Инженерное обеспечение боевых действий в начальном периоде Великой Отечественной войны

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 1/2007, стр. 49-53

Инженерное обеспечение боевых действий в начальном периоде Великой Отечественной войны

Полковник В.В. ВАСИЛЬКОВ,

первый заместитель начальника

Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь (по научной работе)

Чем дальше в глубь истории уходят трагические дни начального периода Великой Отечественной войны, тем с большим вниманием и повышенным интересом возвращаются специалисты к изучению именно этого периода. В нем заложен узел противоречий, порождающих массу проблемных вопросов, которые до сих пор остаются либо нераскрытыми, либо преподносятся фрагментарно. К этому периоду относится и один из главных вопросов военной истории: как могло это все случиться, где причины и истоки?

Великая Отечественная война началась в неблагоприятной для Советского государства и его Красной Армии обстановке. Фашистская Германия имела существенные преимущества в силах и средствах (таблица). В результате захвата ряда европейских государств - Бельгии, Дании, Голландии, Норвегии и Франции с общей территорией в 980 тыс. кв. км и населением 66,3 млн. человек - для нее были практически решены многие жизненно важные проблемы. Прежде всего, Германия нарастила мощность промышленности по производству военной продукции и тем самым смогла резко повысить свой военный потенциал. Многочисленные трофеи (вооружение и техника), поступавшие непосредственно в вермахт, могли обеспечить при необходимости более 150 дивизий общей численностью, вместе с войсками СС, 5 млн. 765 тыс. человек [3, 11].

Захватив инициативу в развитии военно-политической обстановки, Германия завершила формирование антисоветского блока, основу которого составили Болгария, Венгрия, Румыния, Италия, Финляндия, Хорватия, Словакия и Япония. Идеологическим союзником блока являлась также и франкистская Испания. Нарастал антисоветизм в Турции и в Иране.

Вооруженные силы Германии, оснащенные новейшим вооружением, были полностью отмобилизованы и имели опыт ведения современной войны, приобретенный в ходе военных действий в Западной Европе. Заблаговременно сосредоточенные и развернутые силы вторжения значительно превосходили численность войск западных приграничных округов СССР, которые не были приведены в полную боевую готовность.

Таким образом, в политическом отношении накануне войны между Германией и СССР инициатива была полностью в руках Гитлера. Обстановка для Советского Союза приняла угрожающий характер, страна оказалась фактически в изоляции. Все это отрицательно сказалось на ходе и исходе начального периода войны и на длительное время определило условия и характер военных действий на советско-германском фронте.

Инженерное обеспечение боевых действий в начальном периоде Великой Отечественной войныВ Западном особом военном округе (3-я, 4-я и 10-я армии; управление 13-й армии; 2-й, 21-й, 44-й и 47-й стрелковые корпуса; 17-й и 20-й механизированные корпуса) (командующий генерал армии Д.Г. Павлов, начальник штаба генерал-майор В.Е. Климовских, начальник инженерного управления генерал-майор инженерных войск П.М. Васильев) войска первого и второго эшелонов армий прикрытия дислоцировались в пунктах постоянной дислокации. Наиболее боеспособные войска 10-й армии находились в белостокс-ком выступе вблизи границы в лагерях и казармах. Из внутренних районов округа (150 - 400 км от госграницы) к государственной границе выдвигались стрелковые корпуса: 2-й (100-я, 161-я стрелковые дивизии); 47-й (55-я, 121-я и 143-я стрелковые дивизии); 44-й (62-я и 108-я стрелковые дивизии) и 21-й (17-я, 37-я и 50-я стрелковые дивизии). Управление 13-й армии, предназначенное для объединения 49-й и 113-й стрелковых дивизий и 13-го механизированного корпуса, которые планировались для прикрытия государственной границы, продолжало оставаться в Могилеве. Воинские части 30-й танковой дивизии проводили тактические учения, 42-я стрелковая и 22-я танковая дивизии готовились к учению, которое было отменено в последние часы перед началом войны. Зенитные артиллерийские воинские части 4-й армии находились в окружных лагерях под Минском [3]. Непосредственно на границе, осуществляя ее охрану, находились только пограничные войска. Здесь же, не имея оружия и всей штатной инженерной техники, на строительстве укрепленных районов были заняты воинские части и подразделения инженерных войск.

Инженерные войска накануне войны были представлены воинскими частями резерва Главного Командования окружного и армейского подчинения, а также войсковыми инженерными и саперными подразделениями, входившими в состав корпусов, дивизий и воинских частей. В январе - марте 1941 года воинские части инженерных войск резерва Главного Командования были реорганизованы и их состав увеличен. Они стали насчитывать 3 инженерных (10-й, 23-й и 33-й) и 2 понтонных (34-й и 35-й) полка, а также другие специальные инженерные воинские части. Каждый инженерный полк состоял из двух отдельных инженерных и одного отдельного мотоинженерного батальона. Понтонный полк имел в своем составе три понтонных батальона и 1,5 понтонных парка Н2П (по 0,5 парка в понтонном батальоне, всего в полку личного состава 2455 человек и 257 средств подвижности инженерного вооружения) [8, 9].

В состав инженерных войск армии входили: отдельный моторизованный инженерный батальон, отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон, инженерно-строительный батальон и отдельные специальные роты и отряды. Отдельный моторизованный инженерный батальон предназначался для производства всех видов военно-инженерных работ, насчитывал 896 человек и состоял из трех саперных рот и одной технической. Отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон предназначался для устройства и содержания переправ из табельных средств и постройки низководных деревянных мостов, насчитывал 737 человек и состоял из шести рот: трех понтонных, мостовой, технической и парковой.

Для оборудования пунктов водоснабжения в составе инженерных войск армии имелись: отдельная рота полевого водоснабжения в количестве 149 человек и отдельный отряд глубокого бурения, насчитывающий 199 человек.

Маскировочная рота армии в составе четырех взводов предназначалась для выполнения основных маскировочных мероприятий в бою и операции.

Отдельная электротехническая рота состояла из трех взводов [8, 9].

Кроме того, в составе армии имелся отдельный запасный инженерный полк для подготовки младших командиров и специалистов для нужд инженерных войск армии.

Накануне войны воинские части и подразделения инженерных войск содержались в сокращенном составе. Их укомплектованность в Западном особом военном округе офицерами составляла до 65%, а сержантами и солдатами

- от 30 до 80%. По своей организации и вооружению инженерные войска сильно отставали от других родов войск. Новая инженерная техника начала поступать в войска только накануне войны.

Обеспеченность средствами инженерного вооружения находилась в пределах 50%, в том числе противотанковыми минами - около 28%, противопехотными - до 10%. Положение усугублялось тем, что к началу войны большая часть дивизионных и корпусных саперных батальонов (около 70%) округа находилось на оборонительном строительстве укрепленных районов. Вследствие этого уровень профессиональной подготовки и боеготовности инженерных воинских частей и подразделений на 22 июня 1941 года не отвечал требованиям времени.

Исторические факты свидетельствуют о том, что командование Западного особого военного округа недооценило роль инженерных войск накануне войны. В результате чего в начальный период войны ими не были в полной мере решены важнейшие задачи по минированию местности, разрушению мостов и путепроводов в приграничной полосе, на направлениях главных ударов противника, а также не были обеспечены контрудары механизированных корпусов и не были созданы оборонительные рубежи в оперативном тылу.

Просчет в определении сроков начала войны наложил отпечаток не только на систему реорганизации инженерных войск Западного особого военного округа, но и всей Красной Армии в целом, что привело к ошибкам, имевшим место при ее проведении. Весь комплекс основных мероприятий по перевооружению и оснащению войск современными средствами вооруженной борьбы планировалось завершить лишь к концу 1942 года, и поэтому естественно, к началу войны он оказался невыполненным. Недостаточно глубокая проработка планов реорганизации, поспешность в осуществлении экономически мало обоснованных программ приводили к парадоксальным результатам, когда боеспособность инженерных войск не только не повышалась, но в ряде случаев даже снижалась. Инженерные войска округа оказались недостаточно укомплектованными, плохо оснащенными и слабо подготовленными к выполнению даже основных задач и мероприятий инженерного обеспечения войск (сил).

К сожалению, важные и неотложные мероприятия подготовки театра военных действий округа - отнесение границ на 200 - 300 км на запад, начатые в 1939 - 1940 годах, к началу войны не были завершены. На новой территории железные дороги были перешиты на широкую колею, однако их низкая пропускная способность была слабым местом в подготовке театра военных действий.

Инженерное оборудование оборонительных рубежей и сооружений вдоль государственной границы, а также развитие узлов связи и расширение аэродромной сети не было еще закончено. В строившихся на новой границе укрепленных районах заканчивалось оборудование опорных пунктов первой линии. В создававшейся полевой обороне в инженерном отношении были близки к завершению только батальонные районы обороны первой позиции [16].

Нападение фашистской Германии оказалось неожиданным для воинских частей и подразделений Красной Армии всех приграничных округов, что вынудило советские войска вести военные действия в исключительно тяжелых условиях.

В связи с внезапностью нападения войска Западного особого военного округа вступали в сражение разрозненно, по частям и неорганизованно. В первые же часы массированным авиационным ударам подверглось большинство городов и населенных пунктов Белоруссии. Авиационные удары обрушились и на войска округа, пункты управления, аэродромы, железнодорожные узлы, расположенные в приграничной зоне. Глубина воздействия достигала 400 км. Массированные авиационные удары противника сорвали организованный выход войск округа первого эшелона к государственной границе, а авиация, расположенная на полевых аэродромах, понесла невосполнимые потери. Господство авиации Германии в воздухе на долгие годы войны стало подавляющим и оказало серьезное влияние на последующий ход военных действий на советско-германском фронте.

В первые сутки войны противник своими танковыми и моторизованными дивизиями, наступавшими в первом эшелоне на направлениях главных ударов, вторгся и продвинулся в глубь территории округа на 30 - 60 км.

Так, 8-я стрелковая дивизия 1-го стрелкового корпуса 10-й армии была поднята по боевой тревоге уже после того, как была захвачена главная полоса обороны белостокского выступа [2]. 57-й отдельный батальон этой дивизии до 12 часов

22 июня сдерживал натиск противника в районе Попки и к 19 часам отошел к лесу в районе Роганице - Вельки. В ночь на

23 июня саперный батальон был отведен в район Визна для восстановления разрушенных переправ на р. Бобр и прикрытия их от возможного захвата воздушным десантом противника. Днем 23 июня противник на плечах отходящих войск 10-й армии достиг района переправ, прикрываемых саперами. Неравный бой длился лишь несколько часов [9].

3-я танковая группа (в составе 5-го и 6-го армейских корпусов; 39-го и 57-го механизированных корпусов), сломив сопротивление обороняющихся войск, с ходу форсировали р. Неман в районах Алитус и Меречь по мостам, которые не были взорваны отходящими войсками фронта.

Задачу на подрыв мостов на р. Неман в районах Прены, Алитус, Конюхи и Меречь получил 4-й моторизованный понтонно-мостовой полк (командир полка майор-инженер М.П. Беликов). На каждый из четырех мостов была выделена команда саперов-подрывников в составе одного отделения во главе с офицером. Команды имели все необходимые средства для выполнения боевой задачи, но в условиях сложной обстановки сумели взорвать только два моста.

24 июля для переправы отходивших войск 11-й армии понтонеры полка навели 16 -тонный мост через р. Вилия в районе Чечужине, а 25 июня - через р. Свентяй. Войска переправлялись под непрерывными бомбежками, при полном господстве авиации противника в воздухе, в результате чего в первые же дни войны полк потерял новый понтонный парк (Н2П), 79 специальных и 18 грузовых автомобилей [9].

Инженерные войска Западного фронта понесли невосполнимые потери личного состава убитыми, ранеными и пленными. Потери в средствах инженерного вооружения, особенно в инженерной технике и инженерном имуществе, также были значительными. Почти все новые понтонные парки и тяжелые инженерные машины были уничтожены или оставлены при отходе. К концу июня в составе инженерных войск Западного фронта осталось только три саперных и два понтонных батальона, остальные воинские части и подразделения инженерных войск вели бои с противником в качестве стрелков или попали в окружение. Из-за отсутствия автотранспорта регулярная подача средств инженерного вооружения войскам фронта из фронтовых складов не велась. Инженерные боеприпасы в войсках фронта отсутствовали, а взрывчатых веществ до начала эвакуации тыла фронта было подано всего 35 тонн [8, 9].

В связи с большими потерями и отсутствием инженерных воинских частей в соединениях и объединениях Западного фронта, организация противотанковой обороны в первые дни войны была весьма несовершенной; противотанковых средств в войсках было мало, минно-взрывные заграждения устраивались редко, как правило, без увязки с оперативно-тактической обстановкой и без прикрытия огневыми средствами, и, как следствие, становились малоэффективными.

В конце июня в полосу Западного фронта были направлены из Главного военно-инженерного управления три отряда заграждений во главе с полковниками-инженерами М.С. Овчинниковым, И.Г. Стариковым и военным инженером 2 ранга В.Н. Ястребовым. Отряды заграждения состояли из 2 - 3 саперных батальонов каждый и имели боевую задачу - прикрыть отход войск фронта путем массового применения минно-взрывных заграждений на основных танкоопасных направлениях и производства разрушений важных государственных и военных объектов на путях отхода войск фронта. Отряды заграждения полковника-инженера М.С. Овчинникова и полковника-инженера И.Г. Старикова действовали на направлениях: Минск - Витебск; Минск - Орша; Минск - Могилев и Минск - Бобруйск. Отряд военного инженера 2 ранга В.Н. Ястребова действовал на стыке Северо-Западного и Западного фронтов.

В период со 2 по 10 июля только отряд под командованием полковника-инженера М.С. Овчинникова взорвал 51 шоссейный мост, подготовил к разрушению и передал по актам железнодорожным войскам 15 железнодорожных мостов и путепроводов. Как правило, обходы около мостов были заминированы. Заблаговременно саперы этого отряда подорвали только три моста, а остальные были взорваны при подходе к ним войск противника и даже при наличии его танковых колон или пехоты на мосту. Подрывные и заградительные работы, как правило, осуществлялись без воинских частей прикрытия, а иногда и при отсутствии своих войск на данном участке обороны вообще [8, 9].

Эти отряды действовали до середины июля и способствовали замедлению темпов наступления противника и нанесению ему потерь при подходе к рубежу рек Западная Двина и Днепр.

На усиление инженерных войск Западного фронта Главное военно-инженерное управление срочно направило вновь сформированные в начале июля инженерные воинские части: 6-й, 28-й и 39-й инженерные, 129-й моторизованный инженерный, 537-й и 538-й минно-саперные батальоны. Эти батальоны имели в своем составе до 70 средств подвижности инженерного вооружения, минноподрывное имущество и были предназначены для устройства заграждений и производства разрушений, однако по прямому предназначению использовались не достаточно эффективно [2].

Для задержания продвижения германских ударных танковых и моторизованных группировок по приказу нового командующего Западным фронтом Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко силами инженерных войск оборудовались противотанковый рубеж по линии Витебск - Орша, далее по р. Днепр до Речицы. Вокруг крупных населенных пунктов (Витебск, Орша, Могилев, Быхов и Рогачев) возводились инженерные укрепления для огневых средств. Кроме того, на основных направлениях движения танковых колонн (вдоль Минской автострады и на направлении Кричев - Рославль) устраивались промежуточные очаги противотанковых заграждений. К сожалению, ограниченное количество инженерных боеприпасов не позволило создавать высокие плотности заграждений и эшелонировать их в глубину.

После ожесточенных боев, продолжавшихся 5 - 6 дней, войскам группы армий «Центр» (2-я и 3-я танковые группы; 4-я и 9-я армии; 2-й воздушный флот) удалось на отдельных участках форсировать реки Западная Двина и Днепр и захватить плацдармы на противоположном берегу. К середине июля моторизированные и танковые подразделения глубоко вклинились в расположение войск Западного фронта и вышли на подступы к Смоленску, где и были остановлены.

Из-за наметившегося отхода войск фронта в районах Витебска и Орши 16-я, 19-я и 20-я армии были отведены со своих полос обороны и к 17 июля сосредоточены в районе западнее Смоленска. 18 июля военный совет Западного фронта издал директиву №0070 об инженерном обеспечении отхода войск [2], в которой указывалось, что для устройства заграждений и борьбы на них необходимо выделить в полосе каждой дивизии фронта два-три отряда заграждений в составе до усиленного стрелкового батальона с саперами, обеспеченными средствами заграждений. В полосах заграждений предписывалось разрушать искусственные сооружения на дорогах, устраивать воронки и завалы, минировать пути подхода, широко применять мины-ловушки и сюрпризы, на важных в оперативно-тактическом отношении объектах устанавливать мины замедленного действия и управляемые по радио фугасы.

Таким образом, с началом войны инженерное обеспечение боевых действий войск Западного фронта осуществлялось в крайне сложных условиях. По этой причине выполнение важнейших инженерных задач и мероприятий встретило ряд трудностей, которые определялись не только большими потерями личного состава и средств инженерного вооружения в инженерных воинских частях, находящихся на строительстве укрепленных районов, но и недооценкой рядом общевойсковых командиров и начальников основ военно-инженерного искусства, оказывающего существенное влияние на успех боевых действий войск. Для выполнения инженерных задач и мероприятий могли быть использованы лишь те воинские части и подразделения, которые в момент развертывания боевых действий выполняли задачи по подготовке и минированию мостов, оборудованию командных пунктов и находились на сборах в глубине территории Западного особого округа. Из войсковых саперных батальонов были привлечены к инженерному обеспечению действий войск (сил) только те немногочисленные воинские части, которые не попали под первый удар и сравнительно организованно смогли войти в состав своих соединений и объединений.

Инженерные войска, обеспечивая оборонительные операции Красной Армии в начальный период Великой Отечественной войны, сыграли важную роль в замедлении темпов наступления ударных группировок и в срыве гитлеровского плана «молниеносной войны». В этот период инженерные воинские части и подразделения устраивали заграждения в тактической зоне и в оперативной глубине обороны; обеспечивали отход войск на тыловые рубежи; маневрировали средствами заграждения; оборудовали районы, рубежи и позиции, занимаемые отходящими войсками; приспосабливали к обороне населенные пункты; готовили к круговой обороне города; оборудовали и содержали переправы при преодолении водных преград; выполняли инженерные мероприятия по маскировке войск и объектов. Инженерные войска нередко и сами в условиях тяжелой обстановки принимали участие в боевых действиях с противником, нанося ему существенные потери.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск (сил) уже в начальный период войны показал, что в создании устойчивой, активной и непреодолимой обороны для пехоты и танков противника важное значение имеют заграждения всех видов, но главное место принадлежит противотанковым и противопехотным заграждениям. В то же время, в связи с потерями минно-взрывных средств в первые дни войны и недостатком их в войсках, плотность минирования была невысокой. Сплошное минирование местности не проводилось, мины устанавливались отдельными группами. Следует отметить, что устраиваемые заграждения не всегда прикрывались огнем отходящих войск, вследствие чего эффективность их снижалась.

В связи с отсутствием к началу войны инженерных воинских частей во многих соединениях и объединениях, а также недостатком противотанковых и противопехотных мин в войсках, инженерное обеспечение отхода войск на новые рубежи в первые дни войны не было должным образом организовано. Однако уже с июля создаются и активно действуют отряды заграждения для прикрытия отходивших войск и замедления продвижения противника. Вначале отряды создавались только во фронтах и армиях, а затем и в дивизиях и воинских частях. В состав отрядов заграждения включались не только инженерные воинские части и подразделения, но и стрелковые, артиллерийские подразделения, а руководство отрядом возлагалось на командира инженерных войск. Взаимодействуя с арьергардами воинских частей, отряды заграждения устанавливали мины на путях отхода войск, а после их пропуска подрывали мосты, путепроводы и другие важные в оперативном и тактическом отношениях объекты. В полосе стрелковой дивизии, как правило, действовали два-три отряда заграждения. В полосах отхода войск армий и фронтов на основных маршрутах устраивали заграждения армейские и фронтовые отряды заграждения. При этом время подрывания мостов на путях отхода войск, кроме основных маршрутов, определялось приказами командиров дивизий, а на основных - приказом командующего армией.

Относительно большой размах боевого применения отрядов заграждений на направлениях действий танковых и моторизованных войск противника получил в войсках Северо-Западного фронта (8-я, 11-я и 27-я армии; 12-й механизированный корпус; 5-й воздушно-десантный корпус). Так, например, в 34-й армии создавались подвижные заградительные отряды, обеспеченные минами, взрывчатыми веществами и малозаметными препятствиями, перевозимыми на автомобилях высокой проходимости. В дивизиях этой армии создавались подвижные отряды заграждения в составе от взвода до роты саперов с запасом противотанковых мин от 200 до 400 шт. и противопехотных мин - от 800 до 1000 шт. В дивизиях Юго-Западного фронта (5-я, 6-я, 12-я и 26-я армии; 4-й, 9-й, 15-й и 19-й механизированные корпуса; 1-й воздушно-десантный корпус; 9-й, 37-й и 45-й инженерные полки; 1-й, 5-й и 17-й понтонные полки) создавались и успешно действовали моторизованные отряды заграждений [8, 9].

В полосе каждой стрелковой дивизии инженерные войска прокладывали колонные пути и оборудовали маршруты для пропуска отходящих воинских частей. Эти маршруты обозначались условными опознавательными знаками. На основные маршруты назначались ответственные офицеры инженерных войск из штаба армии. Для обслуживания назначенных путей в их распоряжение выделялись саперные и стрелковые подразделения. Взаимодействие инженерных войск с другими родами войск при отходе нередко отсутствовало. Вследствие этого имели место случаи, когда войска противника захватывали подготовленные, но не разрушенные мосты и переправы, а иногда саперы подрывали их преждевременно.

Важное значение в инженерном обеспечении оборонительных операций имели заблаговременно построенные оборонительные рубежи и полосы. Фортификационное оборудование районов, рубежей и позиций осуществлялось силами гражданского населения при участии инженерных войск.

Оборонительные рубежи в большинстве случаев проходили по тактически выгодной в отношении обороны местности. Однако имели место случаи небрежности рекогносцировочных групп, спешка или тактическая безграмотность сводили на нет положительные качества рубежей. Иногда передний край и противотанковые рвы проходили по обратным скатам, имели перед собой населенные пункты, что облегчало противнику подходы к переднему краю. Отсечные позиции, как правило, не создавались, глубины оборонительного рубежа не было. Противник, прорвав узкую ленту заграждений в одном месте, продвигался без всяких препятствий в глубь обороны.

В целом же, несмотря на существенные недостатки, допускавшиеся при заблаговременном инженерном оборудовании местности в оперативной глубине, оборонительные полосы, рубежи и позиции значительно облегчали войскам в короткие сроки организовать оборону, замедлить темп продвижения ударных группировок противника.

В этот период недостаточность маскировочных подразделений и технических средств маскировки не позволила широко применять скрытие войск и важных объектов, показ противнику ложных сооружений и техники. Но даже и немногочисленные примеры имитации районов сосредоточения войск и сил, а также устройства ложных аэродромов, наряду с сокрытием действительных, показали эффективность инженерных маскировочных мероприятий.

Опыт военных действий Красной Армии летом 1941 г. показал, что потери табельных переправочных средств на фронтах были чрезвычайно велики и не могли быть оправданы условиями боевых действий. Инженерные войска нецелесообразно использовали понтонные парки, наводя мосты из них там, где можно было обойтись местными переправочными средствами или постройкой простейших деревянных низководных мостов из подручных средств. Мосты недостаточно прикрывались средствами противовоздушной обороны, в результате чего авиация противника, снижаясь до высоты 200 м, безнаказанно разрушала переправы. Были случаи, когда командиры воинских частей, соединений и объединений не обеспечивали своевременного отвода материальной части понтонных парков в тыл, вследствие чего они оставались противнику.

Первые дни войны показали, что принцип полного подчинения приданных инженерных воинских частей общевойсковым командирам и командующим привел к использованию саперов не по назначению, часто в качестве стрелковых подразделений. Поэтому в некоторых фронтах и армиях инженерные воинские части придавались войскам в одних случаях на усиление, а в других - для поддержки их, для выполнения наиболее сложных инженерных задач и мероприятий, требующих применения специальных знаний, сложной инженерной техники и инженерных боеприпасов.

Примеры использования инженерных войск не по назначению, как правило, относятся к кризисным моментам обстановки, когда общевойсковые командиры и командующие использовали все имеющиеся в наличии силы и средства для выполнения боевой задачи, однако наряду с вынужденным применением инженерных воинских частей и подразделений не по назначению они использовались иногда в качестве пехоты без особой необходимости.

Начавшаяся война с первых дней поставила перед инженерными войсками ряд новых, слабо изученных в предвоенные годы проблем. К ним можно отнести такие, как поиск эффективного противодействия инженерными средствами глубоким прорывам крупных танковых и моторизированных группировок противника в условиях острого недостатка инженерных сил и средств; обеспечение отхода войск на тыловые рубежи обороны в условиях высокой подвижности противника; создание глубоко эшелонированной системы оперативных и стратегических рубежей; устройство заграждений и обеспечение действий контрударных группировок; организацию управления инженерными войсками в условиях потери управления войсками фронта и высокоманевренных действий противника.

Активные действия инженерных войск в начале войны способствовали Красной Армии в срыве плана «молниеносной войны» и создании условий для достижения коренного перелома в ходе войны.

В результате упорных боев летом 1941 года Красная Армия сумела нанести потери агрессору в живой силе и боевой технике, добилась замедления и приостановки наступления немецко-фашистских войск на основных направлениях. На центральном направлении гитлеровцы были задержаны в районе Смоленска, северная группировка в составе группы армий «Север» (4-я танковая группа; 16-я и 18-я армии; 1-й воздушный флот) фашистских войск - под Ленинградом. И только группа армий «Юг» (1-я танковая группа; 6-я, 11-я и 17-я армии; 3-я и 4-я армии (Румынии); 8-й армейский корпус; 99-й легкий пехотный полк; 125-й пехотный полк (Венгрии); 4-й воздушный флот) продолжала наступление, ей удалось захватить Харьков и Курск, ворваться в Крым и Донбасс. Однако и здесь, в тылу фашистских войск, сражались защитники Одессы и Севастополя. Таким образом, расчеты Гитлера добиться полного разгрома Красной Армии к концу сентября 1941 года потерпели провал. План «Барбаросса» фашистской Германии был сорван.

Современность, для которой характерны бурно развивающиеся события во всех сферах общественной жизни, крупные повороты в судьбах целых государств и народов, требует трезвых и взвешенных решений. Чтобы не потерять ориентировку при принятии судьбоносных решений, необходимо использовать бесценный исторический опыт прошлого, зачастую добытый огромными жертвами и потерями в самых драматических условиях. В свете этого опыт 1941 года имеет уникальное значение для нашего молодого, по историческим меркам, государства, ибо Великая Отечественная война вскрыла глубинные пласты жизненно важных проблем, решение которых обеспечило в конечном счете победу. При этом следует помнить, что великий прошлый опыт требует непрерывной научной творческой проработки и практического применения только с учетом всей совокупности прошедших после войны и происходящих в настоящее время изменений, учета национальных особенностей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Белорусская армия - надежный щит суверенной державы // Информационный бюллетень Администрации Президента Республики Беларусь. - 2001. -№8 (63). -С. 64- 73.

2. Баграмян ИХ. Так начиналась война. - М.: Воениздат, 1971.

3. Великая Отечественная война 1941 - 1945: События. Люди. Документы/Под. ред. О.А. Ржевского. - М.: Политиздат, 1990.

4. Елисеева НЕ., Нагаев ИМ. Германский милитаризм и легенда о «превентивной войне» гитлеровской Германии против СССР //Военно-исторический журнал. - 1991. - № 3. -С. 4- 8.

5. Закон Республики Беларусь от 3 января 2002 г. № 74-3. Об утверждении Военной доктрины Республики Беларусь//Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2002. - № 2. - С. 61 - 64.

6. Зюзин Е.И. Готовил ли ССС Рпревентивный удар?'//Военно-исторический журнал. - 1992. - № 1. -С. 7-29.

7. История второй мировой войны 1939 - 1945. - Т. 3 - 4. - М.: Воениздат, 1975.

8. Инженерные войска: Учебное пособие / Под ред. П. И. Бирюкова. - М.: Воениздат, 1982.

9. Инженерные войска Советской Армии 1918 - 1945/ Под ред. СХ. Аганова. - М.: Воениздат, 1985.

10. История Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1970.

11. Мюллер - Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933 - 1945 гг. - М.: Воениздат, 1958.

12. О введении в действие Военной доктрины Республики Беларусь: Постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 16 декабря 1992 г. - Мн.: Управление делами Совета Министров БССР, 1993. - ИСХ. № 30/10-162. - 19.01.1993.

13. О Вооруженных Силах Республики Беларусь: постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 18 марта 1992 г. № 1530-ХП//Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. - 1992. - № 12.

14. О государственном суверенитете Республики Беларусь: Декларация Верховного Совета Республики Беларусь от 27 июля 1990 г. с изм. от 19сентября 1991 г. //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. - 1991. - № 31.

15. О создании Вооруженных Сил Республики Беларусь: постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 20 сентября 1991 г. № 1099-Х11 // Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. - 1991. - № 30.

16. Перечнев Ю.Г. О некоторых проблемах подготовки страны и Вооруженных Сил к отражению фашистской агрессии//Военно-исторический журнал. - 1988. - № 4. - С. 42 - 50.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации