовкой массой 20 - 25 кг, предназначенной для эффективного поражения цели методом прямого попадания непосредственно по атакующей БГ БР на ее траектории до того, как она достигнет объекта удара.

Кинетическая боеголовка оснащена двигательной и твердотельной контрольно-управляющей системой пространственного положения и коррекции ее маневрирования по высоте и боковым перемещениям (отклонениям) при движении к цели с двигателями наведения и ориентации. На ступени перехвата устанавливаются также средства усиления поражающего действия в виде выбрасываемых стержней, выполненных из вольфрама.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 6. Боеголовка кинетического действия американской противоракеты «Стандарт-3»

и ее элементы

Боевые возможности ступени перехвата ПР «Стандарт-3» были продемонстрированы 21 февраля 2008 года при уничтожении бесконтрольно сходившего с орбиты спутника-шпиона US-193 массой 2,3 тонны с остатками токсичного топлива на борту. Перехват был осуществлен с крейсера Lake Erie, оснащенного модернизированной многофункциональной системой оружия «Иджис», на высоте 247 км.

В перспективной американской системе эшелонированной обороны на региональных ТВД значительная роль принадлежит первому эшелону перехвата БР на активном участке траектории их полета на основе оружия кинетической и направленной энергии. В первом направлении проводятся НИОКР, направленные на создание противоракетных систем авиационного базирования двух типов [3J:

комплексов на базе самолетов тактической авиации, оснащенными модифицированными ракетами класса «воздух - воздух» и «воздух - земля»;

комплексов на базе беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) с ПР, способными перехватывать БР на дальностях 300 - 400 км и на высотах до 80 км.

В мае 2007 года компания «Рейтеон» объявила об успешном завершении испытаний двигательной системы для программы создания комплекса ПРО NCADE (Network Centric Airborne Defense Element). Комплекс NCADE предназначен для перехвата БР средней и малой дальности на начальном либо конечном участке полета. Ракета-перехватчик NCADE (рис. 7) строится на базе и с использованием технологии ракеты класса «воздух - воздух» AIM-120 AMRAAM и взаимозаменяема с ней, однако это будет принципиально новая ракета. Помимо укороченной шашки маршевого твердотопливного двигателя в хвостовой части корпуса ПР будет иметь размещаемый в передней части жидкостный ракетный двигатель, работающий на специально созданном нетоксичном топливе. Его высокая энергетическая эффективность в сочетании с высокой плотностью компоновки позволят создавать более легкие и скоростные ракеты-перехватчики. Возможности этого двигателя позволяют после завершения начальной фазы полета ракеты производить активный выход на высоты за пределами атмосферы, где и должен происходить реальный перехват БР.

Особенности организации нестратегической противоракетной обороны в вооруженных силах ведущих зарубежных стран

Рис. 7. Ракета-перехватчик NCADE

Небольшие размеры перехватчика NCADE позволят также вооружить им БПЛА, что даст возможность быстро разворачивать системы ПРО на ТВД. Боевое применение БПЛА, оснащенного 4 - 6 ПР, предполагается осуществлять в режиме патрулирования в течение 50 часов на высоте около 20 000 м над районом предполагаемого размещения стартовых позиций БР противника. Опытный образец комплекса перехвата NCADE был создан в сжатые сроки: контракт стоимостью в 7 млн. долл. был подписан компаниями MDA и «Рейтеон» 19 мая 2006 г., а в июле 2007 г. натурные образцы модернизированной ракеты-перехватчика были продемонстрированы на специализированной выставке авиационного вооружения в Ле Бурже. В ноябре 2007 г. в США на ракетном полигоне Уайт Сэндз (шт. Нью Мексико) осуществлен успешный перехват имитатора баллистической ракеты с помощью модернизированной ракеты класса «воздух - воздух» типа AIM-9X «Сайндвиндер», выпущенной с борта самолета-истребителя F-16. В ходе испытаний оснащенная дополнительным разгонным блоком ракета успешно поразила путем прямого попадания мишень, в роли которой выступала высотная исследовательская ракета «Орион».

Таким образом, анализ НИОКР, проводимых в США и ведущих зарубежных странах в области нестратегической ПРО, показывает, что на современном этапе основные усилия направлены на разработку систем и средств, которые при необходимости могут быть развернуты и использованы в любом регионе в сжатые сроки. В подобной эшелонированной системе предполагается создание нескольких рубежей перехвата с использованием неядерных противоракет кинетического действия различных видов базирования, а также оружия направленной энергии. Новые системы и средства будут обладать качественно новыми возможностями по контролю воздушного и космического пространства, интеграции, взаимодействию и комплексному использованию информационных и активных средств на ТВД, а также быть полностью совместимыми с АСУ и средствами передачи данных других стран НАТО.

На основе мирового опыта развития ВВТ в данной области можно сделать вывод, что одним из направлений совершенствования систем и средств ВВС и войск ПВО является обеспечение возможности интеграции всех состоящих на вооружении, модернизируемых и перспективных информационных и огневых средств в рамках единой эшелонированной системы нестратегической ПРО, основу которой должны составить средства разведки, автоматизации и огневого поражения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Jane's Defence Equipment 2006-2007. (Электронная библиотека по вооружению и военной технике стран мира). - 2006.

2. Jane's J^and-Based Air Defence 2006-2007/ Ed. by J. С O'Halloran.

- Sentinel House, UK.

3. Jane's Air-Launched Weapons / Ed. by R.Hewson. - September 2007.

- p. 743.

4. Чельцов Б. Воздушно-космическая оборона в ожидании интеграции // Независимое военное обозрение [Электронный ресурс]. - 02 февраля 2007. - Режим доступа: http://nvo.ng.ru/concepts/2007-02-02/6_ space.html.

5. Кащеев К. Перспективные РЛС противоракетной обороны 3-см диапазона // Зарубежное военное обозрение. - 2006. - № 10. - С. 20-23.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации