Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 1/2007, стр. 42-48

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

УДК 355.4

Подполковник Н.Е. БУЗИН,

заместитель начальника кафедры оперативного искусства

Военной академии Республики Беларусь,

кандидат военных наук

Одной из особенностей современного вооруженного противоборства является широкое применение разведывательно-диверсионных формирований обеими сторонами, участвующими в нем. В связи с этим в последнее время проблемы организации и ведения борьбы с такими формированиями приобретают первостепенное значение и привлекают все большее число военных исследователей. В статье обобщен опыт контрдиверсионной борьбы в годы Великой Отечественной войны и предложены некоторые направления его использования в современных условиях.

Понятие «контрдиверсионная борьба» отсутствует во всех существующих на сегодняшний день отечественных энциклопедических словарях и руководящих документах, что вызывает определенное недоумение, поскольку термины: «противодиверсионный», «противотеррористический», «контрдиверсионный», «противопартизанский» широко используются в повседневной жизни и научных публикациях. Возможно, это обусловлено идеологической подоплекой трактовки данного понятия различными сторонами, участвующими в военном конфликте. Если для одних участник вооруженной борьбы является «комбатантом» (партизаном) и борцом за определенную идею, то для других - он «бандит», «сепаратист», «экстремист». Следовательно, и поступать с ним следует соответствующим образом - уничтожать без суда и следствия.

Тонкая грань между партизанством (диверсионно-разведывательной деятельностью) и сепаратизмом (терроризмом, экстремизмом) заставляет в очередной раз обращаться к предлагаемой тематике.

В последнее время в российских источниках применительно к вооруженному конфликту все чаще используется термин «диверсионно-террористическая деятельность противника» [1]. Это вызвано естественными процессами, происходящими в современной военной науке, и базируется на опыте ведения боевых действий в Чечне (1995 - наст.вр.), Афганистане (2002 - наст, вр.) и в Ираке (2003 - наст. вр.). Однако все рассматриваемые военные конфликты характеризуются ограниченным использованием силы, серьезными внутренними противоречиями в государстве (регионе) и наличием субъектов, заинтересованных в эскалации напряженности. Как правило, мощные в экономическом и военном отношении государства (коалиции) осуществляют ввод группировок войск на территорию другой страны (отдельную область, район собственной) с целью решения политических (экономических) задач военными методами. При этом борьба с диверсантами и террористами реально осуществляется в целях обеспечения сохранности группировки войск от их воздействия на чужой, либо враждебно настроенной территории.

Для Республики Беларусь, исходя из оборонительной направленности Военной доктрины нашего государства, более актуальной будет проблема ведения боевых действий на собственной территории, и в частности в ходе оборонительных операций. В этом плане целесообразно несколько по-другому рассматривать вопросы контрдиверсионной борьбы - не так, как они решаются в большинстве современных локальных войн и вооруженных конфликтов. Особую роль для нас будут играть прифронтовые районы, поскольку именно в них располагается максимальное количество войск, в интересах которых и осуществляются противодиверсионные мероприятия. Богатый опыт подобной деятельности накоплен в ходе Великой Отечественной войны, именно о нем и пойдет речь.

Необходимо подчеркнуть, что перед началом войны фашистская Германия располагала обширными диверсионно-разведывательными силами и успешно использовала их в ходе боевых действий в Европе. Согласно плану подготовки боевых действий против Советского Союза были задействованы немецкие спецслужбы: военная разведка ОКХ, военная разведка и контрразведка (Абвер), эсэсовская служба безопасности (СД), а также их подразделения. Начиная с первых дней войны с СССР, для обеспечения действий вооруженных сил Германией широко применялись разведывательно-диверсионные формирования, что заставило искать пути противодействия этой угрозе [2]. По свидетельству Маршала Советского Союза ГК. Жукова перед рассветом 22 июня во всех западных приграничных округах была нарушена проводная связь, что привело к частичной потере управления, противником с ходу были захвачены мосты через пограничные реки, воздушные десанты и агентура вносили неразбериху и сеяли панику среди населения и войск. Не последнюю роль сыграли вражеские разведчики-диверсанты в уничтожении авиации на аэродромах. За несколько часов до начала войны они нарушили связь со многими авиационными частями приграничных округов, в результате чего не были получены приказы на боевые действия, а зачехленные самолеты остались на аэродромах. После этого в дело вступили диверсанты-сигнальщики, которые обеспечили наведение немецкой авиации и прицельное бомбометание. В некоторых случаях, как, например, на аэродроме г. Рось, усилиями диверсантов было уничтожено до 80% летного состава. В результате скоординированных действий только в первые часы войны около 800 советских самолетов сгорело на земле, а противник достиг подавляющего превосходства в воздухе.

Уже 24 июня 1941 года, признавая серьезность проблемы, были изданы постановления Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов» и Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по борьбе с диверсантами и парашютистами». На их основании в НКВД СССР был создан штаб, а в Белоруссии - оперативная группа управления истребительными батальонами, которые были предназначены для обеспечения тыла действующей армии [3].

Следующим решением СНК, закрепленным специальным Постановлением № 1756-762 ее от 25 июня 1941 года, был создан институт фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла, а выполнение задач по охране тыла действующей Красной Армии возложено на войска НКВД. Общее руководство поручалось Главному управлению пограничных войск. Согласно приказанию № 31 заместителя народного комиссара внутренних дел от 26.06.1941 года непосредственное командование войсками по охране тылов было возложено на начальников войск пограничных округов. На Западном фронте таковым являлся генерал-лейтенант Г.Г. Соколов. В распоряжение начальников войск по охране тыла передавались особые отделы и все войска НКВД, оказавшиеся в зоне боевых действий. На 27.06.41 года в подчинении начальника войск охраны тыла Западного фронта находились следующие воинские формирования: 16-й и 18-й пограничные отряды, 38-й резервный погранполк, 23-й мотострелковый полк оперативных войск, 53-й, 71-й, 76-й полки войск НКВД по охране железнодорожных сооружений, 188-й полк по охране особо важных предприятий промышленности, 42-я бригада конвойных войск. Общая численность войск составляла 19 177 человек [5].

Непосредственные задачи войск по охране тыла, как и органов государственной безопасности, были определены директивой СНК от 29.06.1941 года. Ею предусматривалось сосредоточение всех сил на оказании всемерной помощи Красной Армии в разгроме гитлеровской Германии, возлагались следующие задачи: «очищение тыловых дорог от беженцев, поимка дезертиров, очистка путей сообщения, регулирование подвоза и эвакуации, обеспечение бесперебойной работы связи, ликвидация диверсантов». Кроме того, во исполнение решений СНК, проводились крупномасштабные мероприятия по формированию истребительных отрядов из местных жителей, предназначенных для борьбы с десантами, шпионами, диверсантами. По архивным данным, уже через три недели после начала войны, к 19 июля 1941 года, только на территории Белоруссии их было уже 78. Они насчитывали в своих рядах около 13 тысяч человек.

Наличие столь внушительной группировки сил и отсутствие необходимого опыта противодействия диверсантам и разведчикам потребовало оперативной разработки руководящих документов, определяющих порядок действий войск в процессе охраны тыла. В июле 1941 года появились первые наставления по данной проблематике на Западном фронте, наибольшую известность получила «Инструкция о службе заставы по охране войскового тыла». Несколько позже, в ноябре1941 года, на Южном и Юго-Западном фронтах были разработаны и вступили в действие постановление № 410 «О режиме в прифронтовой полосе» и Инструкция по организации охраны тыла. Осуществление руководства охраной войскового тыла Главным управлением пограничных войск накладывало определенный отпечаток на организацию основных мероприятий. Первоначально сама структура формирований носила «пограничную» специфику: отряд, комендатура, застава. Однако уже в сентябре 1941 года на базе пограничных отрядов были созданы стрелковые пограничные полки батальонного состава, которые стали основой войск по охране тыла. Сама система противодиверсионной борьбы начала приобретать четкие очертания и осенью 1941 года имела следующий вид (рис.1).

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

Особые отделы подчинялись политическому крылу армии через военные советы фронтов и армий. На уровне дивизия

- полк полномочия командиров не распространялись на деятельность контрразведчиков. В оперативном плане особые отделы подчинялись начальникам политотделов. Это серьезно затрудняло функционирование системы в целом. Кроме того, начальники войск по охране тыла фронтов и армий находились лишь в оперативном подчинении соответствующих командующих, а в прямом - Главного управления пограничных войск НКВД. В то же время в полосе ответственности фронтов находились соединения и части НКВД (дивизии, бригады по охране железнодорожных сооружений, конвойные бригады), которые даже по отношению к начальнику войск по охране тыла находились только в оперативном подчинении.

Работы, проводимые по организации противодиверсионной борьбы и по обеспечению порядка в прифронтовой полосе, дали определенные положительные результаты. Так, если в июле - августе войсками охраны тыла Западного фронта не было разоблачено ни одного немецкого шпиона, то в сентябре - 70, а к концу года уже 326. Усилиями контрразведывательных органов в 1941 году только на территории Белоруссии было задержано 138 немецких пособников, уничтожено 32 диверсионно-разведывательные и бандитские группы [4]. Все это свидетельствует о том, что в СССР велись интенсивные работы по созданию системы охраны тыла действующих войск. В полосе ответственности фронта (армии) одновременно осуществляли свою деятельность две структуры: Управление особых отделов (непосредственно в войсках) и Управление войск охраны тыла. Фактически они предназначались для выполнения аналогичных задач, поскольку в этот период понятия фронт и тыл были относительны по своей сути. Однако опыт приобретался дорогой ценой.

В первые месяцы войны инициатива принадлежала немецким спецслужбам. Ярким примером низкой эффективности противодиверсионных мероприятий, проводимых в прифронтовой полосе, может служить уничтожение в октябре 1941 года командующего 33-й армией генерал-лейтенанта Ефремова в расположении собственного командного пункта силами диверсионно-разведывательной группы. Тем ни менее предпринятые с начала войны меры начали приносить определенные результаты.

Сухие цифры отчета о деятельности Управления особых отделов показывает, что с начала войны по 1 декабря 1941 года ими было арестовано 35 738 человек, в том числе: шпионов - 2343, диверсантов - 669, изменников - 4647, трусов и паникеров - 3925, дезертиров - 13 887, распространителей провокационных слухов - 4295, самострелыциков - 2358, за бандитизм и мародерство - 4214. По приговорам расстреляно 14 473 человека [5]. Можно предположить, что не все из пострадавших понесли заслуженное наказание. Деятельность органов НКВД в 30 - 40-е годы XX века справедливо критикуется современными исследователями. Официальная статистика свидетельствует, что, по имеющимся данным, на 8 августа 1942 года органами государственной безопасности было разоблачено и арестовано 11 765 агентов противника. Эта цифра может быть близкой к реальности, поскольку против СССР действовало более 130 разведывательно-диверсионных и контрразведывательных команд СД и абвера. Подготовку агентов для работы в тылу Красной Армии осуществляли около 60 специальных школ, которые с периодичностью от 2 до 4 месяцев выпускали от 60 до 100 специалистов каждая [1, 4]. Тайная война спецслужб приобретала тотальный характер. В марте 1942 года в главном управлении имперской безопасности Германии (РСХА) для работы против СССР был образован специальный разведывательный орган «Цеппелин», что позволило объединить все усилия и увеличить поток разведчиков-диверсантов, забрасываемых в тыл Красной Армии. Вместе с этим расширялись масштабы борьбы с диверсантами и разведчиками в тылу действующей армии, изменялись формы и способы ее ведения.

Так, в начале войны противодействие диверсионно-разведывательным формированиям противника носило фрагментарный и в основном оборонительный характер. Это выражалось в осуществлении режимных и инфильтрационных мероприятий в населенных пунктах и на путях сообщений; уничтожении десантов противника и разведгрупп по факту обнаружения; охране важных объектов и предприятий; непосредственном охранении воинских частей; выявлении диверсантов и разведчиков из числа окруженцев; поимке дезертиров. Для решения указанных задач, как правило, привлекались подразделения НКВД, внутренних войск, пограничные формирования, «истребительные отряды», иногда - регулярные войска. Все они, за исключением пограничников, не обладали необходимой подготовкой и навыками для подобной деятельности. Противник владел инициативой, навязывал свою волю и в большинстве случаев выполнял поставленные задачи. Успешные действия диверсионно-разведывательных формирований во многом обеспечили быстрое продвижение фашистских войск в глубь советской территории. Кроме того, пленение большого количества военнослужащих Красной Армии после неудачных приграничных сражений дало немецким спецслужбам разнообразный материал для вербовки и последующей подготовки агентуры из числа бывших советских граждан.

В этот тяжелый период войска охраны тыла несли службу непосредственно в боевых порядках обороняющихся дивизий, на войсковых дорогах, действуя компактными группами (рота, взвод, отделение). На их основе создавались заградительные отряды, которые решали следующие задачи: проверка транспорта и военнослужащих, следующих с фронта в тыл; выявление и уничтожение дезертиров, паникеров и мародеров; обеспечение порядка на переправах и труднопроходимых участках дорог; пресечение всякого рода антисоветских выступлений; борьба с десантами и диверсантами противника. Основные усилия по ведению противодиверсионной борьбы сосредоточивались вдоль коммуникаций, дорог (автомобильных и железных), в населенных пунктах.

Методом проб и ошибок совершенствовалась система контрдиверсионной борьбы в тылу действующей Красной Армии. Так, до конца 1941 года были упразднены управления войск по охране тыла армий, поскольку они дублировали функции фронтовых структур. В течение первых месяцев боевых действий были выработаны основные принципы охраны, определено, что наиболее эффективно подобные мероприятия могут выполнять пограничные войска, а управление целесообразно осуществлять специализированным органом.

Решением Ставки Верховного Главнокомандования от 15 декабря 1941 года все пограничные части были выведены из боевых действий и переданы в состав войск по охране тыла фронтов. В январе 1942 года прошла очередная реорганизация пограничных полков, в составе которых восстановили разведывательные органы, которые приступили к осуществлению служебно-боевой деятельности.

Освобождение от врагов советской земли показало, что даже кратковременное пребывание немецко-фашистских войск используется для создания на оккупированных территориях агентурной сети. Чтобы не допустить ослабления темпов наступления частей Красной Армии под Москвой, постановлением ГКО от 4 января 1942 года все задачи по несению гарнизонной и караульной службы в освобожденных районах были возложены на внутренние войска НКВД. Они совместно с территориальными органами внутренних дел намечали объекты, которые следовало взять под охрану, а также меры по оказанию помощи в изъятии вражеских лазутчиков, разминированию строений и поддержанию общественного порядка. С регулярной армии было снято выполнение не свойственных ей задач.

Кроме того, в первые месяцы 1942 года Главным управлением пограничных войск совместно с Генеральным штабом были разработаны Положение о войсках НКВД, охранявших тыл действующей Красной Армии, и Инструкция по службе войск НКВД. В марте 1942 года оба этих документа были утверждены в установленном порядке, разосланы в войска и действовали до окончания войны.

Проведенные мероприятия позволили существенно повысить эффективность мероприятий по охране тыла. Так, если в 1941 году процент разоблачения немецких агентов составил 4%, то уже в первом квартале 1942 года эта цифра выросла до 22%, что в 5 раз превышало показатели предыдущего периода.

Итогом реорганизации системы контрдиверсионной борьбы стало создание приказом НКВД № 00852 от 28.04.1942 года специального Управления по охране тыла действующей Красной Армии в составе Главного управления внутренних войск НКВД. Все формирования пограничных войск, выполнявшие задачи по охране тыла, были переданы в состав внутренних войск.

Переход войны в затяжную фазу уже в середине 1942 года позволил Верховному командованию заняться вопросами повышения эффективности контрразведывательной системы. К этому времени был накоплен и обобщен определенный опыт противодействия диверсионно-разведывательным структурам фашистской Германии. Одной из самых важных вех в дальнейшем повышении эффективности контрдиверсионной борьбы следует считать осознание необходимости сосредоточения военного и политического руководства в единых руках. Результатом этого стало введение 9 октября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР принципа единоначалия в Красной Армии. Командиры получили полномочия по оперативному руководству особыми отделами на уровне полк - дивизия. Это позволило перестроить работу армейских чекистов в интересах фронта. Однако противодействие диверсионно-разведывательным силам противника хоть и приобрело определенную структуру, по-прежнему имело существенные недостатки. Самыми серьезными из них, по мнению автора, являлись ее статичность, отсутствие единого центра координации деятельностью привлекаемых сил, двойственность системы управления. Первый недостаток выражался в проведении локальных оперативных действий по выявлению и уничтожению вражеских агентов в зоне своей ответственности без учета сведений, получаемых собственной резидентурой. Второй - в привлечении большого количества различных структур и отсутствии своевременного обмена информацией о проводимых мероприятиях. Третий характеризовался полным подчинением фронтовой системы охраны тыла и особых отделов по линии НКВД и только оперативным военным советам фронтов и армий. Это вызывало необходимость согласования многочисленных второстепенных вопросов и создавало серьезные трудности.

Начиная с 1942 года значительно расширился спектр решаемых органами государственной безопасности и контрразведкой задач. К ним добавились: контроль за въездом в города, находящиеся на осадном положении; ликвидация вооруженных банд из числа уголовно-преступных элементов и фашистских пособников; выявление шпионов в действующей армии; осуществление операций по внедрению собственных агентов в формирования противника; очистка освобожденных территорий от оставшихся на ней регулярных войск и агентуры; проведение мероприятий по соблюдению прифронтового режима; охрана приемных пунктов военнопленных [6]. Войска по охране тыла Красной Армии и особые отделы принимали активное участие в их осуществлении.

Относительная стабилизация фронта в 1942 - 1943 годах позволила создать на отдельных направлениях эшелонированную по рубежам систему охраны тыла. Как правило, она имела три основных полосы. Первая представляла собой район войскового тыла и включала территорию от линии фронта до тыловой границы дивизий (корпусов) первого эшелона. Вторая полоса, армейский тыл, находилась за первой и ограничивалась рубежом фронтового тыла. В ее пределах находились основные силы войск по охране тыла. К ним, как правило, относились пограничные полки и различные формирования НКВД. Они также строили свои охранные порядки в два эшелона. Ширина полосы охраны полка зависела, чаще всего, от обстановки на фронте. В период низкой активности боевых действий в тылу армии действовал один полк охраны. В этом случае ширина полосы охраны совпадала с границами обороны армии, а глубина - с глубиной армейского тыла. Батальону, роте и взводу для несения службы назначались участки ответственности. Их размеры зависели от степени важности, условий местности и других факторов. Как правило, батальон численностью 370 человек действовал в полосе по фронту 20 - 30 км, а в глубину 30 - 40 км. В подобных условиях важное значение приобретала поддержка местного населения и его сотрудничество с военными.

Третья полоса, фронтовой тыл, представлял собой наиболее удаленный от линии боевого соприкосновения участок местности. На данной территории действовали части НКВД по охране железных дорог, особо важных предприятий промышленности, конвойные войска, истребительные батальоны, военизированные формирования из местных жителей, части милиции. Особое внимание уделялось населенным пунктам и железнодорожным узлам, в которых создавались комендатуры и размещались гарнизоны.

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

В конце 1942 года на основании накопленного опыта ведения боевых действий Ставкой Верховного Главнокомандования было принято решение об отселении жителей из двадцатипятикилометровой прифронтовой полосы. Это позволило максимально затруднить действия ДРГ противника и уменьшить общее количество сил, привлекаемых для охраны тыла, поскольку первый рубеж охраны в этом случае создавался по тыловой границе полосы отселения.

Наступательные операции Красной Армии в ходе второго и третьего периода войны инициировали возникновение нового элемента в системе охраны тыла, предназначенного для осуществления превентивных мер воздействия - маневренной (оперативно-войсковой) группы. Она создавалась на совместной основе из частей (подразделений) войск охраны тыла и передовых частей Красной Армии. Как правило, в ее состав входили 2 - 3 оперативно-следственных работника, несколько агентов-маршрутников, 1-2 пограничные заставы (иногда до батальона), переводчики, саперы. Подобные формирования создавались для захвата важных объектов в населенных пунктах: гестапо, жандармерии, полиции, СД, центров разведки, органов местного управления и их архивов, а также выполнения других специальных задач с целью минимизации противодействия вражеского подполья. Так, только в течение января 1943 года оперативно-войсковыми группами, сформированными из разведчиков пограничных полков, было выявлено и задержано 411 агентов гитлеровской разведки, 65 человек, подозреваемых в шпионаже, 1602 ставленника и пособника врага, 432 изменника Родины [4].

На протяжении всей Великой Отечественной войны продолжалась реорганизация в армейской системе борьбы с диверсионно-разведывательными силами противника. 19 апреля 1943 года Управление особых отделов НКВД было преобразовано в Главное управление контрразведки «Смерш» НКО СССР. Вместо обтекаемого названия «особые отделы» военная контрразведка получила в качестве наименования грозный лозунг «Смерть шпионам!». Вновь созданная структура имела в своем составе восемь отделов и охватывала весь спектр решаемых в интересах фронта задач (рис. 2). Среди них: контрразведывательное обеспечение центральных органов РККА и руководство подразделениями в интересах округов (фронтов); работа среди военнопленных; розыск агентуры противника и ведение радиоигр; зафронтовая контрразведывательная деятельность; осуществление следственных мероприятий. Начиная с этого времени тщательным образом координировалась подготовка агентуры для выполнения заданий за линией фронта, анализировались материалы о работе органов и школ разведки противника, их личном составе, создавались досье на всех выпускников. Деятельность советской контрразведки стала носить предупредительный, а несколько позже и наступательный характер.

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

В конце апреля 1943 года завершилась реорганизация управленческой системы охраны тыла действующей Красной Армии по линии НКВД. Было создано Главное управление войск НКВД по охране тыла, которое вышло из состава внутренних войск. Его возглавил генерал-лейтенант А.М. Леонтьев. Начиная с этого времени существенно активизировалась совместная деятельность контрразведывательных структур армии и НКВД по борьбе с гитлеровскими спецслужбами. Сама структура системы борьбы существенно изменилась (рис. 3).

Так, в период с 1 октября 1943 по 1 мая 1944 года на основании информации, переданной зафронтовыми агентами из тыла противника, было разоблачено 359 германских военных разведчиков, выявлено 978 шпионов и диверсантов, переброшенных в расположение Красной Армии. Контрразведчики внесли весомый вклад в борьбу с фашизмом. Данные, полученные ими, позволяли своевременно вскрыть замыслы германского командования, уменьшить отрыв войсковых подразделений от решения ими собственных задач. В 1943 - 1944 годах получили распространение специальные операции по уничтожению бандформирований и диверсионно-разведывательных групп в тылу действующей армии. Они, в зависимости от цели, количества участвующих сил, пространственного размаха, продолжительности их проведения, подразделялись на частные и общие.

Частные специальные операции проводились по решению командиров пограничных полков, начальников войск по охране тыла фронта, командующего соединением своими силами и средствами для очистки отдельных районов значительной активизации подрывной деятельности противника и пресечения нарушений установленного прифронтового режима. Другой тип операций осуществлялся по решению командующих фронтами (армиями) для очистки важнейших районов в полосе фронтов (армий) и их тыловых районов. В отдельных случаях подобные мероприятия проводились по решению Ставки Верховного Главнокомандования. Как правило, они были обусловлены подготовкой наступательных операций и осуществлялись до начала перегруппировки войск. Таким образом достигались максимальная скрытность и внезапность действий. Об эффективности подобного подхода свидетельствуют показания командира 53-го пехотного корпуса генерал-полковника Гольвитуера, который был пленен в ходе Белорусской наступательной операции. На допросе он заявил, что «все происшедшее в первые дни наступления явилось для нас полной неожиданностью и представилось нам совершенно невероятным...» [4]. В разное время с этой целью привлекались значительные силы. Только в рамках подготовки и проведения операции «Багратион» по освобождению Белоруссии были проведены широкомасштабные специальные операции по очистке тыла в масштабах четырех фронтов. Результаты их осуществления в полосе 1-го Белорусского фронта представлены в таблице 1 [4].

В целом, к концу 1944 года советской военной контрразведке удалось не только парализовать подрывную работу германских спецслужб по всем направлениям, но и перехватить инициативу. Большое значение в этом процессе имел опыт, приобретенный за первые годы войны. Результатом кропотливой совместной работы руководства Красной Армии и НКВД стало создание стройной системы противодиверсионной борьбы с привлечением органов контрразведки, оперативных групп и частей НКВД, внутренних войск, территориальных отделов внутренних дел, местных жителей. Основу проводимых контрразведывательных мероприятий составил принцип сочетания войсковых и оперативных (чекистских) мероприятий. О размахе тайной войны и объемах задач по охране тыла войск могут свидетельствовать данные, представленные в таблице 2 [4].

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

Контрдиверсионная борьба в прифронтовых районах в годы Великой Отечественной войны

По свидетельству послевоенных немецких источников в общей сложности до 90% фашистских агентов попадало в руки органов советской госбезопасности. Генерал-фельдмаршал Кейтель косвенно подтверждал эффективность котрразведывательной системы СССР, отмечая в своих мемуарах, что «в ходе войны данные, полученные от агентов, касались только тактической зоны, и они ни разу серьезно не повлияли на ход операций».

С выходом РККА к Государственной границе СССР, советская разведка столкнулась с серьезными трудностями. Они были обусловлены наличием на территории противника хорошо отлаженной контрразведывательной системы, включающей разветвленную сеть осведомителей, формирований, подготовленных для ведения противодиверсионной борьбы, и охранных гарнизонов. Все это стало причиной роста потерь разведывательных групп. Так, в ходе боевых действий в Европе погибал каждый второй войсковой разведчик, в то время как до 1944 года на территории СССР, оккупированной фашистами, только каждый двадцатый [8].

Необходимо отметить, что политическое руководство фашистской Германии серьезно готовилось к ведению борьбы с советскими войсками на территории «третьего рейха». С этой целью велась широкомасштабная пропагандистская деятельность, осуществлялись реальные шаги по созданию подпольной организации «Вервольф» из числа партийных функционеров и патриотически-настроенных местных жителей. Одним из эффективных способов противодействия этой угрозе стало выселение потенциальных активистов этого движения в северные районы Советского Союза. В целях пресечения террористических актов и диверсий в тылу наступающей Красной Армии с территории Восточной Европы были интернированы 208 239 человек, способных носить оружие, и 61 573 функционера низовых партийных и административных органов.

Особое место в истории контрдиверсионной борьбы занимает опыт противодействия немецко-фашистских войск советским партизанам. Так, с целью ликвидации партизанских формирований в тылу вермахта осуществлялись крупномасштабные специальные операции. Непосредственное руководство ими осуществлялось управлением генерального штаба армии во главе с генералом А. Хойзингером, а в ведомстве Г. Гиммлера - специально созданным штабом под руководством генерала войск СС Э. Бах-Зелевского. Особое значение в контрпартизанской (противодиверсионной) борьбе придавалось агентурному проникновению в партизанские формирования и подпольные организации и совершению террористических акций в отношении их руководителей. С этой целью в марте 1942 года в системе армейской разведки (абвер) был создан специальный орган «Зондерштаб-Россия», который был предназначен для создания областных и районных резидентур. В результате четко скоординированных действий были разгромлены Минский горком партии и Военный совет партизанского движения, арестованы 400 человек, а в конце 1942 года - минский подпольный комитет и секретари райкомов партии города, проведены операции по уничтожению руководства Выгонского партизанского отряда и бригады имени Кравцова [7].

Активное участие в противопартизанской (противодиверсионной) борьбе принимали абвер, гестапо, СД, полевая жандармерия, администрация на оккупированных территориях, полицейские и националистические формирования. Через оккупационные органы осуществлялась ежедневная или еженедельная регистрация трудоспособного населения, проводились массовые проверки документов и облавы. При этом следует отметить, что все административные функции полностью возлагались на военное командование.

В целях организации эффективной противодиверсионной борьбы в 1942 году в вермахте был разработан специальный документ «Боевые инструкции по борьбе против партизан на Востоке», который предусматривал использование против них боевых соединений и частей. Так, в 1942 -1943 годах в карательных операциях против партизан принимали участие 30 дивизий, 55 охранных и 34 полицейских полка, 206 охранных и 115 полицейских батальонов - в общей сложности около 50 дивизий [8].

Важное значение в истории противодиверсионной борьбы имеет и период ликвидации бандформирований на территории Белоруссии. С целью нормализации жизни в республике, в апреле 1944 года было создано Управление внутренних войск НКВД округа. По архивным данным на территории Белоруссии после освобождения от немецко-фашистских захватчиков действовало около 300 банд, сотни агентов противника и их пособников, разветвленная подпольная сеть «Армии Крайовой». Только в 1944 году в республике были зарегистрированы 574 бандитских проявления, 222 террористических акта, 11 диверсий, 75 других тяжких преступлений [9].

Для решения данной проблемы советским командованием был изучен опыт борьбы с партизанами, накопленный немецкими войсками в годы оккупации, обобщены собственные наработки в области противодействия диверсионно-разведывательным формированиям. В результате было принято решение о пополнении частей и соединений НКВД бывшими партизанами, действовавшими на территории, временно захваченной фашистами. Они обладали знанием местности, жителей, особенностей этно-конфессиональной обстановки и навыками специфических способов борьбы. Кроме того, среди населения республики проводилась широкая разъяснительная работа. В сентябре - октябре 1944 года в Белоруссии было проведено 5 чекистско-войсковых операций по розыску и ликвидации банд, в результате которых 76 формирований было уничтожено. Наиболее мощные выступления против советской власти отмечались в западных районах страны, где существовала разветвленная сеть националистического подполья. Хотя к концу 1947 года в результате проводимых мероприятий количество антиправительственных акций пошло на убыль, последние вооруженные группы на территории Белоруссии были ликвидированы лишь в 1952 году.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны накоплен богатый опыт противодиверсионной и противопартизанской борьбы. Обеим сторонам - Советскому Союзу и фашистской Германии на различных этапах вооруженного противоборства приходилось вести подобные действия, решая при этом сложные оперативно-тактические задачи. Наиболее существенными уроками истории следует считать: необходимость заблаговременных теоретических работ в области контр диверсионной борьбы; создание эффективной системы противодействия диверсионно-разведывательным силам в масштабах государства, единое руководство ими; понимание того, что одним из основных требований к этой системе должна быть активность; специальная подготовка формирований, привлекаемых для борьбы с диверсионно-разведывательными органами; идеологическое воздействие на собственное население, создание атмосферы, когда каждый гражданин готов к защите Отечества и оказанию помощи представителям государства.

В сегодняшних условиях опыт контрдиверсионной борьбы получает творческое развитие. Он используется при разработке современных руководств, наставлений по применению вооруженных сил в различных государствах мира. Наиболее известными из них являются уставы США: «Действия против партизан», FM 100-20 «Военные операции в конфликте низкой интенсивности», FM 100-25 «Наставление по специальным войсковым действиям», наставление «Операции против нерегулярных сил» [7]. При этом необходимо отметить, что способы и формы воздействия на противника, предлагаемые в них, остались прежними, изменились лишь используемые средства. Это еще раз свидетельствует о том, что пока в ходе войн будут применяться диверсионные и партизанские методы борьбы - до тех пор будут востребованы и способы противодействия им.

ЛИТЕРАТУРА

1. Воробьев И.Н., Киселев В.А. Организация борьбы с диверсионно-террористическими формированиями противника в операции// Военная мысль. - 2006. -М2-С.2-8.

2. Бузин Н.Е. Диверсионно-разведывательные силы противника и борьба с ними накануне и в начале Великой Отечественной войны на территории Беларуси // Сб. материалов междунар. науч. конф. (Минск, 29 - 30 июня 2004 г.)/ Сост. А.М.Литвин и др. - Мн.: Институт истории НАНБеларуси, 2004. - С. 52- 55.

3. Боярский В.И. Партизанская война: История утерянных возможностей/Под общ. ред. А.Е. Тараса/Мн.: Харвест; М.: ACT, 2001. -302 с.

4. Сечкин Т.П. Советские пограничные войска в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов и возможные их действия в современных операциях: Монография. ТУПВ при Совете Министров СССР. - М.: Воениздат, 1976. - 584 с.

5. Шатько В.И., Бузин Н.Е. Партизанская война: исторические аспекты теории и практики//Наука и военная безопасность. - 2004. -№3.- С. 53 - 58.

6. Кодачиков В. Смерть шпионам: советская котрразведка против абвера и СД//НВО. - 2003. - № 15. - С. 7.

7. Симаков Т.Н. Регулярные силы против партизан: кто кого ?//Пограничник Содружества. - Январь - март, 2000. - С.55- 57.

8. Шатько В.И., Бузин Н.Е. Диверсионно-разведывательные силы фашистской Германии и их применение в начале Великой Отечественной войны// Наука и военная безопасность. - 2005. - №3. -С. 60- 63.

9. Михнюк С.А. Участие внутренних войск в обороне и освобождении Беларуси и борьбе с политическим бандитизмом (1941 - 1945гг.) // Сб. материалов междунар. науч. конф. (Минск, 29 - 30 июня 2004 г.)/ Сост. A.M. Литвин и др. - Мн.: Институт истории НАН Беларуси, 2004. -С. 21- 25.

10. Воробьев И.Н., Киселев В.А. Уроки Великой Отечественной войны: борьба с диверсиями и терроризмом в операции и бою //Военная мысль. - 2005. - № 10. -С. 26- 29.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации